Демоны Асура

2019-10-19 22:23:46
Жанры: Попаданцы
Оценка 0 Ваша оценка


Демоны Асура

Мой корабельный друг Миша Писарев из подмосковного  Климовска подарил нам с сынишкой по книге. Мне – «Правила ношения форм одежды офицерами всех родов оружия…» полковника Шенка, а Ване – «Русскую императорскую армию». Я сидел и читал Ванину книгу, когда ко мне в комнату буквально ворвалась моя младшая дочь Оля.

            – Папа! Папа! Нас хотели украсть! – с порога закричала она.

            – Чего? – изумился я, и вскочил с кресла в сильнейшем волнении.  – Кто?

            – Демоны…

            Вон оно откуда ноги растут! Вчера детки смотрели старый добрый фильм «Иван Васильевич меняет профессию»,  а там как раз вспоминали демонов. 

            – … Асура! – закончила  Оля.

            – Чего-чего? – снова удивился я. – Какого еще Асура?

            – Ну, может, и не Асура, а Азура или еще как-нибудь. Но нас хотели украсть!

            – Где это случилось? – нахмурился я.

            – У Врат, – начала было объяснять Оля, но тут в комнату вошел Ваня. Оля, перехватив Ванин взгляд, рассмеялась. – Ой! Перепутала! Шутка!

            И Оля выпорхнула из комнаты, а вслед за ней вышел и Ваня. Зная своих детей, могу с уверенностью сказать, что пытаться их сейчас разговорить – совершенно бесперспективное дело. Дочитав главу, я засобирался на свою ежедневную прогулку.

            Дорога, по которой я хожу (а хожу я к лесу и обратно), пролегает вокруг рукотворного озера Корчинского. На этом берегу растут две старые дикие черешни. Ягоды их горьковатые, поэтому их никто не ест. На верхушке большей черешни как раз сидят два аиста. Эта пара живет где-то рядом, я часто вижу их на полях вокруг озера, а вот на верхушке черешни я их вижу в первый раз.

            Нужно сказать, что я не просто так рассказываю про аистов. В нашем районе к ним отношение особенное. Считается, что название нашего города Гайсин произошло от бога потустороннего мира Гайтошира, символом которого является аист. И на гербе нашего города изображено крыло аиста. Каждый раз, когда я вижу аистов, то невольно вспоминаю, что они как бы представители потустороннего мира, и раз они здесь, то и вход в тот мир тоже должен находиться где-то недалеко. Но где? Да и нужен ли он мне?

            Вдруг потемнело, загрохотало, и начался дождь. Спрятаться здесь, кроме как под черешнями негде, поэтому я побежал к ней. Подбегая к черешне, я краем глаза заметил, что аисты, как ни в чем не бывало, сидят на верхушке дерева. Прислонившись спиной к дереву, я, было, закрыл глаза, но тут, же услышал грубые мужские голоса. Что за чудеса, ведь я точно видел, что кроме меня здесь других людей нет! Я открыл глаза – передо мной озеро Корчинского. Я оглянулся – вокруг меня никого нет! И я снова прижался спиной и затылком к дереву.

            – Здравствуй, здравствуй, первый демон Асура, – прозвучал громкий, резкий и сильный мужской голос. В армии многие мечтают о том, чтобы иметь такой вот командирский голос.

            – Здравствуй, второй демон, – ответил более мягким голосом первый демон. – Я слышал, что у тебя сегодня не очень удачный день, да?

            – Да, – нехотя признал второй демон. – Сегодня какой-то странный день. Вначале к нам проникли дети из мира людей.

            – Как ты сказал? – изумился первый демон. – Они сами проникли к нам?

            – Вот именно! Обычно мы их похищаем, чтобы принести в жертву, а эти двое пришли сами! Такого еще ни разу не было за всю историю Асура! Но на этом странности не кончаются. Они знали про Порубежье!

            – Но этого просто не может быть! – взволнованным голосом воскликнул первый демон.

            – И, тем не менее, это так. Они пришли к нам сами, перешли в Порубежье, побыли какое-то время там, набрали полные карманы алмазов, а потом, выбрав время, когда Смотрители отвлеклись, вернулись обратно в свой мир.

            – Ну, это не сложно, – хмыкнул первый демон. – Ведь от Порубежья до Врат всего три шага.

            Мне показалось, что демоны стали говорить громче. Или они приближаются ко мне? Ну, точно, так и есть! Я чувствую их горячее, зловонное дыхание! Мне даже кажется, будто какая-то невидимая сила тянет меня за плечи назад. И от страха я побежал. Бежать пришлось не долго, так как уже через семь моих шагов оказался обрыв! Вернее даже не обрыв, а огромная пропасть. Ни дна, ни другого конца пропасти я не вижу.

            Обернувшись назад, я увидел демонов и Смотрителей. Демоны были похожи на циклопов, во всяком случае, у них козлиные ноги, но головы человеческие. Ростом оба превышали черешню в полтора раза. Один демон чуть ли не на голову выше другого, намного сильнее и резче в движениях. Судя по голосу, это второй демон Асура, хотя внешне он заслуживает того, чтобы быть первым, подумалось мне.

            Что касается Смотрителей, то они похожи на наших вымерших бронтозавров, но только эти точно не травоядные. И головы у них больше, и зубы больше и острее. А языки так те просто что-то необычайное. У одних они длинные и липкие, покрытые присосками, вроде, как у осьминогов щупальца, а у других – длинные и острые, как сабли. Впрочем, рассматривать их отчего-то не хочется.

            Я снова огляделся по сторонам. Демоны и Смотрители бесновались буквально в двух шагах от меня, но подойти ко мне не могли, хотя внешне нас разделяет только небольшой, неглубокий ров. Я его переступил одним шагом, а эти чудовища почему-то не могут его преодолеть.

            «Они пришли к нам сами, перешли в Порубежье, побыли какое-то время там, набрали полные карманы алмазов, а потом, выбрав время, когда Смотрители отвлеклись, вернулись обратно в свой мир», – вспомнил я слова демона. Так, значит, я в Порубежье? Вот эта канава и есть то самое Порубежье, которое не может преодолеть эта нечисть?

            Я посмотрел под ноги, везде валяются груды алмазов, размером от перепелиного до голубиного яйца. И я тоже набил ими карманы брюк, а брюки у меня от камуфляжа, так что карманов много. Демоны в это время куда-то исчезли, зато Смотрителей стало еще больше. Справа от меня (если стоять лицом к Смотрителям) метрах этак в трехстах темнеет лес, а слева, сколько хватает зрения – тропа шириной в два метра уходит до горизонта.

            Вдруг прямо из ствола черешни выглянула моя старшая дочь Юля. Ей 21 год и живет она далеко на севере, в городе Североморске Мурманской области. Надо ли говорить, что я несказанно удивился ее появлению? Она приложила указательный палец к губам, показывая, чтобы я молчал. Затем она поманила меня к себе. После этого она исчезла в стволе дерева. И в ту же секунду языки Смотрителей стали рвать кору на черешне, но моей дочки уже и след простыл.

            «Они пришли к нам сами, перешли в Порубежье, побыли какое-то время там, набрали полные карманы алмазов, а потом, выбрав время, когда Смотрители отвлеклись, вернулись обратно в свой мир», – снова вспомнил я слова демона. Значит, черешня, это и есть Врата между мирами? Только как в них входить – лицом вперед или спиной?

            От размышлений меня отвлекли комары, назойливо жужжащие над ухом. Однако нет, это вовсе не комары, во всяком случае, они такие твердые, что я смог раздавить одного из них только ногтями. Но самое главное то, что они беспрепятственно проникали ко мне с той стороны через Порубежье! Может, бывает  время, когда защитная стена ослабевает или вовсе «отключается?» От этих неприятных мыслей у меня по спине прошел холодок. Вокруг стало заметно темнее, как будто наступают сумерки. Однако Смотрители несколько попятились от меня, хотя я ожидал, что они будут приближаться.

            Я уж было собрался присесть, чтобы хоть немного притупить бдительность стерегущих меня Смотрителей, чтобы потом броситься и в три прыжка домчаться до спасительных Врат, когда у меня за спиной вспыхнул какой-то ослепительный свет. Смотрители зажмурились, и я больше не стал испытывать судьбу, и бросился к Вратам. Краем глаза, я заметил, что один из ближних Смотрителей раскрыл глаза и выбросил вперед свой острый, как бритва, язык.

            Через секунду я был на берегу озера Корчинского, ступил шаг и упал от боли. Голень левой ноги была почти полностью перерезана языком Смотрителя. И я потерял сознание. Очнулся я сам, с опаской посмотрел на ногу, но на ней никаких следов от разреза не осталось! Затем я вытащил мобильный телефон и к своему удивлению увидел, что прошло почти два часа. Не спеша я вернулся домой.

            Увидев сынишку, я позвал его домой. Там я показал ему алмазы, захваченные мной в Порубежье.

            – Ты тоже был там? – удивился Ваня. – Зачем? Тебе туда нельзя.

            – А тебе, значит, можно? Расскажи мне, сын, все, что ты знаешь про Асур.

            – Нет, папа, Тебе еще рано об этом знать, ты еще не готов.

            – Ты, значит, готов, и Олечка тоже готова, а я нет? – поразился я.

            – Да. Ты не сердись, папа. Придет время, и я тебе все расскажу. Я пойду? Кстати, наши алмазы вон в той коробке.

            Сынишка ушел, а я вспомнил слова Агзама Кадырова, человека десятки лет изучающего эзотерические знания, с которым познакомился этим летом в Крыму. Он говорил мне, что дети приходят в этот мир с огромными знаниями, почерпнутыми  ими в прошлых жизнях, но к семи годам родители полностью отбивают им охоту это помнить и в это верить. Может, это и на самом деле так?

            Каждый раз, когда я прохожу мимо черешни над озером, особенно когда на ней сидят аисты, а теперь такое случается все чаще и чаще, у меня возникает желание хоть одним глазком заглянуть в тот мир. Хотя после того, как туда безнаказанно проникли мои дети, а затем и я сам, вряд ли стоит рассчитывать на повторение такого успеха. Здравый смысл подсказывает мне, что в самом лучшем случае можно остаться без этого самого глаза.

            Что ж буду ждать, пока мой сын не решит, что я уже готов. Тот же Агзам Кадыров еще говорил, что нельзя торопить события, все должно произойти в свой срок.

 

Дэвы Асура

            Жду не дождусь, когда я «созрею» для второго посещения загадочного Асура, но время тянется медленно и в моей жизни ничего интересного решительно не происходит.  По-прежнему я хожу на свои прогулки к лесу, и мой путь неизменно пролегает мимо открывшихся однажды для меня Врат в другой мир. О том, что это был не сон напоминают груды алмазов, принесенных из того мира.

            За озером Корчинского мой путь пролегает между садом, разбитым местным фермером, и людскими огородами. Фермер отгородился от дороги забором из сетки, что дает повод людям судачить о том, что скоро мы будем ходить между двумя заборами и по платной дороге. Два аиста, живущие где-то здесь, частенько сидят на кольях этого забора.

            Сетка натянута на дубовые колья, разной длины. Впрочем, рабочие фермера уже обрезали лишнее и вдоль забора валяются обрезанные чурки. Хотя нет, в одном месте два столба почему-то так и остались длинными. Несколько подивившись этому, я направился дальше.

            На обратном пути я еще издалека заметил, что на одном из этих кольев сидит нечто странное. Я даже остановился, чтобы лучше рассмотреть это. Ни дать, ни взять, а чудище это силуэтом очень напоминает давным-давно вымерших птеродактилей. Щипать я себя не стал, но глаза протер.

Однако это явно не сон. Но не стоять, же мне здесь, в самом деле, до темноты? Птеродактили, насколько я помню со школы, весили до ста килограммов, так я и сам вешу больше ста, и нож разведчика  у меня висит на поясе, и в руках длинная, тяжелая палка из граба. Да и в руках есть сила, и труса я никогда не праздновал.

Как это говорят на Кавказе: «Если сердце из железа, и деревянный кинжал хорош!»  Решительно тряхнув головой, я направился к этому чудищу. А когда подошел ближе, то даже рассмеялся. Оказывается это два вестника потустороннего мира гайтоширов – аистов, сидят на длинных кольях! Колья разной длины, да солнце мне светит прямо в глаза, вот мне и показалось невесть что!

            С легким сердцем я продолжил свой путь домой. Однако аисты на этот раз повели себя странно, и не стали улетать. Нет, они слетели со своих шестов и опустились по ту сторону забора. Они косят на меня, то одним, то другим глазом, словно чего-то от меня ждут.

            Я уже, было, прошел мимо них, но потом все-таки решил вернуться. Аисты тут же утихли и замерли, значит, что-то им от меня нужно. И я стал пробовать, нет ли и здесь Врат или чего другого. Сначала влез на один столб, но ничего. Затем с таким же успехом слазал на второй. Вначале спрыгивал на эту сторону, затем по ту - в сад, но ничего интересного не произошло. Разве что давняя травма колена нагло, по-хозяйски напомнила о себе.

            Хотел уже уходить, но оступился, нога попала в небольшое углубление, и я, теряя равновесие, оперся рукой о сетку. Вернее пытался опереться, но упал сквозь ограду, словно ее там и не было никогда. По ту сторону забора, то есть в Асуре была ночь. Палка моя осталась там, в нашем мире.

            Прямо передо мной в горной расщелине горит огромный костер, на котором на вертеле жарится мясо. А вокруг костра сидят великаны. Точно такие же, как я уже видел в Асуре во время прошлого пребывания здесь.  Только теперь я гляжу на них сверху вниз. Тогда, в первый раз, мне показалось, что головы у этих демонов точно, как у нас. Но теперь хорошо вижу, что у них на головах есть рожки. Так это же дэвы, знакомые мне из туркменских сказок, которыми я зачитывался в детстве! Ветер дует в мою сторону, так что моего присутствия они пока еще не заметили.

            Дэвов у костра семеро, и среди них оба моих знакомых – первый и второй демоны Асура. Ночь темная и звезд на небе совсем не видно. Вдруг изменился ветер, и пламя огромного костра колыхнулось в мою сторону. В его отблесках стало видно, что я нахожусь в каком-то средневековом замке, а девы устроились прямо на городской площади. На стене слева от меня я заметил какой-то барельеф – охотник с луком и быки. Где-то я уже определенно видел такой рисунок. И я на какое-то время отвлекся от дэвов, а зря.

            Теперь ветер дует в их сторону, и они учуяли мое присутствие.

            – Это что? – удивился первый демон. Все-таки не зря он здесь первый! – Русский дух? Здесь же Русью пахнет!

            – Где? – рявкнул второй демон, втянул ноздрями воздух, и бросился прямиком ко мне!

            Я отступил назад, споткнулся обо что-то и упал на спину. Глаза залил невыносимо яркий свет. Значит, я снова в своем мире! Однако обрадоваться, как следует, я не успел, так как вслед за мной рядышком раздался дикий, громовой рев дэва. А я все никак не могу привыкнуть к дневному свету. А дэв ревет все сильнее и громче, и мне кажется, что не столько от ярости, сколько от боли.

            Насилу разлепив глаза, я посмотрел назад. В проеме между кольями забора, на которых  любят сидеть аисты, выглядывает голова второго демона или дэва. Странно, отчего он не вышел сюда весь? Или Врата для него слишком тесны? Неужели и такое может быть? Впрочем, времени на раздумья нет.  От чего же это дэв так орет и трясет головой, вместо того, чтобы утянуть меня в свой мир?

            – Папа! Папа! – раздался рядышком голосок моего сына. – Он сейчас придет в себя!

            Я оглянулся – мой сынишка стоит у меня за спиной и стреляет в глаза дэву из мягкого травматического оружия  – копии СВД. Хотя термин оружие для этой игрушки применять, конечно же,  нельзя.

            Ах, что б тебя! Ругнулся я в сердцах – мой шестилетний сын сдерживает это чудовище, а я разлегся как на пляже! Схватив в руку пригоршню песка, я швырнул его в глаза дэву. Потом нашел свою палку и со всей силы попытался воткнуть ее прямо дэву в глаз. Но от того, что дэв постоянно трясет головой, попал только в ноздрю.

            – Папа, держи! – и сынишка сунул мне в руку стеклянную бутылку.

            – Что это?

            – Спирт! Чистый!

            И я швырнул что есть силы дэву в лоб, но попал в верхний левый клык. Бутылка разбилась, а сынишка уже сунул мне в руки коробок спичек, а сам быстро перезарядил свою СВД. Чистый спирт вспыхнул мгновенно, охватив левую сторону лица (или что там у него?) дэва. Ревущая морда исчезла и в мире сразу стало спокойно и тихо так, что слышен треск кузнечиков.

            – Ты здесь почему? – вспомнил я. – И откуда у тебя спички, спирт?

            – Почувствовал, что тебе грозит опасность, – короткими фразами отвечает сынишка. – Спички взял на кухне, а спирт в гараже у деда. Только надо его на место вернуть, а то дед бабушку станет ругать. Как же я за тебя испугался! Папа, а здорово мы его, да?

            – Да, сынок, – обнял я сынишку, припомнив, как он мужественно осыпал великана пластмассовыми шариками. – Ты у меня настоящий воин!

            – Правда? – загорелись глазенки у сынишки.

            – Правда. Я тобой горжусь.

            И мы пошли в сторону села. Еще через минуту сын спросил меня.

            – Папка, а ты о чем все время думаешь?

            – Да рисунок один покоя мне не дает.

            – Какой рисунок? – живо заинтересовался Ваня.

            И я рассказал ему про охотника с луком и быками.

            – Так это же изображение Ашшура, племенного бога ассирийцев! Уже потом он стал богом войн, а еще позже верховным богом.

            – Ты-то откуда это знаешь?

            Сынишка, молча, пожал плечами, но потом сказал.

            – Не знаю. Точнее я это знал всегда. Папа, зачем-то мы ему нужны.

            – Кому это, интересно, ему? – удивился я, и посмотрел на Ваню.

            – Ашшуру, – рассудительно ответил Ваня. – Мы трое.

            – Как трое? – снова удивился я.

            – Так: я, Оля и ты.

            Дорога домой проходит мимо первых Врат – черешни над озером Корчинского. Только мы с Ваней ступили на дамбу, как раздался низкий, протяжный вой и верхушка черешни вспыхнула пламенем. Аисты летали над пламенем, быстро махая крыльями, словно пытаясь загасить огонь. Когда мы перешли на другой берег, огонь потух, и аисты снова спокойно уселись на верхушку дерева.

Мы с Ванюшкой даже подошли к черешне, и оказалось, что на ней нет никаких следов только что бушевавшего пламени – ни одна веточка не почернела, ни один листок не пожелтел, не свернулся в трубочку. Словно никакого огня и не было вовсе! Но ведь мы оба видели это пламя!

            Дома моя дочка Олечка бросилась ко мне на шею и стала меня горячо целовать.

            – Ты живой, папка! Ты живой! Как это здорово! – а потом, обратилась к Ване. – Спирт я на место поставила. Взяла у мамы, только разлила немного. Папка, маме ничего говорить не нужно, понял?

            Тут как раз и жена вышла из дома.

            – Что, детки, встретили папу? – широко улыбнулась она.

            – Да, встретили. У поля, – что называется, не моргнув глазом, соврали наши детки.

            Когда я вошел в дом зазвонил мой мобильный телефон. Это из Североморска звонит моя старшая дочь Юля.

            – Папа, как там у вас? Что-то у меня на душе не спокойно.

            … Так, значит, нас четверо – трое моих детей и я. Почему-то именно мы понадобились древнему богу Ашшуру. И все бы ничего, но Ване нет еще и семи лет, а Оле нет и четырех! Как с такими маленькими детьми можно отправлять в мир, в котором живут дэвы и Смотрители? А то, что отправляться придется, у меня почему-то никаких сомнений уже нет.

            Перед сном, прокручивая в уме сегодняшний день, я снова вспомнил о кольях разной длины. Почему именно эти два столба не обрезали? Сделать такое могли только по распоряжению самого фермера. Нужно с ним непременно увидеться, может, быть, он сможет внести какую-нибудь ясность? Может, он связан с тем миром и является его представителем здесь? С этой мыслью я уснул.

            Утром выяснилось, что фермер уехал на целую неделю, на какую-то сельскохозяйственную выставку. Когда, после его возвращения, я спросил его, с какой целью оставили два столба большей длины, он несказанно удивился.

            – Как это оставили? Да быть такого не может!

            И мы на его «Ниве» поехали ко вторым Вратам. Аисты нехотя слетели со столбов. Фермер вызвонил работников, которые обрезали столбы и через полчаса они уже все были на месте. Они опускали глаза, отводили глаза и клялись, что ничего не помнят, что были уверены, что обрезали все столбы.

            – Словно глаза кто отвел, – виновато оправдывается бригадир.

            Так что толку, мы так и не добились.

            – Обрезать и эти два столба, – сказал, как отрезал фермер, и уехал.

            Это было утром, а ближе к вечеру, когда я вышел на свою обычную прогулку, все оказалось, как и раньше – два столба по-прежнему были выше других. И на них снова сидели аисты.

            И тут я подумал, что может это только я и мои дети видят, что столбы выше? А для всех остальных людей все столбы одинаковой высоты?

            И еще – тот мир уже открыл за полтора месяца перед нами двое Врат, значит, мы там на самом деле очень нужны? И в душе моей забурлила страсть к неизведанному, к приключениям. В нашем мире почти не осталось «белых пятен», а тот мир представляется мне сплошным, огромным «белым пятном». Что-то ждет нас там? А времени до перехода в тот мир остается все меньше и меньше, я это теперь точно чувствую и знаю.

            Нужно как-то готовиться к этому, но как? В армии меня приучили сначала составлять план предстоящих мероприятий. И я стал в уме составлять такой план. Итак, пункт первый: изучить всю возможную литературу по данной теме - учебники истории, восточные сказки и, конечно же, Авесту. Второй пункт плана в голову пока почему-то так и не пришел.

 

В Асуре

            За два месяца лета Ваня практически разучился читать. Правда, он и раньше-то едва-едва читал по слогам, но теперь и вовсе забыл половину букв. И мы с женой решительно взялись за его обучение: три урока в день – чтение, письмо и математика. Сегодня моя очередь проводить уроки, и мы с сынишкой после полудня, когда на улице установилась самая большая жара, уселись за столом в так называемой «холодной» комнате для проведения занятий. Олечка, хотя ей до школы еще три года, с еще большей серьезностью относится к этим занятиям и повторяет все, что видит и слышит.

            Только-только мы разложили тетрадки и букварь, как у поля раздался непонятный гул.

            – Папа, что это? – удивилась Оля.

            – Кто его знает? Может, грейдер работает, может БЕЛАЗ едет, – ответил я, а сам  подумал, что примерно так же дрожала под ногами земля во время землетрясения в далеком 1978 году. Однако детям я об этом пока ничего не сказал.

            – Папа, можно я сбегаю и посмотрю, что там? – загорелись глазенки у Вани. – Я быстро.

            – Нет. У нас урок. Звук приближается – будет проезжать мимо наших окон, вот тогда и посмотрим. Итак, начнем наш урок!

            Но уже через минуту земля задрожала сильнее, а потом за окном потемнело, словно ветер принес грозовую тучу.

            – Папка, это что уже ночь? – удивилась Оля.

            Ответить я не успел, так как затрещал дом, посыпалась побелка, а потом часть потолка была вырвана наружу! Не провалилась в дом, а именно наружу! В образовавшуюся брешь заглянуло перекошенное от злобы лицо второго демона Асура. От левого глаза у него осталась только пустая глазница и вся левая сторона лица обезображена следами от ожога.

            – А! – радостно загрохотал голос демона. – Все здесь! Ну, вот и все!

            И он стал дальше разламывать крышу дома. Дети замерли от страха, а я вскочил и стал озираться по сторонам. Но из того, что можно использовать в качестве оружия в комнате были только стулья. Если бы еще против человека, но против дэва стул – точно ничто.

            Бежать? Но куда можно убежать от этого великана человеку с двумя маленькими детьми на руках? И вдруг из-за моего правого плеча мелькнула рука, закованная в сверкающую броню, а в уцелевший правый глаз дэва впилось короткое копье. Секунда и оно полностью исчезло в его голове. Не знаю, попало ли копье в мозг дэва или оно просто было отравлено, но дэв успел только один раз удивленно моргнуть, и свалился замертво. Я еще несколько секунд смотрел на него, а потом обернулся назад. У стенки стояла вся в золотой броне… Валькирия! Во всяком случае, именно так ее изображают на картинах. На шлеме крылышки, в левой руке ее щит, а в правой копье, и за спиной еще  что-то большое, вроде щита, завернутое в бараний мех.

            Я лихорадочно соображаю. Валькирии ведь сопровождают погибших героев в Валгаллу. Но ведь мы никакие не герои. Пока во всяком случае. И не погибшие. Пока. Да и вообще мы другой веры!

            – Скорее! – сказала она. – Их слишком много, и в этом мире нам с ними не справиться.

            – Юля? – удивился я еще больше, узнав голос своей старшей дочери. Но откуда ты здесь?

            – Не сейчас. Не сейчас! – взмолилась дочь. – Вы слышите, они идут!

            И действительно земля содрогается от тяжелых шагов. И шаги эти все ближе и ближе.

            – Возьмите с собой огнестрельное оружие! – приказала дочка.

            – Где ж его взять? – расстроено ответил я. – Я ведь не охотник и вообще законопослушный гражданин. 

            Дочка оглядела комнату и указала рукой на СВД, точнее игрушку, стреляющую пластмассовыми шариками, которой пользуются в страйкболе.

            – Возьмите это. При переходе между мирами оно превратится в настоящее оружие. И еще – когда вы были в Порубежье, не захватили ли вы с собой оттуда алмазов? Берите их все с собой!

            Я бросился за СВД, а Юля в это время посадила себе Ваню на левую руку.

            – Нет! Нет! Я возьму Ваню, а ты бери Олю!

            – Некогда! – крикнула Юля и выбежала из комнаты в веранду. – За мной! Уходим к Вратам!

            Я схватил Олечку и, выбежав за ворота, повернул направо к озеру Корчинского.

            – Стой! – закричала моя старшая дочка. – Ты куда?

            – Ты же сама сказала к Вратам? – удивился я. – А Врата находятся там.

            – Туда нельзя, – и она указала рукой в сторону Корчинского. Оттуда поднимались, так как озеро находится в низине дэвы. Их было очень, очень много – 15 или 16. А ведь я был готов увидеть только тех шестерых дэвов, которых уже однажды видел. Дэвы приближаются, а из-за гребня показываются все новые и новые. Их уже не меньше 25, но судя по звукам, это еще не все.

            – За мной! – волевым голосом приказала Юля. – Есть еще одни Врата поблизости.

            И больше ничего не говоря, она легко побежала по улице. Я даже подивился той легкости, с которой она бежит. И это притом, что она в доспехах, при оружии и с мальчиком на руках, который весит не много, ни мало 22 кг!

            За спиной раздался леденящий кровь крик. Это первые ряды дэвов увидели повергнутое тело второго демона Асура. Крики негодования и ярости сменились криками радости и азарта – дэвы заметили нас. И они заметно ускорили шаги, пытаясь догнать нас. Итак, охота началась.

            Больше не оглядываясь на них, я покрепче прижал меньшую дочку к груди, и побежал вслед за старшей дочерью. Бежал и молил Господа о том, чтобы не подвела спина и травмированное колено, иначе нас прямо сейчас сожрут живьем.

            Оля сидела тихо, как мышка, зажмурив от страха глаза. Но вот она раскрыла их, и снова закрыла.

            – Папа, папочка, – прошептала она, – они нас догоняют!

            Но что я могу сделать? Я итак бегу на пределе своих сил, а может быть, уже и выше этого предела. Юля оглянулась и увидела то, чего не видел я. Она остановилась и бросила вдоль улицы щепоть чего-то, и от этого вдоль улицы понесся вихрь, захватывающий песок и грязь. Причем несется этот вихрь выше домов, а нас совсем не затрагивает.

            Сзади донеслись крики ругани, и я счел возможным оглянуться. Песок, влекомый ветром, попал в глаза дэвов, и те остановились. Я не стал больше смотреть и продолжил свой бег. Когда мы выбежали на улицу комиссара Жанова, стало понятно, что Юля с Ваней бежит к церкви! Неужели и у церкви есть Врата?

            Дочка вбежала прямо в церковь, и я вслед за ней. Пробежав мимо изумленного батюшки и прихожан, мы вбежали туда, куда нам входить не полагается – в алтарь. А крыша церкви уже затрещала от чудовищной силы рук дэвов. 

            – Скорее, папа! – позвала Юля.

            Я сделал шаг, и мы оказались в Асуре.

            – Ой! – вскрикнул я, и, опустив на землю Олю, свалился от боли в ноге.

            – Что с тобой? – наклонилась надо мной Юля. – Да ты ранен! Как же это так? Я готова поспорить, что это рана от языка Смотрителя, но там не было Смотрителей!

            Я быстро рассказал о своем первом посещении Асура и о чудесном исцелении.

            – Теперь понятно, – дочка немногословна, так как времени мало. Она достала из мехового мешочка какую-то мазь, чистую тряпицу и перевязала открывшуюся рану. Боль сразу стала утихать, и уже через минуту я самостоятельно встал на ноги.

            Но куда подевались Ваня и Оля? Вместо них рядом с нами стоят и смотрят на нас двухметровый богатырь лет 20-ти и стройная, гибкая, но сильная девушка лет 16-ти.

            – Познакомься, папа, – впервые улыбнулась Юля. – Это Ваня и Оля. В Асуре они будут выглядеть именно так.

            Пока я разглядывал детей, пытаясь хоть кое-как привести в порядок свои чувства и мысли, Юля развязала баранью шкуру, которую носила за плечами. В ней оказалось оружие: чудовищных размеров топор, который она отдала Ване, меч для меня, лук со  стрелами, сабля и круглый щит для Оли.

            – Пока это все. Уходим, они скоро будут здесь.

            И мы торопливо стали спускаться с вершины холма к озеру, голубеющему внизу. Юля все время нервно оглядывалась назад и поторапливала нас. На берегу очень кстати нашлась легкая лодочка с веслами.

            – А она выдержит нас? – удивился я.

            – Выдержит. Не рассуждайте, размещайтесь все в лодке. Сейчас дорога каждая секунда.

            Надо же – «Не рассуждайте!» Прямо как в армии! Мы отчалили и поплыли по озеру. В нем было много островов разных размеров, покрытых деревьями и кустарниками.

            – А что, дэвы не умеют плавать? – вырвался у Вани вопрос, мучивший нас всех.

            – Умеют, конечно. Но здесь мы будем в безопасности. Это не озеро, это болото, топь. Просто верхнего слоя воды вполне достаточно для того, чтобы по ней проплыли мы, но дэвы здесь потонут, их просто засосет трясина.

            Немного успокоившись, мы с Ваней налегли на весла.

            – Может, хватит? – оценивая расстояние, на которое мы удалились от берега, спросила Оля.

            – Нет, – отрицательно мотнула головой Юля. – Дэвы будут бросать в нас камни, а они обладают такой силищей, что нам лучше убраться как можно дальше.

            И тут до нас донеслись свирепые крики дэвов. С вершины холма, с которого недавно спустились мы, спускаются дэвы и Смотрители. Да разве реально победить такое количество чудовищ?  И лично я почувствовал себя в западне. Одно я хочу понять – почему мы здесь? Почему все мои дети и я сам оказались в этом ужасном мире, где смерть подстерегает тебя на каждом шагу? Почему именно мы?

            – Ну, вот пока и все, – сказала Юля, и первой выпрыгнула на берег острова, находящегося в самом центре острова. – Теперь мы можем позволить себе коротенькую передышку.

            Послышался свист. Это в нашу сторону полетели огромные куски камней. Однако они падали так далеко от нас, что дэвы тут же стали швырять в нас намного меньшие камни, но и они не долетали до нас. Поняв, что так они нас не достанут, дэвы прекратили свой «обстрел».

            – Ну, что же, - спокойно сказал Ваня, - похоже, здесь мы в безопасности.

            По тому, как быстро глянула на него Юля, как блеснули ее глаза, и по тому, что она тут же отвернулась от нас, не проронив ни звука, я понял, что в безопасности мы здесь ненадолго.

            Так и вышло. Уже через пятнадцать минут, которые мы провели лежа на траве, наблюдая за дэвами, Юля сообщила, что нам пора перебираться на другой остров, подальше от этого. 

            – Но сначала наденьте вот это, – и она протянула каждому из нас невесомые, тоненькие прозрачные сетки из непонятного материала. Я даже не побоюсь сказать, что паутина против этих ниток – корабельные канаты.

            – Что это и зачем? – заинтересовалась Оля.

            – Все мы источаем запах, который дэвы чувствуют издалека.

            – Русский дух? – вспомнил я и улыбнулся.

            – Можно и так сказать. И, кроме того, эти сетки защитят вас от местных насекомых, что тоже нелишне.

            И снова мне резануло слух это: «Вас». А ее? Ну, разве что она уже в такой сетке, поэтому нет необходимости говорить: «Нас».

            Уже в лодке, когда мы плыли подальше от этого острова, благо другие острова закрывали нас от наших недругов, Юля спросила.

            – Папа, о чем ты все время думаешь?

            – О жене, о доме. И об остальных жителях нашего Простоквашино. Что там и как с ними?

            – Не думай, там все в порядке. Никто ничего не заметил, дом целый.

            – Да как же это возможно? – в один голос спросили и Ваня, и Оля и я.

            – Очень просто. То, что происходило с нами – произошло в другом измерении, в параллельном мире. Для остальных ничего не произошло. И еще. Сколько бы вы здесь не находились, там, в вашем мире, для ваших близких, пройдет всего одна секунда. Так что вашего отсутствия никто и не заметит.

            Странно как-то говорит моя дочь. В вашем мире. Но ведь это и ее мир! И ее отсутствие тоже есть, кому заметить! Прямо голова кругом идет!

            Мы причалили к небольшому островку и вытащили лодку на берег. Юля по-хозяйски осмотрела деревья и указала, кто на каком будет ночевать. Лодку, сказала  она, тоже нужно взять с собой на дерево. После того, как лодка была надежно закреплена в кроне одного дерева, мы получили возможность лучше рассмотреть друг друга и наше оружие.

            – А почему топор только Ване? – спросил я. – Мне он больше нравится, чем меч.

            – Попробуй, –сдержанно улыбнулась Юля.

            Ваня протянул мне одной рукой топор, но когда я хотел взять его тоже одной рукой, то не удержал его и топор воткнулся в землю.

            – Чего ты? – удивился сын. – Он же легкий, как перышко!

            – Кому как, – рассудительно ответила Оля.

            – Посмотрите туда, – показала Юля рукой на берег. – Не знала, что он уже владеет этой техникой.

            Мы повернулись и увидели, что дэвы собирают катапульты. Через час начался новый обстрел острова, с которого мы, благодаря Юле, своевременно убрались. Сначала дэвы мазали, но потом пристрелялись и через час остров был весь покрыт камнями. Разумеется, уцелеть на нем ничто живое не могло. Наступили сумерки, и дэвы стали жечь костры и жарить мясо.

            – Пора на деревья, – негромко сказала Юля.

            И мы влезли на деревья. Уже сидя на ветке дерева, я вдруг подумал, что почему-то не хочется ни есть, ни пить, ни спать. Ночь наступила как-то сразу, над болотом пополз туман, и стало сыро и холодно. А я так и не успел спросить, кто это он, который уже владеет катапультами.

 

Бог Ашшур

            Мы сидим на деревьях, и насколько я вижу, никто не спит.

            – Сынок, а сынок. Ты говорил, что я еще не готов к тому, чтобы узнать про Асур. Теперь уже готов? Ну, раз уж мы здесь?

            – Я тебе такое говорил? – удивился Ваня. – Когда?

            – Вообще, месяц назад, – смешался я.

            – Не помню, – пожал плечами сын.

            Месяц назад ему было шесть лет, а сейчас не меньше двадцати. Не мудрено и забыть. С ума можно сойти!

            – Тихо! – властно сказала Юля.

            Из болота на наш берег, громко хлюпая, выбралось какое-то невиданное чудовище. Я бы сказал, что оно похоже на наших варанов, но намного крупнее, длиннее и все покрыто рыбьей чешуей. Едва ступив на берег, оно замерло и стало жадно втягивать воздух ноздрями. Учуяв нас, сразу направилось к ближайшему от себя дереву. На этом дереве сидит Ваня.

            Понимая, что интересы у чудища, скорее всего, чисто гастрономического плана, сын уверенно встал на развилке и крепко взял в руки свой топор.

            – Нет, братишка! Нет! – окрикнула его Юля. – Он до тебя не дотянется, а от боли он может крикнуть и те, на берегу догадаются, что мы живы! Эти твари не умеют лазать по деревьям.

            Ваня опустил топор, но остался стоять. Чудовище в чешуе подошло к дереву, оперлось передними конечностями, и стало подниматься на задние. Какое же оно все-таки длинное! Впрочем, Юля оказалась права – до Вани оно все равно не доставало. И откуда, только Юля знала, что нам нужно ночь провести на деревьях? При дневном свете остров производил такое безопасное впечатление.

            Не знаю, как бы развивались события дальше, но с другой стороны острова на берег вылезло точно такое, же чудовище. Первое сразу забыло про нас и бросилось к сородичу. Уже через несколько секунд в стороны полетели клочья мяса, пролилась кровь, а над болотом разнеслись крики ярости и боли. «Наш» «варан» был заметно крупнее и довольно быстро победил своего меньшего собрата. Он возвестил окрестности громким криком о своей победе и принялся пировать. Насытившись, медленно подошел к воде и исчез в ней.

            На смену ему из воды повылезали «вараны» еще меньших размеров и еще какие-то неизвестные твари с круглыми головами и длиннющими острыми, как иглы зубами. Эти между собой не дрались, а просто с жадностью набросились на труп и ели, пока от него не остались одни кости. После этого, довольно, сыто урча, они тоже исчезли в воде. 

            – Все! – отчетливо сказала Юля. – Нам пора! Слезайте на землю и лодку снимайте.

            – Ночь же? – удивился. – А на берегу дэвы и Смотрители!

            – Сейчас некогда объяснять, – коротко ответила дочка. – После поговорим.

            Мы столкнули лодку в воду и разместились в ней. Мы с Ваней сели на весла, а Юля с копьем в руке встала на носу. Олю она поставила на корме.

            – Гребите туда, – и она показала на берег, на котором догорали костры дэвов. На тот самый берег, с которого мы, собственно и приплыли на этот остров. – Оля, внимательней!

            Из глубины к корме выплывало какое-то белесое чудище. Да сколько же в этом мире тварей, о которых мы и слыхом не слыхивали?

            Едва чудище приблизилось к поверхности, как Оля коротко ткнула саблей в воду. То ли повезло, то ли и впрямь удар изначально был хорош, но острие вошло прямо в глаз неведомой твари. Она забилась в воде, впрочем, не издавая никаких криков, а к ней уже подплывали другие чудища. На этот раз нам снова повезло, так как и эти белесые создания не стали брезговать своим соплеменником, а стали рвать его, еще живого,  на куски. Мы получили не большую отсрочку.

            Хотя нет – вон и Юля ткнула в воду копьем, и вода потемнела от крови. Потом снова. Пока мы добрались до берега, обе дочери то и дело отражали нападение невидимых нам с Ваней тварей. А чем ближе к берегу, тем их становилось больше и больше. Несколько раз лодка чуть не перевернулась от сильных ударов снизу в днище. Метрах  в ста от берега какое-то чудище пробило дно лодки, и она стала течь. А тут еще совершенно некстати пошел сильный дождь.

            – Каблуком, – прошептала Юля. – Каблуком заткни! Не бойся, он железный!

            И я вставил каблук в образовавшуюся брешь. То и дело кто-то пытался схватить меня за него. Но вот, наконец, и долгожданный берег!

            Из лодки я выбрался последним, так как удерживал каблуком воду. Когда же выбрался и я, то удивился, каким чудом лодка выдержала нас. Она вся была изъедена чуть ли не насквозь крепкими зубами. Я сделал два шага и понял, что каблука у меня больше нет. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что он не оторван, как было я, подумал сначала, а почти полностью изглодан!  Ходить теперь трудно, так как одна нога оказалась короче другой. Второй каблук оторвать что ли?

            – Не надо, – прошептала Юля. – Заменим этот, только чуть-чуть позже.

            Я, что, вслух говорил о своем намерении отодрать второй каблук? Или это решение так очевидно?

            – За мной! – приказала Юля. – Лодку берем с собой.

            – Зачем? – удивился Ваня. – Она же уже ни на что не годна.

            – Это да, но по ней дэвы догадаются, что мы их перехитрили.

            – Так, может, утопим ее здесь?

            – Нет. Здесь мелко и дэвы с высоты своего роста увидят ее в воде. Нам нельзя рисковать, так что придется пока нести ее с собой. И еще – хотя дэвы сейчас и спят, лучше всем молчать. Оля впереди, я сзади, мужчины несут лодку. Двигаемся вон туда.

            И мы пошли к вершине ближнего холма. Признаться, мы с Ваней больше смотрим под ноги, чтобы не оступиться и не наделать шума. Когда вышли на участок ровнее я поднял голову и обомлел. Всего шагах в тридцати стоит дэв, и, приложив ладонь к глазам, смотрит прямо на нас!

            – Не бойтесь, – доброжелательно прошептала Юля. – Это скала!

            И действительно, это скала такой причудливой формы. Хотя я уверен, что над этой скалой основательно потрудились каменотесы, чтобы придать ей такую разительную схожесть с настоящим дэвом. Или… Странная догадка пришла мне в голову – или, быть может, это окаменевший дэв?

            – Все, – сказала Юля, когда мы добрались до ног каменного дэва. – В его пасти мы спрячем лодку, отдохнем, и уж только после этого продолжим путь.

            Она забросила веревку, которая железным крюком зацепилась за каменные зубы дэва. По этой веревке мы с горем пополам, но забрались прямо в пасть каменного чудовища. Только там я почувствовал, как устал. Только я присел, как из глубины пещеры послышалось неясное движение, а потом донеслось смрадное дыхание хищника.

            Не успел я вскочить на ноги, как к нам выскочил огромный пещерный лев. Юля бросилась к нему навстречу, выигрывая время для нас, чтобы мы успели схватиться за оружие. В руках старшей дочери ее неизменное копье. Однако она не бросила его в зверя, а просто воткнула его ему в широко разинутую пасть. Лев продолжал двигать вперед, и копье все глубже впивалось ему в голову. Только когда до Юли оставались какие-то 30 см, дочка отпрянула в сторону, отставив копье в пасти льва.

            Пока я соображал, как бы это половчее нанести удар, пропела песню кривая сабля Оли. Удар она нанесла «рубка лозы» снизу-вверх. (Не сверху вниз, как это показывают в кино, а именно снизу вверх. Именно так и выполняется этот удар, направленный в локоть противника. Впрочем, не до лирических отступлений).  Из разрубленного горла хлынула кровь. А сверху нанес удар по шее своим огромным топором Ваня. Ну и я тоже, собравшись, наконец, воткнул свой меч между ребер льва. Упал он уже мертвым.

            – Браво! Просто замечательно, – раздался незнакомый мужской голос из глубины пещеры.

            – Кто здесь? – вырвалось у меня.

            – Я Ашшур, бог этих мест, – гордо сообщил все тот же мужской голос.

            Пещера осветилась непонятным светом. Непонятным, потому что я не вижу источника этого света. Впрочем, сейчас это и неважно. На троне восседает пожилой человек в островерхой шапке. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы увидеть разительную схожесть с рисунком, виденным мной раньше.

            – Я вижу, у вас есть вопросы ко мне, – продолжил Ашшур. – Но вначале я кое-что сообщу вам сам.

            Мы вытерли оружие и отложили его в сторону. Затем, с позволения бога Ашшура,  присели прямо на пол и стали слушать.

            – Буду кратким, так как времени и у меня и у вас мало. Мне нужна ваша помощь. В нашей стране появился колдун страшной силы. Он собрал сюда дэвов и прочую нечисть из разных миров, а главное, люди пошли за ним. Не сами, их околдовали, но теперь это уже и не суть важно. Важно вернуть все назад.

            – Так вы остались один? – наивно спросила Оля.

            – Нет, не один. Со мной все язаты – духи или, чтобы вам было понятнее, ангелы света.

            – И что, ангелы слабее дэвов? – удивился Ваня.

            – Нет, – грустно ответил Ашшур. – Язаты сильнее дэвов, но в нашем мире с недавних пор господствует зловещая симметрия. Вот вы убили в своем мире второго демона, а в нашем мире Смотрители тут же убили второго язата, который противостоял второму демону.

            Ашшур посмотрел мне в глаза и сказал.

            – Весьма оригинально мыслишь, Анатолий. Кстати, знаешь, что означает твое имя?

            – Знаю, – кивнул я, – восточный.

            – Правильно. Значит, судьба твоя так или иначе связана с Востоком.

            – А в чем оригинальность его мышления? – спросила Оля.

            – А он подумал о том, что если ... умертвить всех ангелов света, то и все дэвы тоже погибнут.

            Мои дети с удивлением посмотрели на меня.

            – Разумеется, я на такой шаг никогда не пойду. Да и не решит это наших проблем. Кроме дэвов здесь еще много всякой разной нечисти. Ну, и главное, сам колдун. Он и есть самая главная угроза, и именно его вы должны победить.

            – Почему мы? – удивился я. – Мы живем в другом мире, и мы другой веры.

            Бог Ашшур стал проявлять недовольство. Черты его лица заострились, глаза заблестели праведным гневом, а движения стали резче.

            – Если честно, Анатолий, то вас сюда, никто и не звал! Врата были открыты совсем для других людей. Да, мне нужна помощь людей, потому что ни я сам, ни ангелы света не могут подойти к колдуну. А здешние люди уже все на его стороне. Мы искали в других мирах людей, способных сделать это. Мы просчитали, что ваш земляк Андрей Прокофьев и несколько человек из его команды по страйкболу вполне подходят для этой миссии, но ты и твои дети спутали нам все планы! Надо было тебе лучше воспитывать своих детей, чтобы они играли на улице, а еще лучше во дворе. А они ходят за село и лезут прямо во Врата! Да и ты сам приходишь в наш мир без приглашения. Так что вы сами виноваты, что оказались здесь!

            – Ну, а Юля? – усмехнулся я. – Она что, тоже нашла Врата?

            – Нет. Она из рода воинов.

            Любопытно: моя дочь из рода воинов, а я ее отец – тогда из какого такого рода?

            – Не напрягайся, все равно не поймешь, – оборвал мои мысли Ашшур. – Во всяком случае, не теперь. В прошлых жизнях она была воительницей-Валькирией.

            – Пусть и так, – не желаю сдаваться я. – А вы-то бог? Неужели бог сам не в состоянии победить какого-то та  колдуна? Пусть даже и очень сильного?

            – Я-то бог, но как бы это вам лучше объяснить, – задумался на минутку Ашшур, и на лбу его резко обозначилась сетка морщин, ну совсем, как у человека. – Изначально я был племенным богом ассирийцев.

            – Я понял! – усмехнулся я. – Вас произвели в более высокие, что ли боги, но...

            – Именно так, – поморщился Ашшур. – Верховным богом меня сделали сами люди. Моя власть над ними в луке со стрелами. А их сами люди украли и передали колдуну. Без них мне его не победить. А он очень искусный маг и чародей и чувствует приближение мое или язатов. Поэтому нужна помощь людей.

            – Так нас «подписали» на кражу? – пошутил Ваня, но бог Ашшур не воспринял шутки.

            – Милый мальчик, – хмуро сказал он, – ничего смешного нет. Помимо своей воли я взвалил на плечи бремя ответственности не только за ассирийцев, но и за все остальные племена и народы, населяющие нашу страну. Ежедневно дэвы, Смотрители и прочие твари съедают сотни людей. Ежедневно! Сотни! Мы должны это остановить. Может это рок, что именно вы раскрыли тайну Врат и пришли в наш мир? Кто знает, может, это именно вам под силу перехитрить колдуна? Провидению виднее, – развел он руки в стороны.

            Он поднял голову и стал смотреть нам в глаза. Как-то одновременно всем.

            – Так вы готовы помочь нам или нет? Если нет – я сейчас же открою Врата, и вы спокойно вернетесь домой. Только подтолкните там Андрея Прокофьева к Вратам, может ему эта задача по плечу. Да! Только не показывайте ему те трое Врат, которые вы уже знаете, ибо они известны и врагам нашим. Вот ты, Анатолий, ходишь на прогулки в лес. Там у опушки есть озеро. В самом центре этого озера есть два водоворота, а между ними четвертые врата. Пусть Андрей Прокофьев с друзьями придут через них.

            Я стоял и думал, когда Оля крепко взяла меня за локоть.

            – Папа, пока туда да обратно, а здесь еще на несколько сот человек станет меньше. А мы уже здесь…

            – Добро, – тряхнул я головой. – Мы беремся за это дело. Куда идти?

            – Юля знает, – ответил Ашшур и исчез. Свет в пещере погас.

            – Да, папа, – сдержанно улыбнулась дочка. – Я знаю куда идти, и я вас поведу. Но сначала давайте срежем часть шкуры пещерного льва и обмотаем ей обувь. Запах льва будет отгонять мелких хищников, да и крупные не любят мяса льва.

            Мы так и сделали. После этого по веревке спустились вниз. Дождь уже закончился. Странное дело, но он не разбудил, ни дэвов, ни Смотрителей.

            – Нам туда, – указала Юля в сторону высокого холма. Вершина его окутана туманом, так что, какова его настоящая высота мы и не знаем.

            Мы уже прошли мимо мирно спящих дэвов и Смотрителей, когда самый крайний из Смотрителей поднял голову. Он раскрыл глаза и рядом с собой увидел нас. Со сна он заморгал, пытаясь понять, сон это или явь, поэтому проиграл нам несколько секунд. Ваня первым нанес ему удар по шее своим топором, вторым рубанул по тому же месту мечом я. Оля подскочила к нам, но и этих двух ударов хватило для того, чтобы отрубить ему голову.

            Я подумал о том, что проснувшиеся дэвы, догадаются, что это наша работа. Плохо.

            – Это даже хорошо, – словно прочла мои мысли Юля. – Они проснутся голодные и будут рады этому мясу. Разбираться, кто да что они вряд ли станут, вот увидите!

            Мы дошли до самой границы тумана, когда дэвы и Смотрители стали просыпаться. Мы посмотрели на них немного и ступили прямо в туман, в неизвестность.

 

В Порубежье

            Метров через сто началась роща из неизвестных мне деревьев. Только мы вошли в нее, как мне показалось, что следом за нами кто-то крадется. Я даже остановился, чтобы лучше слышать. И действительно, вслед за нами идет несколько человек. Я вытащил меч из ножен, готовясь к бою.

            – Папа, ты чего? – взяла меня под руку Юля.

            – Там кто-то крадется за нами, – негромко ответил я. – Судя по звукам, тоже люди.

            Юля прислушалась и рассмеялась.

            – Вот уж правду говорят, что у страха глаза велики! Это же капли дождя падают с листьев деревьев! Пойдем!

            Рассвет мы встретили примерно на полпути к вершине горы. Туман рассеялся, и долину стало видно как на ладони. Я посмотрел на наших преследователей – дэвы и Смотрители доедают своего собрата. С отвращением я отвернулся от них.

            Немного отдышавшись, мы стали подниматься выше. Когда туман полностью рассеялся, дэвы заметили нас. До нас донесся их громовой рев, и они бросились за нами в погоню. Учитывая, что они в несколько раз выше нас, они и двигаются быстрее. Расстояние, разделяющее нас, быстро сокращается.

            – Быстрее, – просит нас Юля, – быстрее! Не то они нас догонят!

            – А куда мы идем? – спросил Ваня.

            – В Порубежье. Там мы будем для них не досягаемы. Оно там, на самой вершине горы.

            – Так это гора Эпих? – задумчиво переспросил Ваня.

            – Да, – удивленно ответила Юля. – А ты откуда знаешь?

            – Не знаю, – пожал плечищами Ваня. – Просто знаю и все. Знаю еще, что храм бога Ашшура в городе Ашшуре носит шумерское имя Э-харсаг-кур-курра, что значит «Дом горы земель». Знаю, что верховным жрецом Ашшура был сам царь Ассирии.

            Юля с удивлением и симпатией посмотрела на него, но больше ничего не сказала. Впрочем, подъем трудный, что к разговорам никак не располагает.

            Еще через полчаса нам стало очевидно, что дойти до Порубежья мы не успеем. Выдержать бой с дэвами мы тоже не сможем. Надо же, как бездарно глупо придется умереть. Впереди затрещали кусты, и из них поднялся нам на встречу дэв. Ну, с одним дэвом, мы как-нибудь справимся.

            – Нет! Нет! – донесся до нас человеческий голос. Навстречу нам с поднятыми руками идет невысокий человек средних лет.

            – Не трогайте его, – снова повторил он. – Он не такой, как другие. Он может вам помочь.

            Мы с удивлением рассматривали этого человека. Это был светло-русый человек с голубыми глазами и белой кожей! Никто из нас не ожидал встретить в Ассирии человека с такой внешностью.

            – Неужели есть добрые дэвы? – спросила Оля.

            – Не совсем, – уклончиво ответил незнакомец. – Но иногда они делают добро.

            – Зачем так говоришь, хозяин? – произнес дэв с обидой. – Просто дэвы есть разные. Я, например, индийский полубог, а эти, – он пренебрежительно кивнул головой в сторону наших преследователей, – просто злые духи.

            – Держи их! – донеслись снизу восторженные крики дэвов, обращенные к индийскому полубогу.

            – Вам пора, – сказал светловолосый незнакомец. – Мы их задержим.

            Незнакомец кивнул полубогу и тот, поклонившись, ответил:

            – Повинуюсь.

            Юля подтолкнула в плечи Ваню и Олю, а потом пошла за ними. Последним шел я. Через несколько шагов я оглянулся. «Наш» дэв швырял вниз огромные каменные глыбы. Дэвы пытались делать тоже, но тяжелые камни добросить до индийского полубога не могли. Тогда они стали бросать в него намного меньшими камнями. Впрочем, ни один из них по какой-то непонятной причине в него так и не попал.

            Однако надолго задержать дэвов полубог не смог. Их было так много, что, не смотря на то, что десяток их собратьев валяется с пробитыми головами, остальные, не считаясь с потерями, бегом приближаются к голубоглазому незнакомцу и индийскому полубогу.

            Незнакомец поднял руки на уровень груди и что-то прошептал. После этого выбросил руки вперед, а из них навстречу дэвам полетел огненный шар. Он все время увеличивался в размерах и вскоре достиг размеров трехэтажного дома. Прогремел взрыв, ослепительно вспыхнул огнем, и дэвы с криками боли и ужаса бросились врассыпную. Что ж, с помощью наших неожиданных союзников, время мы выиграли.

            Ни человек, ни полубог нас догонять не стали, и вскоре мы вообще перестали их видеть за гребнем скалы.

            – Добро пожаловать в Порубежье, – сказала Юля, внимательно осматриваясь. Я тоже осмотрелся. Первое, что сразу бросилось мне в глаза это то, что алмазов здесь почему-то больше не наблюдается.

            – Здесь мы в безопасности? – деловито поинтересовался Ваня.

            – Кто его знает? – вздохнула Юля. – Многое изменилось за последние дни. Может быть, и здесь больше не безопасно. Так что нужно быть начеку.

            Взгляд моей старшей дочери остановился на нескольких деревьях, метрах в тридцати от нас. Юля улыбнулась.

            – Ваня, – обратилась она к братишке, – что ты еще знаешь о дэвах?

            – Что дэвов создал по образу и подобию человека князь тьмы Ангра-Манью. Дэвы хоть и были обитателями подземного мира, но являлись поклонниками света. Князь тьмы боялся, что те, имея душу, подчинятся правде и справедливости, и объединятся с людьми. Поэтому он поместил их души очень далеко от них.

            – Правильно, – довольно улыбнулась Юля. – Ты сможешь влезть на то дерево?

            – Раз плюнуть! – браво ответил Ваня, потом, покраснел, устыдившись, своей бравады и уже скромнее сказал. – В смысле, конечно, могу!

            И сын, сложив оружие, полез на дерево, а я следил за тем, как он взбирается на самую его верхушку.

            – А вот интересно, – нарушила тишину Оля, – почему Смотрители за нами не гонятся?

            – Гонятся, – уверенно ответила Юля. – Просто в гору они поднимаются намного медленнее дэвов. Но скоро пожалуют и они. Ну, что, Ваня, есть там что?

            – Да, – удивленно ответил Ваня. – Здесь десятка полтора кувшинов. И в каждом их них что-то шевелится!

            – В кувшинах птицы, – объяснила Юля. – Убив ее – убиваешь душу дэва. Так что не медли,  осторожно открывай по одному кувшины и убивай тех птиц.

            Ваня так и сделал. Когда с душами дэвов было покончено, сын спустился на землю.

            Оля, которая все это время  молчала и сосредоточенно думала о чем-то, спросила:

            – Так, значит, сейчас погибло пятнадцать язатов?

            – Нет! – радостно ответила Юля. – Нет! Если дэва убить, таким образом, то язат остается в живых!

            Помолчав, мы стали осматриваться по сторонам. Пока, кажется, нам ничего не грозит.

            – Не пора ли нам подкрепиться? – спросил Ваня.

            Все с ним согласились и стали завтракать, хотя по времени уже давно пора было обедать. Когда наступила первая сытость, Оля спросила.

            – А кто был тот человек славянской наружности? И что мы будем делать дальше?

            – Кто тот человек я не знаю, – честно призналась Юля. – Ни о ком похожем я не слышала. Да и встреча с добрым дэвом для меня полнейшая неожиданность. Что будем делать дальше? Из Порубежья можно попасть в любое место и в любое время. Будем искать вход во дворец злого колдуна. Если найдем …

            – Понятно, понятно.

            После еды мы вздремнули несколько часов, чтобы набраться сил. Юля вызвалась первой дежурить, и пообещала, что разбудит меня, чтобы сменить ее. Но когда она разбудила меня, оказалось, что пора вставать всем. Она продежурила четыре часа сама, давая нам возможность отдохнуть.

            Мы собрали оружие, сумки с небольшим запасом провизии и продолжили путь по Порубежью. Идти по дороге, усыпанной камнями разной величины, было трудно. К вечеру мы устали, но никаких следов входа в замок злого колдуна так и не обнаружили.

 

Колдун

            – Стойте! – остановила нас Юля. – Смотрите!

            Из-за соседней горы к нам приближаются какие-то птицы. Когда они приблизились, стало видно, что они покрыты металлическими пластинами, а размах крыльев у них метров десять, не меньше.

            – Взяли ли вы с собой алмазы? – с тревогой спросила Юля.

            – Взяли, – как-то не очень уверенно ответил Ваня.

            – Ну, тогда нам нечего бояться, – вздохнула с облегчением Юля. – Бросайте каждой птице по алмазу.

            Мы так и сделали, и каждой подлетающей птице бросали алмаз. Железная птица с необычайным для ее размера проворством хватала алмаз и улетала обратно. Птиц было немного, так что мы даже не все алмазы использовали.

            – Смотрите! – снова сказала моя старшая дочь.

            К нам приближается тот самый незнакомец с голубыми глазами.

            – У меня для вас плохая новость, – мягким голосом сказал он. – Защитная стена Порубежья пала, и сюда спешат дэвы и Смотрители. Они идут с обеих сторон.

            – Куда же нам теперь? – недоуменно спросила Оля.

            – Здесь внизу есть пещеры, – показал рукой вниз незнакомец. – Думаю, что там вы будете в безопасности.

            По мановению его руки появились веревки. Привязав их к ближайшему дереву, кстати, одной из тех черешен, мы начали спуск. И, правда, метрах в десяти вниз открылся вход в пещеру. Только мы вошли в нее, как Юля приказала снять веревки, обвязывавшие нас. Как оказалось, очень вовремя. Две веревки стремительно взмыли вверх, а две упали в пропасть.

            – Что это? – удивился Ваня, но разъяренный рев дэвов, все расставил на свои места.

            Солнце зашло за соседнюю гору, ту самую, из-за которой прилетели железные птицы, и практически сразу наступила ночь. В пещере стало темно, но ничего подходящего, чтобы изготовить факел, под руками не оказалось.

            – Здесь и заночуем? – неуверенно спросил Ваня.

            Ответил ему тот самый незнакомец с голубыми глазами.

            – Да. Подойдите ко мне.

            В глубине пещеры засветились огни, осветив все вокруг. При свете пещера стала напоминать тронный зал. Стены ее богато украшены коврами, изделиями из золота и инкрустированного драгоценными камнями оружия. На резных колоннах висят сотни факелов.

На золотом троне сидит наш незнакомый благодетель, а у подножия трона стоит человек сорок охранников в золотых доспехах. Их смуглые лица, черные глаза и черные курчавые бороды, хищные, крючковатые носы, очень не гармонируют со светлой кожей, голубыми глазами, светло-русыми волосами и прямым носом нашего помощника. 

            – Вы, наверное, головы ломаете над тем, кто я, не так ли? – улыбнулся незнакомец. – Я тот самый колдун, которого вы ищете!

            – Но этого не может быть! – взволнованно вскричала Оля. – Вы ведь сегодня дважды спасли нам жизнь!

            Колдун стал заметно серьезнее и нервно забарабанил пальцами по подлокотнику трона.

            – Да, днем я себе не принадлежу, и творю добро, – он пожал плечами. – Борюсь с собой, но ничего не могу поделать. Но ничего, когда-нибудь я смогу победить этот недостаток!

            И по пещере разнесся его неприятный смех. От этого смеха у меня по спине пополз холодок, а рука крепче сжала рукоять меча. Последнее, впрочем, не ускользнуло от внимания колдуна.

            – Оставь, – криво ухмыльнулся колдун. – Меня этими железками не взять! Ну-ка, сложите оружие к ногам!

            Видя, что ни я, ни мои дети не собираемся складывать оружие, колдун повел бровью, и половина охранником двинулась к нам. Ваня махнул своим огромным топором, и охранники отступили.

            – Молодцы, – одобрил колдун. – Вы храбрые воины.

            Он устроился в троне удобнее, и с нескрываемым интересом стал рассматривать нас.

            – Скажите, зачем вы здесь? Я не о том, что вы согласились на предложение Ашшура, – пренебрежительным тоном объяснил он, – я спрашиваю, зачем вы здесь, в нашем мире? Отчего вам не сидится там, в вашем мире? Ведь столько существует миров, где царят покой, гармония, радость и счастье, а вы по собственной воле пришли в мир, где ваша жизнь не стоит и выеденного яйца. Анатолий, ну ладно, сам ты готов рискнуть своей жизнью, это дело вкуса. Но ты привел сюда всех своих детей! Таких юных, красивых, умных.… Не жаль тебе рисковать их жизнями? Им ведь еще жить, да жить! Да, и еще – для какого будущего ты готовишь своих детей? Все трое – воины, и это притом, что двое из них – девочки! Ты видишь будущее своего мира таким, что девушки должны быть воинами? Впрочем, понимаю. Есть в тебе какая-то доля авантюризма, душа ищет приключений, и ты используешь любую возможность, чтобы сделать свою бестолковую жизнь интересней и осмысленней. Но ты должен понимать, что для таких экспериментов нужно быть готовым, а не бросаться, очертя голову, в любой водоворот жизни! … А теперь поговорим о серьезном. Вы мне нужны. Дэвы, конечно, очень большие и сильные, но они столь, же глупы, как сильны. А вы мне нравитесь. Вы можете занять очень высокое положение при мне.

            – И чем же нам можно завоевать такое положение? – изменившимся голосом спросила Юля.

            – Убейте Ашшура. Он вам доверяет, так что вы это сделаете лучше кого бы то ни было другого, а, главное, быстро. Только не нужно этих сентиментальных бредней о порядочности, долге и чести. Ашшур просто вздорный старик, выживший из ума. Когда в Ассирии началась эпоха постоянных войн, и  город Ашшур стал центром  могущественной державы, бога Ашшура люди объявили главным богом войны. Люди же наделили его всеми прочими регалиями – повелителя вселенной, творца и организатора космоса и сделали отцом всех богов. Смешно. Только он от этого не стал другим, а как был, так и остался богом охоты ассирийцев, только и всего. Убейте его, и мы будем править вместе! Что скажете?

            – Нет, – ответила Оля первой.

            – Вижу, остальные согласны с этим мнением? Глупцы! А жаль, могли бы жить. Я ведь не обманывал вас, когда говорил, что вы мне нужны.

            Колдун махнул рукой, и все сорок охранников бросились на нас. Однако после двух взмахов Ваниного топора, они снова отступили. Но, гонимые чарами колдуна, охранники снова бросились на нас. На этот раз их атаку вместе с Ваней отбили и мы с Олей. Только Юля почему-то находится за нашими спинами и не спешит вступить в бой.

            – Еще минутку, еще одну минутку, – донесся до моего сознания голос Юли.

            Охранники снова пошли в атаку, так что оглянуться, чтобы посмотреть на свою старшую дочь у меня даже секунды не нашлось. Однако я увидел, что колдун вдруг побледнел и вскочил со своего места.

            – Иштар? – взволнованно спросил он. – Иштар? Это ты?

            – Я, – ледяным тоном ответил незнакомый женский голос из-за моей спины.

            Воспользовавшись тем, что охранники прекратили атаку, я оглянулся. В двух шагах за мной стояла крепкая, черноволосая  женщина средних лет. Безо всяких натяжек ее смело можно назвать красивой. В руках у нее противотанковое ружье времен Великой Отечественной войны! А вот своей старшей дочери я нигде не вижу.

       Иштар тем временем дослала патрон в патронник, прицелилась и выстрелила в колдуна. Бронебойно-зажигательная пуля, способная пробить танковую броню, свалила колдуна вместе с его золотым троном. От взрыва колдун упал, но тут, же встал на четвереньки. Прозвучал второй выстрел. На этот раз пуля попала колдуну в голову.

            – На! – сунула Иштар ПТР мне в руки. – Стреляй все время!

            А сама бросилась к телу колдуна. Я успел выстрелить дважды. За это время Иштар сняла с плеча колдуна лук и колчан со стрелами. После этого она бросилась ко мне. Я выстрелил еще раз, патронов у меня больше не было.

            – Держи, дорогой, – нежно сказала Иштар.

            Я оглянулся к ней, чтобы взять еще патронов, и увидел перед собой Ашшура. Он как раз принял из рук Иштар лук и стрелы.

            – Вот и все, колдун, – напряженно произнес Ашшур, и выстрелил в колдуна из лука. От попадания стрелы колдун вспыхнул, словно его облили бензином, и через несколько секунд полностью исчез.

            Охрана колдуна бросила оружие и пала на колени перед Ашшуром. Похоже, чары рассеялись, и люди вспомнили, кто они, и кто такой Ашшур.

            – А откуда здесь противотанковое ружье? – спросил Ваня.

            – Где Юля? – спросил я, оглядываясь по сторонам.

            – При прохождении из одного мира даже игрушка может стать оружием, – объяснил Ашшур. – Это та самая мягкая травматика в виде СВД, которую вы прихватили из дома. А Юля сейчас сидит на троне в городе Ашшуре в моем облике.

            – Ничего не понимаю, – нахмурился я.

            – Все очень просто, – сдержанно улыбнулся Ашшур. – Иштар, кстати, познакомьтесь – это богиня и моя жена – Иштар. Она пришла в ваш мир в виде Юли, а Юля все время находилась в Ашшуре. Я же, стараясь оставаться незамеченным, находился рядом с вами.

            Так это была Иштар! То-то я много раз замечал, что Юля словно читает мои мысли! А это была богиня Иштар!

            – У нас много работы, – нахмурился Ашшур. – Чтобы привести все в порядок, необходимо много времени. Вам всем спасибо и прощайте!

            После этих слов Ашшур,  Иштар и все охранники исчезли, а мы увидели, что у входа из пещеры появились веревки.

            – Ночь еще на дворе, – сказала Оля.

            – Давайте здесь переночуем, – предложил Ваня. – Утро вечера мудренее!

            Так мы и поступили. Не спалось, и я всю ночь продежурил у костра, любуясь своими детьми. Дети проснулись после восхода солнца. Мы сначала перекусили, и только после этого поднялись по веревкам в Порубежье.

            Не успели мы отдышаться, как из-за соседней горы снова показались железные птицы. Они летели прямиком к нам. Мы снова стали бросать им алмазы, но птиц оказалось больше.

            – Это я виноват, – признался Ваня. – Я оставил дома пять алмазов.

            – И я тоже, – признался я, и обнажил меч.

            Оля стала стрелять из лука по приближающимся стальным птицам, но стрелы не наносили им никакого вреда. Оля бросила лук, и вытащила из ножен свою саблю.

            Когда первая птица подлетела к нам, мы стали рубить ее сразу все трое, но птице наши удары, кажется, не особо и досаждают. Ударом своего железного крыла она разрубила пополам Олин щит. Я рубанул мечом по шее птицу, клинок сломался, и в моих руках осталась только одна рукоять. Другого меча у меня нет. Я достал из ножен кинжал.

            Птица повалила меня на скалу, прижав меня тяжелой, когтистой лапой. Хотя дышать и пошевелиться под ее тяжелой лапой тяжело, я  намеревался воткнуть ей кинжал в брюхо, в надежде, что там не все защищено железными пластинами. И тут неожиданно для меня птица закричала от боли. Через секунду она взлетела, оставив меня в покое.     

            Я с трудом поднялся на ноги. Тут до моего сознания донеслись выстрелы из огнестрельного оружия. От одинокого дерева к нам бегут Андрей и Вера Прокофьевы с автоматами в руках, а из дерева один за другим выскакивают еще трое парней. Все они в форме защитного цвета, и я догадываюсь, что это ребята из команды по страйкболу, которых вспоминал Ашшур. У одного из них в руках ранцевый огнемет. Подбежав к нам, этот парень стал поливать огнем подлетающих птиц, а остальные стреляют по ним из автоматов.

            – «Воздушная атака» отбита, – улыбнулся Ваня, после того, как железные птицы, оглашая окрестности яростными криками, полетели прочь.

            Я посмотрел на сына – левая рука у него залита кровью и  висит как плеть, топор весь в зазубринах. Оля сидит на земле, а Вера делает ей перевязку, так как дочка ранена в ногу.

            – Вовремя вы, – сказал я, дрожащей рукой вытирая пот.

            – Дядя Толя, – сказал Андрей, – возвращайтесь домой. Мы сами  здесь все закончим. Кстати, вы не познакомите нас? – и он кивнул на Ваню и Олю.

        Как мне показалось, он с нескрываемым восхищением смотрит на мою младшую дочь.

            – Так вы же знакомы! Это Ваня и Оля!

            – Да ну? – несказанно удивился Андрей. – Не может быть!

            И лицо его, что называется,  вытянулось от удивления.

            – Может, Андрюша! В этом мире все может!

            Когда мы трое, прихрамывая, подошли к Вратам, с обеих сторон гряды донесся угрожающий крик дэвов и Смотрителей. Прокофьевы и их друзья вступили с тварями в огневой контакт. Мы прошли через Врата, и оказались прямо во дворе своего дома. Ваня и Оля, снова маленькие дети!

            – Как? – удивилась жена. – Вы еще не в доме? Толя, ну, ладно, они дети, но ты-то взрослый человек! Такая жара на улице! Марш в дом и займитесь чтением!

            – Есть! – дурашливо приложил Ваня руку к голове, и первым вошел в дом. Следом за ним вошла Олечка, а потом и жена. Тут зазвонил мой мобильный телефон.

            – Папа, у вас все в порядке? – спросила Юля. – Что-то у меня на душе не спокойно.

            – Не беспокойся, у нас все хорошо. А ты где сейчас?

            – Как где? В Североморске, конечно, где же еще?!

            Поговорив еще немного, я отключил телефон. Надо мной кто-то пролетел, и я инстинктивно втянул голову в плечи. Посмотрев вверх, я увидел двоих аистов. Их большие тени упали на меня. Аисты сели прямо за гаражом и стали настойчиво и тревожно стрекотать. Я уже хотел, было, подойти к ним, как вспомнил слова колдуна: «… столько существует миров, где царят гармония, радость и счастье, а вы по собственной воле пришли в мир, где ваша жизнь не стоит и выеденного яйца. … Ты должен понимать, что для таких экспериментов нужно быть готовым, а не бросаться, очертя голову, в любой водоворот жизни!»

            И я решительно отвернулся от аистов, и вошел в дом.

 

    Поделиться с друзьями

Об авторе

Анатолий Гончарук

Украина, Гайсин

Оставить комментарий

Другие работы автора:

Исключение из правил

Индивидуальная неповторимость главного героя продолжает привлекать к нему курсантов, которые предпочитают оставаться такими, какими их хочет видеть система. Иванов, сын своего времени, борется за человеческое в человеке. Продолжается его конфликт с командиром взвода, продолжается сближение с товарищами по взводу. В романе колоритно изображена повседневная жизнь военного училища в переломные годы перестройки. В точных и ярких зарисовках предстают перед читателями герои книги. Сюжет построен на контрастах. Не трудно догадаться, что образ главного героя не был бы столь привлекательным и цельным без прекрасного и вечного чувства – любви. Новелла - трогательно-нежный образ, воплощение скромности, женственности и доброты, девушка его мечты. Книга охватывает период с сентября 1986 года по сентябрь 1987 года.
Жанры: Реальная-проза

2019-10-19 21:53:15

Борзый "минус"

Такие разные мальчишки пришли в военное училище, чтобы служить Родине, но оказалось, что реальная армия серьезно отличается от пропагандистско-книжно-киношной. Первые впечатления главного героя, юноши с неуступчивым характером формируют его как будущего офицера. Вместе с другими курсантами первого курса, не особенно задумываясь о завтрашнем дне, он живет и учится, переживает увлечения, совершает ошибки. Курсант Иванов, тот самый Иванов, «на которых Россия держится», наполовину русский, наполовину украинец, но не испытывающий никакой ментальной раздвоенности, он является русским, по сути, по духу и вере. События романа разворачиваются в стенах Симферопольского высшего военно-политического училища с июля 1985 года до сентября 1986 года. Образ главного героя вобрал в себя черты целого поколения молодых людей, одного из последних выпусков офицеров-политработников Вооруженных Сил СССР.
Жанры: Реальная-проза

2019-10-19 21:47:32

Люди чести

Бывшие друзья встретились через многие годы во время войны 08.08.08 по разные стороны "баррикад..."
Жанры: Реальная-проза

2019-10-19 22:12:44

Доброе дело

Приятель решил сделать семье своих друзей доброе дело
Жанры: Реальная-проза

2019-10-19 22:30:30

Прогулка в лес

Двое маленьких детей без разрешения родителей ушли в лес, где встретились с волчьей стаей.
Жанры: Реальная-проза

2019-10-19 22:31:54

Наши партнеры

Меню

©2020 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan