Страница произведения | Литературный сайт

Платиновая блондинка.

2019-05-01 02:23:23
Жанры: Политика
Оценка 0 Ваша оценка


 

 

Посвящается ДОРОГИМ женщинам.

 

 

Для того, чтобы Земля была принята в качестве полноправного члена в Организацию Объединённых Планет, она по регламенту должна внести членский взнос в размере одного миллиарда тонн платины. Такова точная и сухая информация, позаимствованная мной из стенографической записи хода Генеральной Ассамблеи, приведенная в «Звёздных Дневниках Ийона Тихого». Составление и литературная редакция этого сборника осуществлены Станиславом Лемом.

 

В воде океанов растворено огромное количество золота почти тринадцать миллиардов тонн. Правда, растворены эти тонны во всём океане, а это значит, что в одной тонне воды (одном кубическом метре) содержится лишь восемь микрограмм золота! Выдающийся немецкий химик Фриц Хабер, получивший Нобелевскую премию за открытие способа получения из воздуха азотных удобрений, был большим патриотом Германии. И, когда после Первой Мировой Войны Германия должна была платить огромные репарации союзникам, он предложил добывать из океанской воды золото и тем компенсировать потерю денег.

(Эти репарации и явились тем мощным домкратом, который поднял Гитлера и его Национал-Социалистическую Партию к власти.)

Но эксперименты показали полную провальность идеи так добывать золото. Хабер основывал свои расчёты на неверных данных о количестве золота в океанской воде. Его концентрация, тогда принятая официально, была восемь миллиграмм на одну тонну. А на самом деле, как уже было сказано – восемь микрограмм, то есть в тысячу раз меньше. Нерентабельно!

 

Серебра, кстати, в воде в пятьсот раз больше – четыре миллиграмма на тонну. Есть и уран.

Платина, например, по её концентрации в земной коре идентична золоту, а, вот, в воде океанов её меньше почти в сто раз, так как платина ещё менее химически активна, чем золото.

 

Рентгенолог Гайда Ролова должна была сама делать рентгенограммы, так как дежурный техник заболел и ему был предписан строгий постельный режим. Первой в очереди была молодая блондинка. Направлена на рентген желудка и кишечника гастроэнтерологом по поводу подозрения на язву желудка или двенадцатиперсной кишки. Гайда поставила её перед аппаратом, одела свинцовый передник и дала ей стаканчик с приятно пахнущей (и на вкус тоже) клубникой кашицы сернокислого бария. Включив установку сказала пациентке, что та может выпить содержимое стаканчика и сама приготовилась наблюдать на экране и сделать несколько фотоснимков. То ли в комнате было слишком светло, забыла закрыть шторы, то ли ещё что-то, но на экране она ничего не усмотрела. И попросила пациентку подождать, пока автоматическая проявочная машина сделает доступными снимки. На снимках никаких обычных белых фигур бария, протекающего по желудку и кишечнику не было видно! Отпустив пациентку, она позвонила к заведующему отделением профессору Михаилу Антоновичу Куршицу и сообщила об этих странных снимках.

Возможно барий был сильно разбавленным? – Предположил Куршиц.

Михаил Антонович, у меня в очереди ещё три-четыре пациента с той же диагностикой – подозрение на язву желудка или дуоденума, так что я сразу увижу.

У всех остальных пациентов, выпивших чашечку бария из той же бутыли, всё было так, как следовало – на снимках отчётливо просматривалась перепоясанная белая «тень» всего кишечника и желудка.

Спрашивать у Гайды, была ли раздета пациентка, Куршиц постеснялся, зная её аккуратность и высокий профессионализм. Да и нелепо предполагать, что женщина пришла на рентген, прикрыв своё тело свинцовой фольгой!

Гайда, окончив работу, позвонила к пациентке и попросила через неделю снова явиться для дополнительного исследования, успокоив встревоженную женщину тем, что ничего опасного не обнаружено, но снимок получился мутноватым.

Снова снимок – снова НИ МАЛЕЙШЕГО следа бария!

Более того, на сей раз Гайда очень внимательно рассматривала рентгенограмму и заметила вообще явление абсурдное: Часть кишечника без бария слабой тенью просматривалась на снимке, а та часть, которая должна была быть полной бариевой кашкой и быть отчётливо белой, выглядела даже чуть более тёмной!!!

Может быть состав желудочно-кишечных энзимов как-то нейтрализовал барий, – подумала Гайда и тут же отбросила эту глупую мысль. Не может химическая реакция, даже если таковая была, изменить поглощение рентгеновского излучения собственно барием!

Гайда вспомнила недавно прочитанный рассказ Исаака Азимова про гусыню, которая несла золотые яйца. Там тоже учёные предположили, что у неё внутри атомный реактор...

На всякий случай, она позвонила к лечащему женщину гастроэнтерологу и попросила его сделать полный анализ желудочного сока пациентки. Через неделю пришёл ответ: Никаких аномалий нет. Та же полупроцентная соляная кислота, пепсины — протеаза, желатиназа и химозин, а также липаза и все прочие энзимы.

Михаил Антонович, будучи поставленным в известность обо всех попытках, сказал Гайде:

Гайда, а давайте преположим, что раз нет тени, а как будто эта часть кишечника даже темнее, значит содержимое по каким-то причинам НЕ ПОГЛОЩАЕТ рентгеновские лучи, а само их ИЗЛУЧАЕТ!

Михаил Антонович, – в ужасе воскликнула Гайда, – так у этой несчастной должен развиться скоротечный рак желудка и кишечника, не говоря уже о лучевой болезни. Я вчера снова говорила с ней и она сказала, что чувствует себя лучше, так как гастроэнтеролог прописал ей Зантак. И никаких жалоб с её стороны не было. Говорила весело и чувствовалось, что выздоравливает.

Куршиц задумался, а затем медленно, как бы с усилием выговаривая слова, сказал:

Вы правы, Гайда, но может быть это излучение появлялось лишь как очень кратковременное, стимулированное нашим ренгеновским аппаратом, собственное излучение, нечто вроде короткоживущей флюороресценции?
Михаил Антонович, но Ваше предположение очень странное и искусственное. Чего ради в барии вдруг и только у неё, появляется краткая флюоресценция, да ещё тоже рентгеновскими лучами.

Я посмотрел химию, – сказал задумчиво Куршиц, – и обнаружил, что если барий реагирует с тетрацианоплатиновой (платиносинеродистой) кислотой, образуется соль, которая флюоресцирует под действием ультрафиолетовых и рентгеновских лучей. Флюоресцирует видимым светом. Но нигде не сказано, что к этому не могла прибавиться и слабая флюоресценция мягкими ренгеновскими лучами!

Я попрошу гастроэнтеролога снова взять анализ желудочного сока и специально закажу в биохимии анализ на эту кислоту, – сказала Гайда.

Но, – с сомнением в голосе добавила, – откуда у нормальной и практически здоровой женщины могла в желудке или кишечнике взяться кислота с цианом??? Да ещё и платина!!!

Специальный анализ ПОДТВЕРДИЛ предположение Куршица: вместе с обычными составляющими в соке желудка было обнаружено присутствие тетрацианоплатиновой ксилоты!

Какай-то неизвестный фермент делал в организме этой женщины, которую смело можно было назвать «платиновой блондинкой», судя по серебристо-светлому блестящему цвету волос, сразу две вещи: Во-первых, он синтезировал циан, но в совершенно неядовитой форме и в виде упомянутой кислоты, а во-вторых, в её организме происходило накопление платины, в миллионы и десятки миллинов раз превышающее её концентрацию в окружающей среде.

Куршиц заметил Гайде, что явление избирательного накопления определённого вещества в живых организмах – достаточно широко известно. Водоросли концентрируют иод, кровь осьминога концентрирует медь, причём её там в тысячи раз больше по концентрации, чем в морской воде.

Анализ тканей и крови на платину показал, что в пациентке сконцентрированы четыре грамма платины!!!

Может быть, поэтому, у неё волосы такого цвета? – Спросила Гайда.

Куршиц рассмеялся: Неплохая идея, Гайда. Тогда её периодически можно стричь, как овцу, и выделять платину!

Вообще-то интересно, ЧТО это за чудесный энзим и можно ли его синтезировать искусственно. Впрочем, есть и другой выход: Стричь всех платиновых блондинок в специальных парикмахерских и волосы перерабатывать в платину.

 

Что было дальше – не знаю, так как связь и с Михаилом Антоновичем и Гайдой прервалась...

30 IV 2019

 

Об авторе

Оставить комментарий

Наши партнеры

Меню

©2018 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan