Королевские шахматы.

2019-04-23 17:38:35
Жанры: Реальная-проза
Оценка 0 Ваша оценка


Вячеслав Миронов

 

Королевские шахматы.

 

          Толкнул деревянную тяжёлую дверь, стекло только от середины вверх. Висит табличка «Закрыто». На стекле надпись «Bière Bruxelles mastodonte». Но разве меня может интересовать какая-то табличка на двери моего кафе «Брюссельский пивной бегемот»? Посетители называют просто «Бегемот».

          Растягиваю рот в улыбке. Она должна быть искренняя. Хотя так хочется послать всё к чёрту и завалиться спать. Только в восемь утра я приехал из Франции со встречи. Потом думал, шифровал информацию, перегонял в Центр. Ждал подтверждения получения.

          За барной стойкой Эллис.

-- Добрый день, мсье Артур! – приветствует она меня.

-- Добрый день, мадам Эллис! – радостно отвечаю ей.

          Иду в свой кабинет. Звучит, конечно, громко, небольшая каморка за спиной бармена, зеркальная стена – стекло с односторонней проводимостью. Мне видно, меня нет.

-- Вам, как всегда? Кофе? – интересуется она.

-- Да. Как всегда, самый крепкий. – киваю я. – Отчёт когда будет готов за вчерашний день?

-- Думаю, через полчаса и заявка на поставку, что нужно.

-- Понял, спасибо. Жду.

          Обычный день в Брюсселе. Всё размерено у местных жителей. И у меня, со стороны, должно тоже так выглядеть со стороны. Всё размеренно. Чинно-благородно. Откинулся в кресле, растёр лицо. Как же хочется спать! Чёрт побери! Как же достал этот бар! Раньше у меня было прикрытие, связанное с разъездами, оно было проще. И наружное наблюдение выявлять тоже сподручнее. А тут – обкладывай стационарными постами, передавай по цепочке, для контроля можешь запустить пару филёров, сиди, фиксируй все мои контакты.

          Последние пять лет я был в «заморозке». Минимум активности. Отдельные поручения в Европе, типа заложить чей-то тайник. Отфиксировать человека, был   он в 16.05 такого-то числа у Бранденбургских ворот.

          У меня на связи было два завербованных агента «Мишель» и «Грегуар». В результате долгой работы, они занимали высокие посты в правительствах некоторых европейских стран. Поставляемая ими информация была настолько ценна, что Центр принял решение заморозить мою активность. Ни в коем случае не попадать в поле зрения органов контрразведки.

          Время шло. Политическая ситуация менялась, и мои визави были отправлены в отставку новыми правительствами и парламентами.

          Когда работаешь с агентами, то нужно, чтобы у вас сложились дружеские, приятельские отношения. Ни в коем случае источник не должен думать, что ты относишься к нему потребительски. Только как товарищу, другу, соратнику. Проявлять искреннею заинтересованность в его жизни.

          В некоторых книгах, кино показывают, что разведчик получил компрометирующие материалы на кандидата на вербовку, пришёл, вывалил ему на стол фото, где он с любовницей, и он тут же начинает работать на российскую разведку. Приносит тебе сейф с совершенно секретными документами, где расписаны планы ядерного нападения на Россию. Но это в дешёвых книгах и кино.

          Сейчас, когда в моде, или как говорят «в тренде», бездетные европейские президенты, или разведённые, то кого-то удивить порнографическими снимками сложно. Как и сексуальной связью с лицами одного пола. Да, и не будет завербованный агент на компрометирующей основе работать долго. Ему прощё пойти на сотрудничество с контрразведкой. И вот здесь имеется масса вариантов. Либо тебя сразу примут, или через тебя будут в Москву продвигать «дезу» в красивой, правдивой обёртке. И будут тебя «пасти» днём и ночью, выявляя все твои связи, каналы передачи информации, создавая условия мнимого благоприятствования.

          За что человек готов умереть? Сам. За убеждения. Они могут быть разными. Это и религия и понятие Родина, за образ жизни, за всеобщую справедливость, за деньги. За тот иллюзорный мир, который сформировался у него под воздействием социальной среды, опыта, образования, социальных связей как вертикальных, так и горизонтальных. Это и есть убеждения. Пойми его, дай понять, что искренне разделяешь его воззрения, его убеждения, и он тебе доверится. И будет совместно с тобой добывать «руду» -- информацию.

          От хронического недосыпа всякое в голову лезет. Азы вербовочной работы всплывают сами собой в голове. Снова растёр лицо руками, уши посильнее. Легче. Аккуратно извлёк из стола початую пачку сигарет. Обычная пачка «Marlboro». С виду обычная. Даже можно вытащить сигарету и выкурить из первого ряда. Второй ряд трогать не стоит. Пачка тут же нагреется и начинка выгорит.

          Счётчик посещений кабинета в моё отсутствие. Каждый раз, выходя из кабинета, я обнуляю счётчик. И каждый раз проверяю.

          Если дома использую старый как мир разведки, способ – шарики пыли и крошки, нитки, волосинки, ворсинки, то здесь, приходит уборщица и наводит порядок. Всегда наблюдаю за её работой, прикрываясь срочными делами.

          Как занести в охраняемое помещение записывающую аппаратуру, хоть видео, хоть аудио, взрывное устройство, насыпать медленный яд в бутылку с водой или алкоголем, засунуть в кресло радиоактивный элемент, или обмазать солями тяжёлых металлов телефонную трубку? Уборщица! Просто, элегантно и незаметно. Просто и эффективно. Мне ли это не знать.

          Точно также и провести тайный осмотр помещения. Сегодня осматриваешь один угол, завтра – другой. Изучаешь систему замков, сигнализации, осматриваешь быстро, незаметно стены, пол, потолок, мебель на предмет поиска скрытых тайников. Сейчас на любой карте памяти можно спрятать целую библиотеку провинциального городка. И размером она не больше ногтя. Засунь под плинтус или дверную обналичку. Вроде и на виду, а спрятана. Но так поступают только неразумные граждане, начитавшиеся детективов. Не будет разведчик при себе хранить добытую информацию. На ней можно сгореть в два счёта. Прихватило сердце, отвезли по скорой помощи, раздели, нашли, передали в полицию, вот тебе и неразрешимая проблема.

          Конан Дойл описал, как быстро найти спрятанное. Инсценируй пожар, будут спасать самое ценное. Вот, и если будешь хранить на рабочем месте добытые кровью и потом сведения, то дымовая шашка может заставить тебя выдать себя и принести искомое контрразведке страны пребывания на блюдечке с голубой каёмочкой.

          В косяк проёма постучали, и тут же открылась дверь. Эллис принесла чашечку кофе, отдельно лежал кусочек горького бельгийского шоколада фирмы «Neuhaus», и отдельно бокал с коньяком. Перехватив мой взгляд, она пояснила:

-- У мсье была трудная ночь, чтобы привести себя в чувство – это лучшее средство. – максимально деликатно сказала она, не глядя в глаза.

-- Спасибо.

          Она пошла выход. Я остановил её:

-- Скажите, Эллис, как вы определили, что я плохо спал?

-- У мсье мешки под глазами.

-- Они у меня всегда. Не молод уже. Увы.

-- Цвет и размер отличается. – кротко она ответила.

-- Спасибо. – я рассмеялся. – От вас ничего не скроешь.

          Откинулся в кресле, взял коньяк, покрутил жидкость в бокале:

-- А вот за это – отдельное «спасибо»!

          Поднял, понюхал. Мой любимый. Любимая марка. Дорогой. Посетители его редко заказывают.

          Девушка вышла. Понюхал ещё раз, залпом выпил. Откусил кусочек шоколада, сделал глоток кофе. Уф-ф-ф! Хорошо! Кровь побежала по жилам, мозг начал работать, в глазах стали гаснуть красные круги от усталости. Можно и поработать на благо своего предприятия!

          У бельгийцев, в отличие от тех же французов, вообще не принято обсуждать личную жизнь. Только между близкими родственниками. Насчёт того, что здесь есть у кого-то близкие друзья, я затрудняюсь сказать. Можно обсуждать многое, политику, погоду, чемпионат Бельгии по футболу, но личная жизнь – табу. Национальная черта – сдержанность. Улыбка – маска.

          Поэтому и Эллис так тактично поступила. Допил кофе. Но надо поработать над собой. Если уж гражданская заметила мой утомлённый вид, то может кто-то и другой.

          Открыл компьютер. Смотрю почту, параллельно запустил программу контроля видеокамер в баре. За ночь компьютер проанализировал всех посетителей. Отдельно выделила вещи, долго оставленные без присмотра. Это на тот случай, что могут быть кражи или признаки террористического акта.

          Сканировала новые лица и выделила их в отдельный блок. Запустилась программа в режиме слайд-шоу. Вид сверху, анфас, профиль. Несколько офицеров в форме. Один из Эстонии, два немца.

          Брюссель – вторая столица в мире по концентрации разведчиков на квадратный километр. Первая – Нью-Йорк. Там – ООН, различные фонды при ООН, рядом с ООН.

Мировая биржа на Уолл-Стрит. А при ней много агентств, сообществ, обществ, клубов, опять же фондов, консультативных центров. И все они нашпигованы разведчиками всех стран. Узнать информацию с биржи – дать возможность опередить твоей стране остальной мир, или не провалится в финансовую дыру.

С ООН тоже много интересной информации можно получить, и не только. Можно повлиять на процесс. Или попытаться повлиять.

          Здесь, в Брюсселе, не так масштабно как в Нью-Йорке, но органы управления ЕС, НАТО. И город поменьше, всё компактнее, поуютнее. На улице можно встретить того, с кем сталкивался в коридорах Центра. Места мало всем добытчикам информации.

          Поэтому разведчики роем носятся по городу. Идёт жесточайшая война за источники информации. Некоторые агенты работают на несколько разведок, враждующих между собой стран. Идёт невидимая война. По добыче информации, дезинформации друг друга, дезориентации, отвлечения сил и средств противника на негодный объект.

          Когда открывал, по заданию Центра, это кафе, предлагал, что можно использовать вай-фай в наших интересах. При получении доступа в интернет, необходимо авторизироваться. Небольшая доработка, и можно спокойно скачать, втайне от владельца, все его контакты  телефона. Но Москва запретила.

Вся Западная Европа находится под контролем американской системы «Эшелон». Звонки, электронные письма, сообщения, всё, абсолютно всё, находится под тотальным контролем этой системы. И подозрительная активность в кафе неподалёку от штаб-квартиры НАТО, может вызвать интерес.

          Немцы, французы, контрразведка НАТО  проверяет любопытных и подозрительных. А после террористических актов исламистов, все стали маниакально подозрительными, осложнили работу честным разведчикам.

          Зато все новые лица, которые заходят ко мне на кружку пива или кофе, я отправляю в Москву. Те опознают, и сообщают, кто из них представляет оперативный интерес.

          Также неоднократно предлагал установить на барной стойке или в каждом столике аппаратуру по считыванию информацию с телефона. Нередко люди выкладывают свои смартфоны на стол. Вот и скачивай всё, что там есть. Тихо, незаметно, эффективно. Запретили. А ты крутись, как хочешь, чтобы выполнить задание, а они по рукам бьют.

          В 2010г. в США сбежал полковник Потеев, служил в СВР, возглавлял отдел нелегальной разведки в США и на всём американском континенте. Официально было заявлено, что он выдал 80 нелегалов. Но это верхушка айсберга. На самом деле их было гораздо больше.

          СВР  пришлось проводить перестановку разведчиков. Перекидывать из одной страны в другую. Менять документы. Многие были вынуждены прервать работу и вернуться в Россию. Большинство операций было свёрнуто.

          Официально, за кордоном работают только СВР и ГРУ. ФСБ лишь обеспечивает контрразведывательное прикрытие на территории дипломатических представительств. Но это официально. А неофициально… «Разрешается проводить разведывательные операции в интересах контрразведки». Фраза из закона мутная, расплывчатая, непонятная. Как туман утром над заливным лугом. И чего там в этом тумане видно? Только какие-то непонятные тени.

          Вот и я работал нелегалом во Франции, когда случилось предательство Потеева. И точный ущерб был неизвестен. СВР, часть разведчиков ГРУ, были вынуждены спешно покинуть славную страну Бельгию. Тем самым оставили без прикрытия головной офис НАТО в Брюсселе.

          Также было неизвестно, засвечена агентура или нет. Её перевели в категорию «консервов» на неопределённый срок.

          Агентура – самое ценное, что есть у любой  спецслужбы в мире. Они и есть основной поставщик информации. Казалось бы, в эпоху всеобщей открытости, средства массовой информации, интернет располагает всеми тайнами. Только вот он преподносит уже устаревшие сведения. И не эксклюзивные. А здесь нужна информация свежая, раскрывающая планы противника на будущее.

          Есть хрестоматийный пример, когда нашему разведчику, под дипломатическим прикрытием, удалось завербовать охранника, который сопровождал вывоз бумажного мусора из здания НАТО по адресу Бульвар Леопольда III 1110 Брюссель.

          Как положено, по инструкции, все документы, черновики, пропускали через уничтожитель бумаг – шредер, который добросовестно распускал их  лапшу. Тонкие бумажные полоски. Кому нужны такие документы? Только для набивки сувениров.

          Но специалисты в Москве восстанавливали документы целиком. Просто, элегантно, красиво. Потом случился провал… И в НАТО стали уже не просто распускают документы на лоскуты, а измельчают в мельчайшую пыль, муку. Вот теперь уже точно никто и ничего не прочитает. Но я отвлёкся.

          Во Франции моя работа для прикрытия носила разъездной характер. После получения нового задания, я осел на одном месте. Но никому в голову не пришло, что я должен свернуть, передать кому-то на связь имеющуюся агентуру во Франции. Говорят, что лётчик на двух самолётах сразу не летает. Так то лётчики, а разведчик-нелегал летает. И ещё как летает! С фигурами высшего пилотажа!

          Открыть кафе? Проще простого. Берёшь чемодан денег, приезжаешь в другую страну, арендуешь помещение, покупаешь оборудование, делаешь ремонт, нанимаешь персонал, завозишь товар и торгуешь. Сам стоишь за барной стойкой, периодически пропускаешь по паре стопочек или кружек пива. Это в кино.

          Откуда у француза деньги на открытие кафе в центральной части столицы соседней страны? Честно признаться, что привёз связной из Москвы? Так не пойдёт. В банк за кредитом. Самому делать ремонт нельзя! Нанимай работников с лицензией!

          Надо сказать, что в Бельгии все специалисты очень узкого профиля. Например, когда заказал подключение к интернету, то через неделю пришел специалист, который  проложил кабель. Через две недели меня подключили к интернету, а позже пришёл другой сотрудник, который настроил оборудование в кафе. Подключение у меня заняло почти полтора месяца.

          В Бельгии очень высокие зарплаты и не менее высокие налоги. Многие восхищаются, что в кафе семейные традиции. Подростки носятся по залу, убирают посуду, протирают столы, пыль на столах. Так дешевле чем нанимать персонал. Большие социальные гарантии у населения в Бельгии. Особенно замечательная здесь медицинская помощь. Платишь страховку. После каждого посещения врача, сдаешь оплаченные счета, и тебе все деньги возвращаются. То же самое и с лекарствами. Полное возмещение.

          Хорошо с точки зрения работника. А вот с точки зрения работодателя – не очень.

          Вот и открыл кафе неподалёку от штаб-квартиры НАТО. Теперь встал вопрос, как привлечь посетителей к себе в кафе?  Именно офицеров из штаб-квартиры. Стоять на входе и раздавать листовки? Конечно, можно, но заинтересуешь полицию и контрразведку. Простые туристы мне не нужны.

          Предложил своему начальнику вариант с плакатами, фотографиями. Каждые две недели экспонировать на стенах кафе тематические плакаты и фотографии.

          Все они брались напрокат в исторических обществах, у частных коллекционеров, потомков движения Сопротивления. Бельгия сопротивлялась гитлеровскому вторжению девятнадцать дней. Потом  появилось множество групп, группочек сопротивления. Я сделал упор на «Белую бригаду» – сторонников короля Леопольда III. Того самого, на бульваре чьего имени была дислоцирована штаб-квартира НАТО.

          Особо примечательным она не прославилась, в отличие от бригад коммунистов, партизанских отрядов из бежавших из концлагерей советских военнопленных или партизан, которых поддерживали Англия и США, но сам факт патриотизма в кафе нужно было подчеркнуть. А также отметить вклад союзников в освобождение Бельгии.

          Но поначалу я добился иного эффекта. Честно, даже не ожидал, что получится.

          Кто-то из посетителей рассказал дома, в школе. И стали учителя истории водить в кафе на экскурсию детишек разновозрастных. И прямо между столиков с посетителями проводили уроки. Я боялся, что немногочисленные завсегдатаи исчезнут, и я останусь вообще без выручки.

          Но они сами внимательно слушали. Вставали из-за столов, чтобы ребятишки поближе подошли и рассмотрели плакаты и фотографии. Впоследствии оказалось, что там были и дети сотрудников Североатлантического альянса. Они рассказали дома, родители заскочили на бизнес-ланч, кто-то забрёл вечером на кружку пива. Сами, будучи военными, с удовольствием рассматривали экспозицию, общались между собой, с персоналом.

          И я начал поставлять в Центр фото посетителей, с целью из идентификации. Сам тоже начал завязывать знакомство.

          Следующей выставкой были карикатуры США, Великобритании, Франции на фашистскую Германию. Детей уже не приводили, но понравилось военным из штаб-квартиры с Бульвара Леопольда III.

          В это же время пришло указание сблизиться с подполковником из Эстонии, входил в представительство НАТО.

          Роберт Артурович Тамм из семьи кадрового офицера. Поступил в N-ское военное училище перед самым развалом Советского Союза, окончил его, успел повоевать в Чечне. Зарекомендовал себя с наилучшей стороны. Был женат на русской, совместный сын. В 1997г. выехал на постоянное местожительство в Эстонию, поступил на службу в Армию обороны Эстонии. Жена не сумела адаптироваться, развелась, с сыном вернулась в Россию.

          Тамм принимал участие в боевых действиях, в составе НАТО в Афганистане и Ираке. Отмечен боевыми наградами. Тогда и приглянулся объединенному командованию. С 2010г. входит в представительство НАТО от Эстонии. Неоднократно привлекался к планированию операцию сил альянса в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Неоднократно выступал наблюдателем на учениях в России.

          Сын окончил то же училище, что и его отец и два деда. Проходит службу в дивизии ВДВ, дислоцированной в Пскове. Во время поездки сына (Тамм Евгений Робертович) к деду – отцу матери в Минск, была организована встреча с отцом.

          Провести встречу с использованием средств объективной фиксации не удалось.

          Впоследствии источник, внедрённый в ближайшее окружение Тамма-младшего, сообщил, что во время встречи отец был подавлен, когда узнал, что сын проходит службу в Псковской дивизии. Настоятельно рекомендовал ему перевестись на Дальний Восток для дальнейшего прохождения службы. Вплоть до увольнения. Но лишь бы сын покинул территорию Псковской области. Сын ответил категоричным отказом.

          Ранее были осуществлены вербовочные подходы к обоим Тамм. В разное время, разными сотрудниками военной контрразведки. Все попытки не увенчались успехом.

          Анализ сведений, поступавших в Центр свидетельствовал, о том, что на территории Эстонии готовится нечто, что может угрожать безопасности России.

          Вот так и стал бывший товарищ Тамм моим заданием.

          Были опрошены втёмную все бывшие сослуживцы Тамма. Все, начиная с курсантских времён. Мы все родом из детства, и всегда делаем какие-то ошибки. Должны же были какие-то «скелеты в шкафу». Вплоть до незаконнорожденных детей. У курсантов и молодых офицеров такое случается, порой они и сами не подозревают об этом.

          Зачастую теряют секретные документы, случайно уничтожают их. Теряют оружие, Занимаются рукоприкладством в отношении разгильдяев. Ничего не было. Даже в Чечне взвод под командованием лейтенанта Тамма не понёс ни одной потери. Он был фанатом службы. Но часто проявлял инициативу, которая неизменно  приводила к победе, хоть и была за рамками инструкций и приказов.

          С первого взгляда производил впечатление несколько медлительного. Как рассказывали, на первых курсах военного училища, немного тянул слова, говорил нараспев, но к третьему курсу избавился от этого недостатка, только фамилия выдавала в нём эстонца. Всё остальное – чисто русский. Владел эстонским, русским, финским, английским, бегло разговаривал на немецком.

          Несмотря на свою внешнею открытость, никогда, ни с кем не разговаривал о своей личной жизни, о проблемах, не жаловался. Зато всегда доброжелательно, молча, выслушивал чужие проблемы, зачастую давал дельные советы.

          Все отмечали его аскетизм в жизни. Пунктуальность. Алименты выплачивал как положено. Когда заболела тёща, выслал ей денег на лечение. Предлагал устроить в европейскую клинику и оплатить. Тёща умерла. Выслал деньги на похороны. В личных документах хранит фотографию маленького сына.

          Следующей выставкой я сделал фото второй мировой войны. Как союзники освобождали Европу. Только два фото было о красноармейцах. Водружение Знамени Победы над Рейхстагом, и как солдат расписывается на закопченной стене этого здания.

          Потихоньку, не так быстро как мне хотелось, но стали офицеры постоянными клиентами из моего заветного стеклянного сооружения с Бульвара короля.

          Когда обновлялись «картины» на стенах, они внимательно рассматривали, обсуждали, комментировали. Некоторые оставляли большие, чем обычно, чаевые. Я наблюдал за Таммом. Мне была важна его реакция. Он задержался у двух фото с воинами из Советского Союза.

          Тамм стал заходить почти каждый день. Он ни с кем не вступал в разговоры, только приветствовал знакомых по службе. Садился в угол. Заказывал пиво, Иногда скумбрию по-бельгийски.

Если свободных столиков не было, то присаживался за барную стойку

и брал пиво и сырные палочки. Пиво пил неспешно, потягивая каждый глоток. Так же неспешно и кушал. Очень долго жевал  каждый кусочек, зачастую, прежде чем положить в рот, нюхал его, затягивал носом аромат свежей пищи, иногда прикрывал глаза. Как в Советской Армии учили: «Тщательно пережёвывая пищу – укрепляешь обороноспособность Родины!»  

Сидел он прямо, развернув плечи. Роберт Тамм был высок, за метр восемьдесят, широк в плечах. Годы и сидячая работа, конечно, наложили свой отпечаток. Под кителем уже был не каркас из мышц как у российского десантника, которым он был непродолжительное время, но чувствовалось, что он крепок, готов к битве.

          На лице видны мелкие шрамики. Они выделяются на белой коже. Так часто бывает, когда при обстреле лицо сечёт мелкими камешками и в ранки забивается пыль и грязь. Отметины на всю жизнь.

          Даже когда Тамм сидел к залу спиной, он старался контролировать то, что у него за спиной. Бросал быстрые, короткие взгляды на зеркальную стену за спиной у бармена.

          Было заметно, что он уклоняется от общения с американцами. Двое, майор и капитан часто заходили. Вели себя громко и вызывающе. Было видно, что подполковник Тамм сдерживает себя, когда майор по-приятельски хлопнул его по погону. Я несколько раз просматривал этот эпизод. Тамму с трудом удалось сдержать себя, чтобы не взорваться. Он резко схватил руку, крепко сжал. Потом встал, и мягко отвёл от погона.

          Потом заказал ещё стопку водки, именно водки, выпил одним глотком, затем допил пиво точно также одним глотком, понюхал остатки сырной палочки, забросил в рот. Быстро проглотил, достал деньги из кошелька, бросил на стойку, не дожидаясь сдачи, нахлобучил фуражку, и быстро вышел.

          Потом он два дня не появлялся. Я уже стал переживать, что американцы испортили репутацию моему заведению. Стал разрабатывать иные пути для встреч и установления оперативного контакта.

          Но, нет. Вернулся. Заказал пиво и своё любимое блюдо. Стал заглядывать каждый вечер.

          У меня сегодня смена экспозиции. Война НАТО в Афганистане и Ираке.

          Случайно, совершенно случайно, хотя, в разведке случайности встречаются крайне редко, а уж и совсем была не случайность, но было фото, где среди многих был и, тогда ещё, майор Тамм. Проще было бы, если это фото привезли из Москвы. У них большой фото архив с Таммом, начиная с его первых фотографий. Пришлось побегать, в поисках фотографий в Европе. Нашёл,  упросил, заплатил. И вот увеличенные снимки готовы для размещения на стенах моего заведения.

          Встал, несколько резких взмахов, несколько боксёрских ударов по невидимому противнику! Глубокий вдох и выдох.

          Конечно же, я не буду устраивать поединок с бывшим российским десантником. Я люблю тебя, Тамм! Как старый развратник медленно, шаг за шагом совращает молоденькую девушку, Так и здесь. Грубое и нелепое сравнение. Но что-то есть в этом. Только меня не интересуют сексуальные совращения и извращения. А безопасность моей страны. Звучит несколько высокопарно, но если не осознавать цель, которой служишь, то можешь банально закончить предательством. А таких масса примеров. Как тоже полковник Потеев. Или скандально известный писатель в Англии по фамилии Резун, литературный псевдоним «Суворов». Тот же резидент в Англии Гордиевский, который сдал более сотни разведчиков. Или небезызвестный Калугин. Да, много предателей. Они забыли для чего пришли в разведку. Брюхо с Родиной спутали. Божий дар с яичницей перепутали.

          Эх! Начали! Вышел в зал.

- Эллис!

-- Да, мсье.

-- Ты – молодец! Выручка выше. Даже то, что не продавалось уже неделю, ты сумела реализовать! Как тебе удалось? Кому? Мне сегодня стоять вечером за стойкой, поэтому и интересно.

          Эллис, польщённая похвалой работодателя, немного зарделась. И начала вещать, щебетать, расписывая в лицах, как она предлагала новинку нашего заведения.

          У меня в очередной раз было раздвоение, растроение сознания. Я ненавидел этот бар. Но, как владелец собственного дела, я должен быть заинтересован в увеличении прибыли, И поэтому я слушал, кивал, отпускал реплики, подбадривая и поддерживая её рассказ. Запоминал. Мне самому это пригодится. Не может быть хозяин хуже работника. Не может априори!

          Другая часть сознания выискивала наиболее выигрышную позицию для размещения фото. Мне не нужно, чтобы все посетители узрели, опознали Тамма и кинулись поздравлять, окружая его вниманием, отсекая его от общения со мной. Нужно иное, чтобы только он признал себя на снимке. Значит, подальше от окна. И не выделять освещением. И чтобы он сел за стойку, рядом с фото.

          Поддерживая разговор о мастерстве барменши, я снимал старую экспозицию со стен.

          Пусть Эллис говорит. Доброе слово кошке приятно, не говоря уже про человека. А когда человеку, особенно женщине, дают возможность донести миру о том какие они молодцы, то надо лишь поддерживать разговор. Но искренне. Никакой тени фальши. Человек 90 процентов информации получает через глаза. И даже при разговоре мы получаем информацию визуальную и оцениваем её. И видим ложь. Мы её и слышим тоже. Но именно визуально пытаемся угадать, понять, распознать ложь. И если будет ничтожное сомнение, что собеседник неискренен, потеряете его. Пусть даже ваш визави в этот момент несёт откровенную чушь, но гордится ею – будьте с ним открыты к диалогу. Покажите, что он вам интересен как человек. С его мастерством, недостатками.  Он в вас поверит. Он обретёт в вас сначала собеседника, товарища, друга. Но не сразу. Постепенно. Но это произойдёт. Точно также и с бельгийцами. Внешне открытыми, но чрезвычайно замкнутыми внутри. С огромными комплексами подозрительности, маниакальной завистливостью.

          Бельгийцы могут ездить на старых машинах. Одеваться, как попало. Женщины могут не расчёсывать волосы.

          Когда проходил обучение, нам внушали, что приезжая в страну пребывания, мы не должны строить какие-то догадки. Просто воспринимать всё как есть. Никого не осуждать, не пытаться улучшить. Но… Первым впечатлением было, что собрали со всей Европы женщин с помойки. Неухоженные, не расчёсанные. Когда оформлял документы на открытие кафе, пришлось немного походить по инстанциям. Со мной работала чиновница. Пятно на кофте, волосы, как встала, так и пошла. Ни капли макияжа, ни капли духов и дезодоранта.

          Все деньги бельгийцы вкладывают в оборудование квартир, домов. И гонка. Гонка за самыми последними моделями бытовой техники. И этим можно, как бы так, невзначай, похвастаться перед окружающими.

          В гости никто просто так не ходят. Встречи дома назначаются за месяц-два, приуроченные к какому-нибудь событию. И приглашаются заранее. Через два месяца, такого-то числа, в такое-то время.

          При встрече с не родственниками не обсуждаются личные, семейные проблемы. Только политика, погода и сплетни. Это бельгийцы очень уважают. Французы и немцы – невинные дитяти по части слухов.

          И мои два источника в Бельгии поначалу пытались выдать слухи за проверенную оперативную информацию. Был бы помоложе и не такой опытный, мог и поверить и передать в Москву. Обучил, воспитал источников. Но всё равно, любую информацию от бельгийцев нужно проверять. Особенно, если она устная, а не документальная.

          Вербовка, её принципы, основа прописана ещё шесть тысяч лет назад китайцами. Ничего нового, только используй в каждом конкретном случае. Вопрос в том, что деньги могут быть лишь началом вербовочного процесса.

          Вербовка источника информации – это не только получение твёрдо выраженного согласия оказывать помощь разведке России. Но и постоянный процесс. Ну, взял человек деньги, передал информацию. Потом у него начинается психологическая ломка, что он предаёт свою страну. Или просто делает нечто, что не вяжется с его принципами. Вот тут надо его поддержать, подменить понятия.

          Что есть правда? У каждого человека правда – это то во, что он верит. От этого у каждого человека своя, правда.

          Помните, был фильм давно «Доживём до понедельника», и там была фраза: «Счастья – это когда тебя понимают!» Каждый человек мечтает, чтобы его понимали. С его правдой, с его недостатками, мечтами, неудачами. И вот если человек поймёт, что его понимают – идеальный кандидат на вербовку!

    &

    Поделиться с друзьями

Об авторе

Вячеслав Миронов

Россия, Красноярск

Оставить комментарий

Другие работы автора:

День курсанта. Курс первый


Жанры: Реальная-проза

2019-04-23 08:30:56

Капище


Жанры: Реальная-проза

2019-04-23 08:21:42

Я был на этой войне


Жанры: Реальная-проза

2019-04-23 08:18:23

День курсанта. Курс второй.


Жанры: Реальная-проза

2019-04-23 08:32:18

Операция «Паритет».


Жанры: Реальная-проза, Приключения, Мемуары, Политика

2019-04-23 17:36:29

Наши партнеры

Меню

©2020 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan