КОМА. 2024. (Вспоминая Джорджа Оруэлла)

2019-08-31 13:17:20
Жанры: Фэнтези
Оценка 0 Ваша оценка


                                                              ЧАСТЬ 1

 

День первый.

1.

Дорога была длинной и скучной. За окном проносился один и тот же пейзаж: серые и невзрачные поля, убогие сельские домишки, узкие выщербленные дороги на полустанках и железнодорожных переездах. Лишь однажды монотонное перестукивание колес и мою невообразимую скуку разбавила неприятная картина. Неряшливо одетая женщина с растрепанными волосами и хворостиной в руке, перегоняла через дорогу стадо коров. Грязными и донельзя стоптанными копытами они равнодушно шлепали по многочисленным лужам и лужицам, собравшимся после ночного ливня на убитой в край дороге. И все как одна худющие живелины были хромы. Едва перебирая тонкими ногами, коровы медленно, будто на бойню, брели к ферме, маячившей вдалеке.

Во мне начала зарождаться жалость к бедным животным, но поезд с неумолимой настойчивостью бежал вперед и опять перед моим взором предстало то же прежнее безрадостное зрелище.

Чем ближе я подъезжала к Неверску (ой, простите, Солнечногорску, так теперь назывался город, в котором я родилась), вид из окна становился все более мрачным и навевал беспричинную тоску.

Иногда мой поезд останавливался у чистенького вокзала какого-нибудь городка. Здания вокзалов (всех, без исключения, районных городов и поселков городского типа) были выстроены по одному проекту и ни на йоту не отличались друг от друга. Ну… разве только своим цветом, варьирующимся от грязно-серого до бледно-сиреневого, да клумбами, пестревшими яркими осенними астрами. Названия этих городков и поселков вызывали у меня недоумение. Я помнила их иными. И полное переименование населенных пунктов казалось мне странным и нелепым творчеством какого-то явно не совсем здорового чиновника.

Я ехала в гости к своей лучшей подруге Маре Гольской и предвкушала отличный десятидневный отпуск на родине. Увы, судьба разметала нас в разные стороны, и мы не виделись двадцать с лишним лет. Поначалу мы переписывались и при случае созванивались. Потом наша связь как-то резко оборвалась. И ни я, ни Мара почему-то не искали возможности пообщаться. Я, наверное, потому, что много работала и без устали моталась по свету в поисках новых тем для своего модного и очень популярного женского журнала. А Мара целиком погрузилась в домашние хлопоты и заботы о детях и муже.

Но как-то пару лет тому назад, на своей страничке в Facebook, я обнаружила, что женщина очень похожая на Мару постучалась ко мне в друзья. Посмотрев на ее аватарку, я засомневалась, что дама, смотревшая на меня с нечеткого фото это моя подруга. Лицо женщины было грустным, волосы почти белыми, а губы застыли в неестественной улыбке. Мы с Марой были ровесницами и такой седой моя любимая подруга быть просто не могла. Я помнила Мару веселой жизнерадостной девушкой с роскошными каштановыми волосами, искрящимися карими глазами и милой обаятельной улыбкой. Конечно, я приняла эту женщину в друзья, и она действительно оказалась Марой Гольской, моей подругой. Мы начали активно переписываться и однажды Мара пригласила меня в гости, сетуя на то, что не имеет достаточно денег, чтобы приехать самой и собственными глазами посмотреть на мое житье-бытье. Я была приятно удивлена приглашению и с радостью согласилась. Свою поездку я запланировала на сентябрь, когда уже будет не так жарко и проливные тропические ливни с сильными грозами не станут помехой моему отдыху. Гольская тоже обещала взять двухнедельный отпуск в сентябре. Я предполагала, что в самом начале учебного года ей будет сложновато выбить еще несколько свободных дней в счет будущих летних каникул. Мара клятвенно обещала приложить максимум усилий в преодолении трудностей, которые могут возникнуть с директрисой школы. Но все сложилось так как мы хотели. К нашей общей радости подруга-таки получила еще десять дней свободы, правда, за свой счет.

Так что все складывалось как нельзя лучше и весь август я нетерпеливо отсчитывала дни до нашей встречи. Визу мне открыли необычайно быстро. И по правде сказать, я была страшно удивлена, что эта процедура продлилась всего три недели. Из новостей я хорошо знала, что Элитария (так теперь называлась моя родина) стала очень закрытой страной. Глава Государства не очень приветствовал частные визиты иностранцев. Но чтобы не выглядеть в лице мирового сообщества диктатором, все же шел иногда на некоторые уступки и разрешал въезд в страну не только дипломатам, журналистам и нужным ему иностранным бизнесменам, но и простым гражданам других стран.

Скажу честно, я рассчитывала на веселый и приятный отдых в кругу семьи Гольских. Еще я надеялась, что мне удастся встретиться с друзьями юности и бывшими однокурсниками. Я училась в университете Неверска на журфаке, а аспирантуру заканчивала в Столице (ранее Большегорск). И да, да, не удивляйтесь. Теперь главный город страны назывался именно так незатейливо и просто – Столица.

А еще я всеми фибрами души желала навестить могилки родителей, которых не стало еще во времена Стабильности.

 В общем, сидя сейчас в комфортабельном купе высшего класса, я находилась в предвкушении ярких и счастливых дней, но не могла и представить, что ждет меня на родине. Конечно, я была осведомлена о том, что здесь происходит. Но я и не подозревала, насколько далеко здесь все зашло.

 

2.

Сойдя с поезда, я с сожалением обнаружила, что меня никто не встречает. Только проводница, молодящаяся блондинка лет сорока пяти, с завистью поглядывала на мои джинсы и дорогой белый свитер из натуральной ангоры, подаренный мне мужем на день рождения. Повертев головой по сторонам в поисках подруги, я все же потопала в сторону здания вокзала вслед за другими пассажирами поезда. Как-то незаметно люди выстроились в колонну по четверо в ряду. Я оказалась зажатой между двумя мужчинами с серьезными лицами. В их руках не было багажа и этот незначительный факт немного насторожил меня, хотя ни одеждой, ни обувью эти типы ничем не отличались от других пассажиров. Четвертая женщина нашего ряда брела, опустив голову. Она старалась поспевать за всеми, но каждый шаг давался ей с большими усилиями. Складывалось впечатление, что она хочет казаться меньше и незаметнее. Женщина с трудом тащила свою тяжелую сумку и хрипло дышала. Ее чрезмерная полнота и посиневшие губы выдавали в ней сердечницу, и я начала опасаться, что бедняга сейчас рухнет на землю.

Колонна постепенно просачивалась внутрь красивого современного здания вокзала и когда я переступила его порог, ко мне подскочила молоденькая девушка в форме проводницы в кокетливо сдвинутой набок пилотке.

- Здравствуйте, - приветливо поздоровалась она и улыбнулась, но ее глаза оставались пустыми, и, я бы даже сказала, безжизненными. – Мы всегда рады гостям нашего города. Пройдемте…

Девушка указала рукой в сторону стеклянной кабинки под первым номером. С потолка свисало неоновое табло, на котором красными буквами горело: «Только для иностранных гостей города». Левее высвечивалась надпись: «Только для приезжающих в город граждан страны». А еще левее: «Только для горожан». Собственно, весь периметр огромного зала был заставлен этими клетками из пуленепробиваемого стекла. Пассажиры поезда постепенно рассеивались кто куда, но ни один человек не вышел в город, минуя нужную ему кабинку. Кто-то справлялся со своим делом быстро, кто-то задерживался и, покидая свой проверочный (пропускной?) пункт, старался побыстрее оказаться за стенами гостеприимного вокзала.

Я неопределенно передернула плечами и покорно последовала за служащей. К моему крайнему удовлетворению мужики, сопровождавшие меня в колонне, чудесным образом куда-то испарились.

За деревянной и какой-то казенной стойкой, совершенно не соответствующей стилю здания из стекла и бетона, возвышался крупный мужик с абсолютно лысой головой. Определить его возраст было сложно. На вид дядьке можно было дать и тридцать, и сорок, и даже пятьдесят лет. И невзирая на его высокий рост и волевое лицо, он выглядел каким-то ординарным, безликим что ли.

 Внимательно оглядев меня с ног до головы, мужчина поинтересовался:

- На каком языке желаете говорить? На французском, английском, немецком или по-китайски? А может по-арабски?

Произнося эти слова, служащий вокзала вставил в ухо какое-то устройство, и я сразу догадалась, что это миниатюрный переводчик.

- На русском, пожалуйста, - любезно ответила я и попыталась выдавить подходящую случаю улыбку.

- Документы, - выдал амбал.

Я подала паспорт. Мужчина бегло просмотрел его, а затем краем глаза зыркнул в монитор компьютера.

- Так может все-таки по-французски? Вы же прибыли к нам из Швейцарии, - то ли спросил, то ли констатировал факт мужик.

- Давайте говорить по-русски. Я родилась в этом городе и родную речь не забыла.

- Хорошо, - равнодушно согласился он. – Вы согласны принять чип?

- Какой чип? – удивилась я.

- Индификационный. Без него вы не сможете покинуть здание вокзала.

- Простите, но на границе меня не предупреждали ни о каком чипе.

- На границе в ваш паспорт внесли только все ваши биометрические параметры, что позволяет вам свободно передвигаться по стране. А чтобы находиться в нашем городе вам необходим еще микрочип. Это даст вам право находиться здесь, в Солнечногорске.

 Я чуть не задохнулась от возмущения.

- Так да или нет? – ледяным голосом спросил мужчина.

- Да, - сдалась я без боя. (Не возвращаться же на самом деле назад, когда проделан такой длинный путь?).

- Хорошо.

Амбал подхватил документ и направился к закрытой металлической двери, располагавшейся позади него. Вернулся он довольно быстро. В одной руке мужчина держал мой паспорт, а в другой пистолет для вживления чипов.

- Дайте правую руку, пожалуйста, - заученно приказал блюститель порядка, если так можно было назвать этого гражданина.

Я безмолвно протянула руку, остро чувствуя смесь унижения и бессилия. Мужчина небрежно бросил паспорт на стол. Потом неторопливо выудил из нагрудного кармашка полиэтиленовый пакетик с чипом и белой прямоугольной пластинкой, сделанной из неизвестного мне синтетического волокна или сплава. Пластинка была очень похожа на тоненький и гибкий кусочек марли. Я начала подозревать, что это какое-то новое цифровое устройство. Но дядька, по всей видимости, не собирался пояснять мне его истинное предназначение.

В какой-то момент мне показалось, что этот неприятный тип с каким-то невероятным садизмом растягивает довольно простую и быструю процедуру, наслаждаясь моей беспомощностью и невозможностью остановить это издевательство. Садист, а по-другому его назвать я сейчас не могла, осторожно вытащил пластинку из пакетика, приложил ее к моему запястью и поднес к руке пистолет. Медленно нажимая на курок, он произвел выстрел. Ну… выстрел – это громко сказано. Это был тихий щелчок, загнавший мне под кожу невидимый чип и приклеивший к тыльной стороне запястья бесцветную пластинку. Я невольно вздрогнула, но ничего не почувствовала.

- Не снимайте пластину в течение суток. Это важно, - сказал служащий вокзала и добавил, стараясь придать своему голосу подобие радушия: - Мы всегда рады гостям нашего города.

Произнеся эту заученную избитую фразу, мужчина сразу же потерял ко мне всякий интерес. Теперь его взор был направлен на кого-то стоящего за моей спиной. Я схватила паспорт и поспешила к выходу, ощутив, что удушливая атмосфера вокзала не дает мне вздохнуть полной грудью и что-то похожее на гнев формируется внутри меня. И этот гнев, как шпион, выполняющий миссию на вражеской территории, до поры тихонько затаился, поджидая удобного момента, чтобы в один прекрасный день вырваться на волю и выполнить свое задание.

 

3.

Большие двери на фотоэлементе радушно распахнулись, выпуская меня в город беззаботного детства и счастливой юности. Мара стояла у крыльца, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Я сразу узнала подругу и к моему крайнему изумлению аватарка полностью соответствовала ее настоящей внешности. Невысокого роста, щупленькая, с рано поседевшей головой, она была по-прежнему красива той неброской красотой, которая была свойственна всем нашим женщинам. Только эта седина и глубокие скорбные складки у рта состарили ее лет на десять.

Я бросилась к любимой подруге и крепко ее обняла.

- Здравствуй, милая!

- Женечка, запомни, у нас бегать больше нельзя. Загребут. – Шепнула мне на ухо Мара, а потом громче добавила: - С приездом, дорогая! Как добралась? Как же я рада тебя видеть! А еще больше я рада тому, что ты все же решилась приехать к нам. Ну что, ко мне?

Я кивнула. Взявшись за руки как в старые добрые времена, мы направились к остановке. Меня переполняли эмоции. Мне так много хотелось рассказать и о многом расспросить мою подругу! Но Мара держалась как-то скованно, отстраненно. Она шла молча и я, поддавшись ее странному поведению, придержала язык за зубами. Казалось, что сейчас мы должны были бы болтать без умолку и, перебивая друг друга, живо делиться новостями, коих за последние годы накопилось немало. Но нет. Мы неторопливо шли к остановке и ни обмолвились ни словом.

На чистом, почти стерильном пятаке асфальта, люди тоже стояли практически молча. Только иногда доносились редкие реплики ни о чем. Горожане были опрятно одеты, мужчины гладко выбриты, а у женщин преобладали простые короткие стрижки. 

Первое, что бросилось мне в глаза это то, что ни на остановке, ни на тротуаре напротив не было детей.

- Мара, а где дети? Почему я не вижу детей? Уже вечереет, погода теплая и по идее они должны бегать по улицам.

- Те, кто учится, находятся в школе до восьми часов. Потом школьников развозит по домам школьный автобус. А малышам и их родителям в это время суток запрещено появляться за пределами своих дворов. Ну… только в случае крайней необходимости, – тихо, чтобы нас не услышали люди, пояснила Мара, а затем вдруг нервно приказала: - Опусти голову! Быстро!

- Ты чего? – опешила я. – Почему я должна…

- Тише ты! Делай как я говорю, - прошептала Мара и слегка согнувшись, опустила глаза в землю. Что-то смутно зашевелилось в моей памяти. Но понять, что именно за мысль пробивается к моему сознанию у меня не было времени. Я последовала примеру подруги и опустила голову. Из-за слегка припущенных век, я повела глазами вправо и влево. Все, кто в эту минуту находился рядом с нами, так же стояли свесив головы. В следующее мгновение я отчетливо услышала легкое потрескивание и шум вентилятора. Я догадалась, что эти звуки издает маленький беспилотник. Дрон сделал пару кругов над остановкой и удалился в сторону железнодорожных путей. Послышались вздохи облегчения. Люди начали выпрямляться. Их речь стала активнее и чуть громче.

- Теперь можно поднять голову, - разрешила Мара.

- Да неужели? – съехидничала я и подняла глаза на подругу.

Ее лицо было спокойным, словно ничего из ряда вон выходящего не произошло. Мара хотела сказать что-то в ответ, но к остановке подкатил красивый зеленый троллейбус. Его округлые формы и внешний вид в целом, создавали приятное впечатление надежного и совершенного городского транспорта. Я не учуяла и противного запаха выхлопных газов. Понятно. Это троллейбус, работающий на электричестве. Впрочем, я давно привыкла к электротранспорту. Сама водила «Tesla» и была очень довольна работой своего электрокара. (Ну это так, к слову). Троллейбус двигался почти бесшумно, только открывающиеся двери издали тихий шипящий звук, больше напоминающий шелест шин об идеально ровное шоссе.

Мы вошли в светлый просторный салон. Низкий пол, кондиционер, чисто. Все, как и у нас. В салоне все сорок сидений были заняты молчаливыми и однообразно (довольно бедно по моим меркам) одетыми людьми. Когда троллейбус тронулся и проехал несколько метров, я вдруг сообразила, что в здании вокзала, на остановке и вот теперь в салоне было как-то уж очень тихо. Ни топота, ни смеха, ни громких разговоров и восклицаний. Словно здесь обитали не нормальные живые люди, а их подобия, тени, имитирующие жизнь. Да, было тихо, мирно и спокойно, как на кладбище. От этого сравнения и первых весьма странных впечатлений от любимого города, полученных буквально в первый час по прибытии, меня передернуло. И эти первые впечатления повергали меня в шок. Я не узнавала свой Неверск. Вроде бы привокзальная площадь та же, и старые дома, возведенные в прошлом веке те же; та же троллейбусная линия и тот же перекресток. Но что-то было не так, не правильно. Мое сознание пыталось охватить все и сразу, разложить все по старым, привычным с детства полочкам. Но сходу сделать какие-то умозаключения не получалось. Мне необходимо было время, чтобы докопаться до истины и все понять.

Тем временем Мара приблизилась к миниатюрному экранчику, прикрепленному к металлическому стержню в центре салона. Она достала из портмоне пластиковую карту и дважды коснулась ею экрана. На табло первый раз высветилось: «Личность установлена», а во второй раз: «Спасибо, оплачено за двоих.  Можете следовать по назначению».

Конечно же с я интересом наблюдала, как эту процедуру проделали все вновь вошедшие пассажиры. Все происходило без суеты, толкотни, ругани и лишних слов. Люди выстроилась в аккуратную очередь, насколько это позволяло пространство салона и терпеливо дожидались возможности оплатить проезд. Я конечно с трудом представляла, как можно так культурно оплатить проезд в час пик, когда троллейбус забит до отказа. Но, возможно, мне еще представится возможность понаблюдать и за этим.

У меня же дома мы оплачивали проезд в городском транспорте раз в месяц. Это была совершенно мизерная плата. Чтобы поддержать город, некоторые мои друзья, да и я сама, делали этот ежемесячный взнос добровольно. Мы все имели свои машины и крайне редко пользовались общественным транспортом.

Мои размышления прервала Мара.

- Можно поставить сумку на пол. Это разрешено. Хотя нам не очень долго ехать, - вплотную придвинувшись ко мне, почти прошептала она. – Ты помнишь еще мой адрес?

- Ну конечно! И ты по-прежнему живешь в квартире родителей?

- Да. Мы с Павлом так и не смогли собрать денег на свое жилье. Все наши сбережения пропали после… - Мара запнулась и нехотя добавила: - После последней деноминации. И теперь восстановить прошлые запасы нереально.

Мне показалось, что подруга не совсем искренна со мной и за ее словами что-то кроется. Но я быстро откинула прочь странные подозрения и посочувствовала:

- Жаль. Очень жаль.

Немного отстранившись от меня, Гольская спросила чуть громче:

 - Расскажи, как ты доехала?

Подруга сменила пластинку, и я не стала возражать. В двух словах я описала свое долгое путешествие. А спустя некоторое время из скрытого динамика раздался мелодичный женский голос: «Остановка. Улица Ленина. Выходя из салона не забывайте вещи». Я чуть не захохотала в голос. Надо же! Это название осталось прежним! Но Мара строго посмотрела на меня, и я подавила вырывающийся наружу смех. Хотя на самом деле мне было не смешно. Весь мир, за исключением стран десяти, уже давно осудил этот персонаж истории. Но по всей видимости в Элитарии по-прежнему чтили «вождя мирового пролетариата» и всячески сохраняли память о нем и его кровавых делах.

Мы вышли из троллейбуса и с сожалением отметили, что погода резко переменилась. Солнце скрылось за низкими тучами. Было тепло по-прежнему, но начал накрапывать довольно противный мелкий дождичек.

На хорошо знакомой мне улице все осталось по-старому. Только на огромном подсвеченном баннере, возвышавшемся у дороги, я прочла: «Мы все очень любим свою страну! Мы гордимся ее достижениями! Мы счастливы жить в Элитарии!»

Кричащие лозунги были наложены на чудесный летний пейзаж. Прекрасное чистое озеро с золотыми берегами, обрамленное ухоженными полями вызывало чувство покоя. На берегу озера стояла молодая пара и счастливо улыбалась. Мужчина держал на руках девочку со светлыми кудряшками. На вид девчушке было годика четыре. Нереально милый ребенок весело махал всем, кто проходил мимо кричащего баннера.

Заметив, что я с интересом рассматриваю рекламный щит, Мара пояснила:

- Картинки меняются один раз в месяц. Но надпись всегда остается прежней. – Гольская тяжело вздохнула и опасливо оглядевшись по сторонам, печально добавила: - Картинки на баннерах всегда очень красочные и яркие. Природа, красивые дома и счастливые люди… Ах, если бы все это соответствовало действительности!

- А что, разве это не так? – осторожно спросила я.

После короткого раздумья Мара неопределенно высказалась:

- Может быть… когда-нибудь… Но боюсь, не при нашей жизни.

Не обращая внимания на дождь, мы неспешно приближались к старой серой пятиэтажке. И несмотря на то, что дома квартала были выкрашены в разные цвета, ощущение серости все равно сохранялось. Возможно благодаря быстро сгущающимся сумеркам, а возможно из-за усиливающегося дождя. Мы быстро промокли и хотели поскорее оказаться в тепле уютной квартиры Гольских.

Мое подсознание по-прежнему фиксировало все произошедшие здесь перемены. Чистота на дорожках и тротуарах, доведенная до стерильности. Аккуратно подстриженные кусты у металлических низких заборчиков. Спиленные под корень старые деревья и совсем еще юные, не так давно высаженные березки и топольки. Разноцветные пустые скамейки у подъездов. Редкие, чем-то озабоченные прохожие и соседи, выгуливающие своих собак в строго отведенном месте. А еще маленькие детские площадки с невысокими металлическими горками и крохотными песочницами под скукоженными грибками.

 А моя упрямая память снова и снова возвращала меня в счастливую пору детства и юности, когда все было ярко, живо, шумно и весело. Мужики, играющие в домино в красивой беседке, позволяющие себе время от времени нецензурные выражения. Молодые мамаши с колясками, громко обсуждающие какое детское питание лучше. Детвора, беспрерывно бегающая по двору, забавляясь игрой в пятнашки, прятки или в безобидную войнушку. И сварливые старушки, сидящие на скамейках и беззлобно обсуждающие проходящих соседей и особенно девиц на выданье.

«Старею, наверное,» - подумала я и взглянула на окна дома Гольских. В некоторых окнах уже был зажжен свет. На втором этаже третьего подъезда распахнулась балконная дверь. В лоджии появился Пашка Гольский и приветливо замахал нам рукой. Я тоже махнула ему в ответ, а Мара улыбнулась. Впервые с момента нашей встречи она улыбалась искренне и счастливо, а из ее глаз струилась безмерная любовь и нежность.

- Пашке не терпится с тобой встретиться. Ты даже и представить себе не можешь как мы рады твоему приезду.

- И я рада, что приехала, - искренне сказала я. И это была чистая правда.

 

4.

Наконец мы оказались под спасительным навесом подъезда. Мара приблизила правое запястье к экрану домофона. Металлическая дверь легко и приветливо распахнулась, и мы вошли в тускло освещенный подъезд. В нос сразу же ударил резкий кислый запах. Это была помесь прокисших вчерашних щей, жареной на дрянном масле рыбы, застарелой плесени и мокрых тряпок. А еще я не уловила запаха сигаретного дыма, который, насколько я помнила, всегда висел в подъезде Мары. На подоконниках довольно чистых этажных окон не наблюдалось ни пепельниц, ни традиционных банок с окурками. Стены подъезда, выкрашенные дешёвой масляной краской в темно-зеленый цвет, удручали и давили на мозг. В подъезде было чисто, почти стерильно. Даже перила лестницы казались свежевымытыми. На ступенях кое-где были заметны потеки воды. Видимо кто-то совсем недавно делал здесь уборку, потому запах мокрой грязной тряпки был столь сильным.  

- Как у вас чисто! – воскликнула я и похвалила: - Твои соседи большие молодцы! Очень хорошо следят за порядком, не то что во времена нашей молодости…

- Да уж… - неопределенно хмыкнула подруга и горько улыбнулась. – Только это не наша заслуга. За чистоту в помещениях и на улицах отвечают совсем другие люди.

- Уборщики? Дворники?

- Послушники, - неохотно ответила Мара.

- Кто-кто? – не поняла я.

- Послушники, - повторила подруга и в ее голосе я услышала нотки боли.

- А кто они, эти послушники?

- Потом расскажу, - отмахнулась Мара и с облегчением произнесла: - Вот мы и дома.

На площадке второго этажа, широко улыбаясь, стоял сам хозяин дома. Паша Гольский был когда-то очень красив. Яркий брюнет с ясными голубыми глазами, он был широкоплеч, высок (где-то под метр девяносто) и невероятно обаятелен. Все вместе, да плюс спортивная гибкая фигура, делали Пашку просто неотразимым для нас, девчонок, только вступающих во взрослую жизнь. В ту далекую пору мы искали приключений, новых впечатлений и знакомств. Но самое главное – первой любви и, естественно, секса и чувственных наслаждений.

Маре повезло больше всех. Именно ей, первой, удалось привлечь внимание красавца-студента исторического факультета одного из трех вузов Неверска. А попасть на этот факультет можно было только благодаря большим связям или блату. Ну и знаниям, конечно, если таковые имелись. Высшие учебные заведения постепенно сокращались из-за отсутствия финансирования. Выживали только те институты и университеты, которые давали знания преимущественно за деньги (и немаленькие, надо сказать), а бюджетных мест год от года становилось все меньше и меньше. С годами и особенно во времена Высшего Благополучия и Мира, сменившего годы Стабильности, высшее образование стало практически недоступным детям из простых и бедных семей. Но, к своей великой радости, в тот период я уже находилась очень далеко от родного дома и была уверена в том, что мои собственные дети получат самое лучшее образование, или то, которое они захотят сами. Материальное положение моей семьи позволяло мне абсолютно не думать о деньгах и не беспокоиться о будущем наших с Олафом детей. И как ни страшно мне было когда-то покидать родину, я никогда не жалела об этом. Ни тогда, ни сейчас.

Так вот, у Гольского было и то, и другое. Его родители были чиновниками высшего звена нашего губернского (в прошлом областного) города. Отец был главой администрации Центрального района, а мать  там же возглавляла отдел экономики и стратегического планирования. За годы усердной службы на благо государства родители Пашки приобрели определенное влияние, обросли связями, деньги имели и посему легко пристроили сына на престижный факультет. Но я бы слукавила, если бы сказала, что в поступлении Пашки в университет свою роль сыграл только блат родителей и их деньги. На самом деле Гольский был умен, учиться любил и окончил школу с золотой медалью. Парень, не прилагая особых усилий набрал необходимое количество баллов и стал студентом.

Мы с Марой поступили в университет годом позже. Она направила свои стопы в педагогику, а я в журналистику. Вскоре мы познакомились с Пашей, и Мара тут же влюбилась. Завязать прочные отношения с красавцем-историком ей удалось не сразу. Он всегда находился в окружении сокурсниц и поклонниц, но я часто замечала, как заинтересованно он поглядывает на мою подругу. Она же, поймав его взгляд, то краснела, то бледнела. Однажды на перемене он просто подошел к ней, и больше они не расставались. Впрочем, Маре пришлось стойко выдержать натиск родителей Пашки. Они были против подобного мезальянса, ведь родители Мары были всего-навсего простыми учителями. Но Пашка оказался внутренне более сильным, чем могло показаться со стороны и далеко не маменькиным сынком. Поэтому их свадьба состоялась.

На свадьбе я выступала в роли свидетельницы и была счастлива за обоих. Я любила Мару и мне очень нравился Павел. В моих глазах он был идеальным мужчиной до тех пор, пока, учась в аспирантуре Большегорского госуниверситета, я не встретила Олафа Свенсона, своего будущего мужа.

А еще я очень уважала Гольского за его честность, открытость и принципиальность. И даже за то, что он частенько критиковал родителей за их снобизм и высокомерное отношение к простым людям. Он откровенно говорил, что никогда не пойдет по стопам родителей, не будет бездушным чинушей, а станет известным археологом и своими открытиями прославится на весь мир.

У родителей же молодого мечтателя, были иные планы. Они желали видеть своего сына как минимум министерским служащим, а как максимум, вторым лицом государства. Уже в те времена претендовать на первое место в стране было не реально и даже опасно. Именно поэтому Паша и учился на истфаке. Из стен этого привилегированного факультета любого вуза страны, выходили будущие чиновники высокого ранга. Министры, главы администраций и руководители крупнейших государственных и частных предприятий (в том числе и сельскохозяйственных) очень быстро сформировались в элиты, а во времена Стабильности стали достаточно сильными и прочно укрепились на своих местах.

Пашка рассказывал, что лекции по политологии, госуправлению, экономике и идеологии его мало привлекают. Ему гораздо более интересными казались занятия по археологии, Древней истории и истории Средних веков. На моем факультете нас тоже пичкали и зомбировали всякой ерундой, но не до такой степени, как на истфаке. Все исторические факультеты по сути находились под управлением не декана и ректората вузов, а Администрации Главы Государства. Поговаривали, что там даже есть Списки Желаемых студентов. Лояльных власти студентов необходимо правильно обучить, идеологически верно воспитать и вырастить из них будущую замену, уходящим на покой руководителям. И эта молодежь должна беспрекословно претворять в жизнь Указы и Декреты Главы Государства (в простонародье – ГГ), как и их предшественники.

Сейчас же, Гольский широко распахнул свои объятия и я, бросив сумку на пол, с радостным чувством приникла к нему.

- Здравствуй, Женечка, - поздоровался со мной Паша, похлопывая меня рукой по спине. Его объятие было довольно крепким, и я пролепетала:

- Отпусти, медведь. Задушишь.

Гольский ослабил хватку и съерничал:

- А может к тебе надо обращаться госпожа Свенсон?

- Нет, можно по-старому. Просто Женька.

Мы громко рассмеялись и поцеловались.

- Тише вы! – приструнила нас Мара. – Соседей нельзя беспокоить. Давайте, заходите уже в дом.

Мы вошли в квартиру. Я была рада оказаться сначала в узеньком коридоре, а затем и в уютной гостиной. Старая добротная дубовая мебель, приобретенная когда-то родителями Мары, теперь была больше похожа на антиквариат. Благородная патина делала мебель дороже ее первоначальной цены. Большая плазма отечественного производства, внешне ничем не отличалась от известных мировых брендов. (К слову сказать, вся бытовая техника Гольцовых, вплоть до сенсорных смартфонов и ноутбука их дочери, была произведены в Элитарии). Красивые шторы сейчас были наглухо задернуты, а в пятирожковой люстре тускло горели всего две лампочки. После такого долгого перелета и поезда я очень устала и с удовольствием плюхнулась в большое мягкое кресло, обитого затертой кожей, бывшей когда-то кремового цвета.

Радость от встречи с друзьями переполняла меня. Я с нетерпением ожидала момента, когда можно будет поболтать с ними по душам, как в старые добрые времена.

Из кухни доносились умопомрачительные запахи. Я сразу определила, что Мара приготовила курицу в духовке. А еще салат из свежих овощей и, естественно, так любимую мною шарлотку. Мара отлично готовила. Еще лет в четырнадцать она баловала меня своей выпечкой. Правда ее булочки и крендельки не всегда удавались и были пышными, как подобает подобного рода изделиям. Но мне они казались такими вкусными, что всякий раз я просила добавки.

            Жадно втягивая ноздрями чудные ароматы, я почувствовала, что зверски проголодалась. От предвкушения вкусной домашней еды у меня потекли слюнки.

            Гольский внес мою сумку в гостиную, а я, неохотно поднявшись с просиженного кресла, пошлепала к ней. Расстегнув молнию, я вытащила из сумки бутылку Бакарди Карта Бланка и протянула ее Павлу.

            - Это тебе, Паша.

            Гольский заулыбался и сказал:

            - Спасибо, Женя, но не стоило тратиться. Ром-то ведь дорогой, – рассматривая этикетку, он сокрушенно добавил: - Да и разбавить его нечем.

            - Нет проблем. Я в поезд брала с собой Колу, но так и не открыла ее.

            Я выудила литровую пластиковую бутылку напитка и по-прежнему сидя у сумки, протянула ее Гольскому.

            - Живем, - оживился Пашка и двинул в кухню. Но у самой двери обернулся и произнес: - Твой подарок даже грешно пить под картошку.

            - А мы по чуть-чуть, - банально пошутила я. – Не важно под что пить, главное с кем. Жаль только, что на границе у меня забрали вино и коньяк. Оказывается, к вам можно провозить только одну бутылку любого алкоголя. Я выбрала ром.

            - Да, мы знаем об этом, - согласилась Мара, появившаяся в проеме двери. – Ладно, поднимайся-ка, подруга, и иди мыть руки. Можешь душ принять, пока я накрываю на стол. Сейчас принесу тебе полотенце.

            Мара вышла в соседнюю комнату, а Пашка скрылся в кухне.

            - А где дети? – громко спросила я, так чтобы Мара услышала меня и встала с пола.

            - Лада будет с минуты на минуту, - глухо отозвалась Мара. – А вот Игорек уже давно не живет с нами.

            - Как так? – Я не смогла скрыть своего удивления.

            - Я потом тебе все расскажу, Женечка.

            Гольская вышла из спальни. Она несла большое махровое полотенце, которое знало уже ни одну стирку. Мара казалась чем-то опечаленной. И это была не просто печаль, а запрятанная куда-то далеко внутрь себя тоска, смешанная со старательно скрываемым отчаянием.

            «Что это с Марой? Я чем-то обидела ее? Почему на мои такие простые вопросы она отвечает уклончиво или не отвечает вовсе?»

            - Ладно, не говори если не хочешь, - пожала я плечами и взяла протянутое мне полотенце.

            Крохотная узенькая ванная комната была очень чистой. Голубоватый, почти белый кафель на стенах и полу создавал впечатление больничной стерильности. (Это слово будто прицепилось ко мне). Здесь едва умещалась душевая кабинка, стиральная машина под коротким названием «Ель-800», неглубокий умывальник на толстой ноге и старый унитаз. Корзина для грязного белья стояла прямо на крышке стиралки, поскольку другого места для нее просто не было. Стеклянная полочка под овальным зеркалом в простой раме, была уставлена небольшими бутылочками с шампунями, гелями и пенкой для бритья. Марки производителей мне были не знакомы. Но по аннотациям легко было понять, что все это было произведено в Элитарии. Впрочем, как и вся бытовая химия (в чем я убедилась позднее).

            Я открыла крышечку шампуня и поморщилась. Запах был резким и неприятным. Гель для душа, правда, источал приторный аромат фиалки. Судя по запахам и качеству упаковки средства гигиены были дешевыми. Мыло тоже не отличалось хорошим запахом, но выбирать не приходилось. Конечно, можно было вернуться в гостиную, взять несессер и воспользоваться своими туалетными принадлежностями. Но я не хотела обижать хозяев, демонстрируя неуважение к их жизни и бытовым условиям.

            Я посмотрела на себя в зеркало. Отражение не порадовало меня. Лицо осунулось, глаза уставшие и в них застыл вопрос: «Что здесь происходит?» Но увы. Ответа у меня пока не было.

            Я быстро сбросила одежду и взяла в руки шампунь. Дата изготовления: 01.01. 2020. Что, ему уже четыре года? Странно. Ладно, будь что будет! Я вошла в кабинку и встала под теплый душ. Дожидаться горячей воды не было смысла – напор воды был слабым. Или в квартире стоял ограничитель с целью экономии, или ее экономили в другом месте. Еще в самолете кто-то рассказал мне, что в Элитарии очень дорогая вода, несмотря на то, что здесь много рек и озер. И не мне ли знать об этом? Я часто вспоминала, как мы с девчонками бегали на Божье озеро искупаться в его кристально чистой воде и поваляться под солнцем на песчаном пляже. Мы пользовались каждым летним солнечным днем, чтобы потом хвастаться изумительным ровным загаром. Конечно, поначалу сгорали, но кефир или сметана делали свое дело, и краснота сходила за день-два, а на ее месте проявлялся замечательный оливковый цвет. Но мы жаждали шоколадного цвета кожи, поэтому старались не пропускать ни одного погожего денька.

            Сквозь шум воды я слышала, как прозвонил домофон, а немного погодя открылась входная дверь. В коридоре раздались голоса Мары и ее дочери. (Слышимость была отменная).

            - Она приехала?

            - Да, доченька. Тетя Женя в ванной. Ты пока не заходи туда.

            - Ладно.

            Голоса начали удаляться, а я решила поскорее закончить плескаться под такой же чуть теплой водой. Мне не терпелось увидеть младшую дочь подруги. Я без сожаления закрутила кран и вышла из кабинки. Затем насухо вытерла отдохнувшее тело, натянула джинсы и свежую блузку. Через пару минут я уже входила в кухню.

            Гольские, поджидая меня, сидели за празднично накрытым столом.

            - Проходи, Женечка. Садись. – Радушно пригласил меня хозяин дома и я не заставила их ждать. Я плюхнулась на свободный стул и посмотрела на девочку.

            - Здравствуйте, тетя Женя. С приездом, - робко поздоровалась она.

            - Привет, Лада. Я очень рада с тобой познакомиться, - широко улыбнулась я и через стол протянула девочку руку. Она как-то вяло пожала ее и опустила глаза.

            - Ой, ну какая же я все-таки бестолковая, - воскликнула я, хлопнув себя ладонью по лбу. -  Я же, Ладушка, привезла тебе подарок. Кстати и тебе, Марочка. Я так еще и не удосужилась вручить вам свои сувениры!

            Я вскочила со стула и метнулась к дорожной сумке. Выхватив из нее заранее приготовленные пакеты, я с той же скоростью вернулась назад.

Я раздала подарочные пакеты Гольским и удовлетворенно откинулась на спинку стула. Подарок для Лады оказался самым большим по объему, но еще один пакет так и остался лежать на моих коленях.

            Гольские не ожидавшие такого сюрприза, тут же начали доставать подарки. Ладе досталась коробка швейцарского шоколада и очаровательное платье от «Марибэль». Мара с восторгом перебирала натуральную французскую косметику, а Пашка перелистывал прекрасное издание Джорджа Харриса «Византия».

            Наконец Гольский оторвал глаза от книги и взглянул на меня.

            - Спасибо, Женя. Оказывается, ты помнишь…

            - Ну как не помнить, Паша? – Я сразу догадалась, о чем он говорит. - Хотя мы же столько лет не виделись и многое изменилось, я была уверена, что тебе мой подарок понравится. И не могла же я приехать к вам в гости с пустыми руками!

            Я смотрела на Гольского и только сейчас обратила внимание на его серое изможденное лицо, седые виски, глубокие морщины на лбу и неестественную худобу. Только глаза по-прежнему были яркими, живыми, выразительными.

            Младшая же Гольская спокойно отложила шоколад и теперь рассматривала платье. Она казалась равнодушной и бесстрастной.  Меня такая реакция подростка по меньшей мере удивила. Ну не могла нормальная девчонка, уже почти девушка, так индифферентно отреагировать на модный мировой бренд! Я только хотела открыть рот и спросить у Лады понравилось ли ей платье, как услышала голос подруги:

            - А что за пакет у тебя на коленях?

            Я немного замялась, а потом честно сказала:

            - Здесь подарок для Игорька. Но…

            Я боялась говорить дальше, потому что не знала истинной причины отсутствия мальчика в доме. Я боялась спрашивать о том, что с ним и где он сейчас. И я лихорадочно искала слова, чтобы разрядить обстановку в этой уютной кухне моих друзей. А здесь повеяло холодом и мне казалось, что мы все сейчас превратимся в ледяные статуи.

            Мне на выручку пришел Павел:

            - Но, если твой подарок для Игоря подойдет Ладе, можешь отдать его ей.

            - Ладно, - легко согласилась я и передала пакет Ладе.

            Она повесила платье на спинку стула и достала плоскую коробку средних размеров. Открыв ее, девочка удивленно посмотрела на меня и это была первая эмоция, отразившаяся на ее милом лице.

            - Доставай то, что в коробке, - улыбнулась я и пояснила: - Это новейший трансформер. Это квантовый сенсорный компьютер последней модели. Ты видела когда-нибудь такой?

            Лада отрицательно покачала головой и принялась рассматривать тонкий бесцветный ноутбук.

            - Но он просвечивается. Как же…

            - Открой. Когда поднимется крышка он заработает и засветится, и ты увидишь привычный для тебя экран и рабочую панель.

            - А как он заряжается? – удивленно спросил Гольский.

            - От солнца и его зарядки хватает почти на месяц, - пояснила я.

            - Не может быть! – восхитилась Мара и добавила: - Мы еще таких не видели. У нас все компьютеры и планшеты наши, элитарские. Но как же ты его провезла через таможню?

            - А вот это большой секрет, - ответила я.

            - А можно я пойду к себе и там буду разбираться с компом? – обратилась Лада к отцу. Лицо девочки порозовело, а умненькие глазки засветились радостью и любопытством.

            - Нет! – отрезал Павел. – Сначала ужин, а потом игрушки.

            - Но мне не позднее одиннадцати в постель…

            - Но, Паша, ради бога, в такой день давай сделаем исключение. Иди, доченька, а еду я принесу в твою комнату.

            - Спасибо, мамочка!

            - Если тебе понадобится помощь, обращайся, - вставила я.

            - Нет, тетя Женя, я хочу разобраться сама!

            Мы остались втроем. Гольский потер руки и весело спросил:

            - Ну что, дамы, начнем ужин? Кому налить?

            - Всем, - в один голос ответили мы.

            Атмосфера за столом разрядилась, и я наконец почувствовала, что вернулась в юность. Мы пили, ели и с ностальгией вспоминали старые добрые времена. Но мы ни словом ни обмолвились о дне сегодняшнем. Я не задавала неудобных вопросов. Я не хотела портить праздник ни себе, ни Гольским. У нас еще будет возможность поговорить о настоящем. Всему свое время.

            После вкусного и сытного ужина мы как-то рано, чуть за полночь, улеглись спать. Оказавшись в спальне Гольских (а место мне выделили именно здесь) и с удовольствием растянувшись на их широкой супружеской кровати, я позвонила Олафу. Бодреньким голоском, но слегка заплетающимся языком, я доложила, что доехала прекрасно, что Гольские очень рады мне и что я уже лежу в постели. Свенсон строго наказал мне никуда не лезть, свое мнение не высказывать и держаться подальше от неприятностей. Я обещала мужу быть примерной девочкой и отключилась. В эту ночь я спала как убитая. Крепко и без сновидений. Утром я не слышала, как Ладушка ушла в школу, а Пашка отправился на работу. Оказывается, уже давно Гольский трудился в троллейбусном парке. Теперь он простой водитель и своей работой доволен. Естественно, я удивилась, но не спросила почему он оставил любимое занятие археологией и как долго он водит троллейбус.

 

День второй.

5.

            Завтракали мы с Марой поздно. Мы сидели в кухне и беззаботно болтали.

            - Да, подруга, порадовала ты нас вчера. Ладка даже заснула в обнимку с компом.

            - Здорово! Я рада, - откликнулась я, прожевав бутерброд с отвратительной колбасой. – Но мне показалось, что платье не очень понравилось девочке.

            - Что ты, что ты! – запротестовала Мара. – Очень даже понравилось! Только…

            Гольская стушевалась и замолчала.

            - Только что?

            - Понимаешь… Ты не обижайся, Женечка, но ей нельзя носить такое дорогое платье и… И тем более привезенное из-за границы.

            Я поперхнулась кофе и ошеломленно уставилась на подругу. Придя в себя, спросила:

            - П-почему?

            - Да потому, что это платье для богатых. Для Высших. А мы Средние! – С каким-то надрывом громко вскричала Гольская и в сердцах бросила на стол нож, которым намазывала масло на горбушку батона.

            Я молчала. Я просто ничего не понимала. Я не просто не понимала подругу - я была потрясена. Этот неожиданный эмоциональный всплеск Мары показался мне не просто странным, а очень странным.

            - Так. Твоей дочери нельзя носить приличное платье, потому что вы средние. Это в каком смысле средние? – Спросила я, стараясь говорить ровно и призывая в помощь свой здравый смысл.

            - Понимаешь… как бы тебе объяснить? – Мара на секунду задумалась и сделав глубокий вдох, решилась: - Мы… наша семья принадлежит к средней социальной группе…

            - К среднему классу что ли? – беспардонно перебила я подругу.

            - Вот, вот. К среднему классу. – Мара говорила, тщательно подбирая выражения и делая паузы между словами. Я чувствовала, что говорить ей нелегко, что она мучается и что ей отчего-то стыдно. – Но у нас не принято произносить слова типа «класс», «слой» или «сословие». Мы просто говорим: Высшие, Средние и Низшие.

            - Понятно, - отозвалась я, хотя мне было по-прежнему совершенно ничего не понятно. В голове завертелась куча вопросов. Когда люди стали причислять себя к классам? Как произошло это разделение? Закреплено ли оно законодательно на государственном уровне? И если да, то, когда это произошло? Почему расслоение общества тщательно скрывается или дезавуируется руководством страны? Разделение на классы в современном обществе – это нонсенс какой-то. И кто такие послушники? И если сейчас Мара говорит об этом как о свершившемся факте и ее дочери нельзя носить платье, предназначавшееся Высшим, то чего я не знаю еще? И о чем я даже не догадываюсь?

            Я собрала нервы в кулак и спросила:

            - И кто же относится к Средним и Низшим? С Высшими-то все ясно.

            Подруга непроизвольно, словно по привычке, крепко сжала левой рукой правое запястье.

            - Средние – это учителя, врачи, рабочие высокой квалификации, районные чиновники, рядовые моповцы…

            - Ты хотела сказать менты, омоновцы?

            - Нет. Именно моповцы. У нас теперь не МВД, а МОП – Министерство Общественного Порядка.

            - Ясно. А Низшие?

            - Это простые работяги. Ну… бедные… все те, кто занят неквалифицированным трудом и сельское население. А еще люди, которые живут в районных городках. Не так давно к Низшим причислили уголовников. Ведь надо устраивать шоу из судебных процессов над ними и смаковать смертную казнь, чтобы другие боялись. Раньше-то они ходили в Лишних и расстреливали смертников по-тихому.

            - Что, казни показывают по телевизору?

- Нет, но о них много пишут в газетах и сообщают в новостях.

            - А кто такие Лишние?

            - Лишние? – переспросила Мара, а потом серьезно сама же и ответила: - Лишние – это безработные, которые не платят налог на бедность. В разряд Лишних сразу причисляются те, кто в течение трех месяцев не нашел себе рабочего места. С трудоустройством было трудно, потому что увольняли больше, чем принимали на работу. Вот и придумал кто-то этот разряд или категорию, называй как хочешь, чтобы люди более активно искали работу и начинали платить государству налоги. А еще могли платить за обучение детей в школах и вузах, и за медицинское обслуживание конечно. У нас уже давно за все надо платить, - Мара грустно вздохнула и продолжила: - Спустя некоторое время к ним стали причислять асоциальных личностей: бомжей, алкоголиков, наркоманов, а еще больных СПИДом, некоторые категории пенсионеров, тяжело больных людей…

            - Все понятно… Можешь не продолжать.

            - Нет, дай мне договорить! Я уже много лет молчу и у меня нет сил держать все это внутри, - быстро и решительно заговорила Мара. В ее больших глазах стояли слезы, но голос не дрожал. Лицо подруги излучало такую решимость, что я вынужденно отступила.

            - Хорошо. Я слушаю.

            Гольская набрала воздуха в легкие и продолжила:

            - А еще у нас есть Послушники. И по сути – это рабы. Это они следят за порядком на улицах и в подъездах. Это они прислуживают Высшим и выполняют в их домах всю грязную работу. Это они таскают камни на полях и моют деревья и траву. И совсем скоро их можно будет официально покупать и продавать. И выкупать. Уже готовится Указ. – Мара провела ладонями по бледному лицу, словно стирая какое-то страшное воспоминание и очень тихо, едва слышно, добавила: - Правда выкупать уже можно и сейчас, только негласно и за очень большие деньги. Но как правило, чиновники идут на это неохотно и крайне редко… Да и выкупать Послушников бывает просто некому и не за что…

            Мара замолчала, словно выдохлась. Теперь ее глаза были сухи, но в них читалась такая ненависть, что у меня похолодело внутри. Она освободила свое правое запястье и лицо ее немного расслабилось.

            - Впрочем, - сухо сказала она: - Ты все увидишь и поймешь, когда мы выберемся в город. Мы же на сегодня запланировали прогулку по городу. И мы обязательно прошвырнемся по центру и заглянем и в магазинчики, и в кафеюшку. Ведь так?

            - Да.

            Мы заканчивали завтрак в полном молчании. Мне было необходимо время, чтобы переварить услышанное. Привезенный мною кофе приобрел странный привкус - привкус сильной горечи, а бутерброд с отвратительной колбасой стал безвкусным. Я бросила его на тарелку и закурила.

            - Тебе уже лучше? – заботливо спросила я, прерывая затянувшееся молчание.

            - Да. Спасибо, Женя. Ты меня простишь?

            - За что? – я удивленно приподняла брови.

            - За то, что испортила тебе настроение. Я не должна была рассказывать все это.

            - Нет, Марочка, ты поступила правильно. И с кем ты еще можешь поделиться, как ни со мной? Мы ведь подруги и всегда все друг дружке рассказывали честно и откровенно. А помнишь, - резко сменила тему я, - как в институте мы напугали Бельскую, подкинув в ее сумку дохлую мышь?

            Тогда эта примитивная детская выходка казалась нам чем-то из ряда вон выходящим и веселым. Доцента Бельскую не любили и побаивались. На моем факультете она читала социальную психологию и поговаривали, стучала. Бельская быстро вычислила кто совершил в отношении ее такой, как она выразилась, отвратительный акт издевательства над уважаемым преподавателем, и я на третьем курсе чуть не вылетела из университета. Мара же отделалась легким испугом, ведь она всего-навсего нашла ту самую дохлую мышь. Я не сдала ее и вскоре мы забыли об этом инциденте. Но я подозревала, что сама Бельская об этом не забыла и наблюдала за мной пристальнее, чем за другими студентами, чтобы в один прекрасный день отыграться за мою невинную шалость.

            Припоминая ту историю, мы рассмеялись.

            - А где сейчас Бельская? Чем занимается? – спросила я, когда мы успокоились.

            - О! Она большая шишка сейчас. Она – Главный Идеолог Государства.

            - Да ты что? Эта баянная кнопочка?

            Перед моими глазами предстала маленькая полная женщина. Ее лицо действительно чем-то напоминало баянную кнопочку. Оно было плоским и бледным. Глаза на выкате, маленький приплюснутый носик, тонкие губы, вечно растянутые в брезгливой мерзкой улыбочке и коротко стриженные, выкрашенные в белый цвет волосы, постоянно подвергающиеся химической завивке. В общем, весьма неприятная особа. И высокий визгливый голос не добавлял прелести этой одинокой даме, державшей в ежовых рукавицах весь факультет. Я поначалу сочувствовала ей, но столкнувшись с ней поближе поняла, насколько она страшный человек и общения с ней надо избегать всеми доступными способами. На мое счастье в моей группе на четвертом курсе она уже не читала лекций и не проводила семинарских занятий. А на пятом, я и вовсе старалась не замечать ее. 

            - Тише ты! – в который раз одернула меня подруга. – Имя Анны Станиславовны Бельской следует произносить с подчением, тихо и с придыханием.

            Мара улыбалась, а в глазах заметались веселые искорки.  Мне казалось, что ёрничание над бедной женщиной доставляет подруге удовольствие.

            - Она вышла замуж? – поинтересовалась я, скорее удовлетворяя свое любопытство, чем искреннее желание узнать о судьбе доцентши.

            - Нет. Так и проходила в девках всю жизнь.

            - Жаль…

            - Да ничего ее не жаль! – воскликнула Мара. – Она редкостная…

            Но Гольская не договорила и зажала рот рукой. Я сделала вид, что ничего не заметила и бодро сказала:

            - Ну что, пойдем гулять?

            - А давай прошвырнемся по нашему старому маршруту, - предложила подруга и я с радостью констатировала, что она немного повеселела и не уже выглядит такой изможденной и страдающей, как полчаса тому назад.

            - Легко! – согласилась я и тут же вспомнила, что мы любили дефилировать по Центральному проспекту, не пропуская ни одного встречающегося на нашем пути магазинчика. В каком-нибудь из них мы оставляли сущие копейки, приобретая совершенно не нужные нам вещи. А потом усаживались на террасе любимого кафе и долго сидели за одной чашкой кофе, разглядывая прохожих или болтая о чем-то важном, сокровенном. Иногда мы рассказывали друг другу о том, о чем можно было поведать только поистине самому близкому другу. И таким другом была для меня одна Мара.

 

 

6.

            Спустя полчаса, мы уже неторопливо шли по Центральному проспекту.  Я узнавала главную улицу города, его дома, детскую библиотеку и ЦУМ. Правда теперь он назывался Торговый Дом Петровский, в честь имени старшего сына ГГ. Сам проспект был расширен и закатан в свежий асфальт, но фонарные столбы чередовались на таком же расстоянии друг от друга как и прежде. Только они почему-то казались выше. Мое прирожденное любопытство взяло верх, и я остановилась у ближайшего столба. Задрав голову, я попыталась рассмотреть какое-то странное замысловатое устройство, расположившееся на самой верхушке столба. Неизвестный мне прибор отдаленно напоминал то ли старинный плоский микрофон, то ли экран, обрамленный по периметру переплетением одетых в металл проводов. Конструкция была установлена на штырь, позволявший ей легко разворачиваться вокруг своей оси.

            - Идем. Не останавливайся. Не стоит привлекать к себе внимание, - зашептала Мара и взяв меня под руку, повела вперед. Но я сделала удивленные глаза, и подруга неохотно пояснила: - Это камеры слежения. Но они не только следят за нами, но еще и слушают. При надобности они легко вычленят тебя из толпы благодаря твоему чипу.

Мы прошли еще метров двести, как Мара мотнула головой в сторону большого современного торгового центра, где когда-то располагался Дом быта.

 – А на крыше этого здания, натыканы такие же камеры, только помощнее в сотни раз. Они способны просматривать все без исключения помещения вглубь здания, включая подвальные. И смотри, как много там всяких антенн.

            - Они прослушивают всех? – заговорщицким тоном спросила я, подыгрывая подруге. Меня уже начала забавлять эта игра в шпионов. Говорить шепотом, не останавливаться, не вертеть головой по сторонам, не смотреть на лица проходящих мимо людей… Ну прямо как в дрянном шпионском боевике.

            Я даже не стала уточнять кто эти «они». По сюжету боевика, разворачивающегося на моих глазах, это было ясно и так. Но Мара на удивление была серьезна и совсем не шутила. Укоризненно взглянув на меня, она ответила:

            - Да. И при желании они могут отслеживать передвижение любого человека, если на это будет отдан приказ. Могут даже следить только за тобой одной.

            - Да ну? – рассмеялась я. – Это же чушь какая-то.

- Напрасно смеешься, - строго сказала Гольская. – Я не вру.

- А за нами вчера следили? – спросила я и непроизвольно огляделась по сторонам, уж слишком озабоченной выглядела моя подруга. Но ничего опасного и сверхъестественного вокруг нас не происходило. Люди равнодушно шли по проспекту, совершенно не обращая на нас внимания.

            - Да, - так же серьезно подтвердила Гольская.

            - Почему?

            - Потому что ты приехала из-за границы. Вот почему. И за тобой начали наблюдать, как только ты сошла с трапа самолета.

            И вдруг я поверила Маре. Да и трудно было не поверить, после эпизода на вокзале. Я вмиг почувствовала себя голой, беззащитной и беспомощной. И одинокой. Я тоскливо взглянула на подругу и сказала:

            - Давай минуточку посидим в скверике. Что-то нехорошо мне.

            - Я согласна. Помнишь нашу скамейку у фонтана?

            - Да.

            Мы приблизились к пешеходному переходу и остановились в ожидании зеленого огонька светофора. Но вместо старого привычного красного огонька, сейчас высвечивалась надпись: «Стойте!». Затем быстро промелькнуло предупреждающее: «Ждите!» и наконец – «Идите!» Гольская потянула меня за рукав блузки, и мы вместе с остальными пешеходами, как солдатики, прошагали по привычной «зебре».

            - Но как вы тут живете? – спросила я, когда мы присели на нашей скамейке (и как я надеялась подальше от вездесущих камер). Меня немного успокоило еще и то, что мы сидим совсем близко от весело журчащего фонтана и звук льющейся воды все же заглушает наши слова.

            - Не обольщайся, подруга, - словно услышав мои мысли, сказала Мара. – Вода не глушит наш разговор. Люди говорили, что они с этим справились уже давно. Сейчас их основная задача – научиться считывать наши мысли. Вот тогда нам будет совсем весело.

            Я насторожилась:

            - Мысли? Вот это да! – воскликнула я и после короткого раздумья осторожно сказала: - Но ты же сильно рискуешь, рассказывая мне обо всем.

            - Не больше чем другие, кто в состоянии думать, анализировать и сравнивать. Да и нет у них столько людей, чтобы следить абсолютно за каждым.

            - Ты уверена? – не поверила я и полезла в сумку за сигаретами. Я закурила и мне стало чуть-чуть лучше.

            - Затуши сигарету, Женя! Быстро! – неожиданно заволновалась Мара, затравленно осматриваясь по сторонам, а затем подняла голову вверх.

            Я сразу же поняла столь быструю перемену в ее поведении. К нам приближался дрон. Я суетливо бросила сигарету на землю и затоптала его. Затем ни секунды не сомневаясь, подхватила злосчастный бычок с земли и засунула его в недра своей сумки. Соглядатай покружил над нами несколько секунд и бесстрастно полетел в сторону проспекта.

            - Да уж… как-то нереально это все…

            - Ну… мы так живем. Мы привыкли. У многих это не вызывает ни отторжения, ни недовольства. А некоторым даже нравится… Сильная рука, порядок, дисциплина, ну и все такое…

            Мара хотела сказать что-то еще, но сейчас меня волновали другие вопросы.

            -  Я так понимаю, что у вас и на улицах курить нельзя? Я обратила внимание, что люди в скверике не курят. А еще в твоем подъезде совершенно не пахнет сигаретным дымом.

            - В местах, где отдыхают люди курить запрещено. Можно только в своих квартирах или в специально отведенных местах. Даже на своих балконах нельзя. Глава Государства не курит и нам не советует. Он ратует за здоровый образ жизни и с курением государство борется уже давно. Мы обязаны быть здоровыми, сильными и счастливыми, - терпеливо, как ученикам в классе, объяснила Гольская.

            - Мара, а ты не знаешь, что будет с моим чипом? Ну… когда я уеду домой?

            - Не волнуйся. Он рассосется через две недели. Твой микрочип запрограммирован только на период твоего пребывания здесь. Мы с Пашкой узнали это от вполне компетентного человека. Ему можно верить. Правительственный Комитет Десяти (правительство Элитарии) не хочет обострять отношения с другими странами. Поэтому всем прибывающим из-за границы гостям вживляют временные микрочипы из совершенно другого сплава, не такого как наши. У нас пожизненные и мы не знаем из чего он сделаны. Это бо-о-льшой секрет.

            И в этот момент я решила, что пора поднимать нам настроение.

            - Слушай, подруга, как ты смотришь на то, чтобы потратить немного денег? Пойдем-ка в ваш Петровский. Купим продуктов. Я хорошо понимаю, что вам трудно с Пашкой живется и сидеть на вашей шее я не хочу.

            Мара протестующе замахала руками. Но я обняла ее за худенькие плечи и мягко сказала:

            - Поверь, мне это не трудно. Зарабатываю я хорошо, даже отлично. Так что возражения не принимаются. И еще я обратила внимание на твою бабскую сумку. И прости меня, милая, с такой старой и страшной сумкой уважающая себя женщина ходить не должна. Поэтому, сделаем тебе еще один подарок. Мы купим приличную сумку, соответствующую твоему молодому возрасту и работе педагога, имеющего высшую категорию. Хотя можно и не сумку, можно что-то другое. Тебе решать.

            Гольская улыбнулась:

            - Знаешь, Свенсон, ну не могу я противостоять твоему напору! Как не могла, когда ты была еще Максимовой. А давай рванем в новый торговый центр! Там и выбор побольше и цены не так кусаются.

            - Ну уж нет! Только в ЦУМ!

 

7.

            В паре шагов от универмага Гольская неожиданно остановилась как вкопанная.

            - Женька, покажи-ка свою руку, - попросила она.

            Я протянула левую руку и удивленно уставилась на озабоченное лицо подруги.

            - Нет, не эту. Правую.

            Я повесила сумку на плечо и выставила вперед правую руку. И в этот момент Мара неестественно быстро побледнела, а ее глаза расширились от ужаса.

            - Где твой СЭФ? Где пластиночка, которую тебе приклеили на запястье, когда вводили чип? Ты должна была носить ее еще несколько часов!

            Лицо моей подруги стало уже не белым, а каким-то зеленовато-серым.

            - Не знаю, - беззаботно отмахнулась я, но глядя на Гольскую стала ощущать легкое волнение. – Наверное смыла в душе. Еще вчера вечером.

            - Господи! Ну почему я, дура старая, не предупредила тебя, что к этому надо относиться серьезно. Почему я не перевязала твое запястье? Идиотка я, полная идиотка, - быстро запричитала Мара и уже была готова расплакаться.

            - Ну смыла, ну и что? Не расстраивайся ты так, а то мне уже становится страшно.

            - Понимаешь, если чип не получил всю твою биометрию, ну там сердцебиение, давление и всякое другое, да показания устройства, считывающего эмоциональный фон, он активирован не до конца. То есть они будут видеть тебя, но не смогут наблюдать изменения в твоем настроении. Они теперь могут определять в каком состоянии ты находишься. В спокойном или возбужденном. Дошло до тебя, наконец? А отсутствие показателей твоего настроения - это плохо, очень плохо. У нас будут большие неприятности. За небрежное отношение к чипу и СЭФу или их самостоятельное и несанкционированное удаление дают большие сроки. Очень большие.

             - Я поставлю новый чип или эту чертову пластинку… где-нибудь… и делов-то, - попыталась я успокоить подругу. - И давай отойдем в сторонку, а то возле нас скоро толпа соберется.

            И правда, мимо нас проходили люди и осуждающе поглядывали в нашу сторону. Несколько человек даже остановились в некотором отдалении от нас и что-то тихо обсуждали между собой, иногда указывая на нас пальцами. Потом одна женщина в довольно приличном возрасте, достала из сумки карандаш и блокнот и что-то черканула на чистом листке. Она повертела листок в руке, словно раздумывая как ей поступить дальше. Но молодой парень, возможно ее сын, выхватил листок и уверенным шагом направился к высокому узкому металлическому ящику, стоящему у самой кромки тротуара. Быстрым движением он просунул листок в его узкую щель и с гордо поднятой головой вернулся к группе. Группа тут же рассосалась, завидев приближающийся дрон.

            - Ну все! Нам конец! - прошептала Мара.

Теперь ее лицо почернело и сморщилось. Схватив за локоть, она потащила меня ко входу в магазин, при этом обреченно и едва слышно приговаривая:

            - Нас сдали. И нас могут забрать.

            - Куда? – спросила я. Мое волнение уже перерастало в страх, и я уже была готова запаниковать.

            - В МСС.

            - Куда-куда?

            - В Министерство Сыска и Слежки. В простонародье - эсэс, - прошептала Мара.

            - Так, подруга. Дышим глубоко. Идем медленно. Мы просто гуляем. Успокаиваемся. Еще ничего страшного не произошло.

            Мы старались идти спокойно. Я плотнее прижалась к Маре и почувствовала, как дрожит ее тело.

            - Во всем виновата я одна, - продолжила я, наклеив на губы улыбку. – Если они придут, я буду сама с ними разбираться. Поняла?

            - Не имеет значения кто виноват: ты или я. Они все равно явятся.

            - Но я гражданка другой страны. Мне они ничего сделать не смогут. А ты не при делах.  Да и чип, я думаю, был активирован сразу. Так что для паники нет причин.

            - Будем надеяться, что нас пронесет, - с какой-то фатальной обречённостью в голосе прошептала Мара и добавила: - Будем надеяться…

 

8.

Как две заговорщицы, мы медленно приблизились к центральному входу в универмаг. Затем так же неторопливо поднялись по широким ступеням и вошли в раскрытые настежь двери магазина. Пройдя сквозь рамку металлодетектора, мы оказались в просторном холле. Как и положено в выходной день (я еще не знала, что суббота уже лет десять была рабочим днем), в универмаге было довольно многолюдно и даже шумно. Основная масса покупателей устремлялась к широкой лестнице, ведущей на второй этаж. На первом же этаже все отделы слева и справа были скрыты высокими пластиковыми матовыми щитами, плотно подогнанными друг к другу. Разглядеть, что происходит за ними не представлялось возможным. Крайне редко кто-то протискивался в довольно узкий проход между щитами справа, а еще реже слева. Я по старой привычке тоже хотела свернуть направо, где, как я помнила, можно было затариться продуктами. Но Мара дернула меня за руку и сказала:

- Нам на второй.

- Но там же гастроном. Нам продукты нужны.

- Забудь про первый этаж. Нам на второй, - тоном, не терпящим возражений, повторила подруга.

Мы быстро миновали ограждение и начали подниматься по лестнице.

- А что на третьем?

- Третий этаж для Высших. Там закупаются чиновники, их жены, дети и все остальные… ну ты понимаешь кто.

Я кивнула.

- Там и качество повыше. В основном весь импорт там. Но и цены заоблачные. Можно рассчитываться даже валютой.

- Совковые «Березки» что ли?

- Типа того. Меня туда не пропустят. А вот тебя – да. Ты же иностранка. И, кстати, третий этаж строго охраняется.

- Да какая я иностранка… Родилась-то я в Неверске, то есть в Солнечногорске, - поправила я себя и подумала о том, что новое название родного города как-то не вяжется с его настоящими реалиями.

- Но ты гражданка другой страны. И скажу честно: тебе повезло, что ты вышла замуж за Свенсона и вовремя свалила из страны.

- Не буду спорить, - согласилась я и мечтательно добавила: - Да… Когда-то я влюбилась в него безумно, хотя он был старше меня на двенадцать лет.

- Да. Тогда он нам казался стариком, - тихонько вздохнув, согласилась Мара.

Тем временем мы поднялись на второй этаж. Горожане бродили между торговыми секциями, что-то покупали, к чему-то приценивались.

 Бесшумно работали кондиционеры. Из динамиков, скрытых в потолке, доносилась приятная, спокойная, я бы даже сказала убаюкивающая мелодия. Иногда она прерывалась короткой рекламой, но чаще можно было услышать приятный женский голос: «Мы любим нашу родину. Мы любим Главу Государства. Мы благодарны ему за мир и покой, царящий у нас. Мы счастливы». Я нисколько не сомневалась, что в пожарной сигнализации спрятаны камеры наблюдения, покрывающие каждый сантиметр просторного торгового зала и примыкающего к нему коридора.

- Давай сначала пройдемся по отделу женской одежды, - предложила я. – Купим тебе какую-нибудь обновку.

- Не стоит, Женечка. У меня все есть, - попыталась отказаться Мара, но я видела, что она довольна моим предложением и рада побродить среди стоек с одеждой. Мне даже показалась, что она немного повеселела и ее лицо постепенно приобретает нормальный живой вид.

- Нет уж, милая. Гулять так гулять! Я бы привезла тебе что-нибудь понаряднее, но не знала твоего размера, - жизнерадостно ввернула я и тут же осеклась, припомнив свой неудачный подарок для дочери подруги.

Мы направились к нужному отделу, благополучно прошли через очередной металлодетектор и оказались в царстве местной женской моды. Я потащила Гольскую к металлическим стойкам с изделиями отечественного легпрома. Мы быстро нашли стойку с сорок шестым размером и принялись небрежно передвигать вешалки с так называемыми туалетами. Постепенно я затосковала. Вещи, висевшие на пластмассовых плечиках, трудно было назвать туалетами, а еще сложнее модными. Фасоны платьев мало отличались от тех, которые считались модными еще в пору моей юности. Простые, незамысловатые геометрические расцветки, одной длины рукава, однотипные вырезы и длина чуть ниже колена. Ткани синтетические, дешевые и непрактичные.

Я с жалостью наблюдала за подругой и сочувствовала себе, потому что выбор сделать было просто не реально. От однообразия и безликости одежды сводило скулы. Мара тоже не могла определиться с выбором, но настойчиво вытаскивала из нудной череды то одно платье, то другое.

- Да… туговато у вас с платьями, - наконец не выдержала я. – Пойдем-ка, Гольская, покопаемся в юбках и блузках.

Но и в этом отделе нас ждала та же невеселая картина: темная и убогая одежда, один покрой и стиль. И тут я впервые обратила внимание на то, как была одета сама Мара. Коричневая слегка расклешенная юбка, строгий черный пиджак и черные тупоносые туфли на низком ходу. И только белая блузка немного оживляла всю эту мрачность и безликость в наряде подруги. К слову сказать, многие женщины, окружающие нас, были одеты точно так же. Серо, стандартно и безвкусно.

- А может рванем в обувь? – еще на что-то надеясь, вновь предложила я.

- Знаешь, Максимова, ты права. Мне все-таки нужна новая сумка, - устало и как-то виновато сказала Гольская.

- Хорошо. Потопали в галантерею.

Но и там царили те же мрачные, темные тона, отвратительное качество и полное отсутствие хоть какой-нибудь фантазии и вкуса.

Мара после долгих колебаний выбрала наконец коричневую объемную сумку с двумя ручками.

- Книги и тетради будет удобно носить, - пояснила она свой выбор, с тоской заглядывая в мои глаза.

Но я скривила недовольную мину и пробурчала:

- А еще хлеб, колбасу и консервы.

- У меня осенние туфли и сапоги черные. Тогда, может эту? - сказала Мара и подхватила с полки черную сумочку на тонком длинном ремешке. Сумка была поменьше и поэлегантнее предыдущей, но все равно выбор подруги не внушал мне оптимизма.

- Опять кожзам? Не смеши меня, дорогая. Лучше купим хорошую, кожаную. 

Гольская моментально сникла.

- Да нет здесь ни кожаных сумок, ни кошельков, ни обуви. Все это там!

Подруга указала глазами на потолок, и я поняла, что пора брать инициативу в свои руки.

- Правда? Так давай поднимемся туда.

- Я не смогу пройти через рамку на третьем этаже. Мой чип не позволит мне сделать это.

- Ладно, - быстро сориентировалась я на местности. – Я пойду одна. А ты пока еще погуляй здесь немножко. Но, не обессудь, подруга, буду выбирать сумку на свой вкус. Что выберу, то выберу.

- Согласна, – улыбнулась Гольская. – Я доверяю твоему вкусу.

Я быстро покинула этаж для Средних, и еще быстрее начала подниматься на третий. Медитативная музыка по-прежнему сопровождала меня и тот же женский голос нежно, но настойчиво пытался зомбировать мой мозг: «Друзья, мы все очень счастливы. Мы живем в прекрасной стране. Мы спокойны и любим свою чудесную страну Элитарию.  Мы в безопасности. Мы свободны. Глава Государства ежесекундно заботиться о нас. Глава Государства решает все наши проблемы. Глава Государства думает о нас, бережет нас и защищает. Мы живем в прекрасной стране. Мы все счастливы».

Чем выше я поднималась по лестнице, тем тише становился прекрасный голос. Хотя, еще находясь на втором этаже, в какое-то мгновение у меня появилось страстное желание тут же купить наушники, заткнуть уши и окунуться в тишину. А еще закрыть свое сознание от примитивных установок, назойливо и агрессивно-навязчиво льющихся в него.

Наконец дивный голос смолк, и я почувствовала приятный запах лаванды, сандалового дерева и еще чего-то восхитительного, вкусного. На последней ступеньке я приостановилась, чтобы поглубже вздохнуть этого дивного аромата. Спустя какое-то время, я вздрогнула и словно очнулась от короткого приятного забытья. «Что за черт! Почему я стою? Что со мной? – промелькнуло в голове и я медленно продолжила свой путь в направлении входа в супермаркет третьего этажа, оформленного в виде овала со скрытым в нем металлодетектором. На удивление мои мысли были светлы и безмятежны, а во всем теле ощущалась легкость, почти невесомость. Я словно помолодела лет на десять. Мне хотелось радоваться и наслаждаться каждой минутой своей жизни. Но состояние эйфории длилось не долго. Где-то в районе солнечного сплетения я почувствовала дискомфорт. Душа предупреждала об опасности. «Обоняние – это первая сигнальная система. Эти запахи – специально подобранные химические вещества. Подкорка бессознательно и рефлекторно воспринимает их. А лимбическая система управляет моими эмоциями и психикой – пронеслось в мозгу. – Я это еще помню из университетского курса. Так их зомбируют. Как защититься? Мне нужен противогаз?»

На последней мысли я вдруг четко представила себя в наушниках и противогазе. Мне стало весело, и я невольно рассмеялась. Но радоваться я начала рано. У овала меня поджидал весьма неприятный сюрприз.

- Предъявите чип! – потребовал коренастый, плечистый, с бычьей шеей молодой человек. Его лицо можно было бы назвать приятным, если бы… если бы не глаза. Они были злыми, как у свирепой овчарки, натасканной умелым кинологом.

Парень был одет во все черное: черный комбинезон, черные высокие со шнуровкой ботинки, черная фуражка с кокардой в виде бизона. На кокарде и пряжке широкого черного ремня, туго перетягивающего талию, сверкали серебряные буквы МОП. К ремню были пристегнуты устрашающего вида резиновая дубинка и кобура с пистолетом. («Интересно, пистолет заряжен или это камуфляж?»). Я не видела было ли что-то в руках моповца, потому что они были заведены за спину. Ноги молодого человека были широко расставлены, и вся его поза говорила: «Враг не пройдет!»

- Предъявите чип, пожалуйста, - повторил охранник и в его голосе уже явственно слышались металлические нотки.

- Hello young man (здравствуйте, молодой человек), - неожиданно для себя заговорила я по-английски. – I arrived to your city from abroad just yesterday and… (Я только вчера приехала в ваш город из-за границы и…).

Моповец высвободил левую руку и дотронулся пальцем до миниатюрного наушника.

- Повторите, - бесстрастно, как робот потребовал парень.

Я слово в слово повторила свою фразу и он, прослушав перевод, ответил:

- If you arrived yesterday, you should already have a chip. Pull forward your right hand (если вы приехали вчера, вы уже должны иметь чип. Протяните вперед свою правую руку).

В состоянии тихой паники, я вытянула руку и подумала о том, что мои каникулы в городе детства едва начавшись, сейчас и закончатся. Не особенно церемонясь, моповец схватил мое запястье и вытащил из-за спины свою правую руку, в которой держал сканер. Приблизив сканер к моему запястью, он внимательно начал читать бегущий на дисплее текст. Когда поток данных прекратился, молодой человек поднял на меня холодный взгляд.

- Чип активирован не полностью, - по-русски сказал он и выпустив, наконец, мою руку, приказал: - Ждите здесь.

Парень отошел на несколько метров, не спуская с меня колючего взгляда и сделал кому-то знак рукой. Возле нас тут же появился еще один моповец. Охранники тихо перекинулись между собой парой слов. Новоприбывший взял под козырек и быстро куда-то ретировался. Спустя минут пять, он вернулся в сопровождении худощавого блондина среднего роста. Лицо мужчины было чисто выбрито, а глаза казались бесцветными. Создавалось впечатление, что он видит меня насквозь. От блондина веяло холодом и высокомерием.

 По тому, как охранники навытяжку встали перед этим типом, можно было легко догадаться, что это их начальник. Определить его звание или ранг было сложно. На мужчине был классный серый костюм от «Бриони», кремовая рубашка отличного качества и красивый фирменный галстук. Костюм сидел на блондине как влитой, а на лацкане пиджака красовался небольшой красный значок в виде щита с золотыми буквами МСС.

Пока я ожидала прибытия начальника охраны, то вся извелась. Неопределенность моего положения угнетала. Я вспомнила расширившиеся от ужаса глаза Мары, когда она обнаружила, что я так небрежно обошлась с изобретением айтишных гениев Элитарии. Но я не собиралась сдаваться и окончательно погружаться в панику. Я готова была бороться и отстаивать свои интересы во что бы то ни стало.

- Здравствуйте, госпожа Свенсон, - вежливо поздоровался начальник охраны. – Оказывается вы являетесь уроженкой нашей страны. Надеюсь, что вы не будете разочарованы своим пребыванием на родине. Однако, - блондин сделал многозначительную паузу, - незнание наших законов не снимает с вас ответственности за правонарушение, которое вы, уверен, совершили абсолютно неосознанно. Вы были весьма неосторожны с СЭФ (Сканер Эмоционального Фона) и ваша халатность…

- Понимаете, я, наверное, смыла его вчера, когда принимала душ, - все-таки начала оправдываться я, перебив монотонную речь блондина. Но помимо воли напряжение внутри меня все нарастало и нарастало. Мимо нас проходили холеные, хорошо одетые мужчины и женщины. Они бросали короткие осуждающие взгляды в мою сторону и качали головами. («Как китайские болванчики» - пришло мне на ум странное сравнение, хотя для этого момент был не самый подходящий). Они явно видели во мне преступницу, переступившую черту дозволенности и вторгающуюся в их мир избранных.

На лице начальника охраны промелькнула тень легкого удивления и явного недовольства тем, что его прервали, но выражение лица блондина быстро сменилось на мину вежливого и холодного безразличия.

- Понятно. Бывает, - сказал начальник охраны, словно ножом нарезая каждое слово. – Во избежание дальнейших неприятностей, госпожа Свенсон, вам необходимо в течение часа явиться вот по этому адресу.

Мужчина протянул мне корпоративную визитную карточку красного цвета с золотыми буквами МСС. Я взяла визитку и посмотрела на ее оборотную сторону. Там был указан адрес, телефон и фамилия человека, к которому мне следовало явиться. Фамилия полковника Пряхина показалась мне знакомой, но я не предала этому значения.

- Вам ясно?

- Да.

- У вас еще есть время приобрести то, зачем вы пришли сюда, госпожа Свенсон. Но потом, будьте любезны, явиться в МСС в положенное время для исправления своей ошибки. Я доложу о вас. Вас будут ждать. Отказ от визита в МСС будет расценен нами как совершение преступления, и вы, в лучшем случае, без промедления будете выдворены из страны.

- А в худшем? – нагло поинтересовалась я.

Блондин надменно проигнорировал мой вопрос и продолжил:

- И вам будет запрещен въезд к нам навсегда. Мы не любим недисциплинированных гостей. Вы все поняли?

Я вынужденно кивнула.

- Спасибо за понимание. Я обязательно прибуду по указанному адресу, - казенно отозвалась я. («Да-а. Дела… Прям какие-то картинки с выставки… И запугивать этот тип умеет мастерски»).

Начальник охраны напоследок пробуравил меня взглядом и попрощался:

- Всего хорошего, госпожа Свенсон. Уверен, что вы будете приятно удивлены широким ассортиментом товаров, представленных у нас.

Тут мне показалось, что мужчина улыбнулся. Но это была не улыбка, а волчий оскал хищника, который не хочет выпускать добычу их своих цепких лап.

 Блондин в костюме от Бриони по-военному развернулся на каблуках и удалился. А молодые овчарки расступились, пропуская меня через овальный металлодетектор в торговый рай Высших.

Я облегченно выдохнула, быстро пробежала глазами по табло с указателями и, ускорив шаг, направилась к нужной мне секции. Времени на выбор сумки для подруги оставалось мало, и я мгновенно сообразила, что получить удовольствие от шопинга явно не получится.

Быстро шагая по коридору, и по ходу поглядывая на идеально чистые стекла витрин дорогих и нарядных бутиков, я поняла, почему Мара с такой завистью говорила о магазинах для Высших. Разница в оформлении отделов, в изобилии импортных товаров и их качестве была не просто огромной, она была поистине колоссальной. Ну… Это как сравнивать старые ржавые и прогнившие до основания «Жигули» «копейку» и современный навороченный блестящий «Майбах». И мне даже трудно было представить, чем же торгуют на первом этаже, этаже, предназначавшемуся, как я теперь догадалась, для Низших.

Я вошла в отдел с сумками и в который раз поразилась богатому ассортименту. Я взглянула на часы. Времени катострафически не хватало. Я оббежала стеллажи, плотно уставленные дорогими сумками и аксессуарами модных брендов. Мой выбор пал на черную лакированную и довольно объемную сумку от «Шанель» и кожаные перчатки к ней. Мара наверняка будет довольна. И тетрадки поместятся и батон, при желании, можно будет запихнуть. Да и хороших кожаных перчаток у нее точно нет.

Я огляделась по сторонам. Продавца-консультанта в бутике не было. Зато у входа стоял банкомат, а рядышком на стене висел сканер для ценников и бирок со штрихкодами. Я поднесла к сканеру ценник, затем бирку и на экранчике сканера высветилось: «Операция произведена успешно. Оплатите через банкомат». Оплатив покупку, я получила чек, который машинально сунула в карман джинсов. Потом подхватила со столика красочный бумажный пакет и втиснула в него сумку. Моя миссия была выполнена, и я с удовлетворением покинула милый и гостеприимный магазинчик. Правда, в голове опять завертелись вопросы: «А где продавцы? Их не было ни в одной из секций. Может потому, что они не хотят пускать сюда простых людей? И они не набирают штат даже из Средних? А может они все видят на камерах видеонаблюдения и не боятся воровства? Надо поинтересоваться у Гольских, что это за система такая».

У выхода меня поджидала растревоженная подруга. Тот же атлет-моповец находился на своем посту. У овала образовалась очередь из трех человек. Охранник внимательно просматривал покупки высокой красивой брюнетки, сверяя их с чеками.

Я суетливо пошарила по карманам джинсов и выудила мятый чек, благодаря бога за то, что не отправила его в урну. Когда подошла моя очередь на досмотр, я предъявила охраннику сумку и подала чек.

- В следующий раз чек не мять, - строго сказал он и выпустил меня на свободу.

 

9.

Увидев меня, Мара радостно заулыбалась и начала молча спускаться по лестнице. Я потопала вслед за ней. Лишь когда мы оказались на улице, Гольская спросила:

- Ну как все прошло?

Я во всех подробностях рассказала подруге о своем маленьком приключении и подала пакет с подарком:

- Это тебе. Пользуйся с удовольствием, дорогая.

- Спасибо, Женечка. Вот назло всем буду ходить на работу с этой сумкой! Пусть задавятся от зависти!

Мара обняла меня и поцеловала в щеку.

- Спасибо, - с теплотой в голосе поблагодарила она еще раз, а затем отстранилась и настороженно добавила: - Покажи-ка визитку.

Я протянула Гольской кусочек картона, который по-прежнему сжимала в кулаке.

- Это старое здание КГБ? – поинтересовалась я.

- Да. То есть нет… Само здание давно снесли, а на его месте выстроили новое. И ты будешь поражена, когда увидишь его. И до него рукой подать. Пошли! Туда не опаздывают.

- Ну уж нет! – мстительно сказала я, почувствовав дух бунтарства, неожиданно выплеснувшийся наружу. - Я все-таки свободный человек и не обязана перед ними прогибаться. Сначала пойдем в наше кафе пообедаем и отметим покупку, а потом уж к ним. Согласна?

Мара согласна не была. Она опять помрачнела, но сопротивляться почему-то не стала.

- И кстати, наша кафеюшка еще жива? – спросила я.

- Да.

- Отлично. Идем туда.

Раньше наше любимое заведение городского общепита называлось «Пикник». Теперь же над входом красовалась вывеска «Вкусный дом». Я помнила, что в кафе было два небольших уютных зала. Мы с Гольской больше любили «розовый». Розовым зал назывался потому, что его стены были оклеены светлыми с ярко-розовыми разводами виниловыми обоями. А еще мы любили этот зал за то, что там можно было курить и просидеть с одной чашкой кофе до самого закрытия. Как, впрочем, и на летней открытой террасе, на которой по вечерам в хорошую погоду очень трудно было найти свободное местечко.

К моему большому сожалению просторной террасы, примыкающей к кафе, уже не существовало. На ее месте была обустроена стоянка для машин, на которой припарковалось всего два автомобиля. Это были малогабаритные черные «Элли», произведенные в Элитарии и являющиеся, как я узнала позднее, гордостью ГГ.

Мы вошли внутрь заведения.  Я была приятно удивлена тем, что там по-прежнему два зала и мы можем рассчитывать на обед в полюбившемся нам когда-то месте. Но интерьер кафе резко отличался от того, что я помнила. В светлом холле не было ни дивана, ни кресел, ни кадок с диффинбахией и калатеей. Он был абсолютно пуст. Невзирая на обеденный час, не было и людей, желающих вкусно поесть в заведении, славившегося на весь город своей кухней.

Мара подошла к аппарату похожему на домофон, висевшему на голой стене слева от входа. Она нажала на единственную кнопку, расположенную в самом центре устройства, и я услышала звонкую трель звонка. Моментально из левого бокового коридорчика выпорхнула миловидная шатенка лет тридцати. Ее деловой костюм был скроен точно так же, как и костюм Гольской, только пиджак и юбка были цвета темного шоколада. Голубая блузка с бантом у шеи совершенно не подходила ни к расцветке костюма, ни к карим глазам администратора кафе. («Видимо, все работающие женщины Средних должны носить такую одежду. Это идентификация их положения в социальной системе общества. Так, наверное, легче распознавать статус».)

Женщина несла в руке уже ставший привычным для меня сканер, а Мара без слов протянула ей правую руку. Особа при исполнении считала чип и только после этого мило улыбнулась Гольской, а потом перевела взгляд на меня. Я тоже предъявила свой чип. И женщина расплылась в еще более широкой улыбке.

- Спасибо за то, что вы выбрали именно наше кафе, - проворковала администраторша. – Но я, милые дамы, нахожусь в некоторой растерянности. Я не знаю какой зал вам предложить. Не желаете ли пообедать по раздельности?

- О нет, дорогуша, - сходу разозлилась я. – Мы будем обедать вместе. И это первое. И второе: скажите-ка нам, бывший розовый зал для кого теперь предназначен?

- Поясните. Я не поняла, - растерялась женщина.

- Зал, который слева, из которого вы вышли, - вступила в разговор Мара.

- Для Средних. Для Высших – зал напротив, в правом крыле кафе. Если вы хотели отобедать там, то вам было необходимо нажать на звонок с правой стороны, - вяло пояснила администратор.

(«У-у, как же здесь все запущено»).

- Тогда нам туда, - строго сказала я. – Я не гордая. Могу и со Средними покушать.

- Вам повезло, мадам. Там сейчас никого нет. Прошу.

Женщина сделала приглашающий жест рукой, облегченно выдохнув. Ей не пришлось решать такую сложную и неразрешимую задачу, как разделить меня с подругой, угодить мне и ей, и при этом остаться на своем рабочем месте. Я могла бы посочувствовать бедной женщине или посмеяться над происходившим, но внутри меня опять начал копошиться гнев. Я еще могла понять, правда с большим трудом, ситуацию в универмаге. Но невозможность пообедать вместе с подругой, не просто раздражала, она злила и способна была довести любого нормального человека до белого каления.

 Наивная. Я еще не знала, что это все пока цветочки, и все мои ягодки впереди.

 

10.

Мара и я благополучно миновали холл и вошли в «розовый» зал. Здесь действительно было пусто. Я осмотрелась. Десять деревянных столиков под туго накрахмаленными белыми скатертями стояли на прежних местах. Стены бежевые. На стенах красуются прямоугольные рамки с призывами беречь хлеб, уважать труд других, заботиться об окружающей среде и тому подобной галиматьей. Придумать что-то глупее этой наглядной агитации, наверное, было уже невозможно. Какой-то дурак отдал приказ украсить стены кафе подобного рода «картинами», а другой идиот принялся его незамедлительно выполнять. Художник, который выводил эти перлы, был, по всей вероятности, человеком творческим, поэтому надписи на этих, с позволения сказать интерьерных «картинах», были выполнены разными цветами и шрифтами.

- Желаете выбрать столик сами? – поинтересовалась администраторша.

- Да. Мы желаем присесть у окна, - раздраженно сказала я и направилась к столику, за которым мы с Марой обычно сидели, бывая здесь.

- Хорошо. Я сейчас приглашу официанта, - без лишних споров согласилась женщина и отстала от нас.

Не успели мы устроиться за столом, как к нам неслышно подкрался официант с папками меню в руках.

- Здравствуйте. Подождать пока вы сделаете заказ? – любезно поинтересовался парнишка. На вид ему было лет шестнадцать.

- Пожалуй, мы не будем торопиться, - ответила Мара и вопросительно уставилась на меня.

- Да. Согласна. Мы позовем вас, когда определимся с заказом, - поддержала я подругу и углубилась в изучение меню.

Салаты, супы и горячие блюда были разнообразными, а цены весьма умеренными. На мой взгляд, конечно. Но я заметила, как беспомощно моя подруга листает страницы меню, застревая глазами на прейскуранте.

- Не волнуйся, я заплачу, - прошептала я, чтобы моих слов не услышали официант и барменша, перешептывающиеся о чем-то у стойки бара.

- Понимаешь… я не думала, что здесь стало все так дорого. Я не рассчитывала… С нашими зарплатами не особо разгуляешься. Мы с Пашей уже лет десять никуда не выходили. Так что я не в курсе…

- Да брось ты! Ерунда. Не думай об этом, - подбодрила я Гольскую. – Заказывай что твоей душеньке угодно. И не стесняйся.

- Ладно, - переборола себя Мара и сказала: - Мне салат из креветок, брокколи и треску под соусом.

- Отлично. Я буду то же самое. А я хорошо помню, что ты на рыбе помешана. Давай еще пивка или винца легкого закажем.

- Ты что, сдурела? Тебе же еще в контору идти. Нельзя, чтобы от тебя за километр алкоголем несло. В прошлом году ГГ издал указ о завершающем этапе борьбы с алкоголизмом. Ты заметила, что написано на растяжке над входом?

- Нет.

- Так посмотри.

Я всем корпусом развернулась в сторону входа, к которому сидела спиной. По краям растяжки были изображены мужчина и женщина, разбивающие бутылки с вином и пустые бокалы, а по центру выведено: «Мы бросили пить и вам советуем сделать то же самое». А ниже, более мелким шрифтом: «Согласно Указа Главы Государства за № 1256 в кафе и ресторанах города продажа алкоголя в дневное время запрещена».

(«Да. Весело. На моей родине уже и днем пить нельзя. А что можно?»).

Я не стала озвучивать свои мысли. Да и зачем всякий раз реагировать на откровенную глупость и тупость руководства страны? Это вредно для здоровья. Моего и Гольской. Мне-то что? Я приехала, погостила недельку-другую и уехала домой. А Маре здесь жить. Жить? Или тихо и как можно незаметнее проживать отпущенное судьбой время и двигаться к старости, боясь всего и всех, и даже своей тени?

За сутки моего пребывания в родном городе, я уже получила достаточно информации, чтобы составить мнение о том, во что превратилась моя родина за двадцать лет. Да, просматривая дома новостные программы и читая нашу прессу я знала, что здесь происходит. Правда, эти новости были очень редкими и скупыми, да и подавались они весьма однобоко. Но мой вывод был очевиден: здесь все зашло очень далеко. Мне даже в страшном сне не могло присниться, что я приеду в совершенно другую, не знакомую мне страну и окунусь в атмосферу тотального контроля над людьми и беспрецедентной слежки за ними. И как ни горько мне было это осознавать, я понимала, что вижу пока лишь верхушку айсберга. Сейчас я на все сто процентов была уверена, что и все последующие дни моего короткого отпуска преподнесут мне еще массу новых и ужасающих сюрпризов.

Тем временем юный официант отвлекся от барменши и подошел к нашему столику. Я сделала заказ и попросила принести негазированной воды.

- Помнишь, как мы отмечали здесь мою помолвку и твой отъезд? – Мара светло улыбнулась, а затем тяжело вздохнула: - И кажется, что все это было в какой-то другой жизни.

- Да, дорогая, конечно, я все помню. И тогда мы были молоды, полны надежд и уверены, что все самое хорошее у нас еще впереди.

- И к счастью, все твои надежды и мечты осуществились. Но как тебе живется на чужбине? Мучает ли ностальгия? Хочешь вернуться?

- Поначалу было сложно адаптироваться и привыкнуть к совершенно другому ритму и образу жизни. Другие люди, другое воспитание и менталитет. Да и межличностные отношения очень отличаются от тех, к которым я привыкла. У нас здесь все было намного проще, добрее и душевнее что-ли. Мучает ли ностальгия? Нет. Олаф создал мне такие условия и дал такую жизнь, о которой многие женщины могут только мечтать. И я очень счастлива. Мой дом теперь там. А возвращаться сюда? Нет, не хочу. Да и зачем?

Мы замолчали. Парнишка-официант, воспользовавшись паузой, вновь предстал перед нами на сей раз с подносом, плотно заставленным снедью. Он почему-то взял инициативу в свои руки и притащил весь заказ сразу. Парень аккуратно выставил на стол корзинку с хлебом и тарелки с салатами и рыбой. Затем открыл бутылку с водой и разлил ее по высоким стаканам. А в завершении своей работы пожелал нам приятного аппетита и вернулся к симпатичной барменше.

 Мы принялись за еду. Салат оказался на редкость вкусным. Значит готовить здесь еще не разучились. И это радовало. Черный хлеб тоже был вкусным и очень мягким. Именно по такому свежему и душистому ржаному хлебу я тосковала в первые годы свой жизни за границей.

Мара тоже ела с удовольствием. Когда мы разделались с салатом, Гольская спросила:

- Свенсон по-прежнему практикует?

- Да. Теперь у него своя клиника и он очень много оперирует. Стал довольно известным и часто публикуется в медицинских журналах.

- А дети?

- Я, помнится, вчера говорила, что Александр пошел по стопам Олафа и намерен затмить его в будущем. Мы, конечно, тихонечко подсмеиваемся над ним. Амбициозность сына порой прет через край. Но без сильной целеустремленности трудно добиться чего-то стоящего.

- А Элиза?

- Она сейчас стоит перед выбором. И мы не мешаем ей. Все-таки окончание школы – это очень важный период в жизни ребенка. По секрету скажу, что она влюблена в одноклассника. Первая любовь и все такое…

- Да… понимаю… А, как твой бизнес?

- Гольская, - рассмеялась я. – Я же вчера вам с Пашкой все рассказала. Не помнишь, что ли? У меня с делами все хорошо. Даже отлично! Мой журнал «Подиум» издается большим тиражом, продажи постоянно растут. Я тоже много работаю, и моя работа мне нравится. Много контактов, встреч, новых знакомств и впечатлений. Так что все хорошо.

- Максимова, ты не представляешь, как я рада за тебя! Ты молодец, – с чувством произнесла Мара, и я знала, что подруга говорит искренне и от чистого сердца. Гольская никогда не врала. Просто не умела.

- У твоей Ладушки нет еще друга?

- Нет, пока.  Да и вроде рановато, - улыбнулась Мара.

- Погоди-погоди, еще годик-другой и она влюбится в какого-нибудь мальчишку. Но думаю, что сейчас ее интересуют совсем другие вещи. Мне кажется, что она очень талантлива. Как в компе быстро разобралась!

- Да, что есть, то есть, - с гордостью сказала Гольская. – Она у нас в компьютерах разбирается будь здоров как! Сейчас для нас с Пашкой очень важно, чтобы она окончила школу с одними пятерками. У нас ведь уже давно пятибалльная система. Тогда она сможет поступить на бюджет в Столичный университет, где готовят только айтишников. Конечно, в идеале, ей бы поучиться за границей. Но детям Средних и Низших учеба в другой стране строго запрещена. Мы сейчас с Пашей волнуемся очень. Бюджетных мест в этом году было очень мало, и есть вероятность, что в следующем их опять сократят. И что будет к моменту поступления Лады с бесплатными местами, предсказать трудно. Но мы надеемся, что для нее все же найдется место на факультете высоких технологий. Если она получит диплом этого факультета, то за ее будущее можно будет не волноваться. Во-первых, она автоматически перейдет в разряд Высших, а во-вторых, материально будет обеспечена так, что и нам сможет помочь с одним делом.

- С каким? – быстро спросила я и после коротенькой паузы задала еще один неприятный для моей подруги прямой вопрос: - И что с Игорем?

Но Гольская сделала вид, что не слышит моих вопросов. Она деловито посмотрела на часы и выдавила из себя:

- Нам пора закругляться. Ты и так уже сильно опаздываешь в контору. Или ты забыла, куда должна была явиться еще полтора часа тому назад?

Мара посмотрела на меня и наши глаза встретились. В ее глазах я вновь увидела тоску, а еще мольбу не спрашивать о том, о чем ей больно говорить. Лицо Гольской вмиг постарело, а губы затряслись.

- Женечка, пожалуйста, давай поговорим об этом завтра. Завтра воскресенье. У Паши будет выходной. На завтра мы запланировали поездку на дачу. Прихватим лодку надувную, порыбачим. Покопаемся в огороде. Небось забыла, как ползать между грядками?

Я обрадованно закивала:

- Класс! Постоять с удочкой у речки – это то, что нам всем сейчас нужно. Принимаю это предложение с огромным удовольствием!

 

11.

Рассчитавшись за обед, я поблагодарила официанта и оставила ему несколько талеров на чай (талер был введен в обращение в Элитарии лет восемь-десять тому назад). Парнишка залился краской и от предложенных чаевых отказался наотрез. Я пожала плечами и заторопилась вслед за подругой, которая уже поджидала меня у выхода из зала. В эту минуту я дала себе слово, что буду принимать все как есть и по возможности постараюсь примириться с правилами, установленными не мною. Или хотя бы попытаюсь следовать им, пока я нахожусь в Элитарии.

После вкусного обеда наше настроение заметно улучшилось. Мы бодро потопали в направлении улицы Маяковского (название улицы осталось прежним), где когда-то стояло четырехэтажное серое здание КГБ, построенное еще в прошлом веке до второй мировой войны. Я хорошо помню, как горожане старались обходить его стороной и тихонько судачили о том, что в подвалах этого дома от пыток и издевательств пострадало немало безвинных людей. Но эти страшилки абсолютно меня тогда не интересовали. У меня почему-то вызывали улыбку сплетни о том, что кагэбэшники много пьют и даже содержат в штате врача-нарколога. Его основной работой было ставить бедным комитетчикам капельницы, если они сами не могли прийти в себя после очередного запоя.

Мы миновали наш любимый скверик, прошли еще один квартал и оказались перед высоким, этажей в тридцать, ультрасовременным зданием из металла, стекла и бетона. Гольская тут же уткнула глаза в землю и продолжала путь с опущенной головой. Я же во все глаза рассматривала красивую сверкающую башню, над которой словно стрекозы барражировали беспилотные геликоптеры. Их было четыре штуки. Они то слетались над крышей здания, то разлетались в разные стороны. Еще издалека я смогла разглядеть, что крыша высотки, возвышающейся над городом, была сплошь утыкана привычными круглыми спутниковыми и тороидальными антеннами, зеркалами из перфорированной листовой стали и антеннами замысловатой формы, о предназначении которых можно было только догадываться. И вся эта мощь ежесекундно следила за горожанами, выискивала неблагонадежных, вычисляла врагов государства (мнимых и явных) и высматривала потенциальных саботажников. («Это же сколько надо иметь в штате людей, чтобы шпионить за всеми?»)

 По мере приближения к многоэтажке уже можно было различить две внушительного и устрашающего вида шильды. Они грозно висели у парадного входа на фасаде здания. На нижней был изображен бизон и серебром блестели три буквы МОП. А верхняя была красной и на ней сверкали золотые буквы МСС. («Так, понятненько. Два ведомства в одном флаконе»).

Я принципиально не стала склонять голову перед этим монстром, даже когда мы почти вплотную приблизились к мраморной лестнице высокого и широкого крыльца. Когда мы подошли к большой стеклянной двери, сработали фотоэлементы и «пасть» монстра распахнулась.

 Я почувствовала исходящий от моей подруги настоящий животный страх. Он выходил с едким запахом пота. И, признаюсь, я и сама ощутила волнение, хотя не относила себя к робкому десятку. Мне вдруг страшно захотелось домой, к мужу и детям. Я нестерпимо возжелала сию же секунду оказаться в своем большом и уютном доме, где периодически (и особенно в комнатах детей) возникал первозданный хаос. В моем сознании нарисовалась картинка чудесного большого озера, на берегу которого стоял мой дом. Моя душа жаждала окунуться в его чистые, незамутненные и теплые воды, чтобы смыть с себя грязь, которая начала понемногу прилипать к моему телу.

- Мара, не ходи со мной. Подожди меня в скверике, - запоздало и очень тихо сказала я.

- Нет, я тебя не брошу. Ни за что.

- Не упрямься. Уходи.

- Нет.

Сделав некоторое усилие, я шагнула в пасть монстра. Мара, тяжело дыша, последовала за мной. Мы оказались в огромном мраморном зале с потолком, уходящим куда-то высоко вверх. В центре холла на здоровенном мраморном постаменте стоял мощный бронзовый бюст Главы Государства. Вся конструкция была метра в два-два с половиной в высоту и метра полтора в ширину. Очевидно ее предназначение заключалось в том, чтобы своим громадным размером подавлять волю всех входящих в этот оплот власти. Человек должен был почувствовать свою никчемность и ничтожность и осознать, что ГГ и его верные слуги денно и нощно охраняют мирную жизнь сограждан от внешних и внутренних врагов.

Справа от входа расположилась череда довольно узких деревянных кабин-отсеков с фасадами из матового толстого оргстекла, защищенного железной решеткой. («Как собачьи будки за решетками или одиночные камеры»). По всей длине этого странного сооружения, абсолютно не вязавшегося с помпезностью самого холла, протянулась длинная узкая мраморная стойка.  

В каждой секции-будке находилось по два человека. Один, видимо, старший по званию, был одет в черную форму, второй – в привычную военную камуфляжную форму солдата-срочника. Первый занимался приемом граждан, а второй, вероятно, сопровождал визитеров в нужный кабинет.

 На против каждой секции за широкой красной чертой стояло по три-четыре человека, дожидающихся свой участи. Люди приближались к стойке, только с разрешения дежурного офицера. Знаков различия и принадлежности к какому-то определенному ведомству на форме офицеров я не заметила. Возможно, они были обозначены на рукавах униформы.

Я приостановилась, решая трудную задачу: в какую очередь встать, чтобы попасть к полковнику Пряхину. Мара, шедшая за мной, уткнулась в мою спину и прошептала:

- Вон, смотри, один освободился.

И действительно. От офицера, сидящего по самому центру, отошел мужчина, явно принадлежавший к Низшим. Поношенная, грязная одежда и стоптанные башмаки, да одутловатое с синяками лицо в обрамлении клочков спутанных волос, яснее ясного указывало на принадлежность человека к этому классу. У меня появилось подозрение, что он уже какое-то время балансирует на тонкой ниточке между Низшими и Лишними. Человек, понуро свесив голову, зашаркал к выходу. Его голова была опущена так низко, что я не смогла рассмотреть выражение его глаз. Чувствовал ли сейчас этот бедолага облегчение, или выходил из здания в страхе, сказать было трудно. Но на его месте я бы, несомненно, радовалась.

- Подожди меня там, Мара, - я мотнула головой в сторону ряда деревянных кресел, которые были вплотную придвинуты и привинчены к левой стене холла. - И не волнуйся за меня. Все будет хорошо.

Не обращая внимания на красную полосу, я быстро и уверенно подошла к центральной кабинке. Приблизившись к стойке и стараясь говорить в открытое квадратное окошко, я поздоровалась с дежурным.

- Вы с жалобой, заявлением или на прием? – обыденно поинтересовался офицер.

Я просунула руку между прутьями решетки и протянула дежурному визитку, врученную мне начальником охраны универмага.

Мужчина равнодушно вернул ее мне и гавкнул:

- Паспорт.

Порывшись в сумке, я подала свой заграничный паспорт.

- По какому вопросу?

- Понимаете, я вчера приехала и нечаянно смыла СЭФ.

- Ясно. А вы? – мужчина перевел взгляд на Гольскую, которая мужественно стояла за мной, не прислушавшись к просьбе подождать в сторонке.

- Я подруга. Пришла за компанию.

- Ясно. Сядьте там, - приказал офицер и указал рукой на стулья.

- Хорошо, - безропотно согласилась Мара и направилась указанном направлении.

Дежурный офицер начал листать паспорт. Он нашел нужную страницу с моей биометрией и приложил ее к какому-то устройству. Видимо на экране его компьютера появилась какая-то негативная информация обо мне, потому что его лицо стало каменным и непроницаемым.

- Вы нарушили закон уже два раза. Вы потеряли СЭФ и должны были явиться к нам еще два часа тому назад.

- Каюсь. Грешна, - попыталась отшутиться я, но офицер не улыбнулся, а стал еще злее.

Он рванул трубку обычного проводного телефона и гаркнул в трубку:

- Здравия желаю.  Старший лейтенант Булдаков. С опозданием на два часа к вам явилась гражданка Свенсон. Можно доставлять?

(«Я что, телеграмма или посылка?»).

Дежурный выслушал ответ и отчеканил:

- Слушаюсь! – И не поворачивая головы, приказал парню, сидящему за ним: - Рядовой Завадский, сопроводите госпожу Свенсон в 510 кабинет.

 Парень резко вскочил с места и взял под козырек:

- Есть!

Служивый быстро покинул свою конуру и поравнявшись со мной, скомандовал:

- Следуйте за мной.

Не глядя, иду ли я за ним (а других вариантов здесь, очевидно, не допускалось) и отчеканивая каждый шаг начищенными до зеркального блеска сапогами, рядовой двинулся к лифту. Солдатик шагал широко, почти не размахивая руками. А я практически бежала, едва поспевая за ним.

Просторный лифт без зеркал, но с камерой наблюдения, нагло торчащей из стены, мгновенно доставил нас на пятый этаж. Мы вышли в длинный коридор. Он был абсолютно пуст. Стульев для посетителей не наблюдалось. Зато стены, окрашенные серой структурной краской, были плотно завешены табличками и плакатами с лозунгами и призывами типа: «Будь внимательным и бдительным!», «У тебя нет жалости к врагам Отечества!», «Ты воин и ты находишься на передовой линии борьбы с инакомыслием!», «Ты охраняешь мир и покой!».

Пол, покрытый мягким ковролином неопределенного цвета, полностью заглушал наши шаги. Из кабинетов не доносилось ни звука. («А они хорошо позаботились о звукоизоляции»).

Мой сопровождающий остановился у нужной нам двери и нажал кнопку звонка. Затем обернувшись ко мне, приказал:

- Ждите! От двери не отходить!

Я кивнула. Когда рядовой скрылся за дверью, моим первым желанием было броситься вон из этого здания, насквозь пропитанного страхом, ненавистью и болью тысяч людей, побывавших здесь. Даже постоянно работающий кондиционер не мог очистить воздух, насыщенный едким потом, приторным запахом крови и хлорки. («Пахнет как в морге»). Но ноги словно приросли к ковролину. Я четко понимала, что где-то спрятана камера слежения, которая не спускает с меня своего пристального взора.

Ожидание мое затягивалось. Я стояла на одном месте и не понимала почему меня не впускают в кабинет. Спустя минут пятнадцать дверь наконец отворилась. На пороге стоял тот же молодой человек, который сопровождал меня на пути сюда.

- Станьте к стене! – скомандовал рядовой Завадский и вывел из кабинета высокого худого мужчину с абсолютно лысой головой. Мужчина был близорук, но свои очки он почему-то держал в длинных тонких пальцах. Именно эти мелко подрагивающие пальцы сразу бросились мне в глаза. Они предательски выдавали его истинное внутреннее состояние. Человек был необычайно бледен. Трехдневная щетина на впалых щеках и темные круги вокруг глаз делали его старым и изможденным, хотя на мой взгляд он мог быть мне ровесником. Мужчина был слаб и едва перебирал ногами, но серьезные умные глаза излучали несгибаемую волю и решимость к действию.

«Профессор» (а именно так окрестила я этого интеллигентного человека, ведь интеллект не спрячешь) мельком взглянул на меня и сочувственно улыбнулся, а проходя мимо попытался пожать мою руку.

- Прекратить! А вы можете войти, – гаркнул мой сопровождающий и ускорил шаг.

Я не стала смотреть вслед «профессору» и его конвоиру. Я буквально влилась в 510 кабинет. Мне хотелось стать водой, потоком, который просто вольется в кабинет и сразу же, не задерживаясь, выльется с другой стороны, а потом каскадом стремительно упадет вниз. И оказавшись внизу, сольется с быстрой полноводной рекой, которая унесет меня как можно дальше отсюда.

Сделав несколько шагов, я остановилась.

- Вы Евгения Ильинична Свенсон? Ваша девичья фамилия Максимова?

- Да.

- Проходите. Садитесь.

Я сделала еще несколько шагов в направлении говорившего и опять остановилась. Неужели это Славка? Славка Пряхин? Мой бывший одноклассник и воздыхатель? Недаром еще в универмаге что-то затрепетало внутри, когда я прочла знакомое имя на визитке.

Я заликовала и с улыбкой направилась к стулу, стоящему на против широкого и очень дорогого стола, за которым восседал полковник МСС Пряхин Вячеслав Геннадьевич.

 

12.

Когда я удобно и расслабленно устроилась на жестком стуле, то первым делом принялась рассматривать Славку. Так же хорош, как и прежде. Прямой нос, зеленовато-карие глаза, пухловатые губы и волевой подбородок. Посеребренные виски и уже наметившаяся лысина. Лицо гладко выбрито, но при моем появлении на нем не дрогнул ни один мускул.

- Гражданка Швейцарии и уроженка Элитарии. Я правильно излагаю?

Бархатный голос Пряхина остался прежним, только в нем появились властные, начальственные интонации.

- Да, - подтвердила я.

Я очень рада была видеть Славу и испытывала чувство неимоверного облегчения от того, что именно он сидит сейчас напротив меня. Теперь я была уверена, что мне ничто не угрожает. Я тут же вспомнила свой самый первый поцелуй с Пряхиным, такой невинный, неуклюжий. Такие вещи запоминаются на всю жизнь. Помнит ли об этом полковник?

А Пряхин в это время смотрел не на меня. Он пялился в экран своего компьютера, быстро перебирая пальцами по клавиатуре. Его лицо по-прежнему было непроницаемым. Ни радости от встречи, ни удивления, ни, на худой конец, приветственного жеста или улыбки я так и не дождалась.

Наконец полковник оторвал взгляд от экрана и посмотрел на меня.

- Я понимаю, что вы не знакомы с нашими внутренними порядками и законами. Но незнание наших законов не снимает с вас ответственности за ваши правонарушения, - казенной фразой начал полковник Пряхин («Я это уже слышала, уважаемый, мог бы и не повторять»). – Я даже готов снисходительно отнестись к вашему двухчасовому опозданию, которое нарушило мой плотный рабочий график. Тем не менее, я уверен, - полковник сделал ударение на слове «уверен», - что впредь вы будете строго соблюдать правила поведения в нашем городе. Исходя из того, что вы, госпожа Свенсон, прибыли к нам из-за границы, на первый раз мы так же терпимо отнесемся к вашему промаху. Мы установим вам новый СЭФ. В течение суток вы постараетесь не потерять его. Ровно через двадцать четыре часа вы сможете его снять. Вам ясно?

- Да.

Пряхин нажал на кнопку вызова, располагающейся под поверхностью стола. Из смежной комнаты появился розовощекий полноватый коротышка в гражданском костюме.

- Капитан, просканируйте еще раз чип госпожи Свенсон и установите новый СЭФ, а также внесите свежие данные в биометрию нашей иностранной гостьи. Евгения Ильинична, передайте Виктору Анатольевичу свой паспорт, - распорядился Пряхин.

- Слушаюсь, - щелкнул каблуками капитан и выжидательно уставился на меня.

Я в который раз за сегодняшний день, подала офицеру паспорт и откинулась на спинку стула. Все происходящее мне очень не нравилось, но изменить я ничего не могла.

Тем временем, капитан скрылся за дверью служебного помещения, и мы с Пряхиным вновь остались одни.

Во время небольшой паузы до возвращения капитана, мы молча смотрели друг на друга. Я уже было хотела сказать, что я рада встрече с ним, как едва заметным движением пальца правой руки Славка дал мне понять, чтобы я молчала. Мне оставалось только кивнуть в ответ.

Когда капитан вернулся со сканером и новой пластинкой, предназначенной для считывания моих эмоций, я подверглась той же процедуре, что и на железнодорожном вокзале. По ее завершению, полковник безразлично сказал:

- Вы свободны, госпожа Свенсон.

Я поднялась с места и направилась к выходу. И когда я уже коснулась пальцами дверной ручки, то вновь услышала немного смягчившийся голос Пряхина:

- В следующее воскресенье… Подчеркиваю, не завтра, а через неделю, вам желательно постоянно находиться в доме Гольских. Можете уехать за город. Но в городе, и особенно в центре, появляться не следует.

- Хорошо, - сказала я и обернулась.

Лицо Славки по-прежнему ничего не выражало, кроме деловой сосредоточенности. А с огромного, во весь рост портрета, висевшего за его спиной, на меня строго смотрели пронзительные глаза Главы Государства.

Я шагнула в коридор. У двери меня поджидал тот же рядовой, что получасом ранее сопровождал меня в кабинет Пряхина. Ни слова не говоря, он развернулся, а я последовала за ним. Я чувствовала огромное удовлетворение. Судя по всему, я очень легко отделалась. Мне даже показалось, что воздух в коридоре стал чище. А еще я поймала себя на мысли, что все мое пребывание в городе детства напоминает мне американские горки: то я взлетаю на вершину неизвестности и страха, то стремительно опускаюсь вниз к вожделенному покою и душевному равновесию.

В холле офицеры по-прежнему распределяли народец по кабинетам экзекуторов. Людей в очередях, как ни странно, прибавилось. Моя подруга, съежившись как воробышек, сидела в кресле. Ее лицо было почти зеленым. Я понимала, что все время моего пребывания у Пряхина подруга тревожилась и опасалась за мою жизнь и здоровье. Она терзалась муками совести от того, что пригласила меня в гости и тем самым создала мне массу хлопот и неприятностей. Когда же Мара увидела меня, она быстро вскочила с места и подбежала ко мне. Мы обнялись так, как будто я вернулась с войны живой и невредимой. Но такое бурное проявление чисто человеческих чувств в этом учреждении не приветствовалось, потому что мы услышали громко и грозное:

- Женщины, немедленно покиньте помещение!

Что мы с радостью и сделали. Мы практически вылетели из здания и оказавшись на улице, нервно рассмеялись. Мы смеялись над своими нелепыми страхами и радовались тому, что все закончилось хорошо.

- Женька, а давай еще подышим свежим воздухом. Погуляем по набережной. Я покажу тебе наш новый мост. Он очень красивый. Он - гордость нашего города, - предложила Мара, но потом заглянула в мои глаза и осторожно спросила: - Или ты устала и хочешь домой?

- Знаешь, Гольская, я бы сейчас с пребольшим удовольствием выпила бы чего-нибудь покрепче. Но учитывая тот факт, что вы настойчиво искореняете алкоголизм, я согласна на прогулку. И ты права, необходимо подышать свежим воздухом.

Мара подхватила меня под локоть, и мы медленно направились в сторону Черной реки. Погода, словно чувствуя наше настроение, улучшилась. Солнце высвободилось из плена тяжелых низких туч, так и не разродившихся сильным дождем, ярко и по-доброму светило нам. Оно щедро согревало наши души, слегка примороженные визитом в «застенки». Именно это слово пришло мне на ум, когда Мара принялась расспрашивать меня о визите к полковнику Пряхину. Мне не хотелось говорить об этом, я только сообщила, что полковник Пряхин оказался тем парнем, в которого я была когда-то влюблена. Оказалось, что Гольская хорошо его помнит и удивилась, что нескладный и скромный мальчишка превратился в красавца и добился такого высокого положения. Еще я описала его шикарный кабинет с красивой дорогой мебелью и огромным портретом ГГ. А еще я предположила, что в смежной комнате Пряхин и коротышка-капитан допрашивают и возможно пытают людей. И на этом я замолчала. Я больше ничего не хотела вспоминать. Ни бедолагу в холле, ни «профессора» в коридоре, ни каменное лицо Пряхина, ни его грозный вид и властный голос. Шок от череды событий происходивших всего в течение в первой половины дня постепенно проходил. Сейчас я хотела поставить жирную точку под всем увиденным и услышанным. Я больше не хотела думать над происходящим. Мне уже не под силу было анализировать информацию, захлестнувшей меня мощным цунами. Я хотела одного. Покоя.

 

 

 

13.

Людей на улицах заметно прибавилось, да и движение на дорогах стало более интенсивным. Черные сверкающие «Элли» (достижение совместного производства китайских инженеров и местных работяг из Низших), передвигались неспешно, четко соблюдая правила дорожного движения и дисциплинированно пропуская пешеходов на переходах. Иногда попадались и «Мерсы», и «Ниссаны», и прочие иномарки. Но их было значительно меньше, чем в годы моей молодости. Я знала, что правитель Элитарии когда-то мечтал иметь свой национальный дешевый автомобиль и сейчас было хорошо заметно, что его мечта осуществилась. Но черная череда «Элли», едва разбавляемая яркими иномарками и зелеными троллейбусами, вызывала ощущение стереотипности и однообразия. Стандартная, очень похожая на униформу одежда мужчин и женщин, обезличивала горожан и превращала их в серую инертную массу. Изредка встречались мамаши с колясками, но отсутствие на улицах детей от шести лет и подростков, а также людей преклонного возраста как-то угнетало и стирало с улиц Неверска ощущение радости и полноты жизни. Люди, словно зазомбированные марионетки шагали по своим делам и смотрели только себе под ноги. Редкие улыбки, еще более редкий смех делали атмосферу улиц угнетающей и какой-то нереальной. Мне вспомнился Китай периода Мао и Северная Корея недавнего прошлого. Но эти сравнения показалось мне глупыми и нелепыми, и я тут же отбросила их.

Все окружающее заползало в подсознание вопреки моему желанию и намертво застревало в нем, чтобы в дальнейшем заставить меня сделать то, чего я не планировала, совсем не хотела и, по правде сказать, даже не ожидала.

- Я так понимаю, что теперь суббота у вас рабочий день? – задала я подруге, как мне казалось, совершенно нейтральный вопрос. На самом деле наше молчание уже начало затягиваться и необходимо было о чем-то говорить. А еще я всеми фибрами своей души хотела отвлечься от навязчивых и странных мыслей и вопросов, которые вновь атаковали мой разум.

- Да, - просто ответила Мара, - но по субботам мы работаем до трех. А в воскресенье у всех выходной.

Мы вышли к набережной. Широкая река была одета в гранит. Ни тебе песчаных пляжей, ни поросших травой или ивняком высоких берегов.  Редкие баржи и прогулочные катера лениво проплывали мимо смотровой площадки, на которой мы нашли свободную скамейку и присели отдохнуть. И… дроны, выискивающие что-то в темной мутной воде Черной реки.

Мост через реку был и вправду хорош. Своим непривычным ассиметричным дизайном, он чем-то напомнил мне мост, который мы с Олафом видели в Бразилии. Но конструкции моста в Неверске были чуть тоньше и изящнее.

Я с удовольствие вытянула гудящие ноги и нагло закурила.

- Прости, подруга, но я больше не могу терпеть, - устало сказала я и сделала глубокую затяжку.

- А если донесут? – опасливо поинтересовалась Гольская.

- Да и хрен с ними. После того, как мы побывали там, нам уже бояться нечего. Одним прегрешением больше, одним меньше. Какая разница?

Мара деликатно не стала уточнять где это «там», потому что прекрасно все понимала. Она смотрела на воду и думала о чем-то о своем.

Я спокойно докурила сигарету, бросила бычок на чистую тротуарную плитку и вернулась к своей профессиональной привычке задавать вопросы.

- А скажи-ка мне Гольская, почему ваши дети учатся по субботам?

-  Ты какая-то странная, Женя. Неужели не понятно? Все работают в субботу. С кем оставить детей, когда родители заняты общественно-полезным трудом? Вот и было принято решение не оставлять ребят без присмотра. Вспомни, мы ведь тоже когда-то учились в субботу, пока нас не перевели на пятидневку.

- Да, было такое…

- А еще… У нас до шестнадцати лет дети не шлындают по улицам без присмотра родителей. И в воскресенье их часто забирают на кружки всякие, факультативы и спортивные соревнования. У нас очень заботятся о здоровье подрастающего поколения. Ты, наверное, знаешь, что у нас много ледовых дворцов, спортивных площадок и бассейнов. Государство не жалеет средств на спорт. В школах у нас строгая дисциплина и порядок. У входа всегда дежурит моповец. А перед первым уроком всех детей и учителей собирают в спортивном зале, и мы поем новый гимн Элитарии, а затем произносим речевку: «Мы любим свою страну! Мы любим Главу Государства!»

- Неужели?

Гольская видимо услышала в моем голосе издевку, поэтому раздраженно сказала:

- Не ехидничай, пожалуйста. Все это не смешно, - и после короткого раздумья, горько продолжила: - Бедные дети не могут и вздохнуть. Мы их почти не видим. А еще нашим детям вживляют чипы стазу после рождения. Мне один знающий человек рассказывал, что еще лет пятнадцать тому назад власти начали негласно вводить младенцам чипы. Представляешь, родители даже не догадывались, что их дети чипированы! Потом, когда информация просочилась в прессу, то был большой скандал. А помнишь… Хотя тебя уже здесь не было… Ну, в общем в какой-то год, прости, не помню в какой именно, ввели ID-карты и когда люди молча проглотили и это, то они обнаглели совсем. И за очень короткий срок чипировали всех в принудительном порядке, потому что с картами было много возни. Ну, а тех, кто отказывался, переводили в ранг отступников. Так появились Лишние. Люди начали прятаться. Сбегали в деревни, в леса, зарывались в землянках. Но их находили и сажали в тюрьмы, а потом переводили в разряд Послушников и все равно чипировали. Но некоторым все же удалось избежать тюрьмы, я думаю. Я надеюсь…

Я посмотрела на подругу и утомленно сказала:

- Мара, может на сегодня уже хватит?

Мара отвела горящий ненавистью взгляд и пробормотала:

- Прости. Действительно пора с этим заканчивать. Если ты отдохнула, то поехали-ка домой. Скоро начнет темнеть.

Домой мы добрались довольно быстро. Нам открыла дверь Лада. Девочка улыбнулась мне и обняла. Я прижала ее худенькое тельце к себе и в моем сердце растеклась любовь и жалость к этой безусловно талантливой девочке, будущее которой было скрыто в густом-густом тумане. Я тут же подумала о своих счастливых, безмерно разбалованных и весьма раскрепощённых отпрысках. Сейчас мне показалось, что я люблю их во сто крат сильнее, чем прежде и испытала прилив неимоверной нежности.

 Я поцеловала девочку и спросила:

- Как дела в школе?

- Как всегда скучно и неинтересно, - откровенно ответила Лада и счастливо похвалилась: - Тетя Женя, а я расщёлкала ваш подарок, как орех.

- Умница, я не сомневалась в этом. И я горжусь тобой.

- Мы тоже, - в узеньком коридоре возник Пашка с полотенцем в руках. – Так, девочки, вы, наверное, проголодались. Могу вам сообщить, что я сварил свой фирменный борщ. Быстро мыть руки и за стол!

Приказание Гольского мы выполнили быстро и гурьбой, весело переговариваясь, ввалились в кухню. Павел ухаживал за нами как заправский официант и все интересовался:

- Вам нравится? Соли достаточно? Кому еще хлеба? Сметанки добавить?

Эти простые, бесхитростные вопросы словно снимали тяжесть с моей души. Думаю, что и Мара испытывала нечто похожее. Она искренне нахваливала борщ мужа и глаза ее потеплели. Лада тоже приняла участие в нашей игре, кто сделает больше комплиментов отцу. Ее милое личико светилось от удовольствия общения с нами.

На удивление Пашка не задавал вопросов о нашей, растянувшейся на день, прогулки. И только в самом конце ужина (или позднего обеда?) он как-то загадочно поинтересовался:

- А не хотите ли, милые дамы, чтобы я подсластил вам жизнь?

Мы, естественно, хотели. Гольцов вытащил из морозильника небольшой поднос с мороженым. Тут были и брикеты, и стаканчики, и рожки с различными наполнителями. И, конечно, пломбир на палочке.

- Чур, мне пломбир на палочке! – вскричала я и схватила заветную трубочку.

Все весело рассмеялись. А я, быстро сдернув обертку с мороженого, откусила от него кусочек.

- О-о! Вкуснотища! – простонала я. - Как в детстве. Ребята, вкус точно такой же. Как такое возможно?

- Женечка, в этом нет ничего удивительного, - довольный моей реакцией сказал Гольский. – У нас соблюдают все старые рецептуры мороженого. А еще у нас очень строгий контроль за качеством продуктов («Судя по утренней колбасе я бы так не сказала»). Министерство Торговли и Питания тщательно следит за этим. Существуют ГОСТы и отходить от них нельзя ни при каких условиях. Иначе…

Что следовало за этим «иначе» для меня уже не являлось секретом Полишинеля. Срок и автоматическое зачисление в Низшие, Лишние или вовсе в Послушники. Так что страх опуститься на самую низшую ступеньку социальной лестницы, был сильнейшей мотивацией к тому, чтобы не совершать уголовных или должностных преступлений.

 Павел тоже не отказал себе в удовольствии и взял рожок с шоколадным наполнителем. Покончив с холодной сладостью, он заговорщицки оглядел нас и сказал:

- А знаете, девочки, где я раздобыл эту вкуснятину?

- И где это? – строго спросила Мара.

- В магазине Высших на улице Победы.

Мара недовольно заерзала на стуле, а Гольский улыбнулся жене и сказал:

- Марочка, не волнуйся. Я все это купил у их грузчика. Он свой парень. Тем более, надо же было поразить госпожу Свенсон.

- Да, Пашка, поразил, так поразил! – отозвалась я и облизала палочку. – Класс!

- Ну, а теперь, расскажите, как прошел ваш день.

- Пашенька, не обижайся, но я очень устала сегодня. Пусть Мара тебе все расскажет. Ты не против? – я умоляюще посмотрела на друга.

Гольский нахмурился:

- Что-то случилось?

- Пашенька, я все тебе расскажу. Пусть Женечка идет отдыхать, - мягко сказала Мара и положила руку на колено мужа.

- Женя, ты не забыла, что мы завтра поутру едем на дачу? – спросил у меня Гольский, а в его голосе прозвучали тревожные нотки.

- Нет, Пашенька. Именно поэтому я и хочу лечь пораньше.

  На прощание я всех поцеловала и направилась в спальню. Оставшись одна, я позвонила домой.

- Привет, милый, - по-французски поздоровалась я.

- Здравствуй, дорогая. Как отдыхается? – заботливо поинтересовался Олаф.

- Отлично, - соврала я.

- У тебя голос какой-то странный. У тебя все в порядке?

- Да. Просто я очень устала за день. Мы с Марой много гуляли. Она все показывала, а я набиралась впечатлений. Завтра Гольские везут меня на дачу. Рыбку ловить будем.

- Что ж, милая, удачи. Потом похвалишься уловом.

- Непременно, дорогой. Спокойной ночи. Целую.

- Спокойной ночи, любимая.

 

День третий.

14.

Неугомонный Гольский поднял нас в 5 утра. Мы наскоро перекусили, подхватили рюкзаки и удочки, собранные супругами еще с вечера и шумно вывалились из квартиры.

Мара, естественно, призвала нас быть потише, приложив указательный палец к губам. А Лада сделала выразительный жест, словно застегивает рот на замок. Мы громко засмеялись, игнорируя правила, строго регламентирующие нормы поведения граждан Элитарии, проживающих в многоквартирных домах. (Позднее я ознакомилась с ними в сети. И тогда же пришла к выводу, что людям желательно вообще безвылазно сидеть дома и не высовывать из квартир даже кончика носа).

Сейчас, вчетвером, мы представляли из себя вполне нормальную, дружную и веселую компанию, которая намеревалась классно провести время на природе. Громко топая, мы спустились вниз и вышли на улицу. Утро обещало жаркий и солнечный день, совершенно не характерный для сентября. А этот факт еще больше поднял наше и без того отличное настроение.

Как ни странно, «Элли» моих друзей уже стояла у подъезда. За рулем сидел незнакомый мне человек. Шапка его вьющихся и черных с легкой проседью волос, едва умещалась в бейсболку с трудом нахлобученную на голову. Мужчина был плохо выбрит, но от него исходил приятный запах дорогого мужского дезодоранта. Этот запах я почувствовала сразу, как только втиснулась в салон малогабаритной машины. Поначалу я плохо рассмотрела незнакомца, но не могла не заметить, как пристально и настороженно он наблюдает за мной, глядя в зеркало заднего вида. Темно-карие, почти черные глаза мужчины светились незаурядным и острым умом. Он будто прощупывал, изучал и оценивал меня, пытаясь определить в какой стан меня зачислить: друзей или врагов.

- Женя, познакомься, это мой друг Сергей Петрович Нырков.

- Очень приятно, - приветливо отозвалась я.

- Близкие друзья называют меня просто Серега, - пробасил мой новый знакомый и улыбнулся. Его улыбка была весьма благожелательной, а пронизывающие шипы в глазах исчезли.

(«Решил все же причислить к друзьям»).

- А это Женя. Евгения Ильинична Свенсон, урожденная Максимова, - высокопарно представил меня Гольский, обернувшись ко мне в пол-оборота. - О ней, Серега, я тебе много рассказывал. Именно ее приезда мы с таким нетерпением ждали.

- Я понял. Ну что, други, поехали? – опять пробасил Сергей Петрович и, не дожидаясь нашего ответа, завел мотор.

Маленькая юркая «Элли», управляемая искусным водителем выехала со двора, шустро объезжая все препятствия. Погода благоволила нам и на всем протяжении пути к Заозеровке, дачному поселку, где находилась дача Гольских. Мы о чем-то болтали и дружно хохотали над анекдотами, которыми сыпал Нырков. Лада тоже оживленно участвовала в наших разговорах. И я просто не узнавала ту зажатую и закомплексованную девочку, какой я увидела дочь своих друзей в день знакомства.

По дороге довольно часто можно было встретить баннеры с пропагандистскими лозунгами, но я старалась не обращать на них внимания. Я была полностью поглощена общением с Гольскими и их другом. Правда, проезжая мимо какого-то сельскохозяйственного предприятия, мой взгляд все же зацепился за деревянный щит, на котором была изображена краснощекая бабища с серпом в руке. Изображение дородной колхозницы было полностью слизано с агитплакатов 30-х годов прошлого века. Надпись на щите гласила: «Сельчанин, твое место на родной земле!», но какой-то смельчак красной краской крест-накрест перечеркнул предлог «на» и заменил его буквой «в». («Да, с фантазией у них скудновато. Придумать что-то новенькое, видать, было трудно. Но все же еще есть те, кто пытается хоть как-то сопротивляться»).

Минут через пятьдесят, Нырков притормозил у высокого металлического забора, огораживающего дачный поселок по всему периметру. Гольский резво выскочил из машины, подбежал к воротам и проделал какие-то манипуляции с замком (из-за его спины мне не было видно, как открывается запорное устройство ворот). Наверное, Серега заметил отразившееся на моем лице недоумение, поэтому произнес через плечо:

- Не удивляйтесь, Евгения Ильинична. Это вынужденная защита от беглых Лишних и Послушников.

- А что и такие имеются?

- Увы, да.

- Понятно.

Гольский вернулся в машину. Заржавевшие ворота, издавая скрип напоминающий стон, медленно распахнулись. Мы въехали в Заозеровку и буквально через пять минут остановились у дачи Гольских.

Это был весьма добротный сельский дом с солидным участком земли. Стараниями родителей Мары сад и огород всегда были в идеальном порядке и на зависть соседям щедро плодоносили. Позднее Мара рассказала мне, что мать и отец после выхода на пенсию несколько лет жили только здесь. Сложив уме два и два, я прикинула, что родители Мары должны быть еще живы и находиться в полном здравии. Но подруга почему-то до сих пор ни разу не обмолвилась о них. Я припомнила, что Павел тоже ничего не рассказывал о своих родителях. Я по-прежнему так ничего не узнала и о старшем сыне друзей. Это странное нежелание Гольских говорить о близких людях порождало массу вопросов. Но я чувствовала, что мне не стоит торопить события. Когда придет время Гольские расскажут мне и о своих родных.

Выбравшись из машины, Мара отправилась открывать калитку, а мы принялись перетаскивать сумки и пакеты из багажника «Элли» в дом. Гольский нетерпеливо подгонял нас:

- Братцы, шевелитесь, а то местные рыбаки переловят всю нашу рыбу.

Мы посмеялись над его нетерпением закинуть удочки, но постарались передвигаться быстрее.

Павел загнал машину в гараж и мы, нацепив свои рюкзаки и распределив между собой удочки, бодро потопали на рыбалку. Наша маленькая компания миновала центральную улицу поселка и свернула на грунтовую дорогу. Когда мы приблизились к лесу, путь нам преградил закрытый шлагбаум. Возле него возвышался вбитый в землю столб, на котором висел банкомат старого образца.

Гольский вытащил из кармана джинсов купюру (кажется в десять талеров), просунул ее в верхнее узкое отверстие устройства и набрал на панели длинный код. Потом поднес правое запястье к экрану и нажал на зеленую кнопку. После слов: «Операция произведена успешно», банкомат выдал чек из второй щели, расположенной в самом низу аппарата. После этого стрела шлагбаума поднялась, и мы двинулись к реке. А мне в голову пришла шальная мысль, что мы могли просто обойти неожиданную преграду и не платить вздорный побор за то, что хотим провести выходной день на природе. Меня поразил еще и тот факт, что у моих друзей даже мысли не возникло о том, чтобы проигнорировать установленное кем-то это дикое правило, тем более что кроме нас на дороге никого не было. Я бы еще поняла друзей, если бы и лес, и река находились в частном владении. Хотя… Кто знает? Может быть уже есть какой-то собственник этих земель, только люди об этом не подозревают. И граждане Элитарии даже и не догадываются о том, что им уже давно здесь ничего не принадлежит: ни земля, ни реки, ни озера, ни леса. Ну…, наверное, их собственные жизни пока еще принадлежат им самим. Но так ли это?

- Покажи-ка чек, - попросила я, поравнявшись с Павлом.

- Ну и любопытная же ты, Женька, - засмеялся мой друг и подал чек: – Держи! Только верни потом.

- Ладно, - согласилась я.  

На серой, дрянного качества бумажке было выбито: «Гражданин Гольский П.А. Оплачено: 12 часов нахождения в лесу: за 5 человек - 5 талл. Рыбалка: за 5 человек - 5 талл. Вход разрешен». А еще более мелким шрифтом на чеке указывалось название реки Язь и допустимое количество улова, выраженное в килограммах.

- Ну и ну… - протянула я и вернула талон Павлу. – А за воздух вы еще не платите?

- За воздух, уважаемая Евгения…

- Можно Женя, - поспешно перебила я Ныркова.

- Хорошо, Женя, - мягко согласился Серега и продолжил: - За воздух мы не платим, не расстраивайся. Но за сбор грибов, ягод и целебных трав – платим.

- Да уж, весело вам тут живется, - с горечью отреагировала я на новую информацию и почувствовала, как градус моего настроения резко пошел вниз.

- Не думай об этом, подруга. Мы к этому давно привыкли, - похлопал меня по плечу Гольский. – Мы платим абсолютно за все: за медицину и школы, за ношение и обслуживание наших чипов и СЭФ. За общенациональную компьютерную сеть и еще за бог весть за что.

Я снова поразилась. Пашка говорил о страшных вещах равнодушно и почти спокойно, словно все происходящее в Элитарии - это есть нечто привычное, обыденное, повседневное. А еще в интонациях его голоса я не услышала ноток боязни быть услышанным.

Павел внимательно посмотрел на меня и с легкостью прочел все мои мысли. Немного поразмышляв о чем-то, добавил:

- К счастью в этом районе еще нет столько прослушивающих антенн, как в городе. Ну не могут они пока охватить всевидящим оком Саурона все территории. И наш поселок – одно из таких редких мест. Но, надо полагать, уже совсем скоро они доберутся и сюда.

В это время лес расступился, и мы оказались на высоком берегу широкой чистой реки с рыбным именем Язь.

- Видишь, - Гольский указал рукой на противоположный берег, - там уже строится вышка. Как только она будет сдана в эксплуатацию, здесь уже нельзя будет ни ходить нормально, ни говорить спокойно. - Павел сделал коротенькую паузу и предложил: - Друзья, давайте пройдем еще чуть-чуть. Я хочу показать вам свое любимое место. Если вам понравится, то там мы и расположимся.

Гольские и Серега двинулись дальше, а я еще какое-то время стояла и тупо смотрела на почти законченное высокое ажурное сооружение, утыканное антеннами. И отныне еще очень долго оно будет осквернять своим присутствием этот уголок чудной, восхитительной природы.

- Максимова, не отставай, - позвала меня Мара, и я послушно поплелась вслед за друзьями.

 Нырков немного поотстал от Гольских и когда я поравнялась с ним, добродушно сказал:

- Не принимайте, Женечка, все так близко к сердцу. Я по вашему лицу вижу, что вы расстроились. В конце концов вы здесь просто гостья. И как я знаю, ваш отпуск не будет длинным. Вы вернетесь домой и обо всем забудете.

Я промолчала.

- А знаете, Женя, - продолжил Нырков, - я ведь по образованию компьютерщик и всю жизнь занимался написанием различных программ и даже принимал участие в создании некоторых гаджетов и девайсов.

- А что вы заканчивали? – вяло поинтересовалась я для поддержания разговора.

- Я учился сразу на двух факультетах Госуниверситета в Столице.

- Да? Как такое возможно? – пораженно спросила я.

- Возможно, если голова хорошо работает, - улыбнулся Серега, весьма довольный произведенным эффектом.

- А какие?

- Информационных технологий и управления, а еще прикладной математики и информатики.

- Но это же круто. Очень круто, - искренне восхитилась я.

- Да, согласен, круто, - не стал кокетничать Нырков. - Но учеба давалась мне легко. А после университета, я вместе с парой однокурсников создал стартап.

Я заинтересованно посмотрела на собеседника. Серега был чуть младше меня.  Имел худощавое телосложение, но уже наметившаяся полнота и чуть выпирающий животик, выдавали в нем человека, ведущего преимущественно сидячий образ жизни. Его нельзя было назвать ни красавцем, на симпатичным. Он был каким-то обыкновенным, неприметным. Если бы я увидела Ныркова на улице, то не обратила бы на него внимания. Но справедливости ради надо сказать, что его открытая улыбка, несколько смягчавшая чуть заостренные черты лица и глаза умницы, могли привлечь женщину, ценящую в мужчине прежде всего ум и энциклопедические знания. Да и странная прическа выбивалась из общего портрета этого обыкновенного гения. На Ныркове были надеты вполне приличные джинсы и фирменные кроссовки; рубашка, еще помнившая лучшие времена своего хозяина и дорогая изрядно изношенная ветровка, явно импортного производства. У меня создалось впечатление, что друг Гольских когда-то принадлежал классу Высших, но по каким-то неведомым мне причинам, скатился в Средние.

И, увы, я не ошиблась.

- Я очень любил свою работу, - неторопливо продолжил Серега, - отлично зарабатывал. Потом моими наработками заинтересовались в МСС и мне предложили должность начальника сверхсекретного отдела, в котором уже были собраны спецы в области высоких технологий. Я с радостью согласился. Ведь передо мной открывались такие перспективы, что дух захватывало. Сам-то я вырос в семье Средних, но еще в начальной школе учителя заметили мои способности. В четырнадцать лет директор школы написал докладную в Министерство образования и меня забрали в колледж для одаренных детей при Госуниверситете. В университет меня зачислили без экзаменов. Таким образом я автоматически перешел в Высшие. Но общение с родителями для меня было закрыто, когда я начал работать в МСС. Это было одним из условий моего продвижения по карьерной лестнице.

- А твои родители живы? – я незаметно перешла на «ты». - Как они отнеслись к вашей разлуке?

- Родители, слава богу, живы. Они сейчас живут в интернате. Я иногда их навещаю. А что касается того, что меня рано оторвали от семьи, то здесь не все так просто и однозначно. Понимаешь, они, естественно, очень переживали поначалу, а потом, когда стала вырисовываться перспектива повышения моего социального статуса, они даже были рады за меня. Из класса Средних шагнуть в Высшие возможно лишь при наличии обширных знаний и таланта в какой-то определенной области науки и техники, необходимой государству для выполнения текущих задач. («Или прихотей ГГ»). И такой отраслью стали когда-то IT-технологии…

Серега осекся почти на полуслове и устремил взгляд на Гольских, призывно машущих нам руками. Семейство остановилось у небольшого песчаного пляжа, окруженного высокими соснами. Мы с Нырковым ускорили шаг.  Когда мы приблизились к друзьям, Пашка весело доложил:

- Здесь мы остановимся, а рыбу будем ловить чуть выше по течению. Видите, заросли? – Гольский указал рукой в сторону участка реки с нависающими над водой деревьями и кустарниками. – Там течение реки медленнее и там я вас рассажу с удочками, а сам на своей лодчонке поплыву на середину реки. Не зря же я тащил ее на себе. Согласны?

Все дружно закивали, а Серега деловито поинтересовался:

- Мы можем рассчитывать на хороший улов?

- Естественно, - еще больше оживился Гольский. – Здесь и окунь водится, и плотва, и большие караси. Можем даже и леща подцепить. Но если не поторопимся, то останемся без рыбы. Время бежит быстро. Так, девочки, - обратился он к жене и дочери, - разбирайте рюкзаки и сумки. Серега, пошли сначала надуем лодку, потом приготовим удочки и накопаем червей. А ты, Женечка, займись хворостом. За работу!

 

15.

Наша маленькая, но сплоченная команда бодро принялась за дело. Вы не представляете, каким для меня было счастьем окунуться вместе с друзьями в эти простые и незатейливые хлопоты по обустройству нашего лагеря! Мы были веселы и свободны от страшной действительности, которая существовала где-то там, далеко, за десятки километров от этого райского уголка чистой и целомудренной природы. Я наблюдала за друзьями и понимала, что и они рады хоть на один день позабыть жуткие реалии своей повседневной жизни. Сегодня они могли позволить себе роскошь делать именно то, что они хотят сами. По их жестам, голосам и выражению лиц я видела, как они наслаждаются каждым мигом своего пребывания здесь.

Довольно скоро я уже сидела на берегу, нацелив взгляд на неподвижный поплавок. Было, наверное, еще часов семь. Кристально свежий воздух легко проникал в мои легкие, очищая организм от ненужных ему веществ. Я дышала глубоко и ровно, словно пила чистейшую, сладкую и вкусную воду. Я уже не помнила, когда так свободно и легко дышала. В бешеном ритме жизни и круговороте дел я уже начала забывать, что можно вот так спокойно и безмятежно наслаждаться маленькими прелестями жизни. И сейчас я была благодарна друзьям за возможность вспомнить о том, что необходимо почаще радоваться самому существованию здесь и сейчас, не зацикливаясь на вчера и завтра.

Но чудесные мгновения единения с природой, гармонии с собой и окружающим миром продлились недолго. Я готова была возненавидеть себя за непрошенные мысли, которые принялись одолевать меня вновь. Мой неугомонный разум снова захотел проанализировать все произошедшее за последние дни. Слишком много информации навалилось на меня. Как с этим справиться? Как не согнуться под тяжестью новых знаний? Как принять все на веру и смириться? Как со всем справляются Гольские? Почему ничего не предпринимают? Готова ли я сама к этим знаниям, совершенно не вписывающихся в мою счастливую картину мира? Чем я могу помочь своим друзьям? И за какие такие грехи страдают люди, родившиеся и прозябающие в стране, которая всегда отличалась своим миролюбием и толерантностью? А если постараться все забыть и завтра же уехать домой? И сидя в самолете, уже не вспоминать эти страшные дни вовсе?

Но я твердо знала, что не смогу ни забыть, ни смириться. Я опять почувствовала, как гнев вновь закопошился внутри. Но мой странный и нежеланный попутчик уже был не один. Теперь к нему присоединилась ненависть. Я испытывала ненависть к тем, кто сотворил это непростительное насилие над моими друзьями и этим чудесным краем. Это открытие поразило меня. Никогда прежде я не испытывала столь сильных негативных чувств.

Меня передернуло от озноба, прокатившегося по всему телу. Я отвела взгляд с поплавка и устремила его на середину реки. Павел сидел в лодке и к моему удивлению разговаривал с кем-то по телефону. Я заметила, как он напряжен и по серьезному выражению лица было понятно, что разговор этот не из приятных.

За своими тягостными размышлениями я не услышала, как ко мне подкрался Нырков.

- Ты не замерзла, Женя? Мара приказала принести тебе плед.

- Спасибо. Все нормально, - отозвалась я и спросила: - Ты поймал что-нибудь?

- О да! – улыбнулся Серега. – В моем садке уже есть две плотвички и одна уклейка.

- И все? Вот у меня вообще не клюет, - разочарованно пробормотала я, старательно подавляя отрицательные эмоции. Мой СЭФ вполне уже мог передавать их в систему надзора.

- Не грусти! Будет и на твоей улице праздник. Глянь-ка на свой поплавок. Он же дергается!

- Точно!

Я вскочила на ноги и рванула удочку. На крючке болтался довольно упитанный карась.

- Тащи его, Серега. У меня что-то не получается.

Нырков охотно пришел мне на помощь и через секунду у моих ног трепыхалась первая пойманная мною в жизни рыбка.

- Эка ты вовремя подоспел, Нырков. Без тебя я бы не справилась. Запуталась бы в леске, да и удочку могла сломать. Пашка бы мне этого не простил.

- Опять не буду спорить. Павел у нас заядлый рыбак. Давай-ка сделаем вторую попытку. Теперь ты знаешь, что нужно делать.

Серега нацепил наживку на крючок и закинул удочку. Поплавок мирно покачивался на воде, а мы удобно устроились на пледе.

- Женя, о чем ты думала, когда я подошел к тебе? – тихо поинтересовался Серега и с удовольствием вытянул ноги вперед.

- О многом, - задумчиво ответила я.

- Поделишься?

Сергей снял бейсболку и встряхнул головой. Его густые волосы разметались по плечам. Нырков выудил из кармана куртки резинку и собрал волосы в хвост. Затем опустился на локти и вопросительно заглянул в мои глаза.

Но вместо ответа на его вопрос, я, как можно мягче, спросила:

- Как ты оказался в Неверске? У тебя есть семья? Где ты сейчас работаешь?

- Ты хочешь поговорить обо мне? Хитрая ты, Женька. Ну да ладно. Помнишь, я тебе говорил, что я неплохо разбираюсь в компьютерных системах?

Я кивнула в знак согласия, и Серега довольно откровенно рассказал мне о своей работе и о себе. Я не знаю, зачем он поделился со мной некоторыми подробностями своей жизни, но кое-какие факты его биографии были мне интересны и многое объясняли.

Когда Нырков согласился служить в МСС, то его жизнь стала другой. Он по-прежнему много трудился, а его голова была полна новых проектов и открывающихся перспектив. Среди изобретений Ныркова были и те, которые можно было использовать в системах слежения. Именно поэтому, где-то через полтора года службы в МСС, Серегу отправили на стажировку в союзницу Элитарии Иконию. В те времена мощная Икония, имеющая огромную территорию с населением почти в сто пятьдесят миллионов человек, обладала огромными залежами углеводородов. Страна успешно торговала нефтью, нефтепродуктами и газом. Колоссальные деньжищи стекались в ее столицу Олигарск и благополучно делились между Императором (а сей титул Президент страны присвоил себе при помощи верхушки Православной Церкви лет через пять после моего отъезда за границу) и несколькими олигархическими кланами. Богатство Иконии давало ей возможность наращивать свой военный потенциал.  Император Иконии мнил себя сильным геополитическим игроком и вынашивал идею мирового господства. Икония много воевала в разных точках земного шара, а мировое сообщество пыталось остановить его амбициозные планы путем введения санкций и нескончаемых переговоров в верхах.

Конечно, современное вооружение требовало новейших технологий, поэтому именно в эту сферу направлялись огромные средства. И Нырков оказался в нужном месте в нужное время. В Иконии он застрял почти на три года, работая на военно-промышленный комплекс чужой страны. Там же женился и там же родилась его старшая дочь. Потом Серегу отозвали. Он подписал документы о неразглашении и вернулся вместе с семьей на родину. А спустя некоторое время, возглавил только что созданный небольшой закрытый институт, который был размещен на территории Парка Высоких Технологий. Парк был отстроен под Столицей еще во времена Стабильности, в так называемой Песочной долине. (Подобие Силиконовой долины в Калифорнии).

Сергей Петрович Нырков не жалел ни времени, ни сил, собирая по всей стране талантливую молодежь. Многие амбициозные молодые люди хотели работать с ним. Постепенно он начал осознавать где и каким образом будут применяться его программы и девайсы, и… растерялся. По словам Сереги, даже испугался. Ему было противно участвовать в слежке за людьми. Как считал Нырков, разработка современного оружия - это одно, а вот слежка за простыми людьми – это совсем другое дело. Он пока еще не подозревал, что созданная его ребятами общенациональная компьютерная сеть «Look-Book» станет использоваться как инструмент изоляции населения страны от всемирной сети интернет и закроет доступ к любой информации, неугодной правящей верхушке.

 В те далекие времена были запущены многие изобретения, программы и IT-системы его института. И все они работали безотказно, позволяя власти в короткие сроки взять под контроль практически все сферы жизни людей. Сверхсекретная служба надзора над гражданами в составе МСС, как раковая опухоль стремительно разрасталась, и из небольшого отдела превратилась в монстра, жестко контролирующего всех и вся.  

Когда Нырков говорил о своих изобретениях, в его голосе слышались горделивые и даже пафосные нотки. Но когда он начал рассказывать о чипах, СЭФах и прочих электронных устройствах и испытаниях их работы на людях, его тон уже не был таким бодрым и заносчивым. А чипы и СЭФы были испытаны на людях весьма успешно. И всеобщее чипирование это тоже, как оказалось, заслуга института Ныркова. Но власти уже было мало видеть местонахождение человека, она хотела слышать его и даже знать его настроение, чувства и даже мысли. А потом научиться манипулировать сознанием людей с самого рождения, чтобы послушный и податливый народец не мешал власть имущим наслаждаться сытой и комфортной жизнью.

Я слушала Ныркова и как губка впитывала каждое его слово. Я не хотела прерывать его. Но неожиданно он замолчал. После довольно продолжительной паузы, спросил:

- Я не утомил тебя?

- Нет. Я слушаю тебя внимательно.

- А ты заметила, Женя, что на улицах Солнечногорска нет моповцев?

- Да…, пожалуй, - неопределенно отозвалась я, стараясь припомнить эпизоды нашей с Марой вчерашней прогулки. – И в какой-то момент мне это показалось странным.

- А тут все очень просто. Теперь служивым нет надобности патрулировать улицы. Теперь они это делают, сидя в своих уютных кабинетах. Собственно, всю работу за них делает сеть. А они просто отслеживают свои районы по мониторам мощных компьютеров. Информация передается по-разному. Антеннами, чипами, СЭФами и дронами в том числе. Так что, если что-то где-то происходит, достаточно нажать одну кнопку и передать информацию дежурной бригаде. Спецмашина быстро доставит ее на место.

- А бытовуха… Ну там… домашние ссоры, разборки…

- Я понял. Нет, сейчас таких происшествий не бывает в принципе. Все понимают, чем это чревато. Да и базы для этого уже нет. Ну, а ложные вызовы наказываются жестко. Так что… в этом городе я уже почти год и ни о чем подобном не слышал.

- А сколько же людей служит в МСС и МОПе?

- Настоящей численности офицерского и рядового состава этих министерств не знает никто. Они строго засекречены. Возможно этой информацией владеет ГГ и несколько приближенных к нему людей. Так называемый ВСД (Высший Совет Десяти). Это ГГ поставил когда-то перед айтишниками задачу разработать систему тотального контроля за населением и каждым сантиметром земли. Видимо, он был сильно напуган событиями периода Стабильности, когда люди стали выходить на улицы не только с экономическими требованиями, но и с политическими. Люди желали уже смены власти, а не просто удовлетворения своих базовых потребностей в работе, еде и нормальной жизни.

- Да, я помню. В нашей прессе эти события освещались широко. Было страшно смотреть на то, как подавлялись протесты. Так, как ты оказался в Неверске? -  напомнила я Ныркову свой первый вопрос.

- После опытов над людьми… - начал Серега, осекся и горячо продолжил: – Пойми, Женя, я совсем не горжусь тем, что принимал участие в этом. После опытов над людьми по вживлению наших чипов, а мы не могли использовать импортные из-за секретности, и попыток через СЭФы влиять на сознание людей, я начал выражать недовольство. Меня один раз предупредили, потом еще пару раз. В последний раз предупредили так, что я оказался в больнице. После этого я заткнулся надолго. Я знал, что мне подыскивают замену. И когда подходящий человек нашелся, меня убрали. И еще хорошо, что не в ЛК и не в тюрьму, а просто отправили на пенсию подальше от глаз ГГ. Я встречался с ним несколько раз, поэтому меня не закрыли, а перевели в Средние и сослали сюда. Но дали квартиру и пенсию, как всем Средним в 120 талеров. Если перевести в доллары, то это ровно сотня получается.

- Так как ты живешь на эти деньги?

- Как все. А что мне надо одному-то? Ни-че-го.

- А семья?

- Семья осталась в Столице. Жена, теперь уже бывшая, скоро выйдет замуж за какого-то шишкаря из концерна «ЭЛЛИ». А детей я успел отправить учиться в Иконию. У меня ведь еще и сын есть. Дети живут в Олигарске с тещей и тестем.

За разговором мы не замечали, как время неумолимо бежит вперед. Солнце начало припекать по-летнему и не верилось, что сейчас сентябрь. Я скинула куртку и взглянула на свой поплавок. Да, определенно, мне не везет в рыбной ловле. Хотя…

- Тетя Женя, тетя Женя! Что вы сидите? Вы не видите, что у вас клюет? – услышала я звонкий голосок Лады, которая пробиралась к нам сквозь заросли ивняка.

Я подхватилась с места и дернула удочку. На конце лески, проглотив наживку, болтался маленький пескарик.

- Вот улов, так улов, - громко заржал Серега. – Поздравляю, Женя, теперь ты настоящая рыбачка.

- Да ну тебя, - я улыбнулась. – С таким уловом Пашке лучше на глаза не показываться. Засмеет.

- Лиха беда начало, тетя Женя, - как-то по-взрослому серьезно высказалась девочка и мы с Сергеем чуть не повалились на землю от смеха.

Ладушка сначала хотела обидеться, но потом захохотала вместе с нами.

- А давайте, выпустим его, - предложила младшая Гольская, наблюдая, как Нырков снимает рыбешку-неудачницу с крючка.

- Конечно, милая, непременно отпустим его домой, - поддержала я девочку и приказала: - Серега, выпускай!

Нырков встал у самой кромки воды и опустил руки в ее спокойные воды. Довольная Лада проследила глазами за уплывающим пескарем и сказала:

- Я ведь пришла за вами. Мама уже готова уху варить. Она ждет ваш улов. А если бы вы видели сколько папочка рыбы наловил, вы бы удивились! Папино ведро полное, не то что у вас.

Я заглянула в свое пластмассовое ведерко. На его дне одиноко отдыхал упитанный карась.

 

16.

Часам к двенадцати наша уха была готова. Гольский, вне всяких сомнений, оказался лидером по части ловли рыбы. Он хвастался своим уловом и, посмеиваясь, подтрунивал над нами, менее удачливыми рыбаками. Пашка предложил моего карася засолить, высушить и сохранить на память о сегодняшнем дне. А я ответила, что заберу бедолагу домой и буду демонстрировать его всем желающим, если таковые, конечно, найдутся.

Мы шутили и дурачились словно подростки, вырвавшиеся на свободу из-под опеки строгих родителей. И на полную катушку использовали эти драгоценные часы безмятежности и покоя, предоставленные нам судьбой. Я очень хотела, чтобы таких счастливых мгновений в моей жизни и жизни моих друзей было как можно больше.

Прихлебывая ароматную уху, я жмурилась от удовольствия. Я думала о том, что, когда вернусь домой, обязательно приготовлю уху детям и мужу. Причем собственноручно. И поведаю им о своем путешествии в Элитарию в самых радужных красках. Не скрою, что под этот наваристый и благоухающий специями суп, я бы выпила грамм пятьдесят водочки. Но наши мужчины не пили и нам с Марой не предлагали. Про себя я почему-то решила, что еще полдень и мы традиционно, как это делали во времена моего детства почти все рыбаки, отметим отличную рыбалку позже, вечером, чтобы не пить на жаре. Но я ошибалась, у Павла и Ныркова были совсем другие планы.

После обеда Мара с дочерью принялись собирать посуду, мужчины о чем-то беседовали, расположившись в теньке, а я пошла к реке.

Конечно, я предложила девочкам свою помощь, но Мара остановила мой благородный порыв. Она настояла на том, чтобы я расслабилась и позволила себе роскошь отдохнуть от привычных женских хлопот.  Мне как-то неудобно было сказать, что все заботы по моему дому уже давно лежат на плечах экономки Гратии Берг. Имя Гратия очень подходило пятидесятилетней симпатичной и доброй немке, которая уже давно работала у нас и считала себя членом нашей семьи. Она была одинока, любила моих детей как своих и Олаф, добрая душа, предложил Гратии жить с нами. Она согласилась и с легкостью влилась в нашу беспокойную семейку.

Я скинула кроссовки, закатала джинсы до колена и легла на спину, закинув руки за голову. Мой взгляд был устремлен в высокое голубое, совсем не осеннее небо. Шум листвы, мерный тихий плеск, накатывающих на берег волн, щебетанье птиц и доносящийся откуда-то издалека запах скошенной травы. Все просто, мирно и спокойно. Я смежила веки и провалилась в приятную дрему.

 Не знаю, сколько я находилась в этом блаженном состоянии, пока кто-то осторожно не потрепал меня по плечу.

- Женечка, проснись. Ты можешь сгореть на солнце.

Я неохотно открыла глаза. Паша Гольский заботливо взирал на меня с высоты своего роста.

- Как же здесь хорошо, Пашенька, - промурлыкала я и села.

- Ты не хочешь с нами прогуляться по лесу? – без предисловий поинтересовался Гольский. – Со мной и Серегой?

- А Мара с Ладушкой?

- Они пожелали вернуться в поселок. Лада надышалась свежим воздухом и уже клюет носом. Ей необходимо поспать. Ну, а у Мары есть какая-то работа на огороде, да и ужин она хотела приготовить пораньше. А после ужина мы двинем в город. Завтра понедельник. Мне рано вставать.

- Хорошо, я с удовольствием прогуляюсь с вами.

Паша подал мне руку и помог подняться.

- Кроссовки обуть надо обязательно. После вчерашнего дождя в лесу будет сыровато. Мы не хотим, чтобы ты простудилась. И еще…

Я вопросительно взглянула на Гольского.

- Женя, тебе на руку необходимо надеть вот это.

Павел протянул мне широкой смарт-браслет.

- Что это? – удивленно спросила я.

- Это устройство изменит сигнал твоего чипа и притормозит на время показания СЭФа. Браслет будет транслировать твое эмоциональное состояние зафиксированное последним. То есть спокойное. А еще этот гаджет запрограммирован так, что пока мы будем гулять по лесу, на своих мониторах они будут видеть твое местонахождение именно в этой точке, на которой ты сейчас находишься. Кое-какие антенны на той недостроенной вышке уже способны получать сигналы с чипов. Лучше подстраховаться.

- А зачем? – еще больше удивилась я и посмотрела на правую руку Гольского. На ней красовался точно такой же браслет, который он держал сейчас в руке.

- Но мы же идем в лес. А вдруг мы начнем грибы собирать? Мы же за них не платили, - попытался отшутиться Павел, но я почему-то не поверила в искренность его слов.

- Ладно. Надо, так надо.

 Я, не колеблясь ни секунды, протянула другу руку. Паша осторожно надел мне браслет и проверил полностью ли прикрыт СЭФ.

- Так, все нормально. Можно идти. И, дорогая, про кроссовки все же не забудь.

Пока я напяливала кроссовки к нам присоединился Серега.

- Я перетащил наши рюкзаки к дереву, - доложил он Павлу. – На обратном пути заберем.

 На прощание я помахала девчонкам рукой и потопала вслед за мужчинами по проторенной дорожке вглубь леса. Чуть погодя, мы свернули на едва заметную тропинку, и продолжили забираться в лес все дальше. Признаюсь, я очень люблю запах леса после дождя. И сейчас я жадно вдыхала чудный запах свежести, насыщенный благоухающими ароматами травы, опавших листьев и мокрой коры деревьев. Мгновенно явились воспоминания о том, что в далеком детстве мне очень нравилось ходить с родителями в лес за грибами. Отец учил меня находить грибные места и маслята, мастерски спрятавшихся под слоем опавших иголок и листвы. А вернувшись домой, мы всем семейством чистили грибы. Потом мама долго варила их в большой эмалированной кастрюле, а затем жарила с лучком на большой сковороде. Я до сих пор помню, что больше всего любила лисички и маслята, хотя родители отдавали предпочтение боровикам и подосиновикам.

В надежде отыскать какой-нибудь гриб, я начала более внимательно смотреть себе под ноги и по сторонам. Но, увы, либо я со временем разучилась замечать их, либо местные грибники, предварительно оплатив грибную охоту, уже прошлись здесь и собрали все.  Да, взимание платы за сбор грибов и ягод со стороны выглядело отвратительно и мерзко. Но таковы новые реалии, в которых живут мои друзья и бывшие соотечественники.

Очень быстро мои белые кроссовки промокли и стали грязными, но это нисколько не смутило меня. Так и должно быть, когда бредешь в лесу по мокрому мху и густой траве, присыпанными листвой и иглами елей. Под лучами солнца, старательно пробивающимися сквозь верхушки высоких сосен, капли дождя еще не успели испариться и высохнуть. И теперь земля уже вряд ли будет такой сухой, как на протяжении последних четырех аномально жарких месяцев. Осень рано или поздно вступит в свои права. Ее холодные ливни подпитают влагой землю, соскучившуюся по дождям после долгого и засушливого лета, совершенно не характерного для нашей средней полосы.

Мне показалось, что стало прохладнее и я накинула на плечи куртку, которую предусмотрительно прихватила с собой.

Спустя какое-то время мы вышли к истинной цели своего похода. Это была большая залитая солнцем поляна. На ее краю, прислонившись к лесу, стоял домик егеря.

Мои друзья обменялись взглядами, и Гольский после недолгих колебаний обратился ко мне:

- Женя, мы сейчас должны встретиться с людьми. Они уже в доме. Пожалуйста, подожди минуточку на крыльце. Я хочу предупредить их о том, что мы пришли не одни.

Я послушно присела на нижнюю ступеньку невысокого деревянного крыльца, а мужчины вошли в дом. Я настроилась на длительное ожидание, но довольно скоро дверь дома приоткрылась и в проеме показалась лохматая голова Сереги.

- Женя, входи, - пригласил меня Нырков и распахнул дверь пошире.

Я не заставила себя ждать и, перешагивая через две ступеньки, моментально оказалась у двери. Когда я вошла в крохотные сени, заваленные всякой всячиной, Серега запер дверь на засов. Он провел меня через темную кухоньку и легонько втолкнул в довольно просторную комнату с русской печью («Боже, сколько же этой избушке лет?»). Ставни дома были плотно закрыты, поэтому в комнате царил полумрак. В доме было сыро и пахло застарелой плесенью и псиной.

Я поздоровалась. Люди, находившиеся в комнате (а их было шесть человек, не считая Павла и нас с Серегой) вразнобой ответили на мое приветствие довольно дружелюбно. Нырков усадил меня на стул у самой двери, а сам пристроился за столом рядом с представительным мужчиной в очках. Гольский же в это время устанавливал на голом, грубо сколоченном столе какое-то миниатюрное устройство в форме октаэдра. Матовый многоугольник стоял на круглой подставочке, на которой имелось несколько разноцветных кнопок. Гольский нажал пальцем на одну из них и устройство засветилось сиреневым цветом, отбрасывая лучи на людей, находившихся в избушке. Я подумала, что присутствую при съемках какого-то фантастического фильма. Слишком уж нереальной казалась мне сцена, разыгрывающаяся сейчас на моих глазах.

А тем временем, Гольский уселся на стул и удовлетворенно произнес:

- Вот, теперь можем и поговорить спокойно. Друзья, Демин просил меня передать вам, что к нашей акции все готово. Листовки, растяжки и плакаты уже находятся в условленном месте. Наши хакеры готовы и тоже начеку.

- А время начала остается прежним? – поинтересовалась серьезная девушка лет двадцати (наверное, студентка какого-то вуза).

- Да. Здесь все без изменений. Место сбора, сигнал к началу – все это остается прежним. Внимательно следите за информацией, которую в оставшееся время вы можете получать на свои нелегальные смартфоны. Она будет передаваться нашим единомышленникам по всей стране одновременно. А в воскресенье рано утром в условленное время всем жителям больших городов и поселков покрытых сетью «Look-Book», будет отправлено сообщение о начале акции. После этого наши хакеры полностью заблокируют и парализуют эту сеть. В случае, если возникнет что-то непредвиденное, вы должны свои мобильные телефоны и смартфоны уничтожить и вы знаете, как это нужно сделать. У вас есть какие-то вопросы, сложности, проблемы?

Гольский внимательно обвел взглядом своих единомышленников (заговорщиков, оппозиционеров?).

- Да, в моем районе есть проблема, - заговорил молодой мужчина с помятым лицом. – Низшие, простите, рабочие ЗКВ (Завод комплектации вооружений) хотят провести свою забастовку в пятницу или субботу. Накануне акции.

- И мы тоже хотим, - звонко выкрикнула полноватая приятная женщина. – Моим швеям уже надоело пахать целыми сутками только за еду. Они практически не видят свои семьи. А прошел слух, что наш рабочий день хотят увеличить до четырнадцати часов. Двенадцать им уже мало! И представьте, за те же сто пятьдесят баксов!

Женщина вскочила с места, прижала руки к груди и почти простонала:

- Господи! Когда же это кончится?

- Маша, присядь и успокойся, - мягко сказал Гольский. – Я все понимаю, но ты не имеешь права распускаться. Особенно сейчас. Прошу, возьми себя в руки. Терпеть осталось недолго.

- Извини, Паша, но даже мои силы уже на исходе, - виновато улыбнулась женщина и устало опустилась на стул.

- Маша, ты, конечно, права и силы у всех на исходе. Но «Лига Свободной Молодежи» против. Как вы не понимаете, что своими забастовками вы лишь создадите помеху на пути к нашей главной цели? Вы своими действиями сорвете общенациональную акцию, которая так долго готовилась по всей стране!

Юноша, говоривший сейчас горячо и страстно, привлек мое внимание к себе не столько своей речью, сколько внешним видом. Его серые брюки были заправлены в высокие резиновые сапоги, а из-за расстегнутой молнии черной ветровки из дешевой плащевки, выглядывала серая же роба без карманов и пуговиц. Волосы юноши были пострижены очень коротко, а глаза имели какой-то нездоровый блеск. Возможно его лицо мне казалось очень бледным и изможденным из-за отблеска устройства, стоящего на столе. Возможно, мальчик был просто серьезно болен, потому что алые пятна на впалых щеках могли свидетельствовать именно об этом.

- И Саня прав, - веско поддержал мальчика представительный мужчина в очках. – Мы тоже считаем, что забастовки, пикеты и саботаж сейчас преждевременны.

- Согласен с вами, Юрий Антонович, - кивнул Гольский. – Демин тоже настаивает на первоначальном плане. Без поддержки всего народа забастовки на предприятиях будут жестоко подавлены. Вы и ваши люди будете арестованы и просто не сможете повести людей за собой. Начнутся репрессии и нам не удастся провести демонстрации по всей стране одновременно. А ведь именно в этом и заключается смысл акции. Одновременно по всей стране, в один день и час народ должен выйти на улицы и показать власти свое единство и сплоченность. Только так мы сможем громко заявить о себе и избавиться от этой власти раз и навсегда. Более того, к нам присоединятся и Послушники, и даже некоторые Высшие. И поверьте, найти союзников среди них было не так просто. А еще часть здравомыслящих моповцев окажут нам поддержку и не будут препятствовать нашему проходу к площади.

- Да видели они в гробу ваши акции, - очень тихо, но внятно сказал невзрачный человек, сидящий в торце стола и до сего момента никак себя не проявлявший. – Вспомните так называемые времена Стабильности. Неужели те годы вас ничему не научили?

- Нет, Иван, научили, - подал голос Серега. – И эта акция станет лишь началом нашего пути к освобождению. Сначала мы должны попытаться мирным путем добиться своего. А потом, если все останется по-прежнему, мы возьмемся за оружие. Но до этого своими забастовками и стачками мы будем раскачивать их власть. И наша акция должна сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Надо же с чего-то начинать.

- Солидарен с вами, Сергей Петрович, - поддержал Ныркова мужчина, сидящий у окна. Его длинный брезентовый плащ скрывал черную форму моповца. (Я умудрилась ее рассмотреть, когда он закинул ногу на ногу. И, признаюсь, мне стало как-то не по себе).  – Мы несколько лет готовились. И сейчас нам нельзя отступать. И еще… В течение последнего времени наши активно распускают слухи, что Демин арестован. Это ложь, поэтому пресекайте все разговоры на эту тему. Демин в порядке и в воскресенье будет с нами на Центральной площади.

- С нами? Не в Столице? – послышалось с разных сторон комнаты.

- Да. Он будет с нами. В Столице акцию будет координировать и возглавлять другой человек, - подтвердил Гольский. – Если, друзья, вопросов больше нет…

- Они все знают, – неожиданно вырвалось у меня.

- Женя, что знают? – быстро спросил Нырков.

- Они знают, что ваша акция назначена на следующее воскресенье, - громче сказала я и обвела взглядом вмиг насторожившихся людей.

- Кто тебе сказал? – тревожно поинтересовалась Мария.

- Полковник Пряхин. Из МСС, - прямо ответила я.

- Когда? – коротко и резко бросил Нырков.

- Вчера. Во второй половине дня. Когда проверяли работу моего чипа и заменяли СЭФ. Паша, извини, что я не рассказала тебе об этом сразу. Я просто не придала значения его словам. Я не знала… Мы в юности были хорошо знакомы. И я думаю, что он хотел предостеречь меня. По старой дружбе…

- А как он предупредил вас? – спросил моповец, развернувшись ко мне.

- Когда я уже уходила, он сказал мне, чтобы в следующее воскресенье я не выходила из дому. И желательно, чтобы без надобности не появлялась в центре города.

- Понятно, - серьезно произнес офицер и выжидательно посмотрел на Гольского.

В комнате повисла тишина. В глазах Павла я заметила проблеск тревоги, но он поднялся и, обращаясь ко всем, твердо сказал:

- Да, возможно, Женя права и они в курсе. Да, могут возникнуть серьезные трудности. Но по большому счету, это ничего не меняет, потому что мы предусмотрели и такой ход событий. Мы готовы выступить.  Мы проведем акцию в назначенный день, как было запланировано. Мы просто скорректируем кое-какие действия. Друзья, предупредите своих, я свяжусь с людьми в Столице. Они в свою очередь поставят в известность штабы в других городах. Все согласны действовать?

- Да, конечно. Назад пути нет. Мы готовы, - разнеслось по комнате.

- Отлично, - резюмировал Гольский. – А сейчас будем расходиться. Капитан, проводите Сашу до условленного места.

- Хорошо, - коротко ответил моповец.

- Серега, Женя, отправляйтесь к берегу и ждите меня там. А я провожу остальных.

 

17.

Нырков и я покинули домик егеря первыми, хотя у меня сложилось впечатление, что Паша специально выпроводил меня с собрания, незаметно поручив Сереге сопровождать меня. И я не обиделась. Я хорошо понимала, что людям надо было обсудить новую информацию, поступившую от меня.  Когда мы отошли от избушки на некоторое расстояние, я задала вопрос, который мучал меня на протяжении всего собрания единомышленников Гольского:

- Сергей, а почему вы пригласили меня на эту встречу? Зачем?

- Мы хотим, чтобы ты рассказала обо всем происходящем в Элитарии в ваших СМИ. Паша заверил нас в том, что тебе можно доверять и что ты очень честный человек. Он заметил, как болезненно ты реагируешь на все происходящее здесь. Ведь ты уже и на себе почувствовала некоторые «прелести» нашей жизни.

- Не знаю… Смогу ли я…

- Но ты же журналист.

- Пойми, я не политический обозреватель. Я всего лишь редактор модного журнала.

- Госпожа Свенсон, вы себя недооцениваете, - шутливо проговорил Нырков, а затем серьезно добавил: - Ты уже многое видела и, уверен, в оставшиеся дни своего отпуска еще со многим столкнешься. Да ты и сама знаешь об этом. Я нисколько не сомневаюсь, что ты все подмечаешь и анализируешь. У тебя ясная голова. И ты умная женщина. Ты, Женя, способна видеть реальность такой, какая она есть. На твоих глазах нет шор, скрывающих правду.

- Возможно это и так, - неопределенно сказала я, - но я не уверена, что справлюсь и оправдаю ваши надежды. Но все эти дни, в глубине души я надеялась… Нет, я верила, что есть люди способные сопротивляться режиму. И рада, что не ошиблась.

- Вот видишь, - повеселел Нырков, - сам бог послал нам тебя. И если хочешь знать, это я помог Маре связаться с тобой через «Facebook».

- Правда?

- Да. И смарт-браслет – это тоже мой гаджет.

- А устройство, которое стояло на столе?

- Ну… это коллективное творчество моей новой команды. Правда, Гольский сегодня немного перестраховался, активировав его. В этом лесу было достаточно и браслетов. А еще представь…

Серега загадочно замолчал, чем опять вызвал мое любопытство.

- Что? – подыграла я своему собеседнику.

- Мы близки к завершению античипов, которые при необходимости можно будет активировать, отключив старые. Одним нажатием пальца ты прекращаешь работу старого и тем самым даешь импульс античипу. Он активизируется и передает на их мониторы запись картинки, которую ты хочешь. Например, ты сидишь дома и читаешь газету. Или сидишь на унитазе… - Нырков засмеялся, представив это зрелище. - А в это время ты находишься совсем в другом месте и спокойно делаешь то, что твоей душеньке угодно. Представляешь, что это значит для нас? Это значит, что в недалеком будущем мы сможем выйти из-под контроля эсесовцев и будем свободны!

(«Однако… Вот тебе и сосланный пенсионер! Как же Гольскому повезло, что он встретил этого человека! И Пашка… удивил, так удивил»).

- Да ты, Серега, просто компьютерный гений, - не удержалась я и сделала новому приятелю комплимент.  Он не переставал меня удивлять.

- Вроде того, - улыбнулся польщенный Нырков. Потом его лицо разом переменилось, и он очень серьезно сказал: - К моему великому сожалению младшая дочь Гольских тоже весьма одаренная девочка.

- Ну, почему же к сожалению? – спросила я и неожиданно почувствовала смутную тревогу. – Здесь, по-моему, радоваться надо.

- Я так не думаю, - ответил Серега и придержал рукой ветку ели, пропуская меня вперед.

Какое-то время Нырков шел за мной молча. Наконец мы вышли на уже знакомую мне дорожку, ведущую к берегу реки. Серега поравнялся со мной и с горечью в голосе заговорил:

- Помнишь, я рассказывал тебе о том, как меня выдернули из семьи и отправили учиться в закрытый колледж?

- Да, хорошо помню.

- Вот и Ладу ожидает то же самое. И Гольские уже знают об этом. Им сообщили о решении Минобра еще в конце мая.

- А сама девочка?

- Она пока не в курсе. Детям говорят об этом в последний день занятий. Избранные еще целое лето могут жить в семье, а осенью покидают родной дом навсегда.

- А отказаться можно?

- Нет. Нельзя. Это приказ ГГ. А его распоряжения, указы, приказы, просьбы и пожелания выполняются беспрекословно.

- Но почему Гольские не говорят девочке о том, что они скоро расстанутся?

- Жалеют ее. Они хотят, чтобы ее детство оставалось детством до самого конца, а не ожиданием полной изоляции от всего остального мира и того, что она любит. И тех, кого любит.

- Да-а… - протянула я. – Это бред какой-то.

Незаметно для меня мы оказались на берегу реки. Здесь было так же тихо. День неумолимо перетекал в вечер. Жара спала, а тени от деревьев стали заметно длиннее.

Серега предложил мне подождать Павла у высокой сосны, где были свалены наши рюкзаки. Я не возражала. Порывшись в своем рюкзаке, я вытащила сигареты и закурила. А еще с удовольствием обнаружила, что это моя первая сигарета за день. И меня это порадовало. А Нырков по-прежнему был настроен не так радужно, как я.

- Это еще не бред, Женя, - продолжил он прерванный разговор, когда мы уселись на прогретую за день землю. – Гораздо ужаснее то, что наше Самое Счастливое Государство для людей сделало с их старшим сыном.

- Да-да, Сергей, расскажи мне об Игоре. Я пыталась несколько раз поговорить о нем с Марой, но она всякий раз под любым предлогом уходила от разговора, либо меняла тему. И я понимаю, что с мальчиком произошло что-то плохое. Он жив?

- Да. Жив.

До этой самой минуты, все происходящее на родине я воспринимала как очевидные признаки тоталитаризма. Мне это не нравилось. Я не могла примириться с этим. Но я честно хотела принять страшную действительность, успокаивая себя тем, что изменить здесь хоть что-то я не в силах. Естественно, я немного воспряла духом, когда увидела людей, пытающихся поменять положение дел в стране. Меня порадовало то, что они не просто есть, и их сотни и возможно тысячи. У них есть свои методы борьбы и средства защиты от монстра, превращающего людей в бессловесных животных, способных только размножаться и питаться объедками с барского стола. Но моей неуемной фантазии никогда бы не хватило придумать тот изуверский способ превращения людей в Послушников (рабов) к которому прибег Властитель и его приближенные.

 Вскоре после моего отъезда за границу, на фоне жесточайшего экономического кризиса, ГГ озаботился тем, что в казне не хватает денег на его прожекты и идеи. Например, на покорение космоса и свою космическую ракету и на завершение строительства АЭС; на создание электромобилей, супервелосипедов, беспилотных супертракторов и суперкомбайнов. И, конечно, на громко озвученный на весь мир проект превращения страны в IT-державу. Через какое-то время был издан Указ «О лентяях и тунеядцах», обязующий всех безработных быстренько трудоустроиться и платить налоги. Кто не желал трудиться, обязаны были вносить подать раз в полгода. Остальные же граждане страны получили еще один дополнительный пятипроцентный налог на поддержку госпрограмм. Дань начали взымать с пенсионных выплат и различных пособий. Постепенно обязали ее платить младенцев и недееспособных, проживающих в семьях. Только взымали новую подать в размере одного процента от совокупного дохода семьи. Таким образом каждая семья должна была платить налог дважды. Стали появляться уклонисты, не согласные отдавать то, чего у них нет. И таких людей было много. Их искали и наказывали принудительными работами, штрафами, а порой и сроками. В сети даже появился сайт, на котором власти предлагали гражданам сообщать об известных им уклонистах. И такие сообщения начали появляться, потому что за уклонистов должны были платить их родственники. Для тех, кто не владел компьютером во всех населенных пунктах были поставлены специальные ящики для доносов. И за недоносительство тоже предполагался штраф.

Желательного эффекта от этого Указа правительство не получило, но и не отказывалось от него. А рецессия продолжалась, люди массово теряли работу. Под сокращение попали и Гольские, причем оба в одно время. Они занялись поисками работы, но их гуманитарное образование оказалось не востребованным.

Народ начал бедствовать. Повальная нищета мощной волной захлестнула города. И особенно тяжело приходилось жителям маленьких городков и деревень. Тогда люди вышли на улицы с требованиями отмены нелепого и антиконституционного указа. Демонстрации жестоко разгонялись. Лидеры слабой оппозиции были арестованы и приговорены к разным срокам заключения и штрафам. Но уклонистов и недовольных становилось все больше и тогда вышел новый Декрет правительства «Об уклонистах и социальных гарантиях». Но этому Декрету всем уклонистам (а теперь их стали называть Лишними) и членам их семей было отказано в бесплатном образовании и бесплатной медицине, а также различных пособиях, льготах и единовременной помощи.

Тут я прервала Сергея:

- Ну, ладно. Безработные, уклонисты… Ну отказали им в медицинской помощи, но люди всегда находят лазейки, чтобы решить возникшие проблемы. Но образование? Я не понимаю. Детей безработных что-ли перестали пускать в школы?

- Вот мы и подошли к трагедии, произошедшей в семье наших друзей.

Нырков вытащил из кармана куртки пачку сигарет и зажигалку.

- Я не знала, что ты куришь, - в который раз удивилась я.

- Я и не курю, но по старой привычке всегда ношу сигареты с собой. Я давно бросил. Но иногда позволяю себе выкурить сигаретку-другую. Я от этой привычки пытался избавиться, еще работая в институте. ГГ ненавидит курящих и не переносит даже запаха табака. А мне приходилось общаться с ним. Так что сама понимаешь… Кстати, родителей, чьих детей застанут с сигаретой в руке, штрафуют.

Нырков жадно сделал глубокую затяжку и тут же затушил сигарету.

- Так что Гольские? – нетерпеливо напомнила я.

- Да… Гольские, - задумчиво произнес Серега. – Ты хорошо знаешь, что они получили отличное образование. Пашка успешно занимался археологией в университете Неверска и читал лекции. У него даже монография есть, но я ее не читал, к сожалению. Мара – филолог от бога. Но когда они потеряли работу, то еще какое-то время платили налог на тунеядство из своих накоплений. Пашка время от времени нанимался чернорабочим на стройку, а Мара мыла полы. Потом он уехал в Иконию с какой-то бригадой строителей. Они в Олигарске строили дом одному финансисту. Кстати, там мы и познакомились с ним. Но это было только шапочное знакомство. Я был дружен с финансистом и как-то раз он решил похвастать своим домом, вот и пригласил меня с собой.

- Серега, не отвлекайся.

- Да, да… Гольский пробыл в Иконии около года, пока ГГ не посоветовал гражданам работать дома, а не шляться по заграницам в поисках работы. Мол, у нас рабочих рук не хватает, а вы шастаете по заграницам. Чиновники с привычным рвением тут же начали претворять этот совет в жизнь и возвращать людей домой. По моим сведениям, тогда из страны на заработки выехало что-то около миллиона человек. Именно тогда встал вопрос о чипах и массовом чипировании людей. Да…  Маре было трудновато растить Игорька одной. Павел вернулся в Неверск, и они еще какое-то время жили на деньги, которые он привез с собой. А тут пришла пора собирать сына в школу, но его нигде не принимали, ведь к этому времени Гольские перебивались случайными заработками и «лентяйский» налог не платили.

 - Но как же так? – возмутилась я. – Это же нарушение их конституционных прав!

- Женя, какая ты наивная, - с горечью отозвался Нырков. – Какая конституция? Какие права?

- Но это же полный беспредел и ужас!

- Ужас Гольских был еще впереди. В середине сентября в дверь наших друзей постучали. Это была комиссия по надзору за детьми уклонистов. Они приехали за Игорем. Старшая группы предъявила постановление об изъятии ребенка из семьи… Павел никогда не рассказывал о том, что тогда происходило в их квартире, но Игоря забрали…

- Куда? Как можно… - просипела я.

- Сначала в детский приемник, - жестко прервал меня Серега. – Потом в детский дом. Позднее детские дома и приюты были переименованы в ДДС («Дома для сирот»). И при живых родителях дети стали именоваться сиротами. И именно с этого времени начал формироваться класс рабов, так называемых Послушников. Из ребенка вырастить раба гораздо легче, чем заниматься ломкой сознания взрослого человека.

- Нет, это не может быть правдой, - простонала я, переполненная сочувствием и жалостью. Я уже не могла скрыть своего потрясения. Но я, как всякий здравомыслящий человек, еще пыталась ухватиться за соломинку: – Но такие вещи скрыть невозможно! Мир бы узнал об этом! Правозащитные организации должны были вступиться за детей и их родителей…

Мои губы задрожали, и мне уже было не по силам сдерживать слезы, хлынувшие из глаз. В эту минуту я не могла представить себе эту отвратительную и трагическую картину, описанную Сергеем всего парой слов. Волна сострадания и безмерного горя захлестнула меня. Как женщина, как мать двоих детей я не могла не понимать, что творилось с моими любимыми друзьями в тот роковой час. Теперь я была убеждена в том, что Мара поседела именно в тот день, а Павел принял единственно верное решение: искать пути к сопротивлению беспределу, творящемуся здесь.

Я почувствовала приступ дурноты и сложилась пополам, чтобы угомонить разбуянившийся желудок. Слезы катились по моим щекам, но я не вытирала их. Я хотела, чтобы боль, пронизывающая меня насквозь, ушла вместе со слезами. Серега притянул меня к себе и погладил по голове, как маленького обиженного ребенка.

- Ну все, все, успокойся, - мягко проговорил он. – И пока Павел еще не присоединился к нам, я все же хочу договорить, прости. – Нырков собрался с духом и тихо заговорил вновь: - Когда Игоря забрали, Мара получила удар такой силы, что не смогла с ним справиться. От пережитого потрясения у нее начал развиваться острый психоз. Ее долго лечили. Паша продал оставшиеся золотые украшения Мары, которые они берегли на черный день. Друзья, правда с большим трудом, устроили его водителем в автопарк и ему стало немного легче с оплатой больницы, врачей и лекарств. Но вернуть, выкупить сына он не смог. Нужны были очень большие деньги. И отдавать детей даже за выкуп, чиновники не хотели. Рабский труд оказался очень востребованным, и страна нуждалась в нем. Так сказал ГГ. Поэтому никакие жалобы, уговоры, суды и адвокаты не помогли Гольскому вернуть мальчика домой, даже невзирая на то, что он уже имел работу.

Нырков надолго задумался. Молчала и я. Но потом все же Серега решил выложить все карты на стол.

- Ты спросила меня, почему мир не знает об этом? Так вот, вы знаете эти учреждения как воспитательные колонии для трудных детей, подростков и сирот. В ДДС детей учат читать и писать. Их кормят за счет государства. И с самого первого дня их пребывания там их зомбируют. Даже разработаны специальные программы и пособия, как это делать быстро и эффективно. С 8 лет они начинают работать. Бесплатно, естественно. Содержат их там до 23 лет, а потом приписывают к домам Высших или к предприятиям. Крепких и сильных физически отправляют на службу в армию или МОП. Иногда родители могут навещать своих детей, но представляться должны как благотворители. Дети должны забыть о родителях навсегда. За эти визиты и коротенькие свидания надо платить, и многим это просто не по карману.

Я чувствовала, как волосы шевелятся на голове. Я уже не просто плакала, я стонала:

- Хватит… хватит…

- Не плачь, Женечка, прошу тебя. Успокойся и вытри слезы. Я уже Пашку вижу. Я не хочу, чтобы он застал тебя такой… такой расстроенной, - виновато пробормотал Серега.

А Павел бодрым шагом, улыбаясь во весь рот, приближался к нам. Я быстро вытерла слезы и тоже попыталась изобразить улыбку. Но Гольский сразу заметил мое искаженное болью лицо и красные опухшие глаза. Он с тревогой поинтересовался:

- Ты плакала? Что здесь произошло? Зачем, Нырков, ты обидел мою дорогую подругу?

Серега чуть слышно ответил:

- Извини, Паша. Я ей все рассказал.

- Понятно. Что ж, двинули домой? Мара уже заждалась нас и, наверное, волнуется.

Гольский, не глядя на меня, подхватил свой рюкзак и без слов двинулся в сторону поселка. Мы с Серегой поплелись за ним.

Признаюсь, по дороге к даче Гольских, я еле тянула ноги. Я немного успокоилась и шла, опустив глаза. Мне казалось, что мои грязные и мокрые кроссовки, стали еще грязнее и тяжелее от налипшей на них грязи. Грязь намертво прилипла к подошвам и теперь оставалось только одно – выбросить кроссовки в мусорный бак. Отмыть их и придать им первозданную чистоту и белизну не сможет даже сам Господь Бог.

Все оставшееся время этого странного дня я пребывала в какой-то прострации. Я машинально выполняла какие-то действия, безразлично общалась с Гольскими и Нырковым. Что-то ела и что-то пила, абсолютно не чувствуя вкуса и запаха еды. Наверное, я что-то говорила и, думаю, отвечала на вопросы друзей невпопад. Но все это словно пролетало мимо моего сознания и совершенно не контролировалось мною.

Я не помню, когда с моей руки сняли смарт-браслет, как мы вернулись в город, как я приняла душ и завалилась на кровать. Только уже засыпая, я вспомнила о том, что не позвонила Олафу. Но встать, добраться до iPhone и сделать звонок мужу у меня не было сил.

 

День четвертый.

18.

Меня разбудила настойчивая трель iPhone. Это звонил Олаф. Обеспокоенный муж едва смог дождаться восьми утра.

- Доброе утро, милая.

- Привет, - пробормотала я в трубку, выудив ее из кармана джинсов, в беспорядке валявшихся на полу у кровати. – Который час?

- У вас восемь. Почему ты не позвонила вчера? – сходу начал наступление рассерженный Свенсон. В его голосе даже слышались нотки раздражения. И я легко могла себе представить, как он переволновался из-за того, что я не позвонила вчера вечером. А еще я была уверена, что если покопаюсь в списке непринятых вызовов, то обнаружу, что Олаф звонил мне уже раз десять. -  Мы же договаривались, что ты будешь подавать голос каждый день. Это очень безответственно с твоей стороны не отвечать на мои звонки.

- Олаф, дорогой, прости. Я вчера очень устала. Надышалась свежим воздухом. Впечатлений было много. Вот и легла рано. Я просто не слышала звонков.

- Женя, я очень зол на тебя. Я думал, что с тобой что-то случилось. Нельзя же в самом деле так легкомысленно относиться к…

- Ну прости, - перебила я мужа и окончательно проснулась. – Я обещаю, что больше такого не повторится. Я буду звонить каждый вечер. Клянусь.

- Ну ладно, - смягчился Свенсон. – Как прошел день? Как рыбалка?

- День прошел замечательно, - без зазрения совести соврала я и, придав голосу жизнерадостности, похвасталась: - Я поймала жирного карася, и мы его съели. А еще маленького карасика, но мы его отпустили на волю.

- Ты поймала только две рыбки? Вот улов, так улов, - засмеялся Олаф. И я почувствовала, как его внутреннее напряжение начинает понемногу спадать. – А сегодня куда направишься?

- Пока не знаю. Буду смотреть по погоде.

- Хорошо, Женя. Вечером позвонишь?

- Непременно.

Свенсон еще раз потребовал от меня ежедневного отчета, и мы попрощались. Я положила iPhone на прикроватную тумбочку. Олаф всегда волновался, когда я отправлялась куда-то без него. И мне это нравилось. Я считала, что таким образом муж проявляет свою любовь и заботу обо мне. Хотя, порой, он все же перегибал палку, слишком опекая меня. Но я понимала, что, насмотревшись в своей клинике на страдания жертв нападений или аварий, он просто не мог быть другим. Его страх за мою жизнь и жизнь наших детей был естественной реакцией врача и мужчины, безмерно любящего свою семью.  

В квартире было тихо. Я подошла к окну и отдернула штору. Утро было пасмурным, хмурым. Я подумала о том, что если пойдет дождь, то запланированная на сегодня поездка на кладбище может сорваться. Навестить могилки родителей я хотела уже очень давно. Расстояние, разделяющее меня и последнее место упокоения дорогих мне людей, было трудно преодолимым. Но я знала, что память о родителях, ушедших в мир иной, всегда будет жить в моем сердце.

Однако сейчас меня все же больше тревожило нечто иное. Как мне теперь общаться с Гольскими? Как себя вести с ними? Зная жуткую правду о старшем сыне друзей, я не смогу притворяться, что меня не ввергла в шок трагедия, произошедшая в их семье. Хотя… уже вчера вечером они могли догадаться о том, какой сокрушительный удар я получила. Теперь же я стояла лицом к лицу со сложной дилеммой: сделать вид, что все в порядке или деликатно проявить сочувствие и тем самым вызвать у Мары череду страшных воспоминаний.

Мои размышления прервал тихий стук в дверь.

-  Можно? Ты уже встала? – спросила Мара, войдя в спальню.

- Да, Марочка. Меня разбудил Олаф.

- Идем завтракать. Жду тебя в кухне. Я «ссобойку» Ладе еще должна быстренько собрать. И она хочет с тобой попрощаться.

- Хорошо. Сейчас буду.

(«Вот и решение проблемы. Никаких вопросов, никаких страданий и переживаний. Прошлое необходимо оставлять в прошлом. Жизнь продолжается»).

Наскоро приняв душ, я отправилась завтракать. В кухне пахло свежезаваренным кофе и тостами.

- Привет, -  я поздоровалась с подругой и уселась за стол, старательно делая вид, что вчера ничего из ряда вон выходящего не произошло.

В это время в кухню вошла Лада.

- Ой, тетя Женя, вы уже встали? Доброе утро. Мама, «ссобойка» готова? Автобус в 9-15, – защебетала девочка, а я принялась рассматривать ее школьную форму. Простое свободное коричневое платье. Белый воротничок и белые манжеты на рукавах. Черные колготки и черные полуботинки на толстой подошве. Этот отвратительный наряд, больше подходивший старой деве и собранные в строгий пучок прекрасные густые волосы не могли испортить природную красоту девочки. Выразительные умные глаза, точеный носик и брови вразлет говорили о том, что через годик-другой она превратится в очаровательную девушку.

- Да, готова. И не волнуйся. Ты успеешь, - успокоила Мара дочь и подала ей пластмассовую коробку с едой.

Девочка приняла из рук матери «ссобойку», обняла Мару, а потом прильнула ко мне.

- Как же мне хочется побыть с вами, тетя Женя. Я так не хочу ехать в эту казарму!

- Лада, - Мара строго одернула дочь.

- Не переживай, милая, я пока не собираюсь уезжать. У нас еще будет достаточно времени, чтобы пообщаться. Мы и погуляем, и наболтаемся всласть, - подбодрила я девочку и поцеловала в щеку. – И принеси нам побольше пятерок.

- У меня и так одни пятерки, - сказала Лада и с видимым сожалением покинула нас.

 Мы с Гольской тоже не стали задерживаться дома. Погода начала улучшаться, и нами единогласно было принято решение следовать своему первоначальному плану. А еще мы были благодарны Пашке за то, что он оставил нам машину, поэтому мы могли довольно быстро перемещаться по городу и доехать до Вознесенского кладбища минут за двадцать.

Когда мы садились в «Элли» я заметила, что над нашим двором кружит настырный дрон. Я приоткрыла окно, высунула правую руку и показала соглядатаю средний палец. Ненавистный СЭФ по-прежнему красовался на запястье. С большим удовольствием я сорвала его с руки и демонстративно выбросила в окно. А потом злорадно повторила неприличный жест.

- Максимова, прекрати хулиганить! Это неприлично, - строгим голосом приструнила меня подруга, а потом к моему удивлению громко и искренне засмеялась. Я ожидала от Мары чего угодно: нотации, тихого боязливого лепета или опущенных в пол глаз. Но только не этого веселого и громкого смеха. Неужели Мара позволила себе расслабиться, чувствуя себя в безопасности в металлической коробке «Элли»? Или просто вчера что-то изменилось? А может у нее появилась надежда, что все скоро изменится и она сможет дышать свободно и счастливо жить дальше? И скажу честно, эта маленькая перемена, произошедшая с моей подругой, мне понравилась.

Мара аккуратно отъехала от бордюра и сказала:

- Прежде чем ехать на кладбище, нам надо заправиться.

- Я не против, подруга. Времени у нас предостаточно. Вечером сразимся в покер? Вы фишки сохранили?

- А то! Мы и сейчас иногда поигрываем. Серега часто составляет нам компанию, да еще Венька, наш сосед с пятого этажа.

- На что играете?

- Когда есть деньги, то на них. Ставки, конечно, грошовые (копеечные). Ну, а когда денег нет, тогда на спички.

- Сегодня тоже будем играть на спички?

- Да, а на что же еще?

Мы с Марой переглянулись и рассмеялись.

- А помнишь, как Пашка учил нас класть фишки и как блефовать на самых высоких ставках? – спросила я, когда мы немного успокоились.

- Да, было весело. Особенно, когда самая высокая ставка – это десять рублей. А еще я часто вспоминаю, как он с самым серьезным видом рассказывал нам о признаках блефа. Было очень смешно смотреть, как серьезный мальчик из интеллигентной семьи расширял ноздри, дергал веками и почесывал макушку или бровь, - счастливо вспомнила Мара.

- И как мы ржали, когда Пашка всучил тебе зеркало и заставлял делать непроницаемое лицо, - вставила я.

- Да, он всегда говорил, что на моем лице можно прочесть все, о чем я думаю.

Вскоре мы выехали на Октябрьский проспект и остановились у фонарного столба. Он был оснащен миниатюрной зарядной станцией. Мара вышла из машины и открыла крышку зарядного устройства, расположенного возле дверцы водителя. Затем поднесла правое запястье к экрану ЭЗС и получив добро на заправку, подключила тоненький шланг к розетке. Вся эта операция не заняла и пяти минут. Когда же Гольская вернулась в машину, я полюбопытствовала:

- Сколько времени займет заправка?

- Минут десять, - ответила Мара. – Раньше заправляться надо было всю ночь. Да и стоило это очень дорого. Но когда запустили АЭС и появились излишки энергии, заправка подешевела, да и сам процесс ускорился. ГГ когда-то купил в Эмиратах для своей «Теслы» какое-то приспособление, позволяющее быстро заправляться. Потом дал команду министру автомобилестроения изучить прибор и оснастить им наши «Элли».

- А платить, когда будешь?

- Уже все оплачено. Существует среднемесячная норма и тариф заправки «Элли». Мы делаем предоплату, а потом выбираем обязательное количество электроэнергии согласно норме.

- А если кто-то не выбирает эту норму?

- А кого это волнует? Главное, чтобы платеж был сделан в срок. Мы до сих пор выплачиваем кредиты, взятые у Иконии на строительство АЭС. И никто не знает сколько лет мы еще будем жить в нищете, чтобы рассчитаться со всеми долгами и кредитами, взятыми у Императора Иконии.

- В тот год, когда я уезжала говорили о двадцати миллиардах долларов.

- Возможно. Я уже не помню этого. Одно знаю: очень давно эти долги просто перестали считать. И информация о том на что страна берет деньги и как их тратит ГГ и ВСД (Высший Совет Десяти) стала закрытой для общественности. Так что мы не в курсе реального положения дел в экономике. Нас оградили от этого.

- Но почему?

- А, чтобы мы спокойнее спали и не лезли куда не следует, - горько улыбнулась Мара и взглянула на панель управления. – Все. Миссия выполнена успешно.

Я молча наблюдала как Гольская вытащила шланг из розетки и вернула его на место. У меня, в который раз появилось ощущение, что Мара хорошо осведомлена о происходящем в стране. И не было сомнений в том, что она знает о деятельности Павла и его друзей. Более того, она его помощница и единомышленница. По какой-то, только ей известной причине, подруга рассказывает мне не обо всем. Возможно, не вполне мне доверяет, а может быть просто щадит меня и мою нервную систему, подавая информацию дозированно, небольшими фрагментами.

Мы миновали центр города и въехали в большой спальный район, заселенный в основном работягами и простыми служащими. На языке современных реалий Элитарии - Средними и Низшими. Сейчас, когда-то шумный и находящийся в постоянном движении микрорайон, напоминал заброшенную деревню. Редкие прохожие, отсутствие детей и стариков, грязные обшарпанные девятиэтажки и «Элли», беспризорно стоящие во дворах. Конечно, сейчас утро и все давно разъехались по своим рабочим местам, но ощущение пустоты и отсутствия жизни преследовало меня на всем пути к Вознесенскому кладбищу.

(«Там, наверное, веселее. Хоть бы собака бездомная пробежала или кошка»).

Я попыталась сбросить с себя подступающую хандру и повернувшись к подруге сказала:

- Гольская, а я ведь не купила цветы. Надо куда-нибудь заехать…

- Не переживай, Женя, - перебила меня Мара, - эту проблему мы разрешим на месте. И мы уже подъезжаем.

- Да, вижу, - отозвалась я и вновь поразилась переменам произошедшим и здесь.

 

19.

 Раньше Вознесенское кладбище, расположившееся на высоком холме и огороженное невысоким железным забором, хорошо просматривалось с дороги. Теперь же оно было скрыто высокой бетонной стеной.

Мара заехала на пустующую стоянку. Мы вышли из машины и направились в сторону широких глухих металлических ворот.

- Здесь почему-то закрыто, - разочарованно проговорила я.

- Не волнуйся. В воротах есть калитка. Она никогда не запирается.

Мара, как всегда, оказалась права. Калитка была чуть приоткрыта, а недалеко от нее на перевернутом ведре сидела растрепанная неопрятная старуха. У ног женщины стояли корзины со свежими садовыми и полевыми цветами. Я очень удивилась, когда узнала в торговке Григорьевну, женщину, продававшую цветы точно на этом же месте еще двадцать с лишним лет назад. Сейчас ей, наверное, было лет шестьдесят пять. За эти долгие годы Григорьевна разрослась вширь, а одутловатое синюшное лицо выдавало в ней запойную алкоголичку со стажем. Казалось, что старуха словно приросла к этому маленькому клочку земли. Она напомнила мне старое дерево, которое вырвать с этого места можно только с корнями, глубоко вросшими в землю.

- Здравствуйте, Григорьевна, - Мара приветливо поздоровалась с торговкой и принялась рассматривать яркие астры, георгины и хризантемы.

- И вам, девки, доброе утро. Если оно, конечно, доброе, - просипела старуха.

- Женя, тебе выбирать, - обратилась ко мне Мара, - мне нравятся вот эти бордовые георгины. А тебе?

- А я хочу полевые. Дайте мне, пожалуйста, вот эти ромашки и эти рудбекии.

- А почему не спрашиваешь, сколько они стоят? – прищурилась торговка.

- А мне без разницы. Сколько скажете, столько и заплачу.

- Хорошо, коли так.

Григорьевна бережно вытащила из корзины приглянувшиеся мне цветы и пробурчала:

- Дай, сколько можешь. У меня тарифов нет.

- Спасибо, - поблагодарила я и протянула старухе десять талеров.

- Много, - строго констатировала торговка. – Пяти будет достаточно.

- Как хотите, - не стала спорить я и подала женщине пятерку.

- Не горюйте там, девки. Скоро все там будем. Там хорошо.

Григорьевна молниеносно выхватила купюру из моих рук и принялась шарить по карманам своей необъятной грязной куртки в поисках кошелька. А мы с Марой направились к калитке. Войдя в нее, я остановилась в полной растерянности:

- Марочка, здесь все так изменилось… Боюсь, что не найду быстро место, где…

- Не волнуйся. Я найду. После твоего отъезда, я регулярно приезжаю к твоим. То старую листву соберу, то памятники вымою.

- Спасибо, дорогая, - я искренне обняла подругу и почувствовала, как на глазах наворачиваются слезы.

- Идем, Женечка. И не плачь. Все же хорошо. Даже если бы я и не приезжала сюда, здесь все равно бы все было в полном порядке. Сейчас Послушники следят за кладбищами. Считается, что мы не должны делать эту работу и ухаживать за могилками родных.

- А как же память? Связь поколений?

- У нас отняли и это. Теперь всех кремируют и хоронят людей без привычных обрядов и застолий.

- Почему?

- Потому что на это имеют право только Высшие, - отрезала Мара.

Мы шли по дорожке, покрытой серой тротуарной плиткой. Вокруг было очень тихо. Только шелест листвы и щебетанье птиц нарушало покой давно ушедших из жизни людей. Эта, как мне пояснила Мара, территория старого Вознесенского кладбища уже была закрыта для захоронений. Здесь, как и везде было чисто, аккуратно и даже как-то торжественно. Трава и кустарники аккуратно пострижены. Цветы, принесенные скорбящими родственниками, стояли в специальных высоких вазонах. Ограды и кресты выглядели только что выкрашенными. По пути Мара рассказала мне, что устроиться Главным Смотрителем Кладбища в нынешние времена очень сложно и фактически теперь эта должность передается по наследству. Очередной Декрет ГГ обязал привязать Смотрителей к этой работе навечно, чтобы в местах захоронений всегда был образцовый порядок. А Средние, занимающие эту должность и не возражали. Слишком уж прибыльной и непыльной была эта работа. Простые люди готовы были отдать последние деньги, чтобы их родственники были похоронены как положено и в хорошем месте. Многие бронировали места задолго до своей смерти, потому что ни у кого не было уверенности в завтрашнем дне.

Когда мы приблизились к ограде, за которой были захоронены мои родные, сердце защемило от боли. С высоких гранитных памятников на меня смотрели серьезные лица родителей, погибших в чудовищной автокатастрофе незадолго до моего отъезда. Портреты на памятниках были выгравированы талантливым художником-профессионалом и сходство с родителями было столь поразительным, что в первый год после их смерти я не могла спокойно смотреть на их лица. Теперь же это чувство вновь вспыхнуло внутри меня, и я заплакала.

Мара молча наблюдала за мной, не решаясь высказать слова поддержки и сочувствия. Эту долгожданную встречу с родителями я должна была пережить и прочувствовать сама, как и смириться с чувством вины за то, что оставила их здесь одних.

Я поставила цветы в вазоны и поцеловала дорогие мне лица, а потом тяжело опустилась на скамейку и закурила. Я курила и переводила взгляд с одного памятника на другой, страдая от ранней утраты и жизни без самых дорогих и близких мне людей. Но в то же время, я была рада, что на моем пути встретился Свенсон и стал мне не только мужем, но и отцом тогда, когда я в этом очень нуждалась.

- Знаешь, Женя…  - Мара присела рядом со мной и взяла за руку, – только не обижайся… Я иногда думаю, что это даже хорошо, что свои родители не дожили до сегодняшнего дня.

- Почему? О чем ты? – раздраженно спросила я и вырвала свою руку. – Как это может быть хорошо? Они могли еще жить и жить!

-  Да. Могли. Но как?

- Я не понимаю. Объяснись, Гольская! - сказала я резче, чем хотела.

- Вот представь себе, что родители твои живы. Ты живешь за границей и у тебя нет возможности их вывести из страны. Они получают мизерную пенсию, не смотря на долгие годы безупречной работы или службы. Этой пенсии хватает только на скудную еду и оплату жилья. А когда им исполняется 65 лет их обязуют переселиться в Приют Покоя. Так теперь называются дома для престарелых. И если у них здесь нет близкого человека, которому они могли бы передать свое имущество, то в этом случае все переходит государству. В собственность государства. Хотя мы понимаем кому на самом деле… Пенсия стариков уходит на их содержание в приюте, дешевые лекарства и кое-какую одежонку. Условия проживания там страшные: холодно, голодно, нет медицинского обслуживания и надлежащего ухода. Старики не могут помочь детям и внукам, хотя и там продолжают работать. Но и дети не могут помочь старикам, сами еле-еле сводят концы с концами. А если, не приведи Господи, кто-то заболевает тяжело, то несчастным предлагается переселиться в ЛК.

- Постой! - встрепенулась я. – Где-то я уже слышала эту аббревиатуру. Точно! Серега говорил, что он избежал ЛК и очень был рад этому.

- И было чему радоваться. ЛК – это Ликвидационные Камеры.

- Что? – ужаснулась я.

- Ну, не в прямом смысле этого страшного словосочетания. Это обычные больничные палаты в Приютах Покоя, тюрьмах, больницах, где осуществляют эвтаназию.

- Ты шутишь, - прошептала я.

- Какие уж тут шутки, - голос Мары звучал глухо и даже как-то отстраненно.  – Так вот… Еще представим, что твои родители дожили до семидесяти пяти, но еще крепки и бодры. Но они уже не могут шить, вязать, что-то мастерить. В общем, выполнять легкий труд, полезный государству и, заметь, к тому же бесплатный. Тогда им предложат ЛК в добровольно-принудительном порядке. И никто! Слышишь, никто не помешает назначенному врачу (палачу) отправить на тот свет немощного и больного старика. Хотя, чего тут лукавить, многие старики, прожив несколько лет в Приюте, сами хотят умереть. Но в этом случае за эвтаназию они должны заплатить. Они должны получить разрешение на смерть по собственному желанию за деньги!

Глаза Мары вновь засветились уже хорошо знакомым мне блеском ненависти и неприятия страшной действительности. Но она продолжала:

- А еще я с ужасом думаю, что уже не за горами то время, когда и мои родители подвергнуться этой бесчеловечной процедуре. У меня они уже забрали Игоря, скоро заберут Ладушку и родителей, которые прозябают в Приюте для Средних и Низших. Только здесь, в Приютах Покоя, нет разделения на классы. Так скажи мне, подруга, как мне не завидовать твоим родителям? А? Вот почему ты не видела на улицах Неверска пожилых людей. Вот почему мы ни разу не говорили о моих стариках. Теперь ты понимаешь?

- Прости, Мара, я не знала…

- О! Ты не знаешь еще многого. У нас даже одно время по людям ходили разговоры, что есть установка выявлять Списанных Граждан: тяжело больных, зараженных СПИДом, гомосексуалистов, взрослых и детей с психическими отклонениями и увечьями, не поддающихся лечению. Люди скрывают своих стариков, детей и больных родственников. Они жертвуют своими собственными жизнями, чтобы спасти близких. Некоторые семьи перебираются в глухие и заброшенные деревни. Работоспособные члены семьи нанимаются батраками к зажиточным сельчанам, или чтобы как-то выжить, занимаются собирательством. А еще государство без зазрения совести уничтожает младенцев, если после рождения у них выявляют какие-либо патологии. Нация должна быть здоровой! Вот лозунг, которым они прикрываются.

- Но это же геноцид!

- Да, чистой воды. Но все молчат. Нашим людям можно все скормить, и они все проглатывают. Тихо, безропотно, покорно. И все это не касается Высших. ГГ в этом году исполняется 75 лет, и он намерен пышно отпраздновать свой юбилей. С парадами, массовыми гуляниями, фейерверками, с шикарными банкетами для Высших, с песнями и плясками. И он не собирается в ЛК, как и многие другие Высшие. Их жизнь отличается от нашей. Голод и нищета – это не про них. У них своя самая современная медицина, свои лекарства, свои больницы и шикарные условия для полноценной жизни. И если ты захочешь, я покажу тебе как у нас разделяют людей на сословия и после смерти. Всех, без исключения.

Мара бросила на меня быстрый взгляд и отвела глаза. А я почувствовала неимоверную усталость. Мои благие намерения принимать здесь все как есть мгновенно превратились в прах. Погружаясь все глубже и глубже в окружающую меня страшную действительность, я понимала, что, или сойду с ума, или совершу какую-нибудь непростительную глупость. Но был и третий вариант: присоединиться к Гольскому и его друзьям. И сейчас этот третий вариант, показался мне самым верным и единственным.

- А знаешь, Мара, - уверенно сказала я и поднялась со скамьи, - покажи мне то, что ты хотела. Только дай мне пять минут попрощаться с родителями.

- Хорошо, - ответила Мара и вышла за ограду.

А я, склонила голову и мысленно рассказала родителям о своей жизни и попросила прощение за долгое отсутствие. А потом простилась с ними. Я чувствовала, нет, я знала, что больше никогда не приеду в это место последнего пристанища самых дорогих для меня людей. И, наверное, Мара была права. Они свободны и не испытывают на себе все ужасы настоящей жизни. Их души парят где-то там, высоко в небесах, и охраняют меня и мою семью от бед, невзгод и разочарований. И так будет всегда. Я нахожусь под мощной защитой моих ангелов.  И мне нечего бояться. Я в безопасности.

Я еще раз поцеловала любимые лица и быстрым шагом, не оглядываясь, поспешила к Маре. Она поджидала меня в конце дорожки, разбивающей кладбище на секции.

Мы покинули территорию старого кладбища и спустились с холма. Там, где когда-то расстилалось бескрайнее колхозное поле, теперь стояло одноэтажное здание крематория с высокой трубой.  Сейчас она не дымила. За крематорием поле было разделено на три сектора, огороженные такими же бетонными стенами, как и старое Вознесенское кладбище. Не трудно было догадаться, что находится за этими высокими стенами. Взглянуть на некрополь для Высших нам не удалось. Моповец, охранявший вход в последнее пристанище местной элиты, был готов пропустить меня, но не Мару. Я не стала бросать ее одну. Я легко могла представить себе бюсты усопших, памятники из дорогого гранита и скульптуры, символизирующие скорбь и печаль, находящиеся за высокими неприступными стенами. А вот на территорию других секторов мы попали без проблем. На одном свой последний дом находили Средние и Низшие. Здесь, прижавшись друг к другу, располагались поросшие аккуратно подстриженной травой холмики с простыми деревянными и железными крестами. На крестах висели таблички с именами и датами рождения и смерти похороненных людей. Кое-где можно было увидеть цветы, иногда конфеты. А третий сектор кладбища, поражал своей полной обезличенностью. Ровные ряды невысоких силикатных столбиков, с выбитыми на них надписями «Послушник», «Послушница», «Неопознанный Лишний» или «Неопознанная Лишняя» простирались куда-то вдаль. Замурованные в серых надгробиях вместе с прахом имена, даты рождения и смерти, принадлежащие когда-то живым людям, носившим их, навсегда останутся безвестными, никогда не существовавшими и канувшими в вечность.

Мне оставалось лишь посочувствовать безымянным мужчинам, женщинам, детям и их родным. И беда этих людей заключалась в нежелании что-либо изменить в своей жизни. Апатия, пассивность, выученные безразличие и страх держали их в крепких тисках, не позволяя видеть истину. А еще всю безнадежность и никчемность их жалкого существования.

Мы в каком-то оцепенении стояли у самого входа и не решались идти дальше. Я услышала, как подруга захлюпала носом. Мне и самой хотелось выть от представшей перед нами картиной. И в эту минуту природа решила поплакать вместе с нами. Неожиданно пошел дождь. Холодный и сильный. Не сговариваясь, мы побежали к стоянке. Но когда мы забрались внутрь «Элли», дождь так же неожиданно прекратился и из-за довольно мрачной тучи выглянуло солнце.

 

20.

- Да-а, прямо скажем, картина жуткая, - протянула Гольская. Она смахнула слезы и пригладила руками мокрые волосы. Затем Мара повернула ключ зажигания, и приборная доска засветилась. Мотор тихо заурчал, давая нам понять, что мы можем ехать.

- А погодка-то в последние годы бьет все рекорды непредсказуемости, - выдала я и удобно устроилась в кресле.

- Теперь куда? – уже бодрее спросила Гольская.

- В магазин, - уверенно сказала я. - Закупимся продуктами для обеда и ужина. Все-таки Серега придет в гости. Что будем готовить?

- В магазине и определимся.

- Я согласна. И чтобы нам не нервничать, вези нас в свой магазин.

Мара кивнула, благодарно соглашаясь с моим предложением. Разделяться мы не хотели, а испытывать унижение, как в универмаге и кафе больше не собирались.

- Едем на Ленинскую?

- Да, - подтвердила я и задала вопрос, который напрашивался сам собой: - А где сейчас родители Павла? Они тоже в Приюте?

- О, нет! Они в полном порядке. Господа Гольские благополучно проживают в огромном доме на берегу очень красивого озера. Под Столицей есть большой элитный поселок под названием Соколиное гнездо. В этом райском местечке проживают бывшие высокопоставленные чиновники, заслужившие шикарные государственные особняки и высокие пенсии, которые нам и не снились.

- Круто.

-  Еще как круто!

- А почему они не помогли вам, когда с Игорем случилась беда? Он ведь их внук.

- Для них слова сын, внук и внучка, ничего не значат. Для них имеет значение только их статус и собственное благополучие. Вспомни, как в свое время они сопротивлялись нашему браку. Они же хотели для Пашки совсем другого. Не женитьбы на простой девчонке, а карьеры чиновника и высокого поста. Вот и затаили обиду на его непослушание. И случай ткнуть сына в грязь и плюнуть ему в душу им представился очень подходящий. Особенно на этом настаивала свекровь. Она всегда отличалась жестокостью, властностью. Да и отец Павла самодур каких поискать. Только они мастерски это скрывали от других, притворяясь благородными и порядочными людьми.

Мара говорила без особого энтузиазма, и в ее голосе не было ни злобы, ни обиды, словно эта болезненная тема перестала ее волновать уже давно. Вот только родителей Павла подруга ни разу не назвала по имени и отчеству, и это говорило о том, что она не простила чету Гольских и вряд ли когда-то простит.

- А Паша поддерживает с ними отношения?

- Увы нет. Господа Гольские отказались от него, когда мы шагнули в Низшие. Мы тогда остались без их помощи. Только мои родители старались как-то поддерживать нас. Когда забрали Игорька, Паша попросил у родителей денег на его выкуп и содействия в этом деле, ведь у них в Неверске осталось много друзей и приятелей, которые могли помочь. Но Гольские отказали Паше в этой просьбе, мотивируя тем, что им не с руки заниматься проблемами Низших и они не хотят запятнать свою репутацию безукоризненных государственных служащих, якшаясь с отбросами общества. Паша тогда очень обиделся на них. И очень рассердился. С того времени он сильно изменился. Стал нервным, злым. Ему практически одному пришлось бороться с системой и вытаскивать меня из психушки. Я даже не знаю, как мы выжили тогда. Но я ему очень благодарна за то, что не бросил меня и боролся за Игорька до последнего.

- Но почему он не нашел меня? Почему не попросил помощи? Вы ведь оба прекрасно знаете, что я бы сделала все, что в моих силах, - озабоченно спросила я.

- Ну нашел бы он тебя? И что? Ты все равно ничего бы не смогла сделать. Средним и Низшим нельзя получать денежные переводы из-за границы. Иметь валюту нам строго запрещено. Валюта – это прерогатива Высших. А для нас один доллар или евро в кошельке означает срок и немаленький. Это просто чудо, что нам все же удалось найти работу и мы смогли вновь стать Средними. Мы тогда начали жить заново и родили Ладу. Но ты, Женечка, не думай, что мы бросили Игорька на произвол судьбы. Мы навещаем его и заботимся о нем. Он знает, что мы его родители и что мы очень любим его.

(«Да. Подлость и бессердечие некоторых людей не знает границ. И как ни странно, подонки процветают, а хорошие люди вынуждены страдать. Но если бы родители Павла были другими, то вряд ли бы поднялись по карьерной лестнице так высоко»).

Я вздохнула с облегчением, когда мы наконец подъехали к большому супермаркету на Ленинской. На стоянке у входа в магазин было мало машин. Это и понятно. Понедельник, рабочий день. У служебного входа стояло насколько грузовых машин, ожидающих разгрузки. Грузчики таскали внутрь склада упаковки с минералкой, а строгая тетка зорко наблюдала за рабочими, постоянно подгоняя их. Из широко распахнутой двери едва слышно доносилась приятная мелодия и прекрасный голос дикторши, объясняющий жителям Солнечногорска как хорошо и здорово им живется.

Этот супермаркет был выстроен совсем недавно специально для Средних, о чем и возвещала яркая табличка у входа. Изнутри торговый зал выглядел как-то неопрятно. Правда в холле, девчушка лет двенадцати шаркала мокрой тряпкой по цветной плитке, с усилием орудуя деревянной шваброй.

Я не сдержалась и шёпотом спросила у Мары:

- Это Послушница?

- Нет. Эту девочку родители выкупили. Ей разрешили работать, но продолжать обучение в школе она вряд ли сможет – слишком отстала от сверстников. Выкупленным детям можно работать уборщиками, курьерами, официантами и даже служить в армии. Помнишь мальчика-официанта в кафе? Так вот он тоже бывший Послушник. Понимаешь, бывшие рабы трудятся там, где востребованы рабочие руки или им дают работу, к которой они были приучены в ДДС.

- Ясно. А можно я еще спрошу? – осторожно поинтересовалась я.

- Ты хочешь спросить, чем занимается Игорь? – догадалась Мара.

- Именно.

- У него есть строительная специальность. Он маляр и штукатур.

- Это же, наверное, хорошо.

- Может быть…

Мы неторопливо прохаживались по залу магазина, присматриваясь к продуктам и ценам. В итоге решили сделать отбивные и сварить красный борщ, а на ужин налепить пельменей. На удивление выбор продуктов был большой, но их качество оставляло желать лучшего. Однако время поджимало, и мы, быстро наполнив корзины, поспешили к кассе. Мы выложили продукты на ленту, но раскрашенная кассирша с невероятным начесом, прежде чем сканировать ценники, вяло произнесла:

- Предъявите чипы.

Мара привычно поднесла правую руку к идентификатору, стоящему рядом с платежным терминалом. На идентификаторе высветились буква зеленая буква «С». Затем эти телодвижения осуществила и я, и когда на маленьком табло красным загорелось «В», кассирша округлила глаза и растерянно сказала:

- Женщина, вы же можете обслужиться в другом магазине.

- А я хочу в этом, - грубовато сказала я. («Господи, как мне надоел этот дурдом!»)

- Рассчитываться будете карточкой или наличными?

- Наличными, - ответила я и открыла портмоне.

Кассирша принялась за работу, а Мара молча наблюдала за ней и ехидно улыбалась.

Когда мы отошли от кассы, то громко рассмеялись. («Все же смех – это лучшее лекарство от всех бед!»). Быстро покинув супермаркет, мы закинули пакеты в багажник.

- Бедная тетка, наверное, испугалась, что дама из Высших пришла с проверкой, -  предположила Мара.

- А я думаю, что она просто была в недоумении, как это можно покупать еду сомнительного качества у них, когда можно затариться по высшему разряду в другом месте.

Беззлобно подтрунивая над бедной женщиной, мы уселись в «Элли» и уже совсем скоро были дома.

До возвращения Павла с работы, мы с подругой переделали кучу дел. И навели чистоту в квартире, и пельменей налепили и обед приготовили. Все спорилось в наших руках. Часам к семи пришел домой Гольский. Пашка был не один. Он явился в сопровождении Ныркова. Я была рада видеть Серегу. Мы по-дружески обнялись, и Серега поинтересовался:

- Как госпожа Свенсон отдохнула сегодня?

- Отлично. В трудах и заботах, - улыбнулась я.

- А я вот, целый день бездельничал и скучал.

- Зато развлечешься игрой в покер, - вставил Пашка. – Женька покажет тебе, как нужно играть. Она мастер каких поискать!

- Ну уж нет. Это я покажу ей как играют настоящие профессионалы, - откликнулся Серега.

- Ребята, я предлагаю дождаться Ладу и не садиться ужинать без нее, - встряла Мара и все с ней согласились. – Мужчины могут пока побездельничать. А лучше… приготовьте-ка, мальчики, все к игре. А мы с Женей накроем стол. Пельмени уже можно варить.

А спустя минут двадцать зазвонил мой смартфон.

Я бросила нож, которым нарезала хлеб и удивленно произнесла:

- Интересно, кто бы это мог быть? Олафу звонить еще рано…

- Сними трубку и узнаешь, - улыбнулась Мара.

- Алло, - сказала я в трубку.

- Евгения Ильинична Свенсон?

- Да.

- С вами говорит майор МОП Кузнецов. Вам надлежит завтра явиться в Столицу.

- Зачем? – растерялась я.

- Вас желает видеть Главный Идеолог Страны Бельская Анна Станиславовна. Она будет ждать вас в своем доме к 12-00. Прошу не опаздывать. Запашите адрес.

- Говорите, я запомню.

- Улица Горького, дом 2. Поселок «Грачи-2». На въезде буду ожидать вас я. Вам все ясно?

- Яснее некуда, - ответила я и услышала короткие гудки.

Я опустила руку и оглядев друзей, оторопело произнесла:

- Кажется меня пригласили в гости.

- Кто? – спросил Павел.

- Бельская.

- Что? – не поверила Мара.

           - Да… дела, - пробормотал Серега и добавил: - Женя, тебе надо ехать обязательно. От таких приглашений не отказываются.

- Но на завтра у нас с Марой были другие планы, - расстроилась я.

- Не переживай, Женечка, мы съездим туда, когда ты вернешься, - уверенно сказала Мара.

- Разве это можно сделать в другой день?

- Да, Женя, можно, - сказал Павел. -  И не стоит злить Бельскую. Надо узнать зачем ты ей понадобилась. Это важно.

- Я понимаю.

- А я могу тебя отвезти. Я знаю этот поселок как свои пять пальцев. Сам жил там. Заодно жену бывшую навещу. Надеюсь, что меня туда еще пропустят, - предложил Сергей и вопросительно уставился на меня.

- Я согласна. Мне с тобой будет спокойнее.

- Отлично. Только выедем пораньше. Мало ли что в дороге приключится. Бельская любит пунктуальность.

 

21.

 За ужином и игрой в покер я постоянно думала о предстоящей поездке в Столицу. Я терялась в догадках, за каким чертом я понадобилась Бельской и как она узнала, что я нахожусь в Неверске. Впрочем, мое пребывание в родном городе для нее, конечно же, не является секретом. Вопрос в другом: почему она хочет видеть меня и что ей от меня нужно?

Естественно, эти мысли отвлекали меня от игры. Горка моих спичек таяла с астрономической скоростью. Серега ехидно улыбался и беззлобно надо мной подтрунивал. Он выигрывал, разбивая в пух и прах мечту Гольского о том, что я одолею заносчивого зазнайку.

Спустя час мои муки прекратила Мара, предложив прерваться на перекур. Мы переместились в кухню, а Лада все это время сидевшая в гостиной на диване с ноутбуком в руках, неохотно отправилась спать.

- Женька, ты явно не в своей тарелке, -  закуривая, сказал Павел. – Я так на тебя надеялся.

- Честно скажу, Паша, мне не до игры, - отмахнулась я.

- А я тебя, Женя, понимаю, - серьезно произнес Нырков, - мне всегда было неприятно общаться с Бельской.

- Мы тоже хорошо знаем эту особу, Сергей, - вступила в разговор Мара. – Она ведь когда-то преподавала у нас социальную психологию. И у нас с Женькой даже случился с ней небольшой конфликт.

- Правда? – не смог скрыть удивления Нырков.

- Да, - подтвердила я. – Я даже чуть из университета не вылетела из-за нее.

- Бельская - страшный человек, - поддержала меня подруга и со злостью в голосе продолжила: – А теперь она и вовсе, наверное, превратилась в чудовище. Это страшно, когда неудовлетворенная старая дева направляет свой основной инстинкт на власть и обожание диктатора.

- Ну это ты загнула, дорогая, - попытался смягчить жену Павел. – Но с другой стороны, именно она стала инициатором нового Указа, который готовит сейчас Высший Совет Десяти. И, по моим сведениям, ГГ уже одобрил его основные положения.

- А что это за указ, Паша? – я недоуменно уставилась на друга.

- О, Женечка, это указ всем указам Указ. Он окончательно превратит нашу примитивную деградирующую систему социального устройства во вполне ясную формацию, название которой - неофеодализм.

- Ты, наверное, шутишь, Пашка.

- Да, какие тут могут быть шутки, милая, - иронично улыбнулся Гольский. – По новому указу будет введен комендантский час для Низших и Лишних. Им запретят посещение увеселительных мероприятий. А еще им будет отказано в праве на выезд не только за пределы страны, но и в другие города своей же губернии. Им будет вообще запрещено покидать места своего проживания или прописки. Это положение Указа коснется и нас, Средних. Нам придется запрашивать разрешение на поездку в другой город или поселок у Специальной Комиссии по Передвижению Граждан (СКПГ). А если мы пожелаем эмигрировать, то придется заплатить огромные деньги, чтобы покинуть родину навсегда. То есть произойдет фактическое закрепление и привязка людей к месту жительства на законодательном уровне. Разве это не закрепощение людей? Но даже не это главное. Главное – это то, что будет узаконена покупка и продажа Послушников, независимо от их пола и возраста. Со временим планируется ввести разрешение на продажу Послушников и за пределы Элитарии. По-моему, это очевидные признаки феодализма нового времени. Уверен, что уже в скором будущем во главе губерний встанут дети и внуки ГГ. И нас ожидает период их грызни, борьбы за власть и за лучшие земли и губернии. Ты можешь себе представить, какой хаос и бардак здесь начнется?

- Так поэтому вы…

- Да, именно этот Указ стал последней каплей, переполнившей чашу терпения народа, - живо прервал меня Павел. – И именно поэтому мы не будем переносить свою акцию на более поздний срок. Нам важно выступить до выхода этого беспрецедентного документа в свет.

- Но мировая общественность этого не допустит! – вскричала я.

- Мировая общественность? – строго спросил Павел, и его лицо вмиг посуровело. – А где были мировая общественность и правозащитники, когда на протяжении долгих лет диктатор творил здесь все что хотел?

- Но санкции…

- Женя, ты и вправду такая наивная, или только притворяешься? - недоверчиво прищурился Нырков. – Ну ввели санкции, ну и что? Как жили Высшие в своих особняках, так и живут. Как носили их жены бриллианты, так и носят.

Я почувствовала, как Нырков начал злиться. Он вытащил из кармана брюк сигареты и нервно закурил.

- Но их нигде не принимают… за границей, - я по-прежнему с каким-то ослиным упрямством пыталась настаивать на своем.

- И что? – спросил Гольский и с взволнованно заговорил: - Им твои санкции и заграницы до одного места. Во-первых, на их детей эти запреты не распространяются. Почти все отпрыски Высших, занимающих высшие государственные посты, благополучно учатся в престижных вузах Европы и Америки. А во-вторых, они построили себе Среднеземноморской курорт под куполом. Будешь в столице, съезди в «Оазис Парк» и посмотри, как они там отдыхают и развлекаются. Так на хрен им твои курорты и заграницы? ГГ вообще никогда не покидает свою резиденцию в «Грачах-1» и считает, что и другим не обязательно куда-то выезжать. Император Иконии как снабжал ГГ нефтью, так и снабжает, как давал деньги в долг, так и продолжает давать. На военных базах, оставшихся после двухлетней иконийской «Мягкой оккупации», как служили их вояки, так и служат. И наши мальчики, по первому требованию Императора Иконии в любой момент могут стать пушечным мясом в его бесконечной гонке за геополитическим лидерством. И не забудь, что именно Икония поставляет Высшим весь импортный ширпотреб, технику, мебель и все остальное. Так чего им еще желать? А?

Гольский замолчал, пытаясь унять охватившее его волнение и дрожь в руках. Его жесткие слова словно наотмашь хлестали меня по щекам. Я почувствовала, как краска заливает мое лицо и как оно начинает гореть. В эту минуту мои собственные переживания казались мне такими ничтожными и жалкими, что мне захотелось попросить у Павла прощения за весь мир, игнорирующий проблемы этих по своей сути добрых, отзывчивых и беззащитных людей.

- А ты задумывалась, Женя, - подхватила слова мужа Мара, - почему наш Неверск теперь называется Солнечногорск? И почему Послушники трудятся за миску баланды, а львиная доля зарплат Средних и Низших уходит на налоги, коммуналку и оплату прихотей ГГ и его семьи? Почему многие живут в землянках? И почему мы ходим, согнувшись в три погибели и свесив головы?

- Потому что вы трусы! Вы не боретесь! – сопротивляясь напору друзей, жестко ответила я, гладя Маре прямо в глаза. – Потому что вы боитесь собственной тени! Страх парализовал вас!

- Неправда! Мы боролись и боремся. И ты напрасно обвиняешь нас в трусости. Мы делаем все, что в наших силах, несмотря на ситуацию в стране, – отчеканивая каждое слово, твердо сказал Гольский. Он уже вполне справился со своими эмоциями и сейчас излучал уверенность в себе и своих силах, стойкость и непоколебимость. Именно таким я видела его в избушке егеря. – Репрессивная машина налажена здесь превосходно, а слежка через сеть работает безотказно. А еще мы совершенно не чувствуем поддержки со стороны других демократических государств. Весь мир, ваши чиновники и имеющие власть первые лица государств давно махнули на нас рукой. Они не хотят видеть всей правды. Они заигрывают с распоясавшимся диктатором, в надежде, что он будет сдерживать иконийскую чуму, которой вы боитесь, как огня. Вам нужен буфер между вами и Иконией. На карте мира, мы лишь маленькое черное пятно, разделяющее вас и агрессивное милитаризованное государство, которое в любой момент может развязать новую мировую войну. Вам наплевать на нас, простых людей, на наши мечты, желания и устремления. И, по большому счету, на наши права и свободы! – Павел перевел дыхание и спросил: - А вот ответь-ка мне, Женя, вот на такой вопрос: Как думаешь, почему у нас запрещены контрацептивы и аборты?

- Прости, Гольский, но это какой-то глупый и бессмысленный вопрос, - растерянно отозвалась я.

- О нет, дорогая. Не глупый и не бессмысленный. Ответ на него очень важен. Естественный прирост населения страны нельзя остановить. Правильно?

- Да.

- А что делать, если демографическая ситуация в стране с каждым годом становиться все хуже и хуже?

- Конечно, этот вопрос необходимо как-то решать, - ответила я, лихорадочно подыскивая в мировой практике пример решения этой проблемы.

- А как? – наступал Гольский. – Так вот, сегодня для ГГ увеличение рождаемости - это дело наипервейшей государственной важности. И если в годы Стабильности можно было встретить многодетные семьи и женщины рожали по двое и трое детей, то теперь два ребенка в семье – это непозволительной роскошь для подавляющего количества семей Элитарии. Многие вообще не хотят заводить детей и иметь полноценные семьи. Издать Указ и насильно заставить женщин рожать невозможно, а вот запретить предохраняться и избавляться он нежеланных детей – это, пожалуйста, без проблем. За последние годы население страны уменьшилось настолько, что скоро некому будет работать и содержать Высших и пенсионеров, которых до 75 пока еще нельзя отправлять в ЛК. А рабы – это, как считает ГГ, выход из демографической ямы и решения экономических проблем. Послушники будут размножаться, потому что природу не обманешь. Они будут давать государству новые бесплатные рабочие руки. И чем больше рабов, тем больше будет оставаться денег в казне. Ни зарплат платить не надо, ни пенсий, ни пособий. А неотъемлемое право на свободу станет мифом, опасной иллюзией, которая со временем будет искоренена, как страшная ересь. И останется лишь одно право – пахать до смерти на новых феодалов.

В кухне повисла тяжелая тишина. Мне нечего было сказать Павлу. Он был прав во всем.

Мы решили вернуться за игровой стол, но игра не пошла. Около полуночи Нырков сказал, что перед дорогой ему желательно выспаться и посему он решил откланяться и добавил, что заедет за мной в восемь утра. Я не возражала. Мы пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись. Серега отправился домой, а мы с Гольскими разбрелись по своим комнатам. Оставшись в одиночестве, я позвонила Олафу и сообщила, что завтра еду в Столицу в гости к своей бывшей преподавательнице Бельской Анне Станиславовне, которая нынче занимает высокий пост Главного Идеолога Страны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                ЧАСТЬ 2

 

 

День пятый.

1.

В назначенный час я стояла у подъезда и гадала на какой машине приедет Нырков. Мне почему-то казалась, что, учитывая его былые заслуги, властитель оставил ему какое-то крутое импортное авто. Но я ошиблась. Серега лихо подкатил ко мне на «Элли» и с улыбкой широко распахнул дверь.

- Милости прошу, госпожа Свенсон. Как настроение? Готовы к экскурсии в мир Высших? – шутливо поинтересовался Нырков, удивленно рассматривая меня с ног до головы. И сейчас это был взгляд не просто друга, но заинтересованного мужчины, перед которым стоит красивая и эффектная женщина.

Сегодня, прислушавшись к совету мужа, я облачилась в дизайнерский костюм и туфли-лодочки на высоком каблуке. А еще я накрасилась и тщательно уложила слегка вьющиеся светлые волосы. Мне почему-то захотелось предстать перед Бельской во всей красе. Возможно, это был чисто женский каприз, но такова наша бабская натура. Когда собираешься встретиться с врагом (а именно врагом я считала свою бывшую преподавательницу), его надо сразить наповал хотя бы своим внешним видом, если других способов борьбы с ним пока нет.

- Готова, господин Нырков, - на той же ноте ответила я. - Вижу вы пребываете в отличном настроении.

- А как же иначе. Мне ведь представился отличный повод побывать дома. Я еще вчера предупредил Аллу, что приеду.

Серега вышел из машины и поставил мою сумку на заднее сидение.

- Она обрадовалась? – спросила я, усаживаясь в автомобиль и набрасывая ремень безопасности.

- А кто ее знает? Она как бы уже и не жена мне. И как она себя поведет, сказать трудно. Мы давно не виделись. Но хочется надеяться, что все же она будет рада меня видеть. Кстати, у тебя очень красивая фигура и обалденные ноги. И выглядишь ты сегодня сногсшибательно.

Нырков захлопнул мою дверцу и вернулся на водительское место.

Не скрою, мне была приятна похвала нового приятеля. Нам, женщинам, очень нравится слышать комплименты и особенно, когда они звучат из уст мужчины с высоким интеллектом и необузданной энергией. Я не могла не заметить, что и Сергей тоже тщательно подготовился к поездке. Аккуратно расчесанные непослушные волосы он собрал резинкой. Дорогущий серый с отливом костюм, белая рубашка, стильный галстук и отличные кожаные туфли говорили о том, что свидание с женой Ныркову было далеко не безразлично. А привычка хорошо и дорого одеваться еще прочно сидит в нем. Да и классный парфюм, исходивший от моего приятеля указывал на то, что он по-прежнему старается сохранить имидж успешного и обеспеченного человека, стоящего на высшей ступени социальной лестницы. Я подумала, что этот образ подходит Ныркову больше, чем образ революционера-подпольщика. Я же сама, причисленная властями Элитарии к Высшим, чувствовала себя свободнее и комфортнее в компании оппозиционеров Гольских. Мне казалось, нет я знала, что окажись я среди современных нуворишей, я несомненно буду ощущать себя инородным телом, совершенно не вписывающимся в их тесный мирок. (И уже совсем скоро я смогу убедиться в этом).

Откровенно говоря, я побаивалась встречи с Бельской и не представляла, как мне следует общаться с ней, третьим лицом государства (вторым, понятно, был наследник ГГ и преемник власти). Я была совершенно далека от дворцовых этикетов и подковерных игрищ. А еще я ничего не знала об обычаях и традициях местной элиты (знати?). На всякий случай я все же прихватила вечернее платье и деловой костюм от Ральфа Лорени, хотя даже не знала зачем. Перед моим отъездом Олаф настоял на том, чтобы кроме любимых мною джинсов, простых маек и свитеров я положила в дорожную сумку еще и приличные туалеты. Муж выразился приблизительно так: «В чужой стране ты должна соответствовать своему статусу успешной бизнес-леди и жены хирурга с мировым именем. Никогда не знаешь, что тебя может ожидать в дальней поездке, и с какими людьми придется общаться. Можно оказаться там, где твои джинсики и маечки окажутся не к месту. Так что вечернее платье и деловой костюм лишними не будут». Когда Олаф попытался засунуть в мою сумку футляр с бриллиантовым колье и серьгами, я не на шутку рассердилась. И мы чуть не поругались. Я попыталась объяснить мужу, что еду в гости к простым людям, друзьям. Они и без украшений любят меня и уважают. Олаф чуть-чуть обиделся, но на бриллиантах настаивать не стал.  Эти снобистские замашки мужа повеселили меня тогда, но потом я вынуждена была признать, что мудрый совет Свенсона оказался весьма полезным и бриллианты тоже были бы не лишними.

Когда мы с Серегой выехали из города, я поймала себя на том, что любуюсь чистым высоким небом, красивой березовой рощей, проплывающей за окном и наслаждаюсь обществом талантливого человека, дружбой с которым я буду гордиться всю жизнь. Я не хотела думать о плохом. Мой попутчик болтал без умолку, перескакивая с одной темы на другую. Он говорил то о жене и детях, то о своих девайсах и учебе в университете. Я иногда поддакивала, иногда вставляла какие-то реплики.

«Элли» беззаботно бежала по ровному гладкому шоссе, незаметно преодолевая километры и приближая меня к новым приключениям. Но, когда мы пересекли границу Солнечногорской губернии пейзаж за окном неожиданно и очень резко переменился. То есть пасторальной картинки осенней природы просто не стало. Вместо нее глаза уперлись в высокую (метра в три) побеленную бетонную стену, оснащенную камерами слежения. Плотная непроницаемая стена полностью закрывала панораму с двух сторон четырехполосного шоссе. Складывалось ощущение, что мы въехали в длинный тоннель.

- Сергей, что это?

- Что? – не понял Нырков.

- Что это за стена?

- Ах, это… Это, Женя, показатель того, что мы уже находимся на территории Столичной губернии.

- Но зачем закрывать такой чудесный вид?

- Во-первых, это строго охраняемая зона. Во-вторых, с правой стороны на несколько километров протянулись ангары предприятий по изготовлению компьютерной техники и комплектующих. Ноутбуки, смартфоны, микрочипы и много другое производят здесь. Я раньше тут часто бывал.

- А слева?

- А слева, кажется, идет строительство домов для рабочих… и бараков Послушников. Но я не уверен. IT-отрасль очень бурно развивается, квалифицированные рабочие руки и подсобники требуются постоянно. Вот и решили, наверное, поселить людей поближе к производству. Таких огромных заводов у нас несколько. Ты уже обратила внимание, что у Гольских в семье несколько компьютеров и у каждого есть свой смартфон? Сейчас без них никак не обойтись. Каждая семья обязана иметь эту технику.

- И Низшие?

- Да и они. Все. Тем, кто не в состоянии заплатить за компьютеры и смартфоны сразу дают кредиты. И как без них обойтись? Ведь теперь через сеть «Look-Book» люди получают всю нужную им информацию: устраиваются на работу, получают разные справки, документы. Даже ученические дневники тоже там. Представь, что нам теперь нет надобности ходить по всяким госучреждениям. Мы просто связываемся с исполняющим чиновником через сеть, делаем запрос и получаем ответ или нужный документ прямо на дом. Правда здорово?

- Да уж, - буркнула я. («И следить проще, и в госучреждениях очередей нет. И чиновникам на противные рожи просителей или жалобщиков смотреть не надо. Красота!»).

- А когда в стране проходят выборы, например, в Парламент или в органы местного самоуправления, мы голосуем через «Look-Book». И Главу Государства мы выбираем так же.

- То есть вы «выбираете» ГГ столько лет подряд добровольно-принудительно через сеть? И избираете своих представителей в свой бутафорский Парламент так же? - раздраженно спросила я и прикусила язык, понимая, что сболтнула лишнее, ведь, как я помнила, сеть «Look-Book» была детищем Ныркова и его команды.

Сергей бросил на меня быстрый взгляд и тут же перевел глаза на дорогу. Он сделал вид, что мое негативное отношение к выборам в стране совершенно не относится к его работе над общегосударственной сетью. Хотя, в его коротеньком взгляде промелькнуло что-то похожее на злость, осуждение и неприязнь. Именно этот взгляд посеял в моей душе первые, пока еще смутные сомнения относительно моего нового друга и его роли в творящимся в стране беспределе.

Через три-четыре километра охранная зона закончилась. Я повернула голову назад и попыталась рассмотреть насколько далеко она простирается и что находится за ограждением. Но ничего, кроме той же бетонной стены не увидела. Правда, торцовая стена была оснащена еще и колючей проволокой. (Наверное, чтобы отбить охоту у местных жителей лазать куда не следует).

Чем ближе мы подъезжали к Столице, тем добротнее и богаче выглядели дома жителей Столичной губернии. Отсюда я быстренько сделала вывод, что уровень жизни и достаток людей здесь выше, чем в других губерниях.

На подъезде к Столице нас обогнала странная колонна, состоящая из пяти грузовиков, кузова которых были накрыты брезентом. Колонну замыкали две машины с длинными деревянными прицепами, похожими на те, в которых когда-то очень давно перевозили зеков или скот. Естественно я поинтересовалась у Ныркова, что это за колонна такая. И он пояснил, что в грузовиках могут быть удобрения, навоз или чернозем, закупленный у южной страны-соседки. Все это добро везут в те сельскохозяйственные предприятия, где требуется восстановление истощенной земли и почв уже не пригодных для выращивания сельхозкультур. Как правило, это земли, отданные когда-то в аренду иностранцам. В частности, китайцам. Они выжимают из земель все что могут, а потом возвращают их обратно, требуя взамен новые. И так как аренда земли подписывается на 99 лет без указания какого-то конкретного района, то ГГ напрягает министра сельского хозяйства, что бы он находил новые плодородные земли и передавал их арендаторам. Контракт есть контракт. То же самое происходит и с землями лесного фонда, которые арабские шейхи используют как охотничьи угодья.

В конце своего рассказа, Серега поведал мне и о том, что, якобы, несколько месторождений железной руды тоже кому-то подарены. В его ровном и равнодушном голосе, я не услышала ни осуждения, ни критики в адрес властной верхушки.

- Но это же настоящее варварство! – горячо возмутилась я. – Как можно разбрасываться народным достоянием? Это же преступление!

- Не горячись, Женя, - строго одернул меня Нырков. – Нас это не касается.

- Ну, как же не касается, Сережа? Очень даже касается! А что будет через десять, двадцать лет? Здесь что, другим поколениям останется только выжженная земля да песок?

- Именно поэтому землю и пытаются восстановить, - неохотно отозвался Нырков.

- Но какой ценой?

- Это уже вопрос второй.

- Ладно, а замыкающие машины? Что в них?

- Не что, а кто, - поправил меня Нырков. – В них перевозят Послушников, которые и будут заниматься разгрузкой удобрений. Они же будут и разбрасывать их.

- Ну конечно! Как же я раньше не догадалась, - с сарказмом высказалась я. - Только рабам можно доверить эту тяжелую работу! И перевозить их можно как безмолвный скот!

- А вот, чтобы у крайне впечатлительных особ типа тебя не вызывать столь бурную реакцию, такие колонны всегда передвигаются ночью. И это чьё-то преступное упущение и непозволительная халатность. Уверен, что допустивший это будет наказан строжайшим образом.

- Ты это серьезно? Сергей, я поражена. Я тебя просто не узнаю! Как ты можешь такое говорить?

Я обиженно запыхтела и отвернулась к окну. Я не хотела видеть самодовольное и наглое лицо Ныркова. А еще я почувствовала острую неприязнь к человеку, которым еще совсем недавно восхищалась. Мое отношение к нему резко переменилось, и я не знала, что теперь с этим делать.

 

2.

Уже на самом подъезде к столице я обратила внимание, что движение по шоссе стало более интенсивным, а количество дронов и вышек слежения стало больше. Когда мы выехали на кольцевую дорогу, Нырков, как ни в чем не бывало, сказал:

- Давай, я провезу тебя через центр города. Ты сможешь увидеть Столицу во всей красе.

- Давай, - по-прежнему обиженно согласилась я, но на самом деле мне хотелось увидеть обновленный город, в котором я не была уже много лет.

Я вспомнила свои поездки с Марой и Гольским на редкие концерты мировых звезд, которые решались приехать с концертами в нашу страну. Живя за границей, я часто вспоминала и цирковые представления, которые мы старались не пропускать. К нам часто присоединялся наш общий друг Вовка Разумовский со своей девушкой. Правда, сейчас я не могла вспомнить ее имени.

Вот мы и на Проспекте Народных Избранников. На первый взгляд здесь мало что изменилось. Те же старые серые сталинки, тот же «McDonald’s» и тот же Центральный Универмаг. Та же чистота, те же «Элли» и люди с опущенными в землю глазами. Я вертела головой по сторонам в надежде увидеть какие-то новые, современные сногсшибательные здания или строения. Но, увы. Центральный проспект столицы, словно порос мхом. Никаких радикальных и сверхъестественных изменений в облике центра города не произошло. Даже вывески магазинов, кафе и ресторанов были такими же старыми, невыразительными и скучными. Я подумала, что вероятнее всего, существуют новые районы столицы, где признаки двадцать первого века все же можно будет заметить в архитектурных ансамблях, современных развязках дорог и разбитых новых парках с красивыми подсвеченными фонтанами и каскадами. Пока же главный город страны вызывал у меня некоторое недоумение. Он казался мне застывшим в прошлом веке намертво, не желающим меняться и трансформироваться в нечто более современное, живое, креативное.

Когда мы поравнялись с округлым зданием госцирка, то услышали громкий, усиленный мегафоном голос. Он раздавался из обгонявшей нас машины моповцев.

- Внимание! Всем остановиться! Движется кортеж Главы Государства!

Сергей тут же прижался к обочине и затормозил. В небе над проспектом появились черные вертолеты, сопровождавшие кортеж из шести черных бронированных представительских «Мерседесов» и десятка мотоциклистов. В каком именно «Мерседесе» находился ГГ определить было нельзя. Толстые пуленепробиваемые стекла окон надежно скрывали ГГ и членов правительства (Высшего Совета Десяти) от любопытных взглядов жителей и гостей столицы. А еще от врагов государства и недовольных властью. Над тротуаром зашныряли дроны, которые почти задевали головы людей. «Элли» горожан тоже покорно остановились у тротуаров, а люди застыли на своих местах, опустив головы. Впереди колонны двигался водомет, а завершал - длинный автозак. («Зачем водомет и автозак???»).

После того, как кортеж умчался в сторону Центральной Резиденции ГГ, названной им Дворцом Свободы и Справедливости, дроны еще несколько минут сновали над головами замерших в одной позе людей. Стояли и машины. Когда же беспилотники поднялись в воздухе выше зданий, люди и машины вновь продолжили свой путь.

- Теперь мы можем ехать, - удовлетворённо сказал Сергей и завел мотор. Он пропустил несколько машин и сосредоточенно повел нашу «Элли» к месту обитания Самых Высших.

Я не стала комментировать увиденное. Я ехала молча. Я никогда не видела ничего подобного дома. И тут же, как это случалось уже не раз, представила, как наш мэр запросто идет по улице или добирается до своего офиса на велосипеде, не опасаясь ни нападений, ни провокаций со стороны своих оппонентов. Я даже не знаю на какой машине раскатывает наш премьер. Никогда и ни у кого не возникало желания навредить ему или членам правительства. Все свое недовольство или негодование народ выплескивал путем пикетов или мирных демонстраций. И никогда правительство не подавляло выступления граждан силовыми методами.

 Еще я подумала о том, что мой мозг уже не справляется с потоком информации лавинообразно настигающей меня время от времени. Я чувствовала, что уже не могу сдерживаться и мне хочется выть от сочувствия и жалости к людям. Но зерно раздражения от их инертности и пассивности, молчаливого согласия и покорности уже давно дало свои всходы. С другой стороны, я уже знала, что готовится бунт, революция. И от этого знания мне становилось легче. Я почему-то была уверена в том, что творящееся здесь безобразие скоро закончится. И все вздохнут свободно. И я вместе с ними. Но вместе с тем, я все же до сих пор никак не могла понять, почему люди так долго терпят этот беспредел и насилие над собой. Возможно, как говорил Гольский, репрессивная машина очень хорошо делает свою работу, душа на корню малейшие признаки сопротивления. Я могла строить множество предположений, почему здесь все складывается так, а не иначе. И находить сколько угодно оправданий, живущим здесь людям. Но я знала, что сама бы так жить не смогла.

Сейчас, я вновь захотела вернуться домой к Олафу и детям. Я могла улететь домой уже завтра, а если сильно постараться, то и сегодня вечером. Мне ничего не стоит уговорить Ныркова отвезти меня в аэропорт прямо сейчас. Но в то же время мне очень хотелось поддержать друзей и пережить воскресенье вместе с ними и увидеть их победу собственными глазами, чтобы потом рассказать обо всем всему миру честно и беспристрастно.

Мой разум громко кричал: - «Уезжай!», а сердце просило: - «Останься». Голос разума был оглушительным и упрямым, но он не мог перебороть тихое и настойчивое: - «Будь с ними до конца. Тебе ничто не угрожает. Ты не зря оказалась здесь именно сейчас. Твоя судьба быть здесь, с ними».

Покинув пределы Столицы и съехав с кольцевой дороги, мы еще минут двадцать ехали мимо дачных поселков. Я не обращала внимания на красочные баннеры, настаивающие на том, как хорошо и весело жить в прекрасной Элитарии и на высокие железные заборы, охраняющие покой и сон обеспеченных граждан страны.

Вскоре посты охраны и стоящие на обочине машины с моповцами стали встречаться чаще. И я поняла, что мы уже совсем близко от цели нашего пути - поселка под названием «Грачи-2».

Около половины двеннадцатого мы остановились у пропускного пункта. Это был скорее хорошо оснащенный специальным оборудованием таможенный пункт, чем простая проходная. Из новенького одноэтажного строения вышел высокий, отлично экипированный мужик с квадратной челюстью.

- Выйти из машины! Дверцы не закрывать, – приказал он.

Мы вышли и оставили двери «Элли» открытыми.

- Чипы!

Мы протянули руки и моповец просканировал наши запястья.

- Госпожа Свенсон, минуточку…

Таможенник включил рацию и громко гаркнул:

- Давыденко и Павлов, осмотреть машину! Иванцов, сообщите майору Кузнецову, что гостья госпожи Бельской прибыла вовремя.

Отдав приказы, моповец вновь обратился ко мне:

- Госпожа Свенсон, заберите свой багаж из машины и пройдите в помещение личного досмотра. Потом вас заберет майор Кузнецов и сопроводит к дому госпожи Бельской. А вы, - таможенник, безразлично окинув взглядом Сергея, твердо отчеканил: - после осмотра машины, можете проезжать.

- Но, позвольте, молодой человек, я бы хотела, чтобы меня отвез…

- Выполняйте, что вам велено, - зло сверкнул глазами начальник КПП.

- Женя, не волнуйся за меня. Мы скоро увидимся, - проговорил Нырков и полез в багажник за моими вещами.

Я подхватила из рук Ныркова сумку и двинулась за начальником поста к месту досмотра. Краем глаза я заметила, что к Ныркову подошли двое моповцев, гражданский долг которых заключался в обнаружении запрещенных предметов, не подлежащих ввозу в поселок «Грачи-2».

Начальник КПП привел меня в просторную длинную комнату и представил невысокой женщине в черной форме.

- Казанцева, это госпожа Свенсон с визитом к ГИСу. Проведите досмотр.

- Есть, - отрапортовала короткостриженая брюнетка и обратилась ко мне: - Сумку на стол. Пройдите сквозь рамку.

Я выполнила требование таможенницы. Рамка не засвистела, и я приблизилась к столу. Женщина тщательно обследовала мои вещи. Не найдя ничего крамольного, она соизволила улыбнуться:

- Майор Кузнецов уже ждет вас. Идемте.

Я засеменила за Казанцевой по длинному коридору к выходу из здания, стараясь не смотреть по сторонам. На стенах висели те же отвратительные таблички и плакаты, что и в высотке «МСС» в Неверске.

Мы вышли на улицу, и брюнетка подвела меня к симпатичному мужчине, который оказался тем самым майором Кузнецовым, который передавал мне приглашение Бельской.

- Здравствуйте, Евгения Ильинична, - приветливо поздоровался майор. - Рад познакомиться с вами. Анна Станиславовна с нетерпением ожидает вас.

- Правда?

- О да. Госпожа Бельская любит встречать гостей. Идемте, я подвезу вас к ее дому. Позвольте ваш багаж.

Я передала майору сумку и устроилась на заднем сиденье «Рено», стоящую у самого крыльца. («Хоть этот говорит нормальным, человеческим языком, а не лает, как цепной пес»).

Машина мягко тронулись с места. Какое-то время мы ехали по дороге, окруженной сосновым лесом. Затем передо мной во всей красе предстал поселок (городок), куда простым смертным въезд был строго воспрещен. Особняки и коттеджи Высших (нет, дворцы и виллы), утопали в роскошной зелени холеных садов. Правда, не все дома отличались хорошим вкусом и классными архитектурными решениями. Некоторые я бы даже назвала, скорее, уродливыми и кичливыми. Но на вкус и цвет, как говорится, товарищей нет.

Главное правило застройки поселка угадать было проще пареной репы. Все особняки и дворцы должны были выглядеть богато, престижно и пафосно, подчеркивая статус и положение новых господ. Полное пренебрежение ландшафтом и «понты» богатых колхозников были продемонстрированы в «Грачах-2» во всей своей красе.

 

3.

Вскоре майор Кузнецов остановился у огромного трёхэтажного дворца с мощными колоннами и странными уродливыми башнями и башенками, украшенными флюгерами в виде животных. Я бы затруднилась отнести это строение к какому-то определенному архитектурному стилю. Да и не было у меня никакого желания разбираться в этом. Мое внимание было приковано к совершенно другим вещам. Во-первых, у красивой кованой калитки меня поджидала сама Анна Станиславовна Бельская собственной персоной. А во-вторых, во дворе дома было много детей разного возраста, одетых в одинаковые мешковатые серые платья и костюмы.

Мне показалось, что Главный Идеолог Страны почти не изменилась с тех пор, как я впервые увидела ее в стенах университета. Маленькая, толстенькая и блеклая, с той же отвратительной химической завивкой. Но когда я приблизилась к ней, то заметила глубокие морщины на лбу и безобразные складки у рта. «Гусиные лапки» у уголков слегка подкрашенных глаз, уже нельзя было скрыть ни тональным кремом, ни под толстым слоем пудры. Бледность и сморщенные отвисшие мешки под глазами делали Бельскую настоящей старухой. Свободный блузон черного шелкового брючного костюма не скрывал ее дряблой полноты. («Хоть бы корсет надела, старая карга. Могла бы и подтяжку лица сделать»).

Бельская растянула свои тонкие губы в жабьей улыбке, протянула ко мне пухлые ручонки и любезно проворковала:

- С приездом, Евгения Ильинична. Очень рада, что вы откликнулись на мое приглашение. («А разве можно было отказаться?»).

- Здравствуйте, Анна Станиславовна. И я рада вас видеть, - беззастенчиво соврала я, глядя Бельской прямо в ее бесцветные тусклые глаза. – Признаюсь, я была очень удивлена вашему приглашению.

- Кузнецов, отнеси вещи госпожи Свенсон в ее комнату, - проигнорировала мои слова Бельская и посмотрев куда-то в сторону, властно добавила: - Варя тебя проводит.

К нам подбежала девчушка лет десяти и худенькой ручонкой поманила майора за собой.

- А вас, Евгения Ильинична, прошу в дом. И как мне вас называть? Женя, Максимова, госпожа Свенсон или Евгения Ильинична?

- Евгения Ильинична, пожалуйста, - ответила я, сразу выстраивая между нами определенную дистанцию.

- Как скажете, милочка, - согласилась Бельская, не удержавшись от пошлой фамильярности.

Майор потопал за Варей, а мы с Бельской направились к ее дворцу по длинной заасфальтированной дорожке.

Участок вокруг особняка был огромен. В наличии имелись сад, фонтан, бассейн и собственный пруд. Очевидно, все это являлось непременным атрибутом поместий Высших.

Вокруг нас кипела работа. Детишки от восьми до двенадцати лет подметали дорожки, некоторые тяжелыми граблями собирали опавшую листву на лужайке. Ребята постарше чистили бассейн и таскали мешки с мусором куда-то за дом. Все это они делали безмолвно и быстро. Дети даже не смотрели в нашу сторону. Никто из них не поднял голову, чтобы удовлетворить свое любопытство, вполне естественное в их возрасте. Чувствовалось, что дисциплина в поместье Бельской была на редкость жесткой.

- Кто эти дети? – осторожно поинтересовалась я, старательно скрывая свое изумление.

- Послушники, живущие в моем доме, - безразлично ответила Бельская. – А вон та бабища, - Анна Станиславовна указала толстым пальцем в сторону аккуратно подстриженной лужайки, в центре которой стояла высокая обрюзгшая женщина с испитым лицом, - это надзирательница из Лишних. Только моя природная доброта заставила меня взять ее на службу. Надо же ей где-то жить и что-то кушать… Она моя дальняя родственница. Без меня она бы быстро закончила свои дни в ЛК или сдохла под забором. Надо же помогать близким…

- Да, помогать родным надо, - вяло согласилась я, а потом посыпала вопросами, которые непроизвольно вырвались из моего рта: - Так вы используете труд детей и Лишних, Анна Станиславовна? Сколько их у вас? Это разрешено? Это законно? (А, ведь накануне поездки я дала себе честное слово, что лишних вопросов задавать никому не буду, ничего комментировать не буду, а постараюсь только наблюдать, слушать, запоминать увиденное и делать выводы).

- Сколько их точно, я не знаю. Знает Кузнецов. Он мой личный секретарь и глава охраны. А законно ли? Да. Теперь да. Мы уже подготовили проект закона, который легализует воспитание детей-сирот и Лишних в наших домах. И уже совсем скоро он будет опубликован. («Воспитание? Или использование рабского труда детей и обездоленных людей?»). Надо же когда-то начинать приучать детей и асоциальных элементов к труду и показывать им пример достойной жизни и нормального поведения в обществе. Кто же кроме нас, Высших, сможет сломать их старые стереотипы поведения и менталитет? Никто. Ведь дети, которых вы видите - это все выродки Лишних, скатившихся на самое дно жизни: наркоманов, пьяниц, тунеядцев, преступников. (Игорь Гольский, видно, тоже когда-то вошел в категорию выродков). Какую модель поведения эти дети наблюдали, живя с этим отребьем? Правильно. Антисоциальную. А посему, недопустимую в нашем обществе. ГГ и я, не жалея своих сил и здоровья трудимся над тем, чтобы создать новое государство, где общественные интересы превалируют над личными. («История уже знает подобные примеры. И люди еще хорошо помнят, в трагедии какого масштаба может вылиться подобное строительство»). Дети с младенчества должны знать и понимать в какой чудесной и передовой стране они живут. И в нашей обновленной стране преступным, деструктивным элементам нет места. Дети и некоторые еще не совсем испорченные Лишние должны воспитываться в строгости, приучаться к образцовому порядку и общественно-полезному труду на благо родины. («Прежде всего для ГГ, тебя и вам подобным»). Мысли нашего подрастающего поколения должны быть чистыми и незапятнанными всякой непотребщиной и направлены в нужное нам единственно верное русло – преданности, любви и верности стране. А Элитария дает им все: мирную жизнь, еду, образование и возможность верно служить идее построения нового мира, очищенного от всякой скверны. Дети, как, впрочем, и все остальные, должны четко выполнять все правила, прописанные в нашем «Кодексе Поведения Обновленного Человека». Я работаю над ним много лет. И очень горжусь своей работой. Мы с Главой Государства долго и упорно трудились над тем, чтобы граждане Элитарии стали рабами закона. Но вы же понимаете, что важны даже не сами правила и законы, а то, чтобы люди их беспрекословно исполняли. Мы все должны жить в согласии и думать, как единое целое, как один живой организм. Глава Государства своим гениальным руководством ведет нас в новое, особое общество Чистых Разумов и Всеобщего Мира и Благоденствия. Аналогов такого общества в мире нет. Мы первопроходцы.

Бельская многословно, весьма путано и непоследовательно излагала искаженную (извращенную) и доведенную до абсурда официальную доктрину Элитарии «построения социализма (коммунизма или еще какого-нибудь «-изма») в одной взятой стране». И чем дальше она забиралась в дебри своей теории, тем больше распалялась, перескакивая с одного тезиса на другой. Она говорила все громче и громче. Ее плоское лицо стало пунцовым, а глаза… О, это были глаза непримиримой фанатички, готовой на все ради своей цели.

Я уже начала задыхаться от возмущения. Лицемерная «благотворительность» Бельской ужасала своим неприкрытым ханжеством и лживостью, а вера в утопическое идеальное государство, выглядела, по меньшей мере, неестественной и абсурдной. Не сказать больше – безумной, дикой и чудовищной.

- А почему вы вдруг так разволновались, милочка? – переведя дух, искренне удивилась Бельская. Она не могла не заметить перемену в моем настроении. – Разве вы до сих пор не знали, что мы стараемся оградить бедных детишек от тлетворного влияния их так называемых родителей? Уверена, что знали. И для вас не является секретом, что эти люди сами, по своей собственной прихоти и инициативе, выбрали именно такое существование - жизнь в нищете, алкогольном или наркотическом угаре и тунеядстве? Поверьте, все родители хотят, чтобы их дети жили намного лучше, чем они сами. А многие просто мечтают о том, чтобы их несчастные отпрыски жили и работали именно у меня. Я их воспитываю, одеваю и очень хорошо кормлю («Своими объедками»). На заднем дворе у них есть свой домик с ванными и чистым туалетом. И работа у них хорошая, легкая и чистая. Другим Послушникам повезло не так, как этим милым деткам.

Я с сомнением посмотрела на Бельскую. Здорова ли она? Что за бред она несет? Верит ли она сама во что говорит, или только прикидывается этакой благотворительницей и верной соратницей ГГ? Но, если она говорит искренне и верит в то, что сейчас изрекает, то главный советник диктатора явно имеет какое-то психическое расстройство личности.

В эту минуту я ненавидела себя за то, что у меня не достало смелости отказаться от предложения Бельской. Но я нашла себе оправдание. Я не хотела подвергать Гольских излишнему вниманию со стороны МСС и властей накануне акции. И мой отказ приехать в Столицу мог был быть расценен Бельской, как отсутствие лояльности к ней и ГГ.

Оказавшись внутри особняка, я поразилась безвкусице, царящей в нем. Более всего, меня поразила одна очень маленькая, но характерная деталь убранства просторного холла. У самого порога, на дорогой итальянской мраморной плитке лежал… (вы не поверите!) простой деревенский круглый коврик, сплетенный из разноцветных тряпок! Я тут же предположила, что хозяйка дворца сплела его собственноручно. Я чуть не расхохоталась, но взяла себя в руки и серьезно выслушала приказ Бельской:

- Евгения Ильинична, сейчас вы можете отдохнуть в своей комнате. А в 14-30 нам подадут обед. После обеда у вас будет время на отдых и сборы в театр. Мы поедем смотреть балет «Спартак». Сегодня открываются празднества в честь Дня Рождения Главы Государства. Мы с вами приглашены лично им. А не прихватили ли вы случайно с собой вечерний туалет? Если нет, то до вечера мы легко разрешим эту проблему.

- Не беспокойтесь, уважаемая Анна Станиславовна. Вечернее платье у меня с собой.

- Вот и отлично. Можете идти отдыхать.

Господи, как же мне захотелось взять под козырек и громко крикнуть: «Есть, мой генерал!». Но я увидела Варю, робко жмущуюся к стене и ожидающую распоряжений хозяйки. И мне сразу расхотелось ерничать и издеваться над властной фарисейкой. Я только кивнула в знак согласия и потопала вслед за маленькой Послушницей в отведенные мне «барыней» апартаменты.

Оказавшись в своей комнате, я скинула туфли и костюм и отправилась в ванную. Здесь все было обустроено, как в неплохом трехзвездочном отеле. Импортная сантехника, унитаз с подогревом, дорогие гели и шампуни. Мягкий махровый халат, висящий на крючке у двери.

 Я наполнила ванну и добавила в воду ароматизированную морскую соль. Я долго лежала в теплой воде, отдавая ей усталость и приводя нервишки в порядок. Спустя двадцать минут я почувствовала себя отдохнувшей и решила, что не мешало бы прогуляться по дому. Но затем отмела эту мысль. Ну, что нового я могу здесь увидеть? Китч, безвкусицу хозяйки и очередной сплетенный ею коврик? Нет, лучше уж я поваляюсь в постели и попытаюсь связаться с Гольскими.

Я так и сделала. Вылезла из ванны и, накинув пушистый банный халат, плюхнулась на широкую мягкую кровать, покрытую турецким покрывалом. Дозвониться до Гольских я не смогла. Шли длинные гудки.

 

4.

А в 14-30 я спустилась на первый этаж. Маленькая Варя, видимо выполняющая в доме роль проводника, провела меня в огромную столовую. Длинный стол был сервирован на двоих. Сама хозяйка дома уже сидела в торце стола и нетерпеливо поглядывала на золотые наручные часики от «Картье».

- Вы пунктуальны, Евгения Ильинична, - констатировала факт Бельская. – Это хорошо.

- Хорошо для чего? – поинтересовалась я, усаживаясь за выделенное мне место на противоположном конце стола.

- Для нашего дальнейшего общения, - хозяйка дома сделала паузу и обратилась к надзирательнице, бесшумно появившейся в проеме массивной дубовой двери столовой: - Пусть подают.

По приказу Бельской в столовую начали заходить дети с подносами в руках. Это были те же Послушники, которые трудились во дворе. Они по-прежнему были одеты в серые шерстяные бесформенные платьица и костюмчики. Правда, на головах девочек были повязаны серые косынки.

Дети аккуратно расставляли на столе тарелки с едой. Сейчас я думала о том, что девочки и мальчики, прислуживающие мне и своей «барыне», напоминают детишек из сиротских приютов или работных домов Викторианской Англии 18-19 века. Это сравнение было столь ярким и образным, что мне захотелось предложить Бельской прочесть Чарльза Диккенса и особенно его роман «Приключения Оливера Твиста». А еще Теккерея, который очень красочно и точно описывал ханжество и лицемерие в «Ярмарке тщеславия». Но мне показалось, что разговаривать с Бельской о «высоких материях» - значит впустую сотрясать воздух. Женщина с видимым удовольствием уплетала салат и не смотрела в мою сторону. У меня же аппетит совершенно пропал.

Покончив с салатом, Анна Станиславовна принялась за суп. Она набросала в наваристый куриный бульон куски хлеба и начала есть, быстро орудуя серебряной ложкой. Она присербывала и чавкала, и эта манера есть вызывала у меня отвращение. Я опустила глаза, но заткнуть уши, увы, не могла.

Наконец, покончив с бульоном и насытившись, «барыня» соизволила взглянуть на меня.

- Почему вы не едите? Вам не нравится? У меня, между прочим, отличный повар.

- Спасибо, что-то расхотелось… - отозвалась я, демонстративно отодвигая тарелку с салатом.

- И напрасно вы не едите, госпожа Свенсон. Все очень вкусно. Вы чем-то расстроены? Или вас смущают дети? – наконец догадалась Бельская.

На самом деле мне кусок в горло не лез при виде изможденных и, как я была уверена, постоянно недоедающих детей. Как я могла есть копченую лососину или куриный суп, когда рядом со мной находятся голодные Послушники?

- Ай, да брось ты свои сантименты, Женя! – фамильярно перешла на «ты» хозяйка дома. - Не обращай на них внимания, милая. Поверь, они счастливы здесь. Им необычайно повезло. А вот другим детям повезло гораздо меньше. Вот к примеру…

Бельская сделала знак рукой, и надзирательница подала ей планшет, который держала в руке. Анна Станиславовна поводила пальчиком по экрану планшета и, близоруко сощурившись, начала что-то читать. Затем воскликнула:

- Ага! Вот, нашла!

Бельская удовлетворенно поерзала на стуле и серьезно посмотрела на меня:

- Госпожа Свенсон, - покровительственный и развязно-снисходительный тон голоса «барыни» сменился на сухой и официальный, - вы ведь гостили несколько дней в семье Гольских, не так ли?

- Да.

- А знаете ли вы, уважаемая, что их сын Послушник?

- Да, знаю.

- Это хорошо, что вы об этом осведомлены, - почти счастливо заметила Бельская. - И сыну ваших знакомых не так повезло в жизни, как этим очаровательным детишкам. Когда Игорю Гольскому исполнилось десять лет, он начал работать в супермаркете уборщиком в секции продовольственных товаров для Низших. (Моя память сразу же выбросила картинку первого этажа Универмага, закрытого непроницаемыми щитами). Так вот… Частенько, после закрытия магазина Низшие и Лишние приходят туда и копаются в баках, в которые сбрасываются просроченные продукты, отходы и помои. Эти грязные свиньи разворачивают баки, выбирая вялые овощи, фрукты и провонявшие продукты. Зачастую, они из вредности гадят не только в баки с отходами, но и прямо на пол. Простите, милая, что говорю об этом за столом. То есть они гадят там, где стоят. И убирать за этим отребьем, надо полагать, сущий ад. Вообще-то мы хотим для этого человеческого мусора ввести комендантский час. Эти, с позволения сказать люди, не должны своим непрезентабельным видом, развязными манерами, отвратительным поведением и жутким запахом осквернять улицы наших городов и смущать гостей страны. («А может сразу же помещать их в ЛК?»). Но вернемся к Послушнику Гольскому. В двенадцать, его повысили до второго этажа. В четырнадцать, он начал ездить в поле на общественные сезонные работы вместе с другими Послушниками и Лишними. Мы же не звери, в самом деле, чтобы отправлять на тяжелые физические работы маленьких деток. Там сын ваших друзей собирал камни, копал, пропалывал сорняки, а осенью помогал собирать урожай. В общем, делал все, что было необходимо. В шестнадцать, у него появился выбор: либо пойти чернорабочим на стройку, либо в армию. Мальчик выбрал первое. Теперь у него есть специальность. Но отслужить в армии ему все равно придется. И его призовут тогда, когда в этом у страны появится необходимость.

(«А она отлично осведомлена, сволочь»).

- Так что, Женечка, теперь тебе есть с чем сравнивать. Расслабься и угощайся, чем бог послал, - елейным голоском выдала Бельская, откладывая планшет. – Ешь, ешь, милая. До ужина еще далеко.

(«0-1 в ее пользу»).

Тщательно скрывая отвращение, я подхватила на вилку кусочек лососины и отправила его в рот. Вкуса рыбы я не почувствовала, но постаралась абстрагироваться от окружающей меня обстановки. Конечно, сейчас можно было подняться и покинуть этот страшный дом. Но в этом случае, Бельская воспримет мой уход как бегство. А я ведь до сих пор не знаю, зачем и для чего она затащила меня к себе. А выяснить это было необходимо.

И только, когда Бельская неторопливо покончила со вторым блюдом и дети подали нам десерт и кофе, она напористо и властно заговорила о главном:

- Как вы думаете, госпожа Свенсон, почему я, не взирая на свой плотный график и обилие дел государственной важности, пригласила вас к себе в гости? («И я бы очень хотела знать»). А чтобы показать вам, чем живет Элитария и к чему стремится. И как живем мы, простые граждане страны. Ваша пресса всячески старается очернить нас, выставляя этаким тоталитарным государством с властным диктатором во главе. Это все ложь («Ложь???») и происки наших врагов и недоброжелателей. На самом деле во многих областях науки и техники, особенно в медицине и IT-технологиях мы обгоняем некоторые развитые страны, а наше социальное устройство является самым передовым и прогрессивным в мире. У нас большие планы и мы хотим сотрудничества и взаимодействия с другими странами. Мы хотим мирно торговать и делиться своими открытиями. Мы мирная страна и ни с кем не собираемся воевать или соперничать. И я хочу, госпожа Свенсон, заключить с вами деловое соглашение. Я предлагаю вам освещать в вашей прессе нашу жизнь и достижения в выгодном для нас свете. («Вот, чего ты хочешь от меня, гадина, на самом деле!»). Вы расскажете всему миру о том, как процветает наша страна и Столица, в частности. Ну и люди, конечно. Мы щедро, очень щедро, оплатим ваши услуги, и вы всегда будете желанным гостем у нас в Элитарии («Она что, предлагает мне работу? И по своему скудоумию решила купить меня и мою лояльность?»). Я ожидаю от вас серию грамотных и объективных статей в западных СМИ. Подчеркиваю, объективных. Но вы не должны писать о Лишних, Послушниках, Списанных и другой ерунде, присущей желтой прессе. За вас это сделают другие и так как нам нужно. В этом вопросе вы не сможете быть объективной по ряду известных нам причин. Ваша тема – это наука, культура, образование, техника, промышленность и прогресс в этих сферах. Вы должны понимать, что жизнь и трудности деклассированных элементов нашего общества - это всего лишь издержки построения нового социально-ориентированного государства, аналогов которому в мире пока нет. И только история подтвердит или опровергнет правильность принимаемых нами решений. («Эка ты хватила, дорогая! И кажется, она старается промыть мне мозги. Но ничего у тебя не выйдет, тварь»). Я хочу, чтобы вы прониклись духом построения уникального общества, приняли его идеологию и наш образ жизни. И тогда, повторяю, вы станете желанным гостем в нашей стране. А еще я хочу, чтобы вы знали, что именно я ускорила ваш приезд к нам. Я запомнила вас как умную, трудолюбивую и весьма активную студентку. Правда, вы не всегда отличались примерным поведением и дисциплиной, и порой поступали необдуманно и опрометчиво. («А она ничего не забыла»). Но я уверена, что вы уже выросли из детских штанишек и не станете вести себя неподобающим воспитанной женщине образом. А ваш успех в бизнесе и постоянно растущие тиражи вашего журнала («Ого! Она, оказывается навела все справки обо мне»), указывают на то, что вы способный редактор и журналист, и в состоянии писать отличные статьи и репортажи. Именно поэтому мой выбор пал на вас. Я уверена, что, погостив у нас, вы примите наш образ жизни и вольетесь в наши ряды с радостью. («А самоуверенность Бельской граничит с безнадежной глупостью»).

Бельская остановилась, переводя дух. Она сделала глоток остывшего кофе и скривилась:

- Быстро заменить! – приказала она, обращаясь непонятно к кому.

Ушлая надзирательница резко подскочила к столу и схватив красивую фарфоровую чашечку, быстро вышла из столовой. Тем временем хозяйка дома вновь принялась пролистывать страницы какого-то документа на планшете. Найдя нужную, она уже более мягким, почти дружественным тоном заговорила:

- Итак… На завтра мы запланировали вашу поездку с Разумовским на Концерн «ЭЛЛИ». Вам покажут сборочный конвейер. В тот же день, если пожелаете, Разумовский отвезет вас отдохнуть в «Оазис Парк». И вы заночуете у Разумовских. Они просили меня об этом.  В четверг, вы и майор Кузнецов посетите Парк Высоких Технологий, где сможете ознакомиться с нашими некоторыми новыми разработками. Я попрошу Сергея Петровича Ныркова сопровождать вас. («Странно… Серега же в опале»). Он лучше всех знает где, что и как. Я сначала планировала сама поехать с вами в ПВТ, но, к моему великому сожалению, дела государственной важности не оставили мне выбора. На утро четверга назначено экстренное заседание Высшего Совета Десяти. Но вечером, мы с вами встретимся за ужином здесь, у меня. И вы должны будете дать мне ответ. Если вы захотите погостить в столице еще несколько дней, мы возражать не будем. Мы будем только рады. Но если вы захотите вернуться в Солнечногорск, мы так же согласимся с вашим выбором. Вы вольны поступать так, как хотите. А пока отдыхайте. Можете прогуляться по дому и территории моего особняка. Но к 18-30 прошу вас быть готовой к посещению театра. Вы все поняли?

- Да, Анна Станиславовна, поняла, - ответила я, стиснув зубы и быстро оценив ситуацию. Задавать вопросы, отказываться от сделанного предложения и конфликтовать с Бельской сейчас было нежелательно, да и опасно. Придется принять правила игры, навязанные мне Главным Идеологом Страны. Пусть она думает, что мне необходимо время для раздумий и принятия решения. Хотя мне с самого начала было ясно, каким оно будет.

- Прекрасно, - удовлетворенно поставила точку в разговоре Бельская и расслабленно откинулась на спинку стула. Затем поманила к себе надзирательницу, которая ожидала разрешения приблизиться, стоя как безмолвное изваяние в проеме двери. – Света, поставь кофе на стол и налей-ка мне вина из маленького графинчика. А дети могут убирать грязную посуду.

 

5.

Здание оперного театра было оцеплено моповцами. У парадного входа стояли те же грозные стражи общественного порядка, но в штатском. Их каменные физиономии абсолютно ничего не выражали. Гораздо более живыми казались красивые лица бога Аполлона, Мельпомены, Полигимнии, Каллиопы и Терпсихоры - прекрасных муз искусств. Их бронзовые скульптуры украшали парадный вход и создавали праздничное настроение, не взирая на огромное количество охраны ГГ.

«Майбах» Бельской бесшумно подкатил к высоким мраморным ступеням, ведущих в храм Мельпомены, выстроенный еще в прошлом веке. Сейчас он выглядел величественно и помпезно. Театр был тщательно отремонтирован и чувствовалось, что в реставрационные работы были вложены огромные средства.

Анна Станиславовна как колобок выкатилась из машины, поддерживая пухлыми пальчиками легкий шлейф вечернего шифонового платья. Я последовала за ней. У самых дверей меня тормознул моповец и приказал предъявить чип. Бельская же прошла в театр беспрепятственно. Граждане Элитарии хорошо знали Главного Идеолога Страны в лицо. Частое мелькание на экране телевизоров превратило эту женщину в хорошо узнаваемую медийую персону. Старший охраны браво отдал ей честь. Но Бельская проигнорировала приветствие моповца и высоко задрав голову, вальяжно вплыла в театр. Сделав несколько шагов по красной дорожке, Бельская остановилась милостиво поджидая меня. Когда я поравнялась с ней, то услышала высокомерное:

- Мы с вами, госпожа Свенсон, сегодня будем сидеть не в правительственной ложе, как надлежит моему статусу, а в партере. Так пожелал ГГ. Он тоже будет смотреть спектакль из партера.

На мое удивление, первые семь рядов партера пустовали. Вся публика расположилась в мягких креслах начиная с десятого. Бельэтаж тоже был занят полностью. Но на ярусах и галерке не было ни одного человека. («Ага, значит, это сборище только особо приближенных. Другим сегодня вход сюда запрещен»).

Пока мы продвигались к своим местам в десятом ряду, я с интересом разглядывала Высших Элитарии. Несомненно, это все были люди, облеченные властью. Туалеты женщин отличались дорогой изысканностью. На некоторых дамах были вечерние платья «от кутюр». И, конечно, все они блистали драгоценностями, приобретенными явно не в Элитарии. («Вот где бы мне пригодился бриллиантовый гарнитур. Жаль, что я не прислушалась к совету своего мудрого Свенсона»). Солидные, холеные и важные мужчины выглядели тоже вполне презентабельно. И все эти люди излучали уверенность в завтрашнем дне и самодовольство, граничащее со спесью.

Высшие здоровались с Анной Станиславовной, а она отвечала на их приветствия едва заметным кивком головы. Кое-кто из публики, сидящей в партере, откровенно разглядывал меня. Заинтригованные Высшие, наверное, терялись в догадках, что я за птица такая. Ведь сама Бельская удостоила чести и пригласила на спектакль, открывающий празднования в честь юбилея властителя какую-то никому не известную особу. Без десяти восемь на краю сцены появился человек в смокинге, который хорошо поставленным голосом громко возвестил:

- Дамы и господа! Прошу всех встать! В зал входит Глава Государства!

Избранное общество Элитарии моментально подхватилось со своих мест. Огромный зал заполнился громом аплодисментов.

Дверь распахнулась и в партер начали заходить моповцы в штатском. Они заученно расселись на первых рядах, а часть из них выстроилась в метре друг от друга по периметру партера. («Здесь же все «свои». Зачем столько охраны?»).

Вскоре аплодисменты переросли в бурные овации. В зал вступил ОН. Глава Государства Элитарии. Мне удалось хорошо рассмотреть человека, держащего несколько десятилетий в повиновении и страхе маленькую страну. Я никогда прежде не видела его вживую, но хорошо представляла по газетным статьям и коротеньким репортажам TV-новостей. И всегда ГГ выглядел мужчиной высоким, плотного телосложения и большой лысиной, тщательно зачесанной набок редкими седыми волосами. А сейчас же я видела старика чуть выше среднего роста, полного, страдающего одышкой, абсолютно лысого и с уставшими от бремени власти глазами. Хотя глаза властителя по-прежнему выдавали его природную хитрость, коварство, умение лавировать в трудных ситуациях, властолюбие и пренебрежение всеми, кто его окружает. Яркий свет огромной люстры делал его бледное лицо еще бледнее. А пиджак, сшитого на заказ черного костюма, едва ли не трещал на его широких округлых плечах.

По правую руку от диктатора шла девушка лет семнадцати. Это была самая младшая дочь диктатора, которую он тщательно скрывал от общественности и всего мира до недавнего времени. Как прогнозировали аналитики, именно она может стать наследницей и преемницей власти ГГ. Я могла бы даже назвать дочь диктатора симпатичной, если бы ни капризные плотно сжатые тонкие губы и выражение лица, которое светилось высокомерием, презрением и холодным отвращением. Все это выдавало ее вздорный и непредсказуемый характер. Еще я заметила, что девушке скучно, очень скучно. А выполнение тягостной обязанности сопровождать отца на спектакль, раздражает и злит ее.

Слева от ГГ вышагивала высокая длинноногая шатенка с огромными лучистыми карими глазами. Она была красива, но под неодобрительными взглядами Высших девушка чувствовала себя не в своей тарелке. Она явно стеснялась своего положения и краснела, словно барышня на выданье, впервые оказавшаяся на балу. Чувствовалась, что роль куклы властелина ей претит, но ничего с этим поделать бедная девушка не может. Диктатору не отказывают.

За этой троицей, шагал глядя себе под ноги, высокий светловолосый молодой человек. В его лице было столько ненависти и злобы, что мне даже стало жаль его. Планам юноши встать на место ГГ не суждено осуществиться. Его обида на отца и весь мир, сквозила в каждом движении, каждом жесте и повороте головы.

Следом неторопливо шли две пары. Это, как я догадалась, старшие сыновья диктатора. Оба уже почти седые и такие же квадратные, как и их отец. Они были довольны и своим положением у трона, и жизнью в целом. Их жены весело улыбались и помахивали руками знакомым и друзьям.

Наконец семейство расселось по своим местам на восьмом ряду и тут кто-то громко выкрикнул: «Слава Главе Государства!». И восторженные Высшие зааплодировали еще громче и сильнее. «Долгих лет жизни и процветания!», «Без Вас мы никто и ничто!», «С Днем рождения!» - начало разноситься по залу. В общем порыве закричала и Бельская: - «Мы любим Вас!»

Я стояла оглушенная шумом, поднявшимся в зале. Казалось этим овациям и восхвалениям не будет конца. Я осмотрелась по сторонам. До сих пор на лица присутствующих в зале господ были надеты маски напыщенности и самолюбования. Теперь же эти маски были сброшены. Выражения лиц Высших передавали широкую гамму чувств (истинных или притворных, неважно) от раболепных, заискивающих, униженных, до подобострастных. Они хотели во что бы то ни стало продемонстрировать полное и безоговорочное подчинение и готовность беспрекословно исполнять любое желание и любую прихоть своего хозяина - единовластного правителя страны.

Это проявление безграничного воодушевления и низменного лизоблюдства вызвали у меня острый приступ тошноты. Я сглотнула сформировавшийся в горле неприятный комок, и взглянула на Бельскую. И что же я увидела? Елейное обожание богоподобного. Заискивающий взгляд, старающийся уловить хоть малейший признак того, что она замечена ИМ и выделена из этого скопища приближенных и рукоплещущих ЕМУ.

Все увиденное еще больше укрепило меня во мнении, сложившемся во время обеда. Никчемная, неумная и ничего не представляющая из себя женщина, стоящая у самой верхушки властной пирамиды, сейчас предстала передо мной унижающейся и пресмыкающейся тварью, готовой на все ради укрепления своего статуса и положения. И никакая сила на земле не смогла бы поколебать ее веру, доведенную до фанатизма, что ОН (как, впрочем, и она сама) все делает правильно и верно, поступает справедливо, судит обо всем объективно, наказывает и карает заслуженно. Верно служа властителю и его семье, она навечно останется на своем высоком посту, поскольку вечно будет править ОН. Она будет всегда верной и преданной единомышленницей и служанкой (мало отличающейся от Послушницы) человека, которого она любит всем сердцем и которому слепо верит и поклоняется.

Но всем уже давно известно, что нет страшнее слепой веры, доведенной до крайнего фанатизма. Толпа экзальтированных, восторженных и безгранично воодушевленных людей, искренне служащих монстру, отравляющему все и всех вокруг себя ложью, облаченную в одежды непреложной правды и истины, страшна. Уход фанатиков в иллюзорное представление об идеальном обществе всеобщего благоденствия, в мнимое спокойствие и призрачный мир, непредсказуем и опасен тем, что ведет к деградации общества и отбрасывает его на столетия назад. Реальная действительность, развитие и прогресс становятся крамолой, ересью, требующей непременного уничтожения.

Бельская посвятила свою жизнь построению «правильного социально- ориентированного государства», где все, кроме Избранных, равны и одинаково бедны. И это ее трагедия и трагедия тех, кто за коварной и бесстыдной ложью, выдаваемой за правду, годами вдалбливающейся в сознание, не видят и не хотят видеть реалий настоящей жизни. На самом деле своими действиями они возвращают общество к первобытному состоянию, где нет истинного равенства и процветания для всех и каждого. Но есть процветание одного и маленькой кучки, приближенных к нему и его корыту. Простая идея о том, что чем больше в стране богатых и успешных людей, тем крепче и сильнее она становится, отбрасывается за ненадобностью и забывается. А концепция развития интеллекта и творческих способностей людей, предается остракизму и анафеме. Со временем понимание того, что чем больше в стране гениев и талантливых людей, тем мощнее движется прогресс, а он, в свою очередь, укрепляет само государство и поднимает его на более высокий уровень развития, уже становится в их понимании замшелым анахронизмом.

Но эти разряженные марионетки в дорогих костюмах и бриллиантах в эти минуты были озабочены не прогрессом и воспитанием будущих Нобелевских лауреатов, а лишь своим страстным желанием обратить на себя внимание ГГ. Они мечтали и из кожи вон лезли, чтобы поймать ЕГО благосклонный взгляд. А самое главное – не потерять, а снова и снова отхватывать, откусывать и отрезать от общественного пирога куски побольше и сытнее. А в будущем, они любыми способами, средствами и приемами будут проявлять свою лояльность и преданность, пока этот ли диктатор, или его наследник будет давать им желаемое.

Сегодня они все, без исключения, боятся, страшно боятся потерять все, что имеют. И этот страх ежедневно и ежесекундно гонит их к кормушке. Расталкивая друг друга локтями, предавая и охаивая, они не брезгуют никакими средствами, чтобы устранить соперников и как можно ближе подобраться к вожделенному корыту. Они будут сочинять все новые и новые садистские, изуверские приказы, указы и декреты, чтобы привлечь к себе внимание властителя и сохранить себя и свои жалкие жизни. А еще уберечь своих детей от будущего возмездия и социальных потрясений, которые рано или поздно сотрясут эту маленькую и, по сути, беззащитную страну. И избежать этого им не удастся ни при каких условиях. Случится ли это в ближайшее воскресенье, или в какой-то другой день, но власть этих людей закончится и канет в прошлое. Как исчезали и растворялись в прошлом другие диктатуры и тоталитарные режимы в странах, где люди, испив до дна чашу терпения, сбрасывали с себя ярмо несвободы. И в мировой истории таких примеров было немало.

Но кто же учится на чужих ошибках? Все учатся, увы, на своих.

Мои муки прекратил сам диктатор. Он, не оборачиваясь к ликующему залу, приподнял правую руку и лениво взмахнул кистью. Ор в зале тут же прекратился. Высшие уселись на свои места. Занавес медленно отправился в кулисы и зазвучала музыка Арама Хачатуряна.

Сегодня на сцене Большого Национального театра оперы и балета Элитарии давали балет «Спартак».

И не трудно было догадаться, почему в этот вечер была выбрана именно эта постановка. Ведь Римский консул Красс, чувствуя себя униженным, всем сердцем желал не только победы над восставшим рабом. Он жаждал смерти своего врага и добился желаемого. Спартак, преданный военачальниками, был обречен на смерть и погиб в неравном бою. И, наверное, о такой победе над своими врагами мечтает сейчас диктатор, сидя со своей семьей в партере на восьмом ряду. И пока он жив, он будет всеми силами и средствами уничтожать своих врагов, подавлять инакомыслие и манипулировать сознанием миллионов людей, при помощи своих верных рабов (истинных Послушников) Высших. Но также легко и без раздумий, он будет избавляться и от них, не угодивших ему и его семье, или просто заподозренных в отсутствии лояльности или предательстве.

А я на протяжении двух часов и сорока минут, постаралась насладиться прекрасной музыкой Хачатуряна и мастерством балетной труппы театра.

В особняк Бельской мы вернулись далеко за полночь.

Но сначала мы долго ожидали, пока высокое семейство покинет театр, потом пока их царственные тела развезут по домам. Затем Бельская потащила меня в театральное кафе на закрытый фуршет, организованный для нескольких избранных. (Публика явно желала перекусить и отдохнуть, потому что во время антрактов покидать зрительный зал было запрещено. Выходили только члены «царской» семьи). Она кому-то меня представляла, а я мило улыбалась в ответ на комплименты. А потом среди гостей я заметила Вовку Разумовского, своего бывшего однокурсника. Он приветственно помахал мне рукой, и я, беспардонно оставив у столика поедающую канапе с итальянской ветчиной Бельскую, подошла к старому другу.

Мы поздоровались и искренне обнялись.

- Слышал, слышал, Женя, что ты гостишь у Анны Станиславовны, - жизнерадостно заговорил Разумовский, подавая мне бокал с шампанским.

Я приняла из его рук бокал и сказала:

-  И я очень рада тебя видеть, Вовчик. Я в восторге от спектакля!

- И мы, - ответил Разумовский и добавил: - Познакомься, это моя жена Анастасия. Хотя, что это я… Ты должна помнить ее. Она училась на истфаке, только тремя годами позже нас.

- Как же, как же, помню и хорошо. Здравствуй, Настя.

Я пожала мягкую ладошку Насти Разумовской. Это была уже не та худенькая и юркая девушка, какой я ее запомнила. Сейчас передо мной стояла красавица-блондинка в элегантном кружевном платье в пол. Великолепные изумруды ее серег и кольца, играли в свете красивой люстры, под которой мы стояли.

- И я рада видеть тебя, Женя, - просто ответила Разумовская. – Мы знали, что ты едешь в Солнечногорск и хотели пригласить тебя в гости на следующих выходных. Но Анна Станиславовна предложила нам другой вариант. Как ты смотришь на то, что завтра мы тебя похитим у нее и весь день ты проведешь в нашей компании?

- О! Мне кажется, это уже решенный вопрос. И не вами, - подковырнула я Анастасию.

- Да, - слегка стушевался Владимир. – Это правда. Предложение исходило от Бельской. Так что на завтра ты наша. Мы уже даже продумали развлекательную программу для тебя.

- Поездку на завод, где собирают «Элли» и «Оазис Парк»?

- Так ты в курсе? – фальшиво удивился Вовка.

- Да. А как же ваша работа?

- Не, волнуйся, подруга. Там все улажено.

- Ну еще бы!

 

Оказавшись в особняке, я, сославшись на усталость, сразу же поднялась в свою комнату. Я по-прежнему находилась во власти гениальной музыки и встречи с Разумовскими. Хотя меня точила одна мысль. На спектакле не было ни Средних, ни Низших. И я уже не говорю о Лишних и Послушниках. Всем этим людям было отказано в праве наслаждаться плодами и достижениями цивилизации, накопленными веками. Музыка, литература, живопись – все это со временем может оказаться для них и вовсе недоступным, запретным и недосягаемым. Вдруг промелькнула мысль, что если так пойдет и дальше, то Лишние и Послушники вполне смогут обходиться и без грамоты. Ну, зачем в самом деле учить их читать и писать? Даже чеховский Ванька с его «на деревню дедушке» будет казаться немыслимым грамотеем.

Я с удовольствием скинула туфли на высоком каблуке и начала стаскивать черное вечернее платье. В этот момент я улыбалась своим странным, каким-то сюрреалистическим мыслям. Да… полет моей фантазии порой остановить трудно. Но уверена, что у моих бывших соотечественников достаточно здравого смысла, чтобы не допустить этого безобразия. И уже в это воскресенье они громко и ясно заявят о себе и скажут свое слово.

В дверь тихонько постучали. Я накинула халат и открыла дверь. На пороге стояла Варя. Переминаясь с ноги на ногу, маленькая Послушница робко поинтересовалась:

- Госпожа Свенсон, вам что-нибудь нужно?

- Нет, милая, спасибо. Мне ничего не надо. Иди, детка, спать. Уже очень поздно.

- Хорошо, тетя Женя.

Это вырвавшееся из уст ребенка «тетя Женя» необычайно растрогало меня.

- Подожди, минуточку, детка…

Я рванула к столу, на котором стояла ваза с фруктами и свалив их в пакет, протянула его девочке.

- Вот, возьми! Поешь сама и угости девочек.

- Ой, нет, - замахала руками малышка. – Я не могу! Они скажут, что я это украла… И меня накажут.

Малышка резко развернулась и быстро побежала по коридору к лестнице. А я расстроенно прикрыла дверь и бросив пакет с фруктами на пол, упала на кровать. Меня сжигали жалость и стыд. Непрошенные слезы сами потекли по щекам. Сколько раз мне еще придется плакать здесь? Сколько еще переживаний ожидает меня впереди? Мое сердце уже устало разрываться от боли и печали. В эту минуту, находясь в огромной вычурно обставленной спальне, я почувствовала себя узницей. Такой же Послушницей, как эта девчушка Варя, не смеющая взять в руки еду без разрешения «барыни». А сама «барыня», наверное, сейчас мирно похрапывает в своей комнате, не чувствуя за собой ни вины, ни угрызений совести. Хотя, какая там совесть? Совестью здесь уже давно не пахнет.

Я тяжело вздохнула и решила позвонить Гольским. Но связи с друзьями не было и на этот раз. Потом я позвонила Олафу. Муж снял трубку быстро.

- Добрый вечер, дорогой. Это я.

- Скорее, доброй ночи, Женя. Как сегодня прошел твой день?

- О! Сегодня я была на балете.

- Что давали?

- «Спартак».

- Здорово!

- Да. Это было прекрасно.

- Как столица?

- Чисто, цивильно, красиво.

- Я рад. Как самочувствие?

- Превосходно.

- Это хорошо. Когда планируешь возвращаться домой?

- Пока не знаю. Думаю, еще несколько дней погощу в Столице, и еще денек в Неверске.

- Мы все скучаем. Дети передают тебе привет.

- И я вас люблю и целую.

- Я рад, что с тобой все в порядке.

- Не волнуйся за меня. Я позвоню завтра.

- Отлично. Целую.

- И я тебя.

 

6.

День шестой.

В восемь меня разбудила Варя. Робко, очень тихо она вошла в комнату и приблизилась к окну. Я окончательно проснулась от того, что она со всей силы, на какую только была способна, рванула тяжелую гобеленовую портьеру и впустила в спальню новый день.

Я потянулась и спросила у малышки:

- Какая погода на улице?

- Плохая, тетя Женя. Холодно и идет дождь. Вам нужно одеться потеплее.

Я прислушалась. Действительно, капли дождя громко барабанили в окно. В такую погоду тащиться на какой-то завод жуть как не хотелось, но, судя по всему, выбора у меня не было.

 Варя подняла ясные глазки и в ее совсем недетском взгляде, я прочла заботу и желание сделать для меня что-то хорошее.

- Вам еще нужно взять зонтик. У вас есть зонтик? – деловито поинтересовалась девочка.

- Да, милая, не волнуйся. Зонтик у меня есть. А ты уже ела?

- Да. Мы завтракаем в шесть.

- Понятно, - отозвалась я и неохотно вылезла из теплой постели.

- Она приказала передать вам, что завтракать с вами не будет. Она уже уехала в правительство. И Разумовский заедет за вами в девять. А еще мне приказали спросить у вас: где вы будете завтракать, здесь или в столовой?

- В столовой, Варенька.

- Хорошо, я передам. Я могу уже уйти?

- Да, милая, можешь.

Девчушка выбежала из комнаты, а я отправилась в душ. Спустя полчаса я уже сидела в столовой и пила кофе. Варя крутилась возле меня, пододвигая поближе ко мне то масленку, то сахарницу, то хлебницу. Это наивное желание маленькой Послушницы угодить мне, вызывало с одной стороны жалость, а с другой чувство умиления. В столовой мы были одни, поэтому девочка не боялась проявлять свою заботу обо мне, выражая тем самым благодарность за проявленное мною вчера простое человеческое желание хоть чуть-чуть порадовать ее. Это милое создание всю жизнь будет вынуждено кому-то прислуживать, угождать и безмолвно сносить издевательства и унижения. Беззащитная и доверчивая, она пройдет все круги ада пока не осознает, что родилась свободной и никому не принадлежит, кроме себя самой. Но я надеялась, что совсем скоро все изменится. И маленькая Варя, и Игорек Гольский, как и многие другие дети-Послушники, обретут свободу и найдут свой дом, где ощутят любовь, понимание, ласку, заботу и нежность. Все то, чего лишили их нелюди, живущие за высокими бетонными стенами своих дворцов.

Наше уединение нарушила вошедшая в столовую надзирательница.

- Госпожа Свенсон, машина господина Разумовского уже у ворот, - хрипло доложила Светлана и строго выкрикнула, злобно сверкнув водянистыми глазами в сторону девочки: - Варька, марш отсюда! Тебя уже ждут в классе.

Малышку как ветром сдуло, а я укоризненно покачала головой:

- Ну, зачем вы так, Светлана! Мне кажется, девочка может здесь находиться и общаться со мной.

- Нет. Ее место сейчас в классе. Детям запрещено разговаривать с посторонними людьми, а особенно с гостями хозяйки. А эта дура ведет себя слишком навязчиво и развязно. Она будет наказана.

- Да за что? – воскликнула я.

- За то, что не выполняет требований хозяйки.

- Не смейте трогать девочку! – гневно вскричала я. – У вас нет прав наказывать ее!

- Есть, - односложно сказала надзирательница и вышла из столовой.

(«Да… Местные порядки здесь жестокие. Бедная девочка…»).

Я вернулась в свою комнату, напялила теплый свитер и сменила туфли на ботильоны на низком ходу. Порывшись в дорожной сумке, нашла зонтик и вытащила из шкафа куртку. Дождь по-прежнему лил как из ведра.

Спускаясь по лестнице и проходя через двор, я не увидела ни одного человека. Особняк будто вымер. Создавалось ощущение застывшей безжизненности, пустоты и безысходности. Бассейн без воды, фонтан без веселых струй воды, стремящихся вверх и мокрая, едва шевелящаяся листва деревьев. Сейчас я словно находилась на сцене какого-то второсортного театра с отвратительной бутафорской обстановкой, специально изготовленной для плохонькой пьесы. Настоящим и живым был только барабанящий по листве дождь.

Я вышла за ворота и направилась к огромному черному внедорожнику. Водитель, мужчина средних лет с выправкой военного, выскочил из машины и распахнул передо мной заднюю дверцу. Я забралась в салон и оказалась в объятьях Разумовского.

- Привет, Женька! Рад тебя видеть. Как тебе погодка?

- И тебе привет, Вовчик, - как можно веселее поздоровалась я. – Погодка шепчет.

- Я в семь часов получил свежую сводку погоды. Не волнуйся, часам к двенадцати распогодится.

- Хорошо бы.

- Ты действительно хочешь сегодня поехать на завод? – с наигранной веселостью поинтересовался Разумовский.

- А у меня есть выбор?

- Увы, дорогая, нет, - так же жизнерадостно ответил Вовчик. - Нас там ждут к десяти. Сам глава концерна будет проводить нашу экскурсию по цехам. А это при его занятости, случается крайне редко. Он лично сопровождает только Главу Государства и членов правительства.

- А ты член?

- Я? – рассмеялся в голос Вовка. – Нет, я Первый заместитель Министра иностранных дел.

- Ого! Да ты у нас, оказывается, высоко сидишь!

- Ладно, Женя, не ерничай. Помню я, как ты в студенческие годы любила подшучивать над всеми! Мне тоже от тебя порой доставалось.

- Прости, Вова. И не злись. Я не хотела тебя обидеть, - пошла я на попятный. – И, если говорить откровенно, я очень рада, что ты многого добился в жизни. Так высоко подняться может далеко не каждый. Respect тебе.

- Что правда, то правда. Не многие из наших смогли сделать такую блестящую карьеру, - хвастливо выдал Разумовский, прощая мне пошлую шуточку. - Я ведь начинал с пресс-центра МИДа. Потом защитил кандидатскую и какое-то время работал в Департаменте информации и печати. Вот и дорос за эти годы до Первого заместителя.

- Хочешь стать Министром?

- А кто бы не хотел? Войти в Высший Совет Десяти – это мечта любого амбициозного и напористого госслужащего.

- А чем занимается твоя жена? – поинтересовалась я, останавливая бахвальство Разумовского.

- Настя? Она сидит дома. Ей нет надобности работать. Я хорошо обеспечиваю свою семью.

Признаюсь, что я была поражена стремительным взлетом моего бывшего сокурсника. Да, он был умен, амбициозен и умел добиваться своего. Он всегда настойчиво и упорно двигался к своей цели. Но в Элитарии, как я теперь была уверена, этих качеств было явно недостаточно. Требовалось еще быть преданным и лояльным власти и безоговорочно поддерживать политику ГГ. А еще необходимо было быть безнравственным, циничным и морально нечистоплотным типом. Каковым и представал сейчас передо мной старинный приятель. Всем хорошо известно, что политика и мораль вещи несовместные.

В студенческие времена я всегда была уверена, что Разумовский преданный и верный товарищ, на которого можно положиться. И я задала себе вопрос: остался ли он таким в душе, или действительно изменился под давлением времени и обстоятельств? А может он всегда был приспособленцем и четко держал нос по ветру? Мой жизненный опыт подсказывал, что люди не меняются, а лишь мимикрируют, сливаясь с окружающей средой, ради спасения жизни и сохранения своего положения в обществе. Никто не хочет выделяться из толпы и быть «белой вороной». И Разумовский хорошо понял, что быть «белой вороной» в стае Высших (да и в любой другой среде) не выгодно и опасно. Потому что «белые вороны», не вписывающиеся в их среду и не готовые мириться с несправедливостью мира, погибают первыми.

Возможно, я сгущала краски, и Вовчик Разумовский на самом деле подхалимом и приспособленцем не является. Но если он смог подняться так высоко, то его местоположение в иерархии Высших говорило само за себя.

Что ж, я разочаровываюсь в людях уже не в первый раз. И это нормально. И это осознание как будто даже не очень взволновало меня, как и не произвела особого впечатления и очередная встреча с кортежем властителя.

Она произошла, как и в прошлый раз, в центре Столицы. Водитель Разумовского так же примерно прижался к бордюру, как еще вчера это сделал Нырков. Разумовский открыл окно и внимательно осмотрел людей, застывших на тротуаре.

- Ты, Женечка, даже не представляешь, как тяжело было приучить народ именно так реагировать на проезд машины Главы Государства. (Я тут же «посочувствовала» «бедным» Высшим, решавшим эту непосильную задачу). Анна Станиславовна Бельская настаивает на том, чтобы люди не стояли на улицах, а заходили («Прятались?») в ближайшие здания, открытые подъезды и подворотни. По ее мнению, ради безопасности Глава Государства должен передвигаться по пустым улицам. Поговаривают, что в Министерстве Агитации Пропаганды и Идеологии даже развернулась бурная дискуссия по этому поводу. Бельская старается убедить всех в правильности этой инициативы. («Уж она-то убедит. Сомнений нет»). Хотя ее оппоненты и сопротивляются этому, мотивируя тем, что люди будут очень недовольны этим нововведением. («О! Люди непременно согласятся! Другие варианты просто не рассматриваются!»). Если Анна Станиславовна одержит верх, то в «Кодекс Поведения Обновленного Человека» введут это новое правило, обязательное к исполнению для всех.

Я выразительно посмотрела на Разумовского и прямо спросила:

- Вова, а ты сам-то как относишься к предложению Бельской?

- Конечно, я целиком на ее стороне, - не чувствуя подвоха, уверенно ответил дипломат. – А как бы ты повела себя на моем месте?

Мне было сейчас очень легко солгать и ответить: «Точно так же». Но я сказала:

- Мне кажется, что дождь уже заканчивается.

Разумовский разочарованно откинулся на мягкую спинку кожаного сиденья и подтвердил:

- Да, ты права. Наша служба прогнозов погоды никогда не ошибается.

Думаю, что Разумовского трудно было сбить с толку и он прекрасно все понял. До самого въезда на территорию корпорации он еще предпринимал попытки вывести меня на разговор по душам, но видя мое нежелание продолжать беседу, как-то сник и умолк.

Генеральный директор Корпорации «ЭЛЛИ» не удостоил нас своим вниманием. Как объяснил нам его заместитель Анатолий Ананьев, представительный господин лет пятидесяти, генерального вызвали в Министерство по неотложному вопросу.

Корпорация «ЭЛЛИ» расположилась на огромной территории за кольцевой дорогой в местечке под названием Высокое. Пять огромных цехов, выставочный зал, испытательный полигон, зал ресурсных испытаний, огромное административное здание и гостиница, - все это было выстроено еще лет пятнадцать тому назад. Сейчас здесь трудилось около тысячи рабочих, половина из которых были китайцами. Ананьев рассказал, что таких заводов как этот в стране еще три. В год они выпускают по тридцать тысяч легковушек эконом-класса. Местный рынок забит «Элли» до отказа, и есть проблемы с их экспортом.

В цеху сборочного конвейера я тоже не увидела ничего интересного. Рабочие в сине-желтых комбинезонах прикручивали и приваривали детали. Правда, где привозные китайские детали, а где произведенные в Элитарии определить было сложно. Но у меня было подозрение, что запчастей местного производства не было вовсе.

В зале ресурсных испытаний при мне разбили всмятку несколько автомобилей. Скажу честно, зрелище было не из приятных.

В общем, к трем часам я устала и очень хотела есть.

Нас с Разумовским отвели в рабочую столовую, чтобы похвастаться, как хорошо на заводе кормят работяг. Где обедают Лишние и Послушники, об этом Ананьев умолчал. Возможно, здесь обходятся трудом китайцев, Средних и Низших.

Скажу честно, обед мне понравился. Очевидно потому, что очень хотела есть, так как в доме Бельской к еде я практически не притрагивалась. Господин же Разумовский брезгливо покопался в плове и выпил стакан яблочного сока, щедро разбавленного водой.

 На прощание Ананьев преподнес мне миниатюрную модель будущего джипа «Элли» и с облегчением простился с нами. А мы с Разумовским поехали в «Оазис Парк», где нас уже поджидала красавица Анастасия.

По пути я размышляла о том, какими бы впечатлениями я могла поделиться с читателями после визита на завод. Трудовые будни рабочих меня не впечатлили. Рабочая столовая ничем не отличалась от ей подобных. Компьютеризированные станки и чистота цехов тоже не вызывали особых восторгов.

На самом деле я не понимала, чего хочет от меня Бельская. Хвалебных статей? Рекламных репортажей? Но все в мире знают, что «Элли» не идут ни в какое сравнение с западными электрокарами. А писать об однообразном и монотонном труде людей, разучившихся улыбаться и об их бледных и хмурых лицах мне совершенно не хотелось.

И еще. Я заметила, что Разумовский тщательно следит за тем, чтобы я не заговаривала с рабочими ни в цехах, ни в столовой, ни на полигоне. Он не отходил от меня ни на шаг и провожал даже в туалет, терпеливо дожидаясь, когда я из него выйду. Про себя я посмеивалась над неуклюжими попытками Вовчика делать вид, что он просто как воспитанный человек и галантный мужчина обязан сопровождать свою даму повсюду. Но эти жалкие джельтменские потуги не скрывали сути его странного поведения. Ему был дан строгий приказ не спускать с меня глаз.

 

7.

Если вы бывали в «Tropical Islands Resort» в Крауснике, что в шестидесяти километрах от Берлина, то вы легко можете себе вообразить, что представляет собой местный курорт под названием «Оазис Парк». Правда, это был не ангар высотой в 108 метров и длиной 360 метров, способный вмещать до семи тысяч человек одновременно, как немецкий. Это был огромный купол, занимающий довольно обширную территорию. Одновременно в нем могло находиться не более трех тысяч Высших, желающих отдохнуть и развлечься на настоящем тропическом курорте. Здесь все было обустроено точно так же, как и в «Tropical Islands Resort»: масса экзотических деревьев и растений, огромный бассейн с морской водой, остров в центре бассейна, золотистый пляж вдоль лагуны. И естественно, аквапарк, водопады, джакузи, площадки для игры в волейбол и тематические зоны, где аниматоры развлекали скучающую публику. Температура воздуха под куполом была выше 25 градусов по Цельсию, а из скрытых в потолке динамиков раздавалось пение птиц и шелест растений. По периметру купола было выстроено несколько уютных бунгало для тех, кто желал отдохнуть здесь от десяти дней до двух недель. В общем, Высшие построили для себя на своей земле тропический рай, войти в который могли только они, хозяева жизни Элитарии.

«Оазис Парк» работал круглогодично и круглосуточно. И пока он ни разу не закрывался на профилактику или ремонт. Как позднее мне рассказала Настя, в самом начале строительства курорта были какие-то проблемы с корпусом самого купола. То ли обвалилась часть стены, то ли в фундаменте обнаружилась трещина. Только человек отвечающий за возведение купола получил огромный срок, замененный позднее на ЛК. Среди Высших циркулировали сплетни, что он сам запросился в ЛК, так как условия в тюрьме ему были созданы поистине невыносимые.

Стоимость входа в это тропическое чудо была по меркам Высших мизерной, всего 150 талеров за сутки пребывания. (К слову, 150 талеров - это размер пенсий и месячная зарплата Низших, поэтому эта цифра не показалась мне такой уж маленькой. Гольские зарабатывали по 250 талеров).

Разумовский купил нам входные билеты и пояснил, что за напитки и еду в барах и ресторане нам платить не придется, все уже включено в цену билета. Еще он осторожно поинтересовался, есть ли у меня с собой купальник. На что я ответила: «Нет». Дипломат рассмеялся и сказал, чтобы я не расстраивалась по этому поводу. В «Оазис Парке» имеется в наличии несколько весьма приличных бутиков, где я смогу приобрести все, что мне необходимо для отдыха. И со знанием дела добавил, что у меня есть отличная возможность позагорать под искусственным солнцем и поплавать в чистейшей теплой морской воде. А еще Разумовский похвалился тем, что на курорте еда и все напитки только самого высокого качества и алкоголь можно заказывать в неограниченном количестве.

Удивить меня подобного рода курортом было сложно, но я твердо решила на время забыть о страшных реалиях, с которыми мне пришлось столкнуться в Элитарии. Я общалась с Разумовскими достаточно дружелюбно, стараясь не задевать острых тем. Они же выспрашивали меня о жизни за границей и местах, где мне довелось побывать.

Ужинать мы отправились в тематическую зону под названием «Дикий Запад». Мы зашли в ресторан, стилизованный под салун начала ХIХ века. Мужчины-артисты, находившиеся тут же, изображали завсегдатаев салуна. Они играли в карты, кости, дартс и даже разыгрывали сценки со стрельбой и драками. По мнению руководителей тематической зоны, эти маленькие спектакли должны были дать нам представление о жизни ковбоев на «Диком Западе». Весьма симпатичные девушки-танцовщицы изображали девиц легкого поведения и под аккомпанемент разбитого пианино, отплясывали разнузданный канкан. А потом, усаживаясь на колени мужчин, откровенно предлагали им себя. Разумовский с недвусмысленным смешком пояснил мне, что на территории парка оказывать и принимать интимные услуги не запрещено (за отдельную плату, конечно). Что же касается еды, которую нам подавали, то она действительно была вкусной, а напитки приличными.

Выпитый за ужином виски настроил меня на еще более миролюбивый лад. Мне удалось расслабиться и отдохнуть, но иногда я с тоской вспоминала наши тихие семейные ужины с Гольскими, и мне совершенно не хотелось завтра ехать в ПВТ.

Использовав удобный момент, я перекинулась парой слов с мужем и постаралась дозвониться Гольским. И я вновь начала волноваться за друзей. Теперь не на шутку. Связи с ними по-прежнему не было.

Чета Разумовских была со мной предупредительна и любезна. Около одиннадцати уставшая и слегка охмелевшая Настя предложила отправиться в их столичную квартиру и там заночевать, чтобы не тащиться ночью в «Грачи-2», где как оказалось, они соседствовали с Бельской. Ни у Вовчика, ни у меня возражений не было. И уже около половины первого ночи, я оказалась в шикарной двухэтажной квартире дипломата. Встретившая нас девушка-Послушница в форме горничной, приняла у нас вещи и мило поинтересовалась нужно ли нам еще что-нибудь. Анастасия сказала, что нет, но приказала горничной показать мне мою комнату. Не зажигая верхний свет, я быстренько разделась и упала на кровать. Я чувствовала себя очень уставшей и как только закрыла глаза, тут же провалилась в сон.

 

8.

День седьмой.

Утром я встала отдохнувшей и хорошо выспавшейся. Настроение тоже было неплохим. Только тревога за Гольских, копошащаяся внутри меня, омрачала его. Я вытащила из сумки смартфон и принялась снова и снова набирать номер Мары. Потом я позвонила Павлу, и наконец решила дозвониться до Лады. Гудки шли, но ответа не было ни по одному из набранных номеров.

Это насторожило меня, и я попыталась найти причину молчания Гольских. Пораскинув мозгами, я начала подозревать, что МСС или МОП элементарно глушат мои звонки, отрезая таким образом от друзей. И это был самый разумный вывод, который я могла сейчас сделать. Тяжелее было думать о том, что с ними случилось что-то плохое, страшное. Но я не позволила своему воображению разыграться вновь и решила подумать о том, во что облачиться сегодня. По погоде или с учетом предстоящей встречи с местными айтишниками, людьми умными и явно знающими себе цену. Но рисоваться перед кем-то мне сегодня не хотелось, поэтому я остановила свой выбор на джинсах и теплом свитере.

Ну, а вечером меня ожидал неприятный ужин с Бельской. И слава Богу, последний. И я больше никогда не увижу эту, с позволения сказать, женщину.

Я подошла к окну, которое выходило на Проспект Народных Избранников. На улице было слякотно и по всей видимости холодно. Люди нацепили на себя теплые куртки и пальто. У многих в руках были зонты. Машины, подавая короткие сигналы, едва слышные за толстыми стеклопакетами, ехали медленно, словно им некуда было спешить. Размеренное, не по-столичному спокойное утро заставляло меня усомниться в том, что я нахожусь в главном городе страны, а не где-нибудь на периферии. Сегодня четверг. И по всем правилам столица должна была бурлить и шуметь, куда-то бежать и куда-то торопиться. Город должен был жить полной жизнью. Но эта размеренная неторопливость и монотонность городского ритма убаюкивала и создавала ложное ощущение мнимой безопасности и порядка. Признаюсь, что в эти минуты я чувствовала себя не сторонним и безразличным наблюдателем, а неравнодушным и небеспристрастным участником происходящих здесь процессов. К тому же я уже была осведомлена о назревающих событиях, пока еще скрытых под пеленой народного послушания и безмолвного смирения.

Мои размышления прервал звонок смартфона. Я поднесла трубку к уху, надеясь, что это звонит Мара. Но увы, я услышала голос адъютанта (секретаря, охранника?) Бельской.

- Доброе утро, госпожа Свенсон. Вы уже готовы к поездке в ПВТ?

- Здравствуйте, майор. Я почти готова. Дайте мне еще десять минут.

- Хорошо. Мы ждем вас в машине.

- Кто это мы?

- Я и господин Нырков, - отчеканил Кузнецов.

 - Ясно.

Я засунула смартфон в сумку и начала торопливо одеваться. Значит, Серега не посмел ослушаться приказа Бельской. Кто он? Какую игру ведет? Или я просто вижу предательство там, где его нет и Нырков просто умело маскируется под Высших, чтобы не вызывать у них подозрений?

 На самом деле мне не хотелось думать плохо о Сереге. Паша ему доверял, а значит должна доверять и я. Но что делать с сомнениями, охватившими меня по пути в Столицу? Я всегда доверяла своей интуиции и почему-то была уверена, что все же Нырков скользкий тип, а не тот искренний и честный человек, за которого он выдавал себя в Неверске.

Пока же я только в одном могла быть уверенной до конца - я пленница в этом раю, созданном Высшими для себя. Все это время меня передают из рук в руки, как вещь, держа под неусыпным контролем. Мне тут же на ум пришло сравнение: я - старая ваза, которую хозяевам жаль выбросить (авось, сгодится еще на что-нибудь), поэтому ее аккуратно переставляют с места на место и бережно охраняют от непредвиденных случайностей.

Впрочем, наблюдать за мной начали с той самой минуты, как только моя нога впервые ступила на землю Элитарии. Чип, СЭФ, мужики, сопровождавшие меня на вокзале Неверска. Нырков, приставленный ко мне и Гольским, как соглядатай. (Возможно, именно в этом заключается его миссия, навязанная ему Бельской. Но я почему-то сомневалась в верности этого вывода). Вовчик Разумовский прилипший ко мне вчера как банный лист.

 Вся последовательность событий подтверждала, что ни один мой шаг, ни одно сказанное мною слово не оставалось незамеченным. Я ни одной секунды не была здесь свободной от пристального ока Мордора и его верных слуг. И двое из них уже поджидали меня у подъезда элитного дома Разумовских.

 Что ж, мне ничего не оставалось делать, как следовать правилам, навязанной мне игры. Внутренне я уже была готова ко всему.

Я вышла из комнаты, полностью экипированной к новой экскурсии. В дверях я неожиданно столкнулась с гувернанткой.

- Вы уже уходите? – удивилась девушка. – А завтрак? Я приготовила вам завтрак и хотела спросить, что вы пьете: чай или кофе?

- Вообще-то я люблю кофе. Но на завтрак у меня уже нет времени. Я перекушу в городе, - охотно ответила я и, шагая к выходу, на всякий случай поинтересовалась: - А где Разумовский и Анастасия?

- Господин Разумовский уже уехал в МИД, а госпожа еще спит, - доложила девушка, семеня за мной.

- Это даже к лучшему, - пробормотала я себе под нос. – Не люблю прощаться.

- Но как же вы без завтрака? - не на шутку расстроилась Послушница.

- Ты бутерброды делала?

- Да.

- Ну так я захвачу их с собой. Это можно организовать?

- Конечно, - обрадовалась Послушница и побежала в кухню.

Девушка вернулась довольно быстро и протянула мне пакет с бутербродами. Я поблагодарила ее и покинула квартиру Разумовских без всяких сожалений. Я была даже рада, что мне не нужно прощаться с ними. А еще я испытывала неимоверное облегчение от того, что мне не придется расшаркиваться в любезностях и комплиментах перед людьми, которых я перестала уважать и навсегда вычеркнула из списка своих друзей.

Выйдя на улицу, я глубоко вдохнула воздуха, пропитанного влагой и запахом мокрого асфальта. Накрапывал мелкий и противный дождичек. Не открывая зонта, я неторопливо подошла к машине, поджидающей меня у подъезда.  Затем с притворным энтузиазмом забралась в крутую Audi R8 ценой не менее 100 тысяч евро и явно принадлежащей господину Ныркову. Сам же Серега сидел за рулем, а рядом с ним удобно устроился майор Кузнецов. 

Мы довольно сухо поздоровались и Нырков, глядя в зеркало заднего вида, принялся буравить меня взглядом. У меня сразу же возникло чувство дежавю. Точно так же он рассматривал меня в момент нашего знакомства.

- Что-то, Женечка, по тебе не заметно, что ты вчера хорошо отдохнула. Разумовские оказались плохими компаньонами? - шутливо выдал Нырков и завел мотор.

- Ты не прав, Серега. Напротив, мы очень хорошо повеселились. Я рада, что Вова отвез меня в «Оазис Парк». Нам было очень весело, да и виски был отличным.

- Ага, понятно. Оторвались на славу? - делано засмеялся Нырков.

- Типа того, - отозвалась я. – Только, господа, хочу предупредить вас, что проспала и не успела позавтракать.

- Это не проблема, - вклинился в разговор майор. – Можем по пути заехать в кафе.

- Не волнуйтесь, рабыня Разумовских дала мне с собой бутерброды, - прямо сказала я и обратилась к Ныркову: - В твоей шикарной тачке можно есть?

- Женя, а почему ты решила, что она моя?

- Но ты же не одолжил такую крутую машину у друга. Не так ли?

- Это автомобиль моей бывшей жены. Она разрешила мне порисоваться перед тобой, - попытался отшутиться Серега. – Только просила вернуть машину в целости и сохранности.

- Ага, понятно, - буркнула я и принялась за бутерброд.

Майор Кузнецов молча слушал нашу перепалку и в разговор не вмешивался. Серега же начал длинно и монотонно обрисовывать, что за чудо этот Парк Высоких Технологий Элитарии, сколько там работает талантливой молодежи и как государство щедро спонсирует проекты фирм, зарегистрированных на его территории. Поведал он и о том, что разработки местных умников хорошо продаются за рубеж и значительно пополняют бюджет страны. Он даже называл какие-то цифры, но я не запоминала их. Все данные я с легкостью найду на официальном сайте ПВТ.

Как и во время моего визита в концерн «Элли», никакой новой информации для себя я не получила. То, чем занимаются айтишники Элитарии мне хорошо было известно из прежних рассказов Ныркова. Программные продукты по оказанию услуг по внедрению информационных систем в медицине и спорте, мобильное программирование и защита информации чем-то сверхъестественным мне не казались. Я хотела увидеть девайсы, связанные с внедрением систем считывания мыслей. Но, понятное дело, Нырков сказал, что это строго секретные работы и у меня допуска к ним нет. Но пообещал, что отведет на фирму, которая занимается робототехникой. Что меня очень порадовало, и я с нетерпением ожидала встречи с новейшими роботами и их создателями.

 Сам Парк меня впечатлил своими современными офисными центрами, лабораторными корпусами, внушительным спортивно-оздоровительным центром и обилием жилых высоток. Правда почему-то это были обычные панельные дома.

Нырков подвез нас к высокому красивому офисному зданию с большой площадью остекления. Современное строение было оснащено энергосберегающими технологиями и бесшумным лифтом. Высокие потолки и широкие светлые коридоры создавали впечатление простора. А еще здесь было много света и зеленых экзотических растений в красивых кадках.

Мы поднялись на десятый этаж. Серега уверенно повел меня и майора к огромному офису, состоящему из нескольких секций. Кабинеты-секции были разделены стеклянными стенами, поэтому можно было видеть все, что в них происходит. Из самой просторной секции навстречу нам бодро вышел молодой человек лет двадцати восьми с модной прической.

- Добро пожаловать, господа, - приветливо поздоровался он и раскрыл свои объятия Ныркову: - Серега, рад тебя видеть. Давненько ты не заглядывал к нам.

Мужчины обнялись и Нырков сердечно произнес:

- И я рад, Димон. Познакомься, это госпожа Свенсон и майор Кузнецов. Продемонстрируешь нам свои игрушки?

Димон кивнул и широко улыбнулся.

- С удовольствием. Прошу за мной, господа.

Дима провел нас по кабинетам фирмы. За столами сидели молодые парни и девушки, пялившиеся в свои компьютеры и планшеты. Многие здоровались с Серегой, и я поняла, что его хорошо здесь знают. И вел себя Нырков в этой фирме не как рядовой посетитель, а как босс, явившийся с очередной проверкой. Про себя я отметила еще одну маленькую, но весьма существенную деталь. Вся компьютерная техника была новой и под маркой компании Apple. Ни одного компьютера, планшета или смартфона местного производства здесь не было.

 Затем Димон привел нас в выставочный зал, где продемонстрировал роботизированный пылесос, несколько квадрокоптеров и самоуправляемый автомобиль, стоящий на невысоком подиуме в центре зала. Еще наш экскурсовод рассказал нам, что сейчас его компания занимается разработкой новейшего адаптированного промышленного робота. Это заказ государства, поэтому они торопятся завершить работу в установленные сроки. Конвейеры по сборке «Элли» очень ждут его. И как бы по секрету добавил, что его фирма занимается еще и роботизированными устройствами для военных целей. Но по понятным причинам показать нам их он не может. Секретность есть секретность.

В завершении экскурсии, Дима предложил нам выпить кофе. Он привел нас в небольшую на два столика чистенькую столовую и сделав загадочное лицо, сказал:

- Присаживайтесь за стол, пожалуйста. Нас сейчас обслужат.

Спустя минуту в столовую вошел гуманоидный робот с большим подносом в руках. Он вежливо поздоровался и аккуратно расставил на столе чашки с кофе и блюдо с пирожными. Опустив поднос, робот приятным мужским баритоном поинтересовался:

- Желаете еще что-нибудь?

- Нет, Стэн, спасибо. Как твои дела?

- Спасибо, Дима, отлично. А у вас как дела?

- И у меня хорошо. Видишь, сегодня мы принимаем гостей.

- Да. Я всегда рад гостям. Теперь я могу удалиться?

- Да. Можешь.

- Спасибо, - ответил робот и развернувшись, почти бесшумно покинул столовую.

Серега многозначительно переглянулся с Димоном, а потом выразительно посмотрел на меня:

- Ну, Женя, как тебе эта игрушка? Я заметил, что ты как-то уж совсем заскучала здесь и наши изобретения тебя совсем не впечатлили.

- Сережа, Дима, - обратилась я к мужчинам и растерянно замолчала. Потом сделала несколько глотков кофе. Я умышленно тянула время, собираясь с мыслями, потому что просто не знала, что сказать. Но потом я решительно поставила чашку на стол и приняла решение, что не буду скрывать своего разочарования. - Вы меня, конечно, простите и не обижайтесь. Но что нового вы мне показали? Все что я у вас увидела выпускается в мире уже очень давно. И даже ваш гуманоид Стэн уже не является новинкой. Это просто робот-компаньон. Японцы уже лет так двадцать выпускают подобные роботы для пожилых и одиноких людей, которые сами о себе позаботиться не могут. Так, в чем же прелесть вашего Стэна? Объясните мне, пожалуйста.

- Конечно, ты не видишь разницы, потому что ты не разбираешься в вопросе, о котором пытаешься судить, - раздраженно сказал Нырков. – К твоему сведению, Стэн уже обладает искусственным интеллектом. И это настоящий прорыв. И мы первыми совершили его!

- Неужели?

- Наш Стэн, - обиженно заметил Димон, - это прочный робот с самыми разнообразными способностями.

- Но вы не продемонстрировали мне этого, Дима! – горячо воскликнула я, а потом примирительно добавила: - Ладно, наверное, это так и есть. Действительно, я ничего не понимаю в роботах, и я полный профан в этом вопросе. Ее обижайтесь на меня, мальчики, пожалуйста. Но на мой взгляд, вы не показали мне ничего стоящего внимания или того, о чем можно было написать, как о прорыве в робототехнике, как ты, Сергей, утверждаешь. Простите, если я обидела вас. Мне жаль.

Я перевела дух и перевела взгляд на майора Кузнецова, который за все время нашего пребывания в ПВТ не сказал ни слова. Он как тень везде следовал за нами и на его лице не отражалось никаких эмоций. Но сейчас он понимающе кивнул и веско произнес:

- Что ж, если наша экскурсия закончена, давайте будем закругляться. Время обеденное. Предлагаю перекусить в местном ресторане. В «Грачи-2» нам необходимо вернуться к шести.

- Хорошо, согласен с майором, - жестко сказал Серега и резко поднялся. – Вы, Кузнецов, и ты, Женя, возвращайтесь к машине. А я пару минут переговорю с Димой и догоню вас.

Я была поражена. Сейчас я почувствовала в Ныркове некоторую напряженность и недовольство. Тон произносимых им слов и сопровождавшие их жесты стали какими-то порывистыми, и я бы даже сказала нетерпимыми и властными. Именно он командовал здесь парадом и отдавал приказы. В какой-то момент я увидела в нем хищника, вожака стаи, который чем-то разочарован и очень недоволен. Я не знала на кого именно обращен гнев Ныркова. На меня, потому что я не поразилась и не восхитилась достижениями местных умников. Или на майора, который до этого момента, не проронив ни слова, вдруг осмелился предложить нам покинуть офис раньше, чем разрешил это сделать он сам. Но Нырков явно был очень зол и даже не скрывал этого. Такое странное поведение Сереги не могло не стать еще одним подтверждением моих сомнений относительно его истинного положения в иерархии Высших. У меня возникло острое желание сию же минуту связаться с Пашей и предупредить его о том, что Серега ведет двойную игру. Но как связаться с Гольским? Пока я нахожусь в Столице сделать мне этого не дадут. Как же быть? Попросить телефон у Кузнецова? Но это глупая затея. Он доложит Бельской об этом. Позвонить из офиса? Но, наверняка, здесь все смартфоны на прослушке. Выход один – как можно скорее вернуться в Неверск и поделиться своими подозрениями с Павлом. Но сегодня уехать в Неверск мне не дадут. Я должна еще встретиться с Бельской. Я в западне.

 

9.

Мы с майором довольно долго ожидали Ныркова в машине. Кузнецов по-прежнему был замкнут и молчалив, а я не нашла подходящей темы для разговора с ним. Когда Нырков вышел из офисного здания, то показался мне более спокойным и даже довольным чем-то. Устроившись на своем месте, он добродушно поинтересовался:

- Где желаешь пообедать, Женя?

- Откровенно говоря, мне без разницы, - с кислой миной ответила я.

- Ты на что-то сердишься?

- Нет. Просто я немного разочарована. Вот и все.

- Ну, что же… если тебе все равно, то отвезу-ка я тебя в ресторан национальной кухни. Подниму тебе настроение блюдами, о которых ты уже забыла в своей Швейцарии.

- Давай.

 Мне действительно было все равно, где есть и что есть. Сейчас только одна мысль не давала мне покоя. Я лихорадочно искала возможность ускользнуть от своих охранников и каким-то образом связаться с Гольскими.

Довольно быстро мы доехали до Круглой площади и оставив машину на стоянке, прошли пешком до переулка Младшего сына (Да-да! Переулок назывался именно так). Искомый ресторанчик под названием «Избушка» находился в подвальном помещении старого дома. Мы спустились по ступенькам к резной деревянной двери, и она тут же распахнулась. Перед нами стоял высокий представительный директор заведения. Он словно поджидал нас и готов был исполнить любое желание. Губы мужчины растянулись в льстивой улыбке.  Он энергично и несколько суетливо, заговорил:

- Прошу, господа, проходите! Мы рады, что вы выбрали именно наш ресторан. У нас сегодня в меню отменные голубцы и наш фирменный борщ.

Говорливый директор подвел нас к столику, стоящему недалеко от камина. В настоящем камине уютно потрескивали горящие паленья.

- Вам здесь будет тепло. Погода на улице пренеприятнейшая. Сейчас вам попадут меню.

Усевшись за столиком, я подумала о том, что у нас никто не потребовал предъявить чипы и я миновала эту унизительную процедуру, которая так раздражала меня в Неверске. Не слышно было и медитативных зомбирующих установок. Очевидно, этот ресторанчик люди хорошо знали. Средние и Низшие сюда просто не совались. Непроизвольно у меня начала создаваться иллюзия нормальности жизни. Но мысль, что через пару часов мне предстоит встреча с Бельской, заставила меня зацепиться за этот островок затишья и отдаться безмятежному покою. Я знала, что мне предстоит впереди и я хорошо знала на чьей я стороне. Я больше не боялась Бельской и не испытывала тревоги от будущей встречи с ней. Я была уверена, что мой ответ ей не понравится, но мне было на это наплевать. На самом деле мне уже порядком надоела Столица и своими мыслями я уже была в Неверске.

В небольшом уютном зале все столики были заняты Высшими, пришедшими отобедать. Они тоже вели себя как все нормальные люди. Высшие неторопливо о чем-то говорили, с удовольствием уплетали голубцы. Некоторые потягивали легкое вино, которое в обеденный перерыв не было запретным для них. Высшие были всем довольны. Они были неуязвимы. И если бы я не знала где нахожусь, и кто сидит рядом со мной, то могла бы подумать, что в этом мире не существует ни безнадежного отчаяния многих тысяч обездоленных, рабства, нищеты, МСС, ЛК, ДДС и много другого, что является непременным атрибутом жизни этих людей.

Я заметила, как одна женщина в строгом брючном костюме, встав из-за стола, направилась в дамскую комнату. Я мгновенно решила, что надо воспользоваться удобным моментом, поэтому торопливо сказала:

- Мальчики, сделайте заказ сами. Я соглашусь с вашим выбором. А сейчас, простите, мне необходимо вымыть руки.

Мои конвоиры понимающе кивнули, и я, прихватив сумку, быстрым шагом пошла в туалет. Остановившись у раковины, я пустила воду и подставила руки под горячую струю. Я нетерпеливо топталась на месте, ожидая, когда Высшая покинет кабинку.

Наконец я услышала шум воды из сливного бачка. Женщина вышла из кабинки и встала рядом со мной. Она ополоснула холеные руки и окинула меня безразличным взглядом. Я же, сдернув бумажное полотенце, вежливо обратилась к ней, имитируя французский акцент:

- Мадам, простите, пожалуйста, мою бестактность, но не подскажите ли вы мне есть ли в этом заведении телефон?

- Да, есть, - охотно откликнулась женщина. – Он всегда находится у администратора. А вам что, необходимо позвонить?

- Да. Но мой телефон остался в гостинице. Я приехала из Парижа. Я не хочу, чтобы мои друзья знали, что у меня в этом городе есть еще один знакомый мужчина. Мне срочно надо связаться с ним.

 Высшая понимающе улыбнулась и сказала то, что я надеялась услышать:

- Так возьмите мой, милочка. Мне не жалко.

- Ой, благодарю, мадам. Я всего минуточку поговорю с ним.

- Пожалуйста, пожалуйста… не торопитесь.

Недалекая Высшая протянула мне свой смартфон. Я быстро набрала номер Гольского. Гудки шли, но Павел трубку не снимал.

- Что, не снимает? – озабоченно и даже сочувственно спросила дама.

- Увы, нет, - разочарованно ответила я и с сожалением вернула смартфон.

- Ничего, позже дозвонитесь, - успокоила меня женщина и оставила одну.

Да, моя попытка предупредить Павла оказалась неудачной. И пока придется с этим смириться.

Я посмотрела на себя в зеркало, нацепила на лицо улыбку и торопливо вернулась в зал, чтобы не вызывать у моих спутников лишних подозрений.

- Мы тебя уже заждались, Женя. У тебя все в порядке? Ты хорошо себя чувствуешь? - Озабоченно поинтересовался Нырков, внимательно всматриваясь в мое лицо.

- А что, похоже, что у меня что-то болит? – нагло вопросом на вопрос ответила я и быстро сменила тему: – И давайте уже есть, а то при виде этих голубцов у меня слюнки текут.

Кузнецов ухмыльнулся и налил в свой бокал воды, а потом предложил воды и мне. Но я отрицательно покачала головой, щедро полила голубцы сметаной и принялась за еду.

Как ни странно, за обедом мы втроем мило болтали о погоде, о голливудских премьерах (мои собеседники были довольно хорошо осведомлены о них) и предстоящей зиме, которая по прогнозам синоптиков должна быть стать самой холодной за последние сто лет.

Я исподтишка наблюдала за Кузнецовым. Майор разговорился, его бледное лицо слегка порозовело, и он даже пару раз умудрился улыбнуться. Как ни странно, майор оказался приятным собеседником и весьма неглупым человеком.

В общем и целом, обед был вкусным, общение с Нырковым и майором приятным, и я с большим сожалением покинула теплый зал этого милого ресторанчика.

Забравшись в машину, я осторожно поинтересовалась у Ныркова:

- Сергей, не мог бы ты отвезти меня в какую-нибудь кондитерскую?

- Зачем? – удивленно приподнял брови Нырков. – Тебе десерта не хватило?

- Нет. Я хочу купить детям пирожных.

- Каким детям?

- Послушникам, которые живут в доме Анны Станиславовны, - пояснила я.

- Я думаю, вам не стоит этого делать, - строго вставил майор.

- Почему? – удивилась теперь я.

- Потому что им запрещено принимать подарки и сладости от других людей, кроме тех, что им дает сама госпожа Бельская.

- Но мне-то она разрешит побаловать детей сладкой выпечкой… надеюсь…

- Это вряд ли, - вклинился Нырков. – Даже если ты и привезешь пирожные в дом, надзирательница их либо выбросит, либо съест сама. Так что, дорогая, не утруждайся. Этот номер в доме Анны Станиславовны не пройдет.

- Очень жаль, - вздохнула я.

- Не переживай. Дети у Бельской не голодают, - поставил точку в этом неприятном разговоре Нырков.

Дорога в «Грачи-2» обошлась без приключений. На КПП нас никто не проверял и машину не досматривал. Нырков довез нас с Кузнецовым до особняка Бельской и быстро распрощался.

Оказавшись на улице, майор Кузнецов вновь стал хмурым, сосредоточенным и молчаливым. Он проводил меня до моей комнаты и ровным, без эмоций голосом сказал:

- Ужин в 18-30. Не опаздывайте. Прощайте.

- Так мы с вами больше не увидимся?

- Нет, - отрезал майор, отведя взгляд в сторону.

- Ну, прощайте. Рада была с вами познакомиться.

Майор кивнул головой и зашагал по коридору к лестнице.

Я вошла в спальню и осмотрелась. Здесь все было по-прежнему и все мои вещи были на своих местах. Но что-то изменилось, и я не могла понять, что именно. Возможно сама атмосфера спальни, возможно переменилась я сама. Не знаю. Но у меня было такое чувство, будто Судьба вновь провела черту между вчера и завтра. И сейчас я стою как раз на ней, этой черте. А перешагнув ее, я навсегда изменю свою жизнь.

Я вздохнула и посмотрела на часы. У меня есть еще около полутора часов до встречи с хозяйкой дома. Хватит времени принять душ, собрать вещи и даже обновить макияж.

Завтра я уеду в Неверск и проведу еще несколько дней с друзьями. И завтра же я закажу билет до Женевы на понедельник. Там меня встретит Олаф и моя жизнь вновь войдет в прежнее русло.

 

10.

Спустившись в столовую, я обнаружила, что Анна Станиславовна еще не появлялась. Стол был накрыт, но ни детей, ни надзирательницы Светланы в просторной комнате не было. От нечего делать, я подошла к массивному комоду и начала рассматривать фотографии, расставленные на нем. Вот Бельская в компании студентов. Вот она стоит рядом с ГГ на фоне его резиденции. Вот она озабоченно что-то читает с планшета, а рядом с ней, словно надутые индюки, сидят члены правительства. А вот она под ярким зонтиком у своего бассейна. Бельская улыбается своей жабьей улыбкой.

- Добрый вечер. Простите за опоздание.

В столовую вплывала хозяйка дома. Следом за ней, словно преданная собачонка, тащилась Светлана.

- Здравствуйте, Анна Станиславовна, - вежливо поздоровалась я и обратила внимание, что Бельская очень бледна и, кажется, чем-то расстроена.

- Прошу к столу, госпожа Свенсон.

Анна Станиславовна указала рукой на мое привычное место за большим столом, за которым я уже имела честь сидеть.

- Подавайте, - приказала «барыня» и в столовую, как и прежде, стали тихо входить дети с подносами в руках.

Бельская уселась на свой стул и жестко посмотрела на меня. Ее взгляд был неприятным.

- Ну, как вы отдохнули? Какие у вас остались впечатления от пребывания в Столице? Вы обдумали мое предложение? – с места в карьер кинулась задавать вопросы хозяйка дома.

- Прежде чем ответить, я могу задать вам вопрос?

- Можешь спрашивать, о чем угодно, Женя, - великодушно разрешила Бельская, опять переходя на «ты»: – Я отвечу на все.

- Тогда скажите мне, почему среди этих детей, прислуживающих нам, я не вижу Варю?

- Я отправила ее назад в ДДС, - равнодушно ответила хозяйка.

- Почему? – быстро выпалила я.

- А почему это волнует тебя, милая?

- Потому что мне понравилась эта девочка и меня беспокоит ее судьба, - честно ответила я.

- Правда? Надо же! – воскликнула Бельская, всплеснув пухлыми ручонками. – Не думала я, что ты такая сентиментальная, Максимова. Ну да ладно… объясню. Я отправила девчонку в ДДС, потому что она ленива, навязчива и непослушна. Ее уже вряд ли можно исправить. А я не желаю тратить свое драгоценное время на детей, которые не поддаются воспитанию.

- Вы хотите сказать муштре? – уточнила я.

- В муштре, как ты выразилась, Женя, я не вижу ничего плохого. Что еще тебя интересует?

- Больше ничего.

- А разве тебя не заинтересовали наши достижения? Неужели ты не хочешь знать, как мы избавились от коррупции? Как работают наши госучреждения и суды?

- Об этом, Анна Станиславовна, догадаться не трудно, - ровно ответила я. - Вы мастерски обустроили все так, что люди просто не имеют возможности общаться с чиновниками лицом к лицу. Полагаю, что и суд вы вершите через сеть. Поэтому граждане Элитарии не могут рассчитывать на справедливый исход своих дел. Мне кажется, что таким образом вы избавились и от коррупции. Нет личных контактов, нет и взяток.

- Ты права, - добродушно согласилась Главный Идеолог Страны. - Мы действительно убрали все лазейки для дачи взяток. И чиновники, и судьи боятся оказаться среди Лишних и Послушников. Страх - это мощнейшее оружие для предотвращения подобного рода преступлений. А наши элиты живут в изобилии и им нет нужды покупать кого-то. И, кстати, мы и крупному бизнесу пошли навстречу. Теперь нам нет нужды сажать бизнесменов в тюрьму или отправлять в ЛК за экономические преступления. По своему желанию, они либо передают свой бизнес в другим людям, на которых укажет ГГ. Либо сразу платят приличные отступные в размере, установленном его СпецУказом.

- Допустим. Но все же, как вы осуществляете правосудие?

- Очень просто. Суды проходят без участия обвиняемых. Если правонарушение, совершенное ими незначительно и не наносит вреда государственному строю, то такие дела рассматривает один судья. В этом случае обвиняемый получает приговор через «Look-Book» и исполняет его. Штрафы, общественные работы, сутки – это те наказания, которые граждане охотно исполняют, потому что они хотят остаться в статусе Средних или Низших. А вот с более сложными делами разбираются судейские тройки. Но преступнику, находящемуся под стражей тоже нет нужды присутствовать в зале суда. Приговор доставят ему прямо в камеру. Представляешь эту картину? – Бельская чуть не захлебнулась от смеха, а успокоившись, серьезно добавила: - Наши судьи решают все быстро, без многомесячной волокиты и лишнего бумаготворчества. К тому же экономятся большие средства. И мы их отправляем на более значимые для нас цели.

- Но как же презумпция невиновности? Защита, адвокаты, прения сторон, суд присяжных? И гласный суд в конце концов? Разве люди не заслуживают честного и объективного разбирательства?

- Ах, госпожа Свенсон! (Манера Бельской перескакивать с «ты» на «вы» уже начинает раздражать). Оставьте устаревшее буржуазное право в покое! В этом вопросе мы далеко ушли вперед. И наше общество стало чище и здоровее. Мы с корнем выкорчевываем преступность. У нас ее почти нет.

- Ну хоть веру-то вы людям оставили?

- Веру? Да пусть верят во что угодно, только пусть не высовываются и не ведут пропаганды своих взглядов! Мы весьма толерантны. Однако, государственной верой мы считаем православное христианство. Так что пусть народ ходит в храмы и молится на здоровье. Но главный наш культ– это культ Закона. Наши граждане обязаны слепо повиноваться ему, как, впрочем, и административным распоряжениям ГГ. У нас сильная власть, сильнее народной, или проще сказать тверже и сильнее неорганизованной толпы. Потому-то у нас и сильное государство. А кто с этим не согласен, то, милости просим в ЛК!

- Но это же чистой воды легизм! Вы отбрасываете свою страну черт знает куда! И общество, построенное на страхе и тотальном контроле, не имеет будущего! – громко воскликнула я.

- Вы так думаете? И не надо горячиться, голубушка. Могу заверить вас, что вы глубоко ошибаетесь. Дисциплина и страх уже стали для нашего общества нормой жизни. И только страх позволяет нам контролировать все сферы жизни в стране, не прибегая к крайним мерам.

Бельская замолчала, словно выдохлась. Она сидела, уставившись в одну точку и не прикасалась к еде. Через некоторое время она подняла на меня глаза, а затем тихо, почти вкрадчиво, произнесла:

- Вот вы говорите, госпожа Свенсон, легизм… а разве Китай не является сейчас второй экономикой мира? Разве послушание, строгая дисциплина и дешёвая рабочая сила не позволили этой стране стать очень богатой и оказывать влияние на мировую политику? Однако, давайте вернемся к главной теме нашей встречи. Я повторяю свой вопрос: какое решение ты приняла? Тебе понравилось у нас? Ты готова влиться в наше общество и принять его? Ты готова служить ГГ?

- Думаю, что вы знаете ответ, Анна Станиславовна, - твердо ответила я. - У меня и в своем журнале много работы. Да и в деньгах я не нуждаюсь.

- Да-а-а, - протянула Бельская и откинулась на спинку стула. В ее голосе сквозило легкое разочарование. - Я предполагала, что ты можешь ответить именно так. Жаль…

Бельская встала из-за стола и принялась вышагивать по гостиной, заложив руки за спину.

- Так вы не хотите писать о нас. Вы не хотите лгать…

Бельская приостановилась и холодно посмотрела на меня. От ее взгляда я поежилась.

- Вот вы сейчас, госпожа Свенсон, сидите передо мной такая возмущенная, негодующая и переполненная праведным гневом. Вам как будто тошно от увиденного в нашей стране. Вы были полны пессимизма, когда посещали концерн «ЭЛЛИ» и ПВТ. Вас ничем нельзя было заинтересовать. Вы с самого первого дня приезда к нам встали на сторону отребья. А знаете почему? – Бельская уперлась в меня своим ледяным взглядом. - Потому что ты, Максимова, сама недалеко ушла от Гольских и им подобным. Да, ты много лет прожила в тихой и сытой Европе. Приобрела лоск и манеры. Выпускаешь свой журнал и зарабатываешь неплохие деньги. Но нутро твое осталось прежним. Непокорным и гнилым. Если бы ты была гражданкой Элитарии, я бы с тобой быстро разобралась и поставила на место, надлежащее тебе. Но у меня, к сожалению, связаны руки. И тем не менее…  - Бельская вновь начала ходить взад-вперед по столовой. - Я не жалею потраченного на тебя времени. Своим поведением ты лишь подтверждаешь мое стойкое убеждение в том, что если человек рожден в говне, то должен там и оставаться. Ты приехала к нам из улья, который не смолкая жужжит о демократии, свободе, морали и общечеловеческих ценностях. Но это лишь слова, произносимые с высоких трибун. А избитые фразы о том, что «мы все равны» и «имеем право на достойную жизнь» - это банальная и примитивная говорильня о понятиях, не существующих в природе в принципе. Они не имеют под собой реальной почвы и реальной правды. А правда в том, что ты и тебе подобные просто не хотите, или боитесь признать, что ваше общество тоже построено на лжи. Вы так же служите знатным и богатым, приумножая их богатства. Вы живете иллюзией, что всего в жизни добиваетесь сами. Стоящие над вами, просто разрешают вам так думать. В вашем улье есть и нищие, бомжи, преступники и прочие отбросы общества. Вы не можете победить ни преступность, ни наркоманию, ни терроризм. Но вы продолжаете учить жить других, навязывая и насаждая только свое видение мира. И не потому что вы хотите осчастливить других, а потому что хотите власти над другими.

Бельская приблизилась ко мне и положила одну руку на стол, а второй уперлась в спинку моего стула. Она нависла надо мной как скала и почти прошипела, подобно змее, готовящейся к броску:

- Вот ты, милая, нас обвиняешь в эксплуатации и осмеливаешься критиковать наш уклад жизни. Но вы, демократы, точно так же беспардонно эксплуатируете тех, кого вам удалось склонить на свою сторону. Вас не интересуют люди. Вас интересует дармовая рабочая сила, недра и богатства тех стран, в которых вы насаждаете свой образ жизни. Поэтому не надо сейчас смотреть на меня как на сумасшедшую и этакую угнетательницу и преступницу. Ты и тебе подобные сами преступны в своих мыслях и действиях. Но я все же надеюсь, что ты не посмеешь ни на миллиметр преступить наши законы. Но, если ты подашь мне хоть малейший повод…

Не закончив фразу, Бельская остановила свою пафосную речь и выпрямилась. Мне показалось, что она даже стала как-то выше ростом. Главный Идеолог Страны дышала непримиримой ненавистью и превосходством. Если бы она могла сейчас уничтожить всех отступников и еретиков она не сомневалась бы ни на минуту.  В то же время я почувствовала, что она утомлена словно выдохлась.

Анна Станиславовна направилась к своему месту. Ее походка стала тяжелой, а дыхание прерывистым и свистящим. «Барыня» грузно опустилась на стул и напористо заговорила вновь:

- Вот ты кажешься себе умной. Ты самоуверенно думала, что сможешь перехитрить меня. Но ты, видно, забыла с кем имеешь дело. И не обольщайся, Максимова. Твой фокус не удался. Вместе с тем… мы позволим тебе пробыть в стране до условленного срока. Но ты находишься и будешь находиться под нашим пристальным контролем. Ты не принимала меня всерьёз. И напрасно. И не делай сейчас невинное лицо и не строй из себя непорочную девственницу. Заруби себе на носу: ты не способна здесь никого обмануть. Здесь не дураки держат власть… Это, надеюсь, тебе понятно?

Бельская придвинула к себе тарелку с остывшим ужином и поковыряла вилкой спагетти. Но потом раздраженно бросила прибор на стол.

- Уберите, ужин остыл, - зло приказала она и устало обратилась ко мне: - Когда желаете вернуться в Солнечногорск, госпожа Свенсон?

- Если возможно, то завтра утром.

- Для нас ничего невозможного нет. Завтра Нырков отвезет тебя. Что ж… Ты, Максимова сделала свой выбор. Я все же надеялась, что ты патриотка своей страны. Но, вижу, жизнь на Западе развратила тебя сильнее, чем я предполагала…

Главный Идеолог Страны встала, давая понять, что разговор окончен. Она величественно выплыла из столовой, поманив пальцем надзирательницу за собой. Я услышала, как Бельская приказала Светлане подать ужин в свою комнату.

Дети, все это время безмолвно стоявшие у стен столовой и от страха не смевшие даже пошевелиться, начали быстро собирать посуду. Спустя минут десять гостиная опустела. А я, оставшись одна, старалась собраться с мыслями.

Главное было сказано и все точки над «i» расставлены. Риторика Бельской ужасала. Главный Идеолог Страны умело жонглировала фактами и научилась здорово ими манипулировать. Своими лживыми постулатами она набрасывала непроницаемый покров на страшную действительность, убеждая себя и всех в своей правоте.

На что она рассчитывала? На то, что за три дня ей удастся обратить меня в свою веру и сделать послушной марионеткой? Но ведь она далеко не дура и должна была понимать, что это невозможно. А может она уже привыкла к слепому подчинению и элементарно не понимает, что у других людей может быть свое мнение, отличное от ее собственного?

Да, власть развращает. Безальтернативное принятие решений, моментальное исполнение абсурдных желаний и неограниченная власть, застили глаза этой влиятельной особе и лишили ее возможности видеть вещи такими какие они есть. Власть – это наркотик, разъевший ее мозг и ослепивший разум. Она стала слепой и глухой. И как же она сейчас разочарована! И что предпримет, чтобы наказать меня за непослушание и за то, что я не оправдала ее надежд?

Бельская до последнего пыталась промыть мне мозги. Она попыталась меня купить. Интересно, сколько она готова была заплатить за мою лояльность и ложь? Я не сомневалась в том, что в стране есть немало способных журналистов, которые пошли на сделку с совестью и работают на власть. В многочисленных командировках мне приходилось сталкиваться с подобными типами, верой и правдой служащим Императору Иконии. (Уверена, местные журналисты мало отличаются от иконийских). Эти хамелеоны с пеной у рта (как сегодня Бельская) доказывали, что лучше режима их страны нет и не может быть нигде и никогда. И в то время, когда народ бедствовал, они открыто покупали огромные яхты, шикарные дома и земли за пределами своей страны. Наглая и беспринципная ложь – вот их работа. И эта работа оплачивалась хорошо, просто отлично.

Бельская хорошо зная меня, должна была понять, что я никогда не буду у нее на посылках. И не смогу служить тварям не сомневающихся в своей исключительности и паразитирующих на жизни других людей. Моя вербовка была большой ошибкой Главного Идеолога Элитарии. Бельская не запишет победу надо мной в мерзкий реестр своих «великих» дел. И не будет восхищаться своим умом, изворотливостью, умением манипулировать людьми. И она не рискнет навредить мне. Она побоится огласки.

 

День восьмой.

11.

Следующим утром я покинула особняк Бельской со смешанным чувством. С одной стороны, я чувствовала облегчение, с другой – я была очень недовольна собой. Оказавшись на улице, я порадовалась тому, что двор пуст, а погода по всей видимости будет неплохой. Солнце старательно пробивалось сквозь облака и обещало мне теплый день. Без дождя, слякоти и промозглой сырости. Шоссе будет сухим, а это значит, что я без быстро и без приключений доеду до Неверска.

Прощаться было не с кем.  Я заторопилась к воротам, у которых уже стояла «Элли» Сергея. Сам же господин Нырков стоял возле машины, терпеливо ожидая пока я приближусь к нему.

Мы поздоровались, не выказывая никаких эмоций. Сергей поставил мой багаж на заднее сиденье и уселся за руль. Я пристроилась рядом с ним и застегнула ремень безопасности.

- Поехали? – обыденно спросил Нырков.

Я кивнула. Сергей быстро повел машину к КПП. Там нас никто не остановил и навстречу не вышел. Просто створки ворот бесшумно разъехались в стороны, и мы не останавливаясь выехали из поселка.

В душе я чувствовала себя побежденной и с горечью думала о том, что не смогла противостоять напору Гольской и не нашла нужных слов, аргументов и фактов, чтобы вступить с ней в полемику. Я снова и снова мысленно возвращалась к вчерашнему разговору. Я, запоздало, мысленно пыталась спорить с Главным Идеологом Страны. Я искала нужные факты и веские аргументы в защиту демократии, которых не нашла вчера. Мои мысли ворочались как тяжелые камни. И этот внутренний мысленный диалог страшно утомлял меня. Вскоре я перестала изводить себя и заниматься мазохизмом. Это издевательство над собой не принесет ничего хорошего, кроме потери энергии и внутренней дисгармонии. Поэтому я постаралась переключить свое внимание на пейзаж за окном.

Нырков на удивление был непривычно молчалив и не пытался завести разговор. Где витали его мысли мне не интересовало. Лицо господина Ныркова было совершенно непроницаемым, а взгляд устремлен только на быстро исчезающее под колесами «Элли» гладкое шоссе. Казалось, что Сергей Петрович потерял ко мне всякий интерес. Он просто выполнял работу водителя, который начинает говорить только тогда, когда его об этом попросит попутчик.

Как-то незаметно мы доехали до указателя, говорящего о том, что мы въезжаем на территорию Солнечногорской губернии. Я сразу же потянулась к заднему сиденью за дамской сумочкой. Поставив ее на колени, я выудила смартфон и набрала номер Мары. Пошли длинные гудки и (о, счастье!) Гольская ответила на звонок:

- Да, слушаю. Это ты, Женечка?

- Да, я, - радостно отозвалась.

- Мы все так переволновались за тебя! – быстро заговорила Мара. – Ты уехала и как в воду канула…

- Я звонила вам много раз. Но связи не было.

- Поняла. Как ты? С тобой все в порядке?

- Да. Не волнуйся. А вы в порядке?

- У нас все хорошо. Скажи, где ты уже находишься? Я хочу к твоему приезду на стол накрыть.

Я вопросительно взглянула на Ныркова.

- Нам еще ехать минут двадцать, - равнодушно сказал он, не отрывая взгляда от дороги.

- Ты слышала, Мара?

- Да, - сказала подруга и отключилась.

Я облегченно выдохнула. С моими друзьями все было в порядке. Но на самом въезде в город меня ждал неприятный сюрприз. У поста дорожно-патрульной службы стоял микроавтобус с моповцами. Несколько офицеров досматривали машины граждан, желающих попасть в Неверск. Образовалась очередь из пяти машин. Мы встали в ее хвост.

Моповцы приказывали людям покинуть автомобили, проверяли чипы, багажники и ручную кладь.

- Что происходит, как думаешь? – обратилась я к Ныркову наблюдая, как люди беспрекословно выполняют требования моповцев.

- Полагаю, что это просто обычные меры безопасности, - скупо ответил Нырков. И я не была с ним согласна. По всей видимости, власти уже начали подготовку к воскресным событиям и ведут учет всех людей, прибывающих в Неверск.

Когда подошла наша очередь, нас так же обыскали, просканировали чипы и прошмонали мои сумки. А потом дали разрешение следовать дальше.

Около часа пополудни, я сухо простилась с Нырковым и позвонила в домофон Гольских. Нырков уехал быстро, не выказав желания подняться к Гольским вместе со мной. Настаивать я не стала. Мне хотелось поскорее избавиться от него и без лишних свидетелей переговорить с Марой.

 

12.

Подруга уже стояла у раскрытой двери квартиры. Услышав мои шаги, она сбежала с лестницы и кинулась обниматься.

- Женечка, как мы с Пашей боялись за тебя! Я так рада, что ты жива и здорова!

-  Это ты загнула, подруга! Ну что со мной могло случиться, когда меня там так настойчиво опекали? Мы что, так и будем стоять в подъезде?

- Нет-нет, пойдем в дом. И давай свою сумку.

Мара вырвала у меня из рук дорожную сумку, и довольная побежала по ступенькам к квартире. Я двинулась за ней.

Оказавшись в квартире, Мара пошла в кухню разогревать обед, а я переоделась и присоединилась к ней. Когда мы уселись за стол, подруга весело поинтересовалась:

- Как там Столица? Как Бельская? Где была, что видела?

- Я обязательно расскажу о своих столичных приключениях. Их было немало. Только… - я сделала короткую паузу, не зная, в какой форме преподнести подруге неприятную новость и поделиться сомнениями (нет, уверенностью) относительно предательства Ныркова. - Только сейчас я хочу с тобой поговорить о другом…

Мара понимающе посмотрела на меня и приложила палец к губам.

- Погоди! Я забыла кое-что принести.

Гольская вскочила со стула и выбежала их кухни. Когда она вернулась назад, в ее руках был октаэдр, свойства которого я уже знала. Мара пристроила устройство на столе и активировала его.

- Теперь выкладывай! Нас не услышат.

Я очень подробно рассказала Гольской обо всем, что произошло в Столице, а потом прямо, без всяких намеков и уверток призналась, что считаю Ныркова предателем.

- Не может быть! Это не может быть правдой! Он дружит с нами давно и сотрудничает с нами тоже очень давно. Без него мы не смогли бы создать нашу группу и связываться с оппозиционерами в Столице и других городах. Нет! Не может быть!

Вид у Мары был такой ошарашенный, что мне даже стало жаль ее. Она нервно закурила, а потом как-то сникла и тихо проговорила:

- Надо предупредить Пашу, Игоря и всех остальных… Ты кушай, Женечка, пожалуйста… Представляю, как в гостях у Бельской тебе не лез кусок в горло. Кушай…

Мара затушила сигарету и вышла из кухни. Спустя десять минут она вернулась и сказала:

- Все. Паша в курсе. Правда, он тоже сомневается в том, что Нырков не тот, за кого выдает себя. Но он никогда не игнорирует сведения, которые к нему поступают. И это удар для всех нас.

- Да, согласна. Это ужасно. Но что вы будете делать дальше? – тревожно спросила я.

- Паша скажет нам сегодня вечером. Ты же помнишь, надеюсь, что мы собирались навестить Игорька?

- Помню и очень хочу его увидеть. Но не опасно ли это?

- Напротив, нам теперь просто необходимо встретиться с ним. И мы уже давно записались на это свидание с сыном. Так что эта встреча не должна вызвать у них подозрений.

Мы молча продолжили обед. Я заметила, что Мара о чем-то сосредоточенно думает. И только собрав со стола посуду, она спросила:

- Ты уже заказала билет на самолет?

- Нет, пока. Но собиралась это сделать сегодня. Собственно, сам-то билет у меня уже есть. Мне нужно только подтвердить дату вылета. Я планирую, улететь в понедельник вечером.

- А ты не хочешь улететь завтра?

Я вопросительно взглянула на подругу.

- В субботу?

- Да. Судя по тому, что у въезда в город уже стоят посты, они начали готовиться заблаговременно, - уверенно заговорила Гольская, - и тебе лучше покинуть город завтра, пока все не началось…

- Нет. Я улечу в понедельник, - твердо отрезала я.

- Но находясь здесь, с нами, ты сильно рискуешь. Пребывание в Элитарии слишком опасно для тебя. Бельской не понравилось, что ты вернулась к нам. А она, как ты знаешь, все помнит и ничего не прощает. Я даже удивляюсь, что она вообще выпустила тебя из Столицы. И это плохой знак. Очень плохой, Женя!

- Не думаю, что все обстоит так мрачно, как ты себе рисуешь. Я не согласилась работать на нее, и она потеряла ко мне всякий интерес, - я попыталась убедить себя и Мару в вещах, которые все же вызывали сомнения. И большие.

- Но она угрожала тебе! Причем открыто! С этим шутить не стоит, - продолжала настаивать на своем Гольская.

- Не забывай, Мара, - парировала я, - что я подданная Швейцарии, а она не захочет скандала.

- Не будь такой наивной, Максимова! Для нее нет разницы, кого убирать. Она легко расправляется со всеми, кто не дует с ней в одну дудку. К твоему сведению, у нас люди пропадают очень часто и иностранцы в том числе. Так что… Так что, подруга, иди и заказывай билет на завтра. Не упирайся, прошу тебя, Женечка! Паша тоже считает, что тебе следует уехать. Только мы не сможем завтра отвезти тебя в аэропорт. Пашка будет на работе, а меня, что очень странно, срочно вызвали на работу. Якобы, в восемь утра какой-то срочный педсовет.

- Причину объяснили?

- Нет. Но полагаю, что директриса строго-настрого прикажет в воскресенье сидеть дома. А это значит, что они упреждают события и уже начали запугивать людей.

- Похоже на то… Но я своего решения не изменю, Мара. Я ведь еще не купила своим сувениры и подарки. А как без подарков ехать домой? Никак нельзя-с. Нет-с.

Мы переглянулись.

- Да, Максимова, чувствую, что на мои уговоры ты не поддашься, - неохотно сдалась Гольская и добавила: - Иди-ка отдохни с дороги, а я пока помою посуду и соберу для Игорька посылочку.

 

13.

Сиротский дом, где с шести лет жил Игорек Гольский, расположился на территории старой воинской части в пяти километрах от Неверска.

Было уже совсем темно, когда мы подъехали к ДДС. Стоянка, обустроенная на против железных ворот с красной облупившейся звездой, была пуста. Гольские привычно пошли к проходной. Я бодро шагала за ними, пытаясь подготовить себя к встрече с мальчиком. В проходной мы застали только одну охранницу. Грузная невысокая женщина в моповской форме приветливо ответила на приветствие Гольских. Я поняла, что они давно и хорошо знакомы. Поэтому нисколько не удивилась, когда дежурная, скорее ради проформы, чем исполнения служебных обязанностей, сказала с улыбкой на красиво очерченных губах:

- Предъявите чипы, пожалуйста, а вы, женщина, - охранница с любопытством посмотрела на меня, - раскройте свою сумку.

Бегло пробежав сканером по нашим чипам, она даже не глянула в мою дамскую сумочку.

- Есть что-то незаконное? Холодное оружие, наркотики? – равнодушно поинтересовалась она.

Я отрицательно помотала головой.

- Нет, Татьяна Андреевна. Ничего этого нет. Только еда для мальчика, - нетерпеливо ответила охраннице Мара и с мольбой заглянула ей в глаза.

- Понимаю. Не терпится. Он в гостевой. Проходите.

Мара счастливо заулыбалась и пройдя через турникет, заторопилась к выходу.

Территория ДДС №5 представляла из себя комплекс зданий, приспособленных под жилые помещения и столовую. В бывших казармах с толстыми стенами теперь находились спальни детей. В штабе расположилась администрация ДДС и школьные классы. Весь комплекс был обнесен каменным забором с колючей проволокой. Окна всех без исключения зданий были забраны толстыми решетками. Сравнение с тюрьмой напрашивалось само собой. И если вдуматься, то это и на самом деле была тюрьма для детей, волей Судьбы ставших Послушниками. Дети были разделены по возрастам. Об этом гласили таблички на дверях зданий. Редкие фонари бросали скупой свет на чистую дорогу и тротуары без единого опавшего листика или бумажки. Я вертела головой по сторонам, стараясь все хорошенько рассмотреть. Естественно, здесь были и щиты, призывающие детей верно служить ГГ и соблюдать дисциплину, а также камеры слежения. Они были натыканы почти на каждом сантиметре по краям дороги и у входа в казармы.

Во дворе двухэтажного здания, к которому мы подошли, не было ни одной живой души. Видимо в это время детям запрещалось выходить на улицу.

В корпусе, где проживал Игорь и рабы-подростки, тоже был пост охраны. В торце коридора стоял обычный стол, за которым восседал моповец. Мне показалось, что и он дружески расположен к Гольскому. Седой, предпенсионного возраста мужчина поднялся к нам навстречу. Он пожал руки Павлу и Маре, а мне просто кивнул.

- Следуйте за мной, - сказал моповец и привел нас в небольшую комнату, где у окна стоял невысокий молодой человек в серой робе. Завидев родителей, юноша кинулся к ним. Все трое обнялись.

- Как я вас ждал, - услышала я голос юноши, тембром напоминающий голос Павла в молодости. Да и внешне Игорь оказался полной копией отца. Только мальчик был ниже ростом и очень худеньким.

Я деликатно стояла в стороне, давая возможность Гольским насладиться долгожданной встречей. После бурных объятий и счастливых восклицаний, Паша наконец представил меня сыну:

- Игорек, это Евгения Ильинична, наша с мамой давняя подруга.

Игорь выбрался из объятий родителей и подошел ко мне:

- Здравствуйте, - сказал парень и протянул мне руку.

Рукопожатие Игоря Гольского было по-мужски крепким. Я почувствовала мозоли на его ладонях.

- А можно, Игорь, я тебя обниму?

- Ну, конечно, - рассмеялся юноша и прильнул ко мне. – Я очень рад с вами познакомиться.

- И я.

Я хотела еще что-то сказать, но неприятный ком сдавил мне горло. Я закашлялась, а потом добавила:

- Я помню тебя таким крохой (и попыталась изобразить руками каким именно). А теперь ты уже совсем взрослый мужчина.

- Здесь взрослеют рано, - с горечью произнес Игорь. – Вы надолго в Неверск?

- Еще побуду пару дней…

- Слушайте, хватит болтать, - остановила наш диалог Мара, расставляя на грубом деревянном столе кастрюльки и тарелки. – У нас мало времени. Иди, Игорек, поешь, пока все не остыло.

Мы дружно расселись за столом и наблюдали как ест Игорь. Паша с любовью смотрел на сына. Давно пережитая боль все еще струилась из его глаз, но в то же время я понимала, что ему не терпится поговорить о делах.

Когда Игорь утолил голод, Павел вытащил из кармана куртки октаэдр и поставил его в центр стола.

- Мы уже может идти? – спросил Игорь.

- Да, сынок, идем.

Мы все поднялись и вышли в коридор. Моповец сделал вид, что что-то читает с планшета. Мы торопливо дошли до конца коридора и начали спускаться в подвальное помещение. Немного пройдя по темному проходу свернули вправо и двигались куда-то довольно долго, пока не остановились у железной двери. Игорь достал из кармана брюк ключ и открыл замок. С помощью Павла он толкнул тяжелую дверь, и мы оказались в просторном помещении, заставленном какой-то аппаратурой и столами с компьютерами. Я насчитала пять столов. Значит, пять человек или больше, могли работать здесь, сменяя друг друга. У одной стены, не занятой аппаратурой стоял старенький разваливающийся диванчик. Мы расселись кто куда, и Павел поинтересовался у сына:

- Вы все доделали?

- Да. Мы готовы.

- Как настроены ребята?

- Как всегда. По-боевому. Мы взломали личные коды всех семей и убрали регистрационные номера со всех компов и смартфонов. Сегодня ночью, надеюсь, перекроем кислород троллям из МСС, чтобы они не могли считывать комменты людей и вбрасывать фейки. Они уже достаточно поработали по выявлению наиболее возмущенных пользователей сети. Хватит с них!

Игорь яростно взмахнул рукой. Я опять увидела в мальчике своего друга. В молодости Пашка так же остро реагировал на несправедливость и подавление воли других.

- Это хорошо, просто замечательно! – воскликнул Павел и поинтересовался: - Когда в последний раз с вами связывался Нырков?

- Три дна назад, - подумав, ответил Игорь. – Мы даже были удивлены его молчанию. А что?

- Есть опасение, что Нырков предал нас. Он все это время работал на МСС. Поэтому свяжитесь с другими хакерскими группами и предупредите всех. А это сообщение, - Павел достал из кармана куртки лист бумаги и передал его сыну, - отправьте в центр. Все наши группы должны прекратить связь с Нырковым. Будьте осторожны и внимательны.

- Хорошо, папа. Да, наших в воскресенье будет много. Мы всем своим корпусом будем на площади. Некоторые учителя и надзиратели помогут нам выйти из казарм и добраться до города. Там мы рассредоточимся и сольемся с другими. Одежду нам уже собрали.

- Сынок, прошу тебя, будь осторожен и ребятам своим скажи, чтобы не лезли на рожон, - проговорила Мара. – Я очень боюсь за тебя и за других детей.

- Не надо бояться, мама. Мы уже не дети и свое отбоялись. С нас хватит!

- Да, сынок, с нас хватит, - поддержал сына Гольский. – Пора тебе уже вернуться домой. И знаешь, сын, я очень горжусь тобой!

- А я тобой, отец.

Гольский пересел к сыну и крепко обнял его. А я смотрела на них и мое восхищение этими двоими было безгранично. Я даже не могла представить себе насколько сложно было Павлу вопреки всему воспитать в мальчике человека и сделать своим другом, помощником и единомышленником.

В это время в тайную комнату начали заходить друзья Игоря. Ребята рассаживались за компьютеры, и я поняла, что они проведут здесь всю ночь.

- Отец, вам пора, - с сожалением сказал Игорь. – Вас проводить?

- Нет, сынок, наверх мы поднимемся сами. Дорогу я хорошо знаю. Работайте.

Мара подскочила к сыну и начала его целовать, но Игорь, стесняясь друзей, отстранился и тихо сказал:

- Я уже скоро буду дома, мамочка. Береги себя и папу. И передай Ладе, что я люблю ее и что мы скоро встретимся.

- Хорошо, сынок, передам.

Глаза моей подруги увлажнились. Я хорошо ее понимала. На прощание я тоже обняла Игоря и тихо на ухо сказала:

- Когда все закончится, вы всей семьей обязательно приедете ко мне в гости. И я с большой радостью познакомлю тебя со своими детьми. Согласен?

- Конечно, тетя Женя. Буду очень рад.

Конечно, мы неохотно покидали тайное убежище Игоря. Моповец по-прежнему листал страницы планшета. Мы быстро собрали Марины кастрюльки и отключили девайс.

На обратном пути Гольский расписался в журнале посещений и простился с охранником. Так же быстро мы прошли и через проходную.

Мы остановились у машины и закурили. Я повернулась к Гольскому и серьезно спросила:

- Паша, как тебе удалось сохранить с сыном такие прекрасные отношения? И как ты смог наладить контакты с местной охраной?

- Понимаешь, Женя, все выстраивалось годами. Здесь тоже много честных и порядочных людей. Есть, конечно, и сволочи. Но многие не утратили доброты и сочувствия к детям. Года три тому назад, когда представился случай, я мог организовать Игорю побег. Но знаешь, что? Он отказался. Я тогда не понял, почему он не хочет бежать из этой тюрьмы. Он объяснил мне, что не хочет бросать своих друзей и если соберется бежать, то только со всеми. Тогда я и рассказал ему, что есть группа людей очень недовольных режимом и что я возглавляю ее. Он очень обрадовался тому, что мы понимаем друг друга и разговариваем на одном языке. Представляешь, Женя, мальчик, подросток, говорил со мной как с равным! Он думал и чувствовал, как я.

- Он же твой сын, Паша! – вставила я.

- Да. Он мой сын, - с гордостью сказал Паша, обнял Мару за плечи и добавил: - Он наш сын!

Мара улыбнулась и спросила:

- Ну что, домой?

Она на мгновение умолкла и засмеялась:

- Что б вы знали, у меня дома припрятана бутылочка вина. Поехали?

- Да, - бодро согласились мы с Пашкой.

Жизнь вновь заиграла радужными красками. Думать о будущем и говорить о трудностях, с которыми нам предстоит столкнуться не хотелось. Мы были полны надежд.

  

День девятый.

14.

Я не знаю сколько часов проспала в эту ночь. Я часто просыпалась от собственных стонов. И всякий раз, когда я засыпала вновь, мне снился один и тот же кошмар. Бельская, с ужасной миной на бледном, почти белом лице с садистским удовольствием изощренно истязает меня. Я сижу, привязанная к железному стулу и не могу пошевелиться. Но не смотря на невыносимую физическую боль, которую я испытываю, меня больше всего пугает не сама Бельская, а люди, окружившие нас плотным кольцом. Все они в черных балахонах и масках с прорезями для глаз. Они не двигаются и молча наблюдают за моей пыткой. Моя боль все нарастает и нарастает, а неестественно алая кровь от многочисленных порезов на лице и теле, тоненькими струйками стекает по рукам и ногам. Тошнотворный запах крови становится уже непереносимым. Я замедляю дыхание, чтобы как можно реже этот мерзкий запах проникал в мои легкие.

Липкий, навязчивый и нескончаемый кошмар…

Потом я как бы со стороны вижу свои испуганные глаза, черный провал рта и всклоченные волосы. Одновременно я слышу удовлетворенные всхлипы Бельской, снова и снова наносящей мне удары окровавленным ножом. Ее глаза фанатички безжалостны и непримиримы. Я тщетно пытаюсь разорвать путы, сковывающие мое тело. Но при каждом движении они все сильнее впиваются в мое тело. Потому что это уже не толстые веревки, а колючая проволока, острые шипы которой разрывают меня на части.

Потом я слышу чей-то дикий вопль и понимаю, что это мой собственный крик.

 И от этого яростного крика я проснулась.

С трудом разлепив глаза, я осмотрелась по сторонам и с облегчением осознала, что лежу на мягкой кровати Гольских. И нет людей в черном, нет ненавистной Бельской. А есть лишь привычная милая обстановка уютной спальни моих друзей.

Я вспомнила, что сегодня суббота и что в квартире я одна. Лада в школе, Пашка на работе. А Маре еще вчера сообщили, что она должна явиться на внеочередное заседание педсовета, назначенное на восемь утра.

 Это был первый день моего странного отпуска на родине, когда я осталась в полном одиночестве.

Я встала с кровати и прошлепала в ванную комнату. Открыв кран, ополоснула лицо холодной водой и вслух произнесла: «Куда ночь – туда и сон». Затем посмотрела на себя в зеркало. Лицо было зеленоватым. Ночной кошмар мрачной тенью отражался в глазах. Еще не совсем исчез страх и страдания от перенесенной ночью боли. Я наклонилась над раковиной и умыла лицо, но легче не стало. Тогда я встала под душ.  Его холодная и сильная струя наконец привела меня в чувство.

Я с аппетитом позавтракала, выпила две чашки кофе и решила включить телевизор.

В течение всего отпуска мне так ни разу не пришлось посмотреть местное телевидение. Мара как-то хвалилась, что TV Элитарии давно перешло на цифровую трансляцию, поэтому картинка на экране всегда яркая и насыщенная цветом. Я легко отыскала пульт управления и включила первый канал… затем второй… третий… И с удивлением обнаружила, что по всем государственным каналам транслировалась одна и та же новостная программа. Красивая дикторша хорошо поставленным голосом жизнерадостно вещала о том, что Правительством принято решение о поголовном участии всех граждан страны в предстоящем голосовании на выборах ГГ. То есть теперь должны голосовать не только граждане, достигшие восемнадцатилетнего возраста, но и дети от самого рождения. (Признаюсь, в этот момент я громко расхохоталась, представив себе картину, как детишки в колясках опускают свой бюллетень в урну для голосования). Но, продолжила счастливая дикторша, чтобы упростить систему голосования, Правительство рекомендует проголосовать только одному члену семьи за всех. Послушники и Лишние тоже будут обязаны участвовать в голосовании. В случае отказа, эти категории граждан будут переведены в Списанные и незамедлительно отправлены в ЛК. (Вот так-то. ГГ теперь будет получать 100% голосов от 100% граждан страны. Круто!).

 Меня передернуло от отвращения. Я принялась нажимать все кнопки пульта. Старые киноленты о войне сменялись фильмами о революции 1917 года. Не обошлось без сериалов о «честных» ментах, концертов народной музыки, жизнеутверждающих мультиков и спортивных передач. Я не нашла ни одного зарубежного канала. Добрая половина каналов местного телевидения транслировали передачи Иконии.

Все, без исключения, программы регулярно прерывались роликами с изображением красот Элитарии и сопровождались тихой музыкой. На этом фоне звучали пропагандистские лозунги и медитативные установки типа тех, что я слышала в магазинах Неверска. Зомбирование граждан велось круглосуточно.

Я безжалостно листала каналы замшелого элитарского телевидения, пока не остановилась на заинтересовавшей меня программе. Это была трансляция 38 Международного фестиваля циркового искусства в Монте-Карло. Перед князем и высокопоставленной публикой акробаты Иконии под легкую и искрящуюся музыку Моцарта выполняли трюки невероятной сложности. Это представление вызвало у меня искреннее восхищение, и я с удовольствием досмотрела этот номер до конца. Но все хорошее заканчивается быстро, и я без сожалений выключила телевизор.

Я решительно поднялась с дивана и пошла переодеваться. Передо мной стояла очень непростая задача покупки сувениров для детей, мужа и конечно же для нашей несравненной Гратии Берг.

Довольно быстро я оказалась на остановке и до центра проехалась в симпатичном чистеньком электробусе. Сначала я бесцельно слонялась по улицам Неверска и мысленно восстанавливала события прошедшей недели. Теперь, когда я знала все о жизни своих бывших соотечественников, то была уверена, что обязательно напишу обо всем увиденном здесь. Будет ли это цикл статей в моем журнале или книга – не важно. Важно то, что мир должен узнать правду обо всем, что здесь происходит. И отныне я не буду просто с отвращением наблюдать со стороны за жизнью простых людей, таких, как мои друзья. Я буду честно и правдиво рассказывать об их повседневной жизни и жизни Высших, полностью узурпировавших власть в стране. Я обязательно расскажу о том, что люди запуганы здесь до смерти, а постоянный страх стал нормой их жизни. Государственные крепостные перестали доверять собственным чувствам и боятся прилюдно проявлять их. Они ходят с опущенными в землю глазами и стараются не проявлять эмоций, которые на самом деле являются естественной и неотъемлемой частью нашей личности. Ведь именно при помощи эмоций мы общаемся друг с другом, передавая наши чувства, отношение друг к другу и взаимодействуем с окружающим нас миром. Я непременно должна рассказать о том, что они не свободны и чувствуют постоянную ежесекундную слежку за собой, непереносимую для нормального человека. И еще о том, что многие просто капитулировали перед государственной машиной подавления, насилия и произвола. Они впали в длительный летаргический сон и апатию. Выученная беспомощность и неверие в себя, превратили элитарцев в серую бесформенную биомассу, разучившуюся думать и, по сути, быть личностями. Уникальными и неповторимыми.

Я считала крайне важным донести до всех, что в этой стране есть люди, которые перестали постоянно жаловаться на жизнь и весь мир. Эти люди уже не ждут неизвестно чего и неизвестно откуда. Навязанное годами старое общественное сознание постепенно уходит в прошлое. Сегодня многие элитарцы видят свое новое будущее и представляют каким оно будет. Они проснулись от спячки и осознали, что от них зависит очень многое и они способны влиять на все, что происходит с ними и вокруг них. И таких инакомыслящих и сильных духом людей уже много, очень много. Это, несомненно, радовало и внушало надежду на положительный исход их непростой борьбы. Да, их борьба не будет простой. Не обойдется и не без жертв. Но всегда находятся те, кто готов пожертвовать собой ради других. И на место павших, встанут другие.

Я неторопливо шла по Неверску и не замечала ни дронов, ни почтовых ящиков для доносов, ни баннеров с идеологически верно выстроенными призывами. Меня совершенно не волновали антенны, чипы и СЭФы, держащие меня и других под контролем. Я была свободной от этой шелухи и грязи. Я гуляла по своему городу как в пору юности – беззаботно и с отличным настроением.

В эти минуты я была даже счастлива.

Проходя мимо витрины сувенирного магазинчика для Средних, я решила, что с удовольствием загляну в него и куплю все, что мне понравится. Я получила истинное удовольствие от выбора подарков. Дочери я купила очаровательную льняную куклу, мужу и сыну по льняной рубашке, а Гратии сумку из бересты. Я не забыла и себя любимую. Свой выбор я остановила на льняном платье с великолепной вышивкой. А потом долго крутилась перед зеркалом, восхищаясь ручной работой неизвестной мастерицы.

Я знала, что за мной пристально наблюдают, но мне на это было все равно. Если Бельская разрешила мне покинуть Столицу, значит лично для нее я уже не представляю никакого интереса. А местные моповцы навредить мне не смогут. Ведь кто же захочет иметь неприятности с МИДом другого, более сильного государства? Правильно, никто. Просто побоятся.

К четырем часам я вернулась в квартиру Гольских в надежде, что Мара уже дома и поджидает меня с обедом. Но дома оказалась только Ладушка, которая сообщила, что родители встретились в городе и у них там какие-то дела.

- Понятно, милая, - откликнулась я, переодевая туфли на домашние тапочки.

- А где вы были? Я уже начала за вас волноваться. Я накрыла на стол, а вас все нет и нет, - начала не по-детски бурчать девочка.

Я рассмеялась. Лада отчитывала меня как девчонку. И правда, я ведь могла позвонить ей.

- Не обижайся. Я ходила за подарками для своей семьи. Хочешь, покажу, что я купила?

- Хочу, очень, - сразу повеселела Лада, и мы пошли разбирать сумки.

Сидя за обедом и с удовольствием уплетая драники со сметаной, я поинтересовалась:

- Лада, скажи-ка мне, а кафе «Морозко» еще работает?

- Какое Морозко?

- Ну, кафе-мороженое на Пролетарской?

- Да, там есть кафе, но оно называется «Айсберг».

- А давай рванем туда! Мороженого поедим и еще чего-нибудь вкусненького. Я помню, что там всегда продавались классные пирожные и вкусный пломбир.

- Тетя Женя, но это кафе для Высших, - расстроенно доложила Лада и в ее глазках заметалось разочарование.

- Ну и что? Я же Высшая.

- А я?

- Ты тоже притворишься Высшей. Наденешь платье, которое я тебе привезла из Швейцарии. Такого платья здесь ни у кого нет, поэтому никто не посмеет к тебе придраться. А я наряжусь в свой дорогущий костюм. Еще мы с тобой наведем красоту и вполне сойдем за богатеньких леди, - шутливо высказалась я.

- Мы что, будем охрану обманывать? – искренне ужаснулась честная дочь Гольских.

- Будем, - заговорщицки прошептала я и рассмеялась, глядя на бесхитростное и озабоченное лицо девочки.

- А мой чип?

Я быстро нашла решение и этой проблемы.

- А мы тебе запястье замотаем бинтом и скажем, что ты руку порезала.

- Ладно. Я согласна, - кивнула Лада и по ее милому улыбающемуся личику было заметно, что игра в Высших ее немного развеселила.

На наше счастье, охранник кафе не потребовал у нас предъявить чипы. Наверное, наш внешний вид говорил сам за себя. Мы с Ладой переглянулись и с серьезными лицами вошли в кафе. И только уже сидя за круглым столиком, весело рассмеялись.

В кафе царила приятная беззаботная атмосфера. Было довольно шумно. Официанты шустро бегали от столика к столику, расставляя высокие вазочки с мороженым и красиво оформленными десертами.

Я предоставила выбор Ладе, а сама вдруг поняла, что испытываю те же чувства, что в «Избушке». Вокруг та же безмятежность, тот же покой и иллюзия нормальной жизни. Сегодня я словно излечилась от страхов, волнений и переживаний, сопутствовавших мне на протяжении последней недели. Сейчас передо мной сидела красивая, нарядная и счастливая девочка, которая, читая меню, потерялась в обилии всяких вкусностей. Она не могла сделать выбор, потому что даже не слышала некоторых названий, типа «Банана сплит» или «Фламбе Заката». Она не подозревала и не понимала (и не должна была подозревать), что надвигаются события, которые могут перевернуть жизнь ее семьи и ее собственную.

(Ну вот, я опять начинаю портить себе настроение. Надо настроиться на мажорный лад и думать только о хорошем).

Я решила прийти девочке на помощь, и сама сделала заказ. В ожидании десерта и пирожных мы говорили об Игоре. Лада забросала меня вопросами. Она хотела знать какая у него прическа, какого он роста, красив ли и разбирается ли в компах. Я отвечала на ее вопросы подробно, не упуская ни одной детали. Потом Лада начала расспрашивать меня о моих детях и точно также я досконально обрисовала их портреты, характеры и увлечения.

Я наслаждалась обществом Лады. Эта умная и рассудительная девочка давно покорила меня. Но сейчас я все лучше и лучше узнавала ее. Меня поразили ее глубокие знания, эрудиция и совсем не детские суждения. Я вспомнила, как Игорь сказал, что здесь дети взрослеют рано. И это мнение старшего сына моих друзей касалось не только Послушников, прозябающих в ДДС, но и всех остальных детей, которым не посчастливилось родиться в Элитарии.

В какой-то момент я представила, что маленькая Варя сидит с нами за столом. И это мимолетное видение напомнило мне о той грусти и боли, которую я испытала узнав, что Бельская отправила ее назад в приют. А ведь сейчас я хорошо знала, что представляют собой подобные заведения. Жалость к малышке вспыхнула снова.

После кафе мы с Ладой еще прогулялись к набережной и полюбовались заходящим солнцем. Стало заметно прохладнее и мы решили вернуться домой.

Я была очень довольна сегодняшним днем. Лада весело вышагивала рядом со мной и доверчиво держала меня за руку. Я знала, что она сейчас счастлива. И я была счастлива вместе с ней.

Оказавшись дома, мы наперебой принялись делиться впечатлениями от прогулки. Гольские лишь поддакивали нам, но по их серьезным лицам я поняла, что меня впереди ждет серьезный разговор с ними.

 

15.

После ужина мы расположилась в гостиной и начали обсуждать планы на воскресенье. Гольский был собран и сосредоточен. Иногда звонил его нелегальный телефон, и он отдавал последние распоряжения своим единомышленникам. Мара нервничала, но старалась не подавать виду. Я же прислушивалась к каждому слову Паши, и понимала, что к восстанию все готово.  Потом я сказала, что я хочу пойти на акцию вместе со всеми и готова оказывать любую помощь, какая только необходима.

Гольский серьезно посмотрел на меня и на удивление очень мягко заговорил:

- Женя, я понимаю, что ты хочешь принять участие в демонстрации. Но я попрошу тебя остаться дома и присмотреть за Ладой. Если с нами что-то случится, а может случиться всякое, мы с Марой хотим, чтобы ты позаботилась о наших детях. Я знаю, что ты на многое способна и хочешь быть в гуще событий. Но… но ты единственный человек, который сможет их защитить. Вплоть до того, что ты должна постараться вывезти Ладу и Игоря из страны, если что-то пойдет не так и нас арестуют. Мы не можем рассчитывать на своих родителей. И ты знаешь почему. А все наши друзья завтра будут на площади.

- Мы надеемся, что до этого дело не дойдет, Женечка, - тихо вставила Мара. – Но дай мне слово, что ты не бросишь их.

 Подруга пристально смотрела на меня в ожидании ответа. В ее глазах я прочла мольбу и надежду.

- Хорошо. Я сделаю все, что будет в моих силах.

Мара облегченно выдохнула и прошептала одними губами:

- Спасибо, дорогая.

- Мы рассчитываем на тебя, Женя, - добавил Павел. – Мы понимаем какую ношу взваливаем на тебя, но ты единственная кому мы можем доверить своих детей. Так сложилось…

В это самое мгновение мы услышали громкий топот на лестнице и площадке возле нашей двери. Затем раздался оглушительный стук в дверь и грозное: «Откройте! МСС!».

Мы тревожно переглянулись. Мара резко подхватилась с места и побежала к входной двери. Мы с Пашей поспешили за ней. Как только Мара щелкнула замком, дверь широко распахнулась, и подруга оказалась зажатой между дверью и стеной прихожей. В квартиру начали вваливаться моповцы и эсэсовцы. Кто-то с силой толкнул меня, и я чуть не упала. Павел бросился на помощь жене. Один из эсесовцев преградил ему путь и ударил кулаком в солнечное сплетение. Гольский согнулся пополам и застонал от боли. Двое других моповцев подхватили его под руки и потащили в гостиную. Бросив Павла на ковер, они принялись избивать его ногами. Паша больше не стонал, а только закрывал голову руками и побелевшими губами хватал воздух. Я рванула в гостиную и истерично закричала:

- Прекратите этот произвол! Хватит!

Но меня никто не услышал.

Скоро гостиная наполнилась людьми в черном. Все они были вооружены. На головах эсесовцев были надеты каски с открытыми забралами. Кто-то подтолкнул ко мне испуганную и ничего не понимающую Ладу, которая все еще была в нарядном платье и волосами, собранными на затылке красивой заколкой. Я прижала дрожащую девочку к себе и прошептала:

- Не бойся. Не смотри туда.

Я попыталась закрыть ладонью глаза девочки, но она упрямо высвободилась и продолжала смотреть, как нелюди в черном продолжают избивать ее отца.

В это время в гостиную вошел Нырков. Он крепкой хваткой держал Мару за локоть. Каким-то чудом подруга вырвалась и бросилась к мужу, но один из избивающих Павла моповцев грубо отшвырнул ее.  Мара упала на диван. Потом она вновь ринулась к избивавшим мужа людям и принялась колотить одного кулаками. И тут все услышали тихий, но властный голос Ныркова:

- Достаточно. Эту сумасшедшую успокойте и в наручники ее. Этого, - Нырков указал пальцем на Павла, - поднимите и браслеты наденьте, чтобы не рыпался.

Я судорожно сглотнула, наблюдая за происходящим. Моповцы принялись исполнять приказание. Павла поставили на ноги. Его лицо превратилось в кровавое месиво, а тело в один сплошной кровоподтек. Мой друг едва стоял на ногах. Двое истязавших его моповцев, нацепив наручники на запястья Павла, поддерживали его за локти. Мару поставили рядом с мужем.

Я с ненавистью посмотрела на Ныркова и опять не узнавала его. Это был совершенно другой человек. Не мягкий, все понимающий ссыльный гений. Не тот знающий себе цену высокомерный Высший, который привез меня в Столицу. И даже не тот хозяин большой компании, которому было поручено сопровождать меня в ПВТ.

Сейчас перед всеми стоял вожак стаи волков. Властный, циничный палач и безнравственный предатель, который в эти минуты ставит точку в трудном деле, которое ему уже изрядно надоело. Ему слишком долго пришлось жить вне своей волчьей стаи, выслеживая Гольских и подполье Неверска. Новое обличье Ныркова ужасало. Но оно не стало для меня и Гольских неожиданностью.

 Этим подонком еще совсем недавно я восхищалась и считала своим другом. Да, мои подозрения не были беспочвенными. Как ни прискорбно это констатировать, интуиция меня не обманула и на сей раз.

У меня защемило под ложечкой, и я поняла, что это конец и Гольским и мне. Но я не понимала, почему Нырков не отдает новых приказаний. Складывалось впечатление, что он чего-то с нетерпением ждет. В гостиной стало как-то тихо и только Нырков переводил взгляд с Гольского на меня, а потом на Мару. Своим же взглядом, наполненным ненависти и презрения моя подруга была готова испепелить Ныркова. И честно говоря, в этот момент я начала бояться за ее рассудок.

Наконец мы услышали тяжелый топот сапог в прихожей.

- Проходи, не задерживайся, - прозвучал словно издалека свирепый приказ. Затем последовал звук удара о что-то мягкое и в гостиную влетел Игорь. Он распростерся на окровавленном ковре у ног родителей. Гольские предприняли попытку броситься к сыну. Но сильные руки моповцев удержали их на месте.

- Игорь! – закричала Лада.

- Молчи, детка, молчи, - пробормотала я и сильнее прижала девочку к себе.

Один из эсесовцев начал пинать ногами тело мальчика, на котором уже не было живого места. Игорь тихо стонал. Мара опять попыталась вырваться их рук своего палача и надрывно заорала:

- Прекратите! Не бейте его! Он ни в чем не виноват! Оставьте ребенка в покое!

- Молчать! – сурово приказал Нырков. – Ягудин, прекрати, достаточно.

Запыхавшийся Ягудин выпрямился и отошел к своим сослуживцам. Мальчик не шевелился и напоминал тряпичную куклу, выброшенную жестокой хозяйкой за ненадобностью. А Нырков, приблизившись к Павлу, прищурился и ехидно произнес:

- Ну, здравствуй, Павел. Или мне следует обращаться к тебе господин Демин?

Павел с болью наблюдал, как Игорь зашевелился и попытался подняться, а затем встать на ноги. Но опять упал на ковер и затих. Гольский облизнул разбитые губы, из которых текла кровь. Он с презрением и отвращением смотрел Ныркову прямо в глаза. Тот же своего взгляда не отводил.

- Мне больше нравится, если ты, сволочь, будешь называть меня просто Демин. Господ кроме тебя здесь нет.

- Как угодно, Демин, как угодно, -  оскалился Нырков.

- Ты за все ответишь,подлец. Рано или поздно, - твердо произнес Павел, не опуская глаз.

Нырков демонстративно проигнорировал последние слова Гольского-Демина.  Он развернулся в мою сторону и почти ласково поинтересовался:

- Теперь вы видите, госпожа Свенсон, куда вы засунули свою голову? А ведь у вас, многоуважаемая Евгения Ильинична, был выбор. И вы ошиблись. Очень ошиблись. Жаль…

Я ничего не ответила. Это был риторический вопрос и знать ответ на него Нырков не хотел.

- Ладно, пора заканчивать этот балаган. Господа Гольские, вы арестованы за антигосударственную и подрывную деятельность. Вы будете переведены в категорию Списанных граждан. Это значит, что после проведения следствия и выявления ваших сообщников, которых мы еще не знаем и которые еще не арестованы, вы будете казнены. Суд над вами будет показательным и ваша казнь будет транслироваться по TV. Послушник Игорь Гольский за побег из ДДС и антигосударственную деятельность направляется без суда в ЛК.

- Не-е-е-т! – Неестественно громко закричала Мара и обмякла.

- А Лада Гольская направляется в ДДС без права дальнейшей учебы с присвоением ей пожизненного статуса Послушницы. Без права выкупа, естественно. Всем все ясно?

Нырков торжествующе оглядел присутствующих и безжалостно добавил:

- Если всем все ясно, уводите Гольских. А ты, девочка, переоденься во что-нибудь по проще. Это дорогое платье для детей Высших тебе больше не пригодится.

Я моментально оценила ситуацию. Я прикрыла Ладу собой и прерывающимся голосом выкрикнула:

- Ты не посмеешь забрать девочку! Она ни в чем не виновата! Если ты хочешь денег, я готова отдать все что у меня есть и вывезти ее из страны. Я удочерю ее. Я гражданка Швейцарии и вы не посмеете отказать мне в ее удочерении! Дай им попрощаться!

Нырков ухмыльнулся.

- Боже, какая же ты наивная, Женя. И, заметь, это я тебе говорю уже не в первый раз…

Господин Нырков сделал глазами знак моповцу и тот, широко шагнув ко мне, вырвал Ладу из моих рук и потащил к ходу. Девочка громко забилась в истерике и попыталась вырваться из цепких рук мужчины.

Павел взревел:

- Отпусти ребенка, сволочь!

Не колеблясь ни секунды, я рванула за Ладой, но Нырков остановил меня ударом кулака в лицо. Я упала и потеряла сознание.

 

16.

Когда я пришла в себя, то поняла, что лежу на диване. Гостиная уже была пуста. Я с трудом села. Голова гудела. К своему крайнему удивлению я увидела Ныркова, сидящего в кресле. Он развалился, откинувшись на спинку кресла. Его руки расслабленно лежали на мягких подлокотниках.

Я нахмурилась и зло спросила:

- Ты еще здесь? Что тебе надо?

- Может водички принести? -  с издевкой спросил Иуда (другого имени у этого негодяя уже быть не могло).

- Что ты здесь делаешь? – настойчиво спросила я.

- Жду пока ты придешь в себя. И скажи мне спасибо, что тебя не арестовали вместе со всеми. Анна Станиславовна дала четкие указания относительно тебя и настаивала на твоем аресте.

- Я даже не сомневаюсь в этом. Я была очень удивлена, что она выпустила меня из Столицы, - промямлила я, дотрагиваясь пальцами до разбитой в кровь губы.

- Это тоже моя заслуга. Это я уговорил Анну Станиславовну позволить тебе вернуться в Неверск. А ведь она была очень обижена на тебя. Госпожа Бельская дала тебе шанс принять нужную сторону. А ты сделала не тот выбор. И это было довольно неосмотрительно с твоей стороны. Ты хотела стать героиней?

Нырков сделал паузу. Он сцепил руки в замок и опустил на него чисто выбритый подбородок. И только сейчас я заметила, что он коротко пострижен и новая прическа внешне тоже очень изменила его. Заостренные черты лица стали как будто мягче, а морщины разгладились. Нырков словно помолодел лет на десять. Он по-прежнему буравил меня взглядом и едко улыбался, наслаждаясь своей победой. В какой-то момент мне показалось, что ему даже как-то скучно и не интересно объяснять мне простые и очевидные вещи, до которых я могла бы додуматься сама. Но он притворно вздохнул и лениво продолжил:

 - Нам было важно, чтобы ты вернулась в Неверск. Мы предполагали, что ты непременно захочешь встретиться с сыном Гольских и познакомиться с ним. Ведь в последний раз ты видела его совсем еще младенцем. И мы не ошиблись. Эта встреча была важна для нас потому, что группа разыскиваемых нами хакеров обосновалась в подвале одного из корпусов приюта, в котором жил Игорь Гольский вместе с другими взрослыми Послушниками. Мы были уверены в том, что он наверняка знает в каком именно здании засела банда хакеров Гольского. Сам я там не бывал ни разу, да и надобности в этом у меня не было.  Я связывался с ними только через новую сеть, которую помогал им создавать. Засечь их конкретное местонахождение тоже было сложно, потому что все корпуса приюта очень старые, с толстыми стенами. Конечно, там были камеры слежения, но на зданиях еще не была установлена новейшая аппаратура, способная просматривать все помещения, вплоть до подвальных. Ну кто же мог подумать, что в ДДС, где обитают безграмотные Послушники, может базироваться такая умная команда? Этим Гольский и воспользовался. Посадил своих хакеров в подвал одного из домов. Он даже от меня держал в секрете в каком именно, и кто из служащих приюта помогает ему. Для нас оставалось загадкой, где они брали аппаратуру и компы для работы. Но потом в МСС вычислили, не без моей помощи, конечно, что она свозится из Столицы. Был дан приказ до поры никого не трогать, поэтому хакеры работали безнаказанно.

Нырков выпрямился в кресле и закинув ногу на ногу, продолжил:

- Так вот. По пути в Неверск я установил на твоей сумке миникамеру, которая была способна все видеть и слышать, несмотря на ухищрения команды Демина по выведению из строя нашей аппаратуры. Так что я был в курсе всего, что там происходило. И не только я, но и сотрудники МСС. И знаешь, что было самым интересным в моей работе с Гольским и его людьми? Нет? А то, что я писал для них программы и сам же создавал вирусы для их уничтожения.

Нырков неестественно громко рассмеялся.

- Представляешь, как мне весело было работать над некоторыми девайсами, а потом придумывать новые, те, которые их бы взламывали! О, это была кропотливая и очень интересная работа! Я очень далеко продвинулся в своих изысканиях и заслуживаю хорошего вознаграждения.

 (Господи, как же мне хотелось надавать пощечин по этому самодовольному и мерзкому лицу!).

Иуда прекратил смеяться.

- Как тебе такой поворотец? А? Так вот, в МСС видели и слышали все, о чем вы говорили с юным Гольским. Он же и привел вас в нужное место.  Все годы, пока он находился в ДДС родители обучали его. В этом учреждении Демин нашел много своих сторонников и там они и создали сеть хакеров, которые могли взломать мое детище, мою сеть «Look-Book». Когда в МСС узнали об этом, то было принято решение внедриться в группу Демина и разворошить это осиное гнездо изнутри. Мы знали, что Павел занимается подрывной деятельностью. Но мы до определенного момента не подозревали, что Павел Гольский и есть Демин, о котором шептался народец. Для внедрения в эту банду требовался человек, с которым Гольский хорошо знаком. А еще это должен был быть специалист высокого класса, хорошо разбирающийся в IT-технологиях. Так выбор пал на меня. Я согласился. Мне придумали легенду и больше года мне потребовалось на то, чтобы довести дело до конца, свидетелем чего ты и была сегодня. Ладно, - Нырков хлопнул ладонями по коленям и поднялся. – Пора закругляться. Завтра будет тяжелый день. Проводи меня.

Я встала. Голова по-прежнему гудела и меня слегка пошатывало. Мы вышли в коридор и Нырков оглянулся:

- Кстати, завтра до обеда сиди дома. В два часа, когда все будет кончено, я заеду за тобой и отвезу в аэропорт. Твой вылет в 17-00. Билет заказан, и он уже у меня. Я сам лично посажу тебя в самолет. Так что, собирай вещички. А подашь нам хоть малейший повод… Ну, теперь ты знаешь, что с тобой может произойти.

- Ты что, пугаешь меня?

- Нет, предупреждаю.

- Что будет с Гольскими? – сорвалось с моих губ.

- А ты что, не поняла? Все будет так, как я говорил. Они уже покойники. Все. И ты, если будешь дома много трепаться о том, что увидела здесь, то долго не протянешь. Как пить дать!

Иуда заржал и вышел за дверь.

Я вернулась в гостиную и прилегла на диван. Меня мутило, а в висках пульсировало: «Все это неправда. Мне приснился жуткий сон. Ничего этого не было». Но звенящая тишина в квартире моих друзей, да окровавленный ковер на полу, красноречиво свидетельствовали об обратном. Мой короткий отпуск на родину закончился трагедией.

Я уткнулась лицом в подушку и тихо завыла.

 

День десятый.

17.

Это была самая страшная ночь в моей жизни. Пожалуй, такая же, когда я узнала о гибели родителей. Но тогда рядом со мной был Олаф. Сейчас же я осталась совсем одна. Этот удар судьбы был такой силы, что я ясно осознала, что уже не смогу жить прежней жизнью. Страх за жизнь друзей и за то, что с ними будет дальше, поглотил меня целиком. Но слезы не приносили облегчения от боли, которую я испытывала.

За всю эту длинную ночь я не сомкнула глаз ни на минуту. Олаф не звонил, да и я сама не могла связаться с ним. Мой смартфон был мертв. Его заблокировали. Я оказалась в полной изоляции.

Теперь у меня было достаточно времени, чтобы подумать обо всем.

 Я ходила из угла в угол и задавала себе всего один вопрос: почему Павла не арестовали раньше, ведь в МСС о нем знали уже давно?

Нырков не дал мне вчера исчерпывающего ответа на этот вопрос. Он как всегда, выпятив грудь вперед, бахвалился только своим вкладом в разгром оппозиции и арестом Гольских.

 Я была уверена, что все те, кого я видела в избушке егеря уже арестованы и брошены в тюрьму. Не было сомнений и в том, что они сейчас подвергаются нечеловеческим пыткам. И Мария, и мальчик-послушник с нездоровым румянцем на щеках, и девочка-студентка и даже моповец, которому достанется больше других. Этот человек предал своих, а с такими расправляются с особой жестокостью. Только Нырков получит свои тридцать сребреников за предательство людей, открывшихся ему и доверившим новоявленному Иуде свои жизни. Почему Павел был так близорук? Почему не распознал в Ныркове врага? Почему был так наивен и доверчив?

 Но увы… Паша уже никогда не объяснит мне почему действовал так, а не иначе.

Мои друзья просили меня сберечь их детей и увезти в Швейцарию. Но я не смогла. Я не могла бы спасти их даже ценой собственной жизни. Понимание этого нисколько не успокоило меня, а напротив, вызвало дикое чувство вины за мое бессилие и невозможность переломить ситуацию. Я была уверена, что Олаф с большой радостью принял бы их, обогрел своим теплом и дал бы все, что им было необходимо.

Дети, Олаф… Представляю, как он мечется сейчас по дому и теряется в догадках, почему я не звоню. И если я не свяжусь с ним в ближайшие часы и не сообщу о времени вылета, он поднимет на уши посольство и будет разыскивать меня…

Нет, лучше об этом не думать…

Нет сомнений, что они отключили мой смартфон, чтобы я не смогла связаться с мужем и рассказать о том, что произошло с моими друзьями. Как и нет сомнений в том, что они арестовали Гольских ночью, накануне восстания по одной простой причине: верхушка хотела, чтобы акция состоялась, но была заблаговременно обезглавлена. Люди должны были остаться без руководства. И акция обречена на провал. Высшим осталось только выявить других инакомыслящих и несогласных с режимом. И завтра (нет, уже сегодня) они расправятся со всеми одним махом.

Властитель и его приближенные спланировали все заранее.  Они дали людям время для пробуждения в них самосознания, гордости и призрачной надежды на лучшее будущее. Народ должен был выпустить пар и выплеснуть наружу недовольство режимом. Отсутствие явных репрессий в течение последних лет вселяло в людей ложную уверенность в успехе грядущей всеобщей акции неповиновения. В планы Высших входило подавление восстания по всей стране в один день и час, чтобы с особым цинизмом продемонстрировать свою силу и власть. И на долгие годы вновь загнать несчастные души в тюрьмы, называемые человеческими телами.

Они сначала позволили высушенным и зазомбированным мозгам людей дать волю чуть-чуть подумать и пофантазировать на тему мифической свободы и равенства. Эти опасные иллюзии они тщательно убивали на протяжении нескольких десятилетий в зародыше. Но теперь Высшие цинично позволили им сформироваться и окрепнуть, чтобы уничтожить мечты людей в один миг. Так больнее и поучительнее.

После поражения всегда рождается апатия, безысходность и тупое безразличие ко всему, что долго не позволяет человеку подняться вновь. И Высшие, почистив уже вполне оголенные и безмолвные ряды рабов репрессиями, позднее навяжут людям новые правила и законы. А потом доходчиво объяснят, что без послушания у элитарцев ничего не может быть. Ни еды, ни одежды, ни семьи, ни маленьких житейских радостей. А самое главное - жизни вообще, в самом прямом смысле этого слова.

В жизни простых людей останется только строгая дисциплина и сознательное повиновение Высшим. И страх. Только страх должен стать той единственной эмоцией, которая должна жить в людях и руководить их сознанием. А еще люди сами должны будут одобрить контроль над своими чувствами и поступками. И что важнее – над мыслями. И тогда Высшим не составит никакого труда доказать, что нет ничего слаще мира и спокойствия вокруг, рабства и простого растительного существования, рождения себе подобных и воспитания детей в полном повиновении властителю. Ежедневно все вместе и каждый в отдельности рабы будут благодарить ГГ за то, что он просто разрешает им жить и трудиться на благо страны. И чем больше люди будут работать, бояться потерять жизнь и все что имеют, и ежесекундно восхвалять ГГ и молиться на его портрет, тем меньше времени у них будет оставаться на размышления, споры, отстаивание своих интересов и бунты. Они прекратят чего-то требовать, возмущаться и жить надеждами на светлое будущее.

  Счастье государственных крепостных будет заключаться в мирном, спокойном, но бесправном и нищенском существовании. Постепенно это смиренное повиновение станет нормой жизни и будет всасываться с молоком матери и передаваться по наследству из поколения в поколение.

И тогда наступит Эра Чистых Разумов, Всеобщей Покорности, Мира и Тишины, о которой так мечтает Бельская.

            Я вспомнила женщину на вокзале, которая стремилась стать меньше и незаметнее. Она тащила свой груз покорно, не ропща и не плача. Страдала ли она? Хотела ли лучшей жизни для себя и своих детей? Несомненно, да. Но в то же время, она не вполне понимала, что является лишь рабыней на службе у монстра, под названием Государство. А может быть она все прекрасно понимала, но не могла и не хотела признаться себе в этом?

            Я вздрогнула и остановилась посреди гостиной. Мои мысли опять завели меня в непроходимые дебри, из которых трудно выбраться. Но все мое пребывание на родине было чередой трагических событий и страшных по своей сути открытий, которые и порождали сейчас такие жуткие размышления.

Но нет! Хватит копаться во вчерашнем дне. Я живу здесь и сейчас. И сегодняшний день важен не только для моих друзей, но и для меня самой. Здесь мои корни, могилы родителей. И я не могу, да и не хочу равнодушно сидеть запертой в доме, как будто ничего не происходит. Я должна быть там, на улицах Солнечногорска, рядом с другими людьми, способными бороться за свое освобождение.

Они победят! Они не могут не победить! Они просто не имеют права. Любое насилие над личностью недопустимо и аморально. Любовь к жизни и друг к другу должна вывести этих славных людей из темноты. Они сильные люди, а не тени в царстве мертвых. Они обязательно вырвутся на свободу и распорядятся этой свободой правильно, как сделали это другие, пройдя свои круги ада.        

Я уверенно пошла в спальню и начала собрать вещи. За окном уже начало светать. До назначенного часа оставалось совсем мало времени.

 

18.

В девять утра я поставила сумку в прихожей и вышла из квартиры Гольских. Когда я спускалась на первый этаж, мой смартфон после суток молчания неожиданно подал признаки жизни. Это было сообщение о том, что общенациональная акция состоится в 10 утра во всех городах страны одновременно. Местом сбора желающих принять участие в митингах протеста являются центральные площади.

 Я улыбнулась. Значит, не смотря на аресты Гольского-Демина и его соратников в Неверске, в Столице ядро руководства оппозиции осталось на свободе. И этот факт придал мне больше оптимизма и уверенности в том, что я, в конечном счете, сделала правильный выбор.

Когда я вышла на улицу, то обрадовалась тому что увидела. Из дома Гольских и подъездов соседних домов выходили люди, много людей. И все они направлялись в сторону остановки. Скорым шагом я пошла туда же. Теперь горожане ступали с высоко поднятыми головами и на их лицах я не видела страха. Некоторые что-то бурно обсуждали, некоторые тащили в руках пакеты или свернутые рулонами растяжки.

Подъезжающие к остановке троллейбусы и электробусы были забиты битком, но кому-то все же удавалось втиснуться в салон. Чьи-то сильные руки почти внесли меня в очередной троллейбус. Я была рада, что к началу митинга и шествия успею вовремя. Но транспорт не доезжал до центра, потому что и Центральный проспект, и примыкающие к нему улицы и переулки уже были заполнены толпами людей, стекающихся к площади. Я вышагивала по тротуару вместе со всеми и с каждым шагом мое настроение поднималось. Я почувствовала необыкновенный драйв и чувствовала, что могу сдвинуть горы.  Мне казалось, что и другие люди испытывают необычайный подъем и их энергия тоже плещет через край. Вокруг слышались приветствия, громкие разговоры и возгласы, которые сливались в один сплошной гул.

Не дойдя до площади метров пятьсот, я увидела, что Центральный проспект перегорожен бронетехникой и отрядом моповцев. В переулках стояли водометы, автозаки и микроавтобусы с эсэсовцами. Но люди сходились к месту сбора беспрепятственно. Силовики пропускали людей, не выказывая ни агрессии, ни злобы. У протестующих создавалось впечатление, что акция пройдет мирно и спокойно.

Я приблизилась к площади. Она уже забита до отказа, но люди все прибывали и прибывали. Здесь можно было увидеть не только Средних и Низших, но даже Лишних и сбежавших Послушников. Я ввинтилась в толпу и начала пробиваться к импровизированной сцене, установленной у административного здания, которое когда-то называлось Домом Советов. На наскоро сколоченном помосте стояло несколько человек, ожидающих времени начала митинга.

Над головами людей уже развивались флаги Элитарии. Протестующие держали в руках плакаты, транспаранты и растяжки. На некоторых из них мне удалось прочесть лозунги: «Мы все равны, и мы не рабы!», «Долой ГГ!», «Долой сословия!», «Долой бесправие!», «Свободная и достойная жизнь – это наше право». А еще над площадью кружили многочисленные дроны. Они летали высоко, стараясь охватить своими камерами как можно больше пространства.

Гул голосов на площади становился все сильнее. Кто-то начал скандировать: «Свободу! Свободу!». И толпа, выбрасывая вверх правую руку с зажатым в кулак пальцами, подхватила эти слова, разнося их по всему городу. Возмущенные люди были полны решимости раз и навсегда покончить с ненавистным режимом. Им было жаль потраченных впустую лет. Они сочувствовали тем, кто потерял своих родных и друзей, которых безжалостно уничтожил тоталитарный режим.  Последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, стал готовящийся Указ «О закреплении граждан по месту жительства», прозванный народом «Законом о рабстве». Обо всем этом страстно говорили люди, поднимающиеся на сцену. Они говорили и о том, что восстановят своим городам их старые имена и вернут домой родных и детей, оказавшимся волей ГГ Послушниками и Лишними. Они построят новое государство, где не будет классов, неравенства и угнетения, нищеты и голода. И все заживут, наконец, новой счастливой жизнью, которой достойны. И сегодня они готовы смести все преграды на своем пути, которые препятствуют достойной жизни всех граждан и уничтожат всех Высших, лишающих их будущего.

 Люди поддерживали выступающих громкими криками и бурными аплодисментами. И я тоже кричала вместе со всеми и хлопала в знак согласия со словами, произнесенными со сцены. Я словно слилась с толпой. Я стала маленькой капелькой в огромном бушующем море протеста, которое уже было готово вылиться за пределы площади и растечься по всему городу, сметая все на своем пути.

Спустя час на сцену поднялся мужчина лет сорока и доложил, что лидер оппозиции Демин с семьей ночью был арестован. Крики негодования разнеслись по площади. Люди начали скандировать: «Свободу Демину!» и тогда кто-то выкрикнул из толпы:

- Мы должны спасти его! Он в МСС!

Со всех сторон послышались возгласы одобрения и митингующие развернулись и попытались двинуться в сторону улицы Маяковского. Но разозленной толпе путь преградили моповцы, которые плотным кольцом оцепили площадь по всему периметру. Сцепив свои щиты в сплошную бронированную стену, моповцы начали медленно надвигаться на людей. Второй ряд силовиков принялся устрашающе ритмично стучать дубинками по щитам, почти во весь рост прикрывающих их тела.

Ловушка захлопнулась.

 Толпа попятилась назад. На площади началась давка и хаос. Неожиданно раздался крик: «Бей их! Они нас не остановят! Мы победим!».

Я успела заметить, как некоторые мужчины, не взирая на давку, пытались вытащить из-под своих курток палки, дубинки и бутылки с зажигательной смесью. Люди с новой силой рванули на моповский кордон и те, кто оказался лицом к лицу со стражами порядка, со всей силы   принялись колотить их своим «оружием», а зачастую и просто кулаками, по каскам. В моповцев полетели бутылки с «коктейлями Молотова». Тех, кто смог прорваться сквозь оцепление встретили водометы, подтянутые к площади. Но разъяренная толпа, несмотря на мощные струи воды и пущенные моповцами в ход дубинки, продолжала бежать в направлении МСС.

Прорваться к зданию Министерства удалось значительной массе протестующих.

И я была в их числе. Я бежала за толпой и только краем глаза замечала, как падали люди от сильных струй воды и под ударами дубинок. Тех, кто оказывался на земле силовики подбирали и волоком быстро тащили к автозакам.

Вот и высотка. От быстрого бега я запыхалась, на лбу выступили капельки пота. Я не чувствовала страха. Я всей душой хотела помочь людям освободить моего друга и его семью. Мое сердце бешено колотилось.  Сейчас я представляла собой натянутую струну. Я была способна на любые действия, лишь бы победить в этой неравной схватке простых людей с монстром, отобравшим их свободу и право на лучшее будущее.

Тем временем толпы людей продолжали стекаться к зданию МСС. На крыльце стоял сам полковник Пряхин. Его охраняли эсэсовцы с автоматами наперевес. Моповцы со щитами плотно стояли на ступенях мраморного крыльца, заслоняя своими телами вход в здание.  Полковник держал в руке с мегафон и надсадно орал:

- Остановитесь! Ваша демонстрация не законна! Вы все будете арестованы!

Толпа гневно взревела:

- Долой МСС! Долой МОП! Свободу Демину!

И я кричала вместе с толпой. Я слышала свой голос в хоре протеста и испытывала необычайный внутренний подъем. Но за громким криком толпы, я все же услышала звук дронов, барражирующих над нашими головами, затем шум винтов вертолетов и наконец оглушительное: «Огонь!».

Я не видела, когда окружившая людей бронетехника начала давить всех без разбору. Я лишь услышала, как с крыш соседних зданий начали стрелять снайперы. Не видела я и того, как люди падали на землю, срезанные автоматными очередями. Мой взгляд был устремлен на Пряхина, который отдав страшный приказ, рванул к двери министерства. Как истинный трус он спасал свою шкуру, предоставив право своим подчиненным расправляться с людьми, пожелавшими стать свободными.

С этого самого момента время для меня почти остановилось. Как отдаленное эхо я слышала гневные выкрики людей, постепенно сменяющиеся стонами и криками боли. Я оглянулась назад и от увиденной картины содрогнулась. Бронетехника безжалостно давила мужчин, женщин и подростков. Некоторые люди замертво падали на окровавленные и истерзанные тела своих единомышленников. И тут я почувствовала, как что-то сильно ударило меня в грудь. Я покачнулась и не имея точки опоры, рухнула на грязный асфальт, мокрый от растекающейся по нему крови. Мне уже не дано было ощутить на себе подошвы бегущих и давящих меня ног, скрежет бронетехники и грохот автоматных очередей. Только ускользающее сознание выдало мою самую последнюю в жизни мысль: «Я ни о чем не жалею… меня бы все равно не…».

 

Послесловие.

Женя открыла глаза. Над ней стоял муж и счастливо улыбался.

- Хвала Господу! Наконец ты пришла в себя, любимая. Я так боялся, что больше не смогу поговорить с тобой, обнять тебя…

- Что? Что случилось? Где я? Почему я здесь? – еле слышно прошептала Женя и попыталась подняться.

- Не двигайся, милая. Тебе еще нельзя вставать. Но ты скоро поправишься, любовь моя, - быстро заговорил Олаф, прижимая бледную руку жены к своим губам. – Ты в больнице… В моей клинике.

- Сколько я здесь?

- Почти три недели. Ты была в коме все это время.

- А какой сейчас год?

- Что? – удивленно вскинул брови Свенсон.

- Какой год? – едва шевеля губами повторила Женя.

- 2017.

- Хорошо, - чуть громче произнесла Женя облегченно выдохнула. – Я рада.

- Чему ты рада, милая?

- Тому, что я дома, что все позади и теперь все будет хорошо, - прошептала Женя и провалилась в сон. В тот глубокий и спокойный сон, который может быть только у человека, выздоравливающего после тяжелой и затяжной болезни.

 

Дополнение

- ГГ – Глава Государства (официальный титул правителя Элитарии).

- ГИС – Главный Идеолог Страны (в иерархии Высших третье лицо государства, должность Бельской А.С. Вторым лицом считается наследник Главы Государства).

- ВСД – Высший Совет Десяти (в него входят дети ГГ, ГИС и несколько особ приближенных к ГГ).

- ПКД – Правительственный Совет Десяти (Правительство Элитарии).

- Министерства Элитарии:

1. МОП – Министерство Общественного Порядка

2. МАИП – Министерство Агитации и Пропаганды (возглавляется ГИСом)

3. МВС – Министерство Вооруженных Сил

4. МИД – Министерство Иностранных Дел

5. МВТ – Министерство Высоких Технологий

6. МПиА – Министерство Промышленности и Автомобилестроения

7. МЭ – Министерство Экономики

8. МСХ – Министерство Сельского Хозяйства

9. МТП – Министерство Торговли и Питания

10. ММиО – Министерство Медицины и Образования.

- МСС – Министерство Слежки и Сыска (подчиняется напрямую ГГ и неподконтрольное Совету Министров).

- Социальная структура общества Элитарии:

Высшие (члены семьи ГГ, министры, руководители высшего и среднего звена, бизнесмены, подконтрольные ГГ, айтишники).

Средние (низшее руководящее звено, интеллигенция, рабочие высшей квалификации, военнослужащие, служащие МОП и МСС).

Низшие (сельское население, неквалифицированные рабочие, медперсонал, кроме врачей).

Лишние (безработные, асоциальные элементы).

Послушники (рабы).

Списанные Граждане (преступники, тяжело больные люди, старики, достигшие 75-летнего возраста, ВИЧ-инфицированные, гомосексуалисты, Послушники-беглецы, психически больные люди. Т.е. все те, кто подлежит принудительной эвтаназии).

- ЛК – обычные больничные палаты, в которых люди подвергаются эвтаназии (принудительной или добровольной).

- СЭФ – Сканер Эмоционального Фона.

- ЛСМ – Лига Свободной Молодежи (организация оппозиционно настроенной молодежи Элитарии).

- ПП – Приюты Покоя (фактически дома для престарелых, в которых граждане Элитарии обязаны селиться по достижении 65-летнего возраста).

- ДДС – Дома для Сирот (воспитательные дома для сирот и детей-Послушников).

- СКПГ – Специальная Комиссия по Передвижению Граждан (создана для реализации Указа ГГ «О закреплении граждан по месту жительства»).

- «Кодекс Поведения Обновленного Человека» (сборник законов, норм и правил, регламентирующих жизнь граждан Элитарии. Обязателен к исполнению, постоянно обновляется и дополняется).

- «Look-Book» - общенациональная компьютерная сеть (все другие сети запрещены).

- ПВТ – Парк Высоких Технологий.

 

- Легизмфилософская школа («Школа законников») периода Чжаньго (Сражающихся царств) истории Китая, которая сформировалась в IV-III вв. до н.э.

Основные идеи: равенство всех перед Законом и Сыном Неба, использование точных расчетов, полнота власти в руках правителя, продажа чиновничьих должностей, слепое подчинение государю, единые для всего государства законы и т.д. (Под законом понималась репрессивная политика (уголовный закон) и административные распоряжения правительства).

Крупнейший представитель раннего легизма и основоположник учения Шан Ян рассматривал отношения между властью и народом как противоборство враждующих сторон. «Когда народ сильнее своих властителей – государство слабое; когда власть сильнее своего народа – армия могущественна».

В образцовом государстве власть правителя опирается на силу и никаким законом не связана. За малейший проступок следует карать смертной казнью. Эту карательную практику должна дополнить политика, направленная на искоренение инакомыслия и оглупление народа.

(Выдержки из Википедии).

    Поделиться с друзьями

Об авторе

Елена Вольская

Беларусь, Могилев

Оставить комментарий

Другие работы автора:

Евград | литературный сайт | Оплаченные счета

Оплаченные счета

Роман «Оплаченные счета» - это история о двух женщинах, чьи судьбы переплелись необычайным образом. Каждая из них проходит свой непростой жизненный путь, следуя за обстоятельствами, которые приводят их к той черте, когда необходимо сделать выбор. И каким будет этот выбор - решать только им самим.
Жанры: Любовный-Роман

2019-08-31 13:14:30

Аминазиновые сны, Или в поисках смерти

Я долго размышляла над тем, в каком жанре писать свой новый роман. Что это будет: комедия, трагедия или фарс? Однако для женщин, оказавшихся на койке современной психиатрической больницы, жизнь в целом представлялась настоящей драмой. Все они, красивые и не очень, умные и не блещущие интеллектом, осознанно или бессознательно выбрали дорогу к смерти, а не к жизни. Встав на путь саморазрушения, они шли по стезе, наполненной непрощенными обидами, страхами, неприятия окружающей их действительности и отрицания ответственности за свои слова и действия. Они испытывали чувство вины за свои поступки, но в большей степени обитательницы палаты № 7 винили в своих бедах и неудачах других. Так было проще преодолевать преграды и каверзы, которые подбрасывала им сумасбродная и неумолимая Судьба. Все истории и персонажи выдуманы и любые совпадения случайны.
Жанры: Реальная-проза

2019-08-31 12:59:55

Евград | литературный сайт | Реалити-шоу, или Бал безумных призраков

Реалити-шоу, или Бал безумных призраков

Николай Алексеевич Фомин - талантливый продюсер и режиссер. Он может стать счастливым обладателем огромного состояния своего деда, эмигрировавшего из страны много лет тому назад. Но на пути к достижению богатства стоит непреодолимое препятствие – весьма странное и необычное условие завещания вздорного миллионера. Как далеко Фомин готов зайти ради достижения заветной цели?
Жанры: Фэнтези

2019-08-31 13:20:27

Три эффекта бабочки

Говорят, что мы предчувствуем приближающиеся перемены в жизни. Кто-то ощущает это кожей, кто-то сердцем, кто-то душой. Робкие, едва уловимые сигналы судьбы поступают к нам с разных сторон. Эти тревожные предупреждающие вестники не осознаются нами вполне до тех пор, пока не происходит знаковое событие, которое переворачивает нашу жизнь с ног на голову. И тогда… И тогда мы бросаемся в водоворот событий, не задумываясь о последствиях своих действий в надежде на то, что впереди нас ждет только счастье. Такое желанное и такое восхитительное. Но то, что нам кажется таким удивительным и прекрасным сегодня, завтра может обернуться совсем другой стороной: темной, страшной, несущей печаль, горькое разочарование, а порой и невосполнимые потери. И только спустя время, оглянувшись назад мы с горечью понимаем, что упустили то мгновение, когда еще можно было остановиться и не сделать рокового шага. Того одного-единственного, трудно распознаваемого шага, который изменил нашу судьбу и привел к краю пропасти. В романе «Три эффекта бабочки» представлены три варианта развития событий в жизни главной героини Ольги Николаевны Скворцовой.
Жанры: Любовный-Роман

2019-08-31 13:22:59

Евград | литературный сайт | Калейдоскоп

Калейдоскоп

«Калейдоскоп» - это сборник рассказов и новелл, адресованных женской аудитории. Истории, которые читательницы найдут здесь, просты и на первый взгляд банальны. Однако сюжеты рассказов подсказаны автору самой жизнью.
Жанры: Реальная-проза

2019-08-31 13:07:38

Наши партнеры

Меню

©2020 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan