попутчица

2019-06-04 12:30:23
Жанры: Миниатюра
Оценка 0 Ваша оценка


ПОПУТЧИЦА

В третью  пятницу  марта, в начале десятого вечера в  теплом, пахнущем духами и потом, вагоне  скорого поезда №27 «Москва-Брест», царила суета. Та самая, какие  неизменно случаются  за четверть часа  до прибытия  состава на большую станцию, когда пассажиры  все  как один копошатся, несут проводникам скомканные простыни  и  предпринимают отчаянные попытки воспользоваться  туалетом.   Я сидел на боковушке и смотрел в окно, за которым проносились темные домики с дымящими трубами   и безмолвные в синих снегах косогоры. Пассажиры одевались, наводили марафет,  волокли багаж в холодный тамбур, а некоторые, как мне казалось, ходили взад-вперед без особой надобности. Когда замелькали огни двухэтажного поселка, я встал и начал собирать свои пожитки и туалетные принадлежности, лежащие на верхней полке соседнего купе. Внизу, вытянув длинные ноги в серых носках с лоснящимися  пятками, отдыхал  крупный молодой мужчина, который лег спать еще  в Москве до отправления поезда, лишив меня тем самым возможности выполнить процедуру, с которой обычно начинается дальняя дорога –  нормально перекусить и  выпить стакан чая. 

- Вы до Смоленска едете? – остановилась возле меня худощаво-сутулая дама.

- Да, – кивнул я.

- Не поможете мне донести сумки до такси?

- Помогу, – ответил я и внимательно посмотрел на незнакомку.

- Я не должна была ехать одна, – начала оправдываться  рыжеволосая, с бледным лисьим лицом дамочка лет сорока-сорока пяти, в сером шерстяном свитере, который висел на ее острых плечах подобно дерюжке на огородном пугале.  – Он позвонил и отказался в последний момент. А я набрала столько вещей.  Они не тяжелые, но одна я их не доволоку.

- Не волнуйтесь, справимся, – успокоил ее я, и снова устроился на  одиночное место у окна,  вспомнив прощальную реплику освободившей его пожилой пассажирки: «Едем в Вязьму завязнуть».

Пробудился мужчина в серых носках и, приподняв полку с матрацем, начал извлекать свое добро. Девушка на высоких каблуках  в джинсах продолжала   дефилировать по вагону, заслоняя крутыми, обтянутыми джинсами, бедрами почти весь проход.  Дамочка в свитере, едва с ней разойдясь, поднесла  две  «челночных» клетчатых  сумки, вновь посвятив меня  при этом в ненужные подробности своего неудачного  отъезда.

Поезд плавно замедлил ход. Люди, теснившиеся в проходе и возле купе проводников, жадно вглядывались в окна.  

Наконец показался белый от свежего снега перрон, и состав остановился.

 Разомлевшие от тепла пассажиры торопливо выскакивали из вагона  и, утопая в сугробах, которые  усердно  разгребал небольшой трактор, все как один заспешили в сторону привокзальной площади, рассчитывая, видимо, успеть на  трамвай или маршрутку.   Многие из них, наверняка,  были осведомлены о том, что во второй половине дня  город накрыл снежный циклон, дав повод таксистам вздуть цены на свои услуги.  Перекинув свою дорожную сумку за спину, я с двумя клетчатыми «чемоданами» влился в этот поток, напоминающий колымский этап, ощущая, как на пронизывающем ветру  под одеждой быстро  исчезают запасы драгоценного тепла. Рыжеволосая попутчица, согнутая вопросительным знаком,  едва успевала за мной. Заметив, что  лицо  ее выглядит чуточку взволнованным и несколько даже растерянным, я  остановился.

- Вас ждет такси? – спросил я.

- Я не заказывала, – конфузливо заговорила она, – у меня московская симка.

- А  куда вам?

- К Дому офицеров.

- Нам не по пути, – на всякий случай предупредил я.

   У  трамвайного кольца, где  ерзали, демонстрируя беспомощность перед стихией,  две легковушки,  мы остановились. Я попытался отыскать глазами   рельсы, но ничего, кроме снежной каши, не увидел.     

-Такси! – обрадовалась москвичка и неуклюже бросилась к лихо развернувшемуся «Опелю - универсалу», из распахнутой двери которого бодро, как капитан из рубки, выставилась  женщина-водитель в  очках с круглыми стеклами.

-Тысяча рублей до центра, –  озадачила москвичку «капитанша» и захлопнула дверь.

- Тысячу рублей, – обиженно  возмутилась приезжая. – В Москве такого нет.

- Тысячу за десять минут езды, – уточнил я.

Тем временем снег сменился градом, и люди, разбросанные по площади, напомнили мне рыбаков с чемоданами на оторвавшейся льдине.   Не вписывалась в картину молоденькая  девушка без головного убора в короткой юбочке.  Ветер трепал ее пышные волосы, хлестал горошинами по лицу, жалил холодом   тонкие в белых колготках ножки. Ее веселый  кавалер пошел на переговоры с таксисткой, но быстро вернулся.  Меня начало одолевать желание  покинуть это гиблое место.  Однако четыре клетчатые сумки на снегу напомнили мне о долге, и я начал размышлять, как помочь этой неудачнице из столицы. Заметив, что  женщина лет пятидесяти пяти в  норковой шляпе ведет переговоры по мобильнику,  я решил  навязать ей   попутчика.

- Извините, вы сейчас не такси, случайно,  вызвали? – подошел я к даме. –  Попутчицу не возьмете?

-Нет, – сухо ответила она и недоверчиво посмотрела на меня, словно я попросил у нее  взаймы.

- А вам не в центр? – с надеждой в робком голосе подступила москвичка. –   У меня есть двести рублей, возьмите, пожалуйста,  меня с собой до центра.

Дама, сделав кислую мину, промолчала, обнадежив рыжеволосую. Но тут зажегся синим светом ее  телефон и мадам, прослушав сообщение, сорвалась, как по вспаханному огороду, к остановившейся метрах в двадцати низкой иномарке.  Горе-попутчица, с надеждой  посмотрев на меня, кинулась за ней. Я подхватил сумки и быстро нагнал ее.  Мы уже были метрах в пяти от спасительной цели, когда дама в шляпе, не оглядываясь,  захлопнула дверцу переднего сиденья.  Машина тронулась.

«Это конец», – подумал я.

- Подождите! – жалобно завопила москвичка.

 В этом  крике было такое отчаяние, словно дело происходило не в славном городе Смоленске в год его 1150-летия, а в годы гражданской войны  в Крыму, когда от пристани отплывал последний теплоход  с белоэмигрантами.

Водитель затормозил и выглянул из салона.

- Багажник откройте, пожалуйста, –  осевшим голосом попросила москвичка.

- Он занят, – равнодушно ответил таксист.

Москвичка, тяжело дыша, слабо потянула  ручку заднего сиденья.  Дверь на ее счастье оказалась не запертой.  Неловкими движениями, свалившись на колени, она начала нервно  запихивать  сумки. Сумки не умещались. Я начал энергично проталкивать их, пока не освободился краешек сиденья, на который нужно было как-то умудриться усадить попутчицу.

У меня получилось. Дверь захлопнулась. Машина поползла. Я, глядя ей в след,  почувствовал  облегчение.

(Март 2013)

    Поделиться с друзьями

Об авторе

viktor ahmanov

russia, kazan

Оставить комментарий

Другие работы автора:

сучий бизнес


Жанры: Политика

2019-06-04 15:27:06

дверь


Жанры: Миниатюра

2019-06-04 12:40:09

масквичка


Жанры: Миниатюра

2019-06-04 15:48:14

идеальная мишень


Жанры: Миниатюра

2019-06-04 12:34:42

иностранец


Жанры: Миниатюра

2019-06-04 15:46:08

Наши партнеры

Меню

©2020 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan