Евград | Хроники Юкерии 3 Голубая Мечта

Хроники Юкерии 3 Голубая Мечта

2019-10-29 11:51:09
Жанры: Фантастика, Фэнтези, Приключения, Оккультизм
Оценка 0 Ваша оценка


Аннотация

Сей отрезок пути познакомит нас с тем насколько порой огромна, может быть пропасть непонимания между родными людьми и к чему приводит нежелание понимать проблемы окружающих.

И всё это будет проходить на фоне грядущего праздника мира и согласия. Однако для Акито это будет не совсем обычный праздник, хотя бы, потому что это неединственная грядущая важная дата.

Также нашему вниманию предстанет старый друг главного героя и странствующий торговец, спасённый им когда-то в прошлом. Во многом именно  его слова и действия привели мир к его сегодняшнему состоянию. И именно по его рекомендации Нишизава оказался в обществе благородных красавиц.

Поэтому добро пожаловать в третий том Хроник и приятного вам чтения.

 

Оглавление

ПРОЛОГ

Глава 1 Грядущий праздник

Глава 2 Полуденный Бой

Глава 3 Старый друг

Глава 4 День Экзамена (Часть 1)

Глава 5 День Экзамена (Часть 2)

Глава 6 Королева

Глава 7 Рыцарский Патруль

Глава 8 Искомая Вражда

Эпилог

 

Том 3 Голубая Мечта

Пролог

25.04.2019

Империя Веренбург является самым большим государством на людском  континенте, сформировавшаяся по окончанию прошлой эпохи и вот уже более 18 веков управляющая этим миром.

Во главе страны стоит древняя династия, некогда управляющая всего лишь одной небольшой деревушкой, но достигшей такого могущества сметая все препятствия на своём пути.

Поддержку и опору им всегда составляли дворяне и выходцы из самых богатых и известных фамилий. Кто-то из них заслужил этот титул потом и кровью, кто-то умом и красивыми речами, а были и те, кто сделал это обманом и предательством.

Главным правилом правящей династии было «Держи друзей своих близко, а врагов ещё ближе». На этом принципе и возникла империя в её нынешнем положении. Те за кем нужен был контроль, и надсмотр обладали землями близкими к столице, а самые доверенные лица располагались на окраинах империи, создавая заслон, как от внешних врагов, так и от внутренних.

Одним из таких заслонов являлся дом графа Ринде, расположившийся на юго-востоке империи и граничащий с королевством Кронос на юге, графством Гинза на востоке и королевством Рунзо на севере.

Как ни посмотри, вокруг были потенциальные враги, но этот дом славился своими воинами и полководцами, не раз проявивших себя во имя империи.

Поместье графа Ринде располагалось на стратегическом направлении и занимало самую высокую точку региона, но за счёт раскинувшихся вокруг лесов узнать об этом можно было только из башен родового замка.

Десять лет назад, в один из прекрасных летних солнечных дней сквозь лес пробирались две девочки.

– Сестрёнка, давай быстрее! Ты ведь специально платье не надела ради такого случая.

– И куда так спешить? Ни куда он от нас не денется. Тысячи лет на одном месте стоял и простоит ещё столько же. И вообще смотри под ноги, а то опять расшибёшь себе что-нибудь.

– Сестрёнка не будь такой мнительной и поторапливайся.

– Ишь ты. Начиталась умных слов, а смысл уяснить забыла.

– Мне можно, ведь я младшая дочь семьи Ринде.

– Жаль что слишком безответственная и легкомысленная.

– А ты наоборот, слишком беспокоишься по мелочам и ко всему безразлична.

– И почему опять всё так получилось?

Девушкой что шла позади, была старшая дочь графа Ринде – Элеонора де Ринде. Коротко подстриженные светлые волосы, взгляд обращённый вдаль, и мягкие черты лица выдавали в ней скорее благородную девушку, которая могла часто появляться на светских приёмах, и отбоя от потенциальных женихов точно не было бы.

Вот только форма для похода и печать духа на правой руке говорили о другом её стиле жизни. Бальному платью и мягкой постели она предпочитала униформу и спальный мешок, а вместо танцев упражнение с копьём.

Пожалуй, только эта черта характера роднила её с младшей сестрой, которая, несмотря на возраст, хотела всегда быть впереди и быть везде и всюду. Подобного стремления познать от жизни всё, Элеонора не понимала.

Пуф.

– Хелена! Хелена!

Пусть в лесу и было безопасно, но зная привычку сестры находить неприятности на ровном месте, за ней нужен был глаз да глаз. И вот за несколько секунд она преодолела дистанцию, которую по лесу можно было и за минуту не пройти.

– Эй! В чём дело?

Девочка с длинными тёмно-синими волосами, которые сейчас были собранны в большой пучок, медленно повернулась и со слезами на глазах протянула:

– Ветку не заметила.

Из дерева рядом с ней, как раз на уровне лба росла толстая ветка. Как её можно было не заметить? Подобного вопроса у Элеоноры не возникло, она уже привыкла к такому.

– Это твоя расплата за спешку.

– Как жестоко сестра.

Их взгляды пересеклись, но старшая поспешно отвела свой, отправившись дальше по лесу ничего не сказав. Когда она смотрела в глаза Хелене, некое чувство собственной слабости зарождалось у неё в груди. Та не выделялась какими-то способностями или познаниями и была как обычный ребёнок этого возраста. Но она боялась его, боялась той жажды жизни, которую она там видела.

– Эй, а как же пожалеть?

– Прости, но тебе нужно подучиться актёрскому мастерству. Меня так просто не провести. Так что поднимайся и пошли, уже почти пришли.

Надув свои ещё совсем детские щёчки она вскочила и устремилась следом.

Через минут десять они пришли к месту своего назначения.

Перед ними открылась круглая поляна диаметром больше сотни метров, на этой небольшой опушке не росло ничего кроме травы высотой не больше тридцати сантиметров. Ни деревьев, ни кустов, ни даже цветов здесь не было.

Причиной этому была странная каменная конструкция в центре.

Это было нечто вроде телепорта, каким пользуются для быстрого перемещения по стране, но этот был квадратным, без каких-либо рун на поверхности. Окружали эту каменную плиту девять высоких колонн, стоявших по кругу.

– Не понимаю я этого. Отчего ты с отцом об этом месте так печётесь?

– Так ведь оно особенное. Разве растущая вокруг только трава не говорит об этом.

– Просто совпадение и ничего более.

– Просто ты с нами не ходишь, вот и не понимаешь. Нужно включить фантазию и представить что-то за гранью разумного, тогда взору представятся уникальные картины мироздания.

– Господи, ты вся в отца. Он тоже любит нести подобную чушь…

Кое-как отлепив руку ото лба и решив, что умом это не понять, Элеонора уселась на одну из ступенек ведущей к платформе.

–… К счастью у меня полно других дел. Скоро в академию поступать, так что надо готовиться.

– Относись к этому проще и не забивай себе голову бесполезными вещами.

– А тебе бы стоило заиметь хоть немного здравомыслия.

По небу медленно плыл солнечный диск, лёгкий ветерок ласкал кожу, а пение птиц создавало прекрасную атмосферу для спокойного отдыха.

«Вот только один элемент здесь лишний».

Этот маленький элемент то и дело бегал туда-сюда и нарушал всю идиллию. Непонятно как, но девушка сумела задремать.

– Элла! Элла!

Раздавшийся голос покачнул её неглубокий сон, но чтобы разбудить её полностью нужно было что-то посильнее.

– Элла учитель пришёл.

Та мгновенно встрепенулась, но тут же поняла где находится и глубоко вздохнула.

– Чего разбудила? И хватит звать мен Эллой. Мне такое сокращение не нравится. Зови уж лучше тогда сестрёнкой.

– Элла, тут что-то странное.

– Так ты это специально позлить меня решила.

– Нет просто тут камень…

– Разумеется, здесь есть камни и что с того?

–… Просто он светится начал.

– Просто блики от солнца. Спать надо больше, а не книжки всякие читать.

– Но камень не должен светиться чёрным. Уж это я знаю.

Понимая, что она не отстанет. Элеонора потянувшись, подошла к сестре с противоположной части плиты.

Над уже побитом временем узоре висела небольшая чёрная сфера и почти незаметно она увеличивалась.

– И что на этот раз ты умудрилась сделать?

– Ничего я не делала. Просто зацепилась за острый камешек и кровь пошла.

Хелена показала свой указательный палец и на нём была совсем небольшая царапина, но даже такого хватило бы для…

Тут в голове у Элеоноры что-то мелькнуло, и та резко отпрыгнула в сторону, прихватив с собой младшую сестру. А уже через мгновение через то место где они сидели, пролетела тёмная тень и врезалась в один из столбов.

– Ай-ай, что случилось?

– Вот теперь я понимаю, что это такое. Это не просто каменная постройка, а место для жертвоприношения.

– А это тогда что?

Девочка указала на тень, которая потихоньку приобретала чёткие формы и становилась больше похожа на хищного зверя с девятью хвостами, напоминающие тонкие веточки дерева.

– Не знаю, но держись за мной.

Тень тем временем полностью приобрела очертания и, судя по её оскалу и чёрным глазам, почти полностью сливающимися с самим телом, её намерения были не самые дружелюбные.

– Не так я себе представляла свой первый бой, но выхода нет.

– Дитя света, что отгоняет ночь, яви мне силу свою и, даруя жизнь, принеси свет в этот мир.

Печать на руке девушки вспыхнула, и свет обратился белоснежным копьём, но всё же длинной немного меньше неё самой.

– Сестра ты ведь ещё не можешь полностью его контролировать.

Элеонора и сама прекрасно это понимала.

Всего две недели назад её удалось заключить контракт с духом, но дух был не простой, а человекоподобный и прекрасно осознающий кем он является. Все вокруг были безгранично рады такой находке, кроме самой девушки.

Зачастую у всех остальных духи были воплощением драконов, виверн, древних змеев, мифических животных и прочих, которые внушали страх и трепет всем своим видом. Но её духом была небольшая пикси, которая спокойно могла поместиться на ладони взрослого человека.

Её собственному потрясению не было предела, и на несколько дней она просто заперлась в своей комнате, но контракт есть контракт, и другого заключить уже не удастся.

Придя к такому неутешительному выводу, Элеонора начала устанавливать контакт со своим духом. Вновь к её удивлению фея по имени Перида[1], была спокойной и рассудительной, не испытывая обиды за их первую встречу.

В течение следующих недель они упорно тренировались, но чтобы полностью овладеть силой духа в столь юном возрасте требуется не меньше полугода, а до тех пор силы духа ограниченны.

В нынешней ситуации Девушка понимала, что одолеть магического зверя будет практически невозможно, ведь копьё всё ещё было непомерно тяжёлым, а расход манны вызывал дрожь по всему телу.

– Хелена, приведи помощь.

 Несмотря на максимально сосредоточенный тон, дрожь выдавала в ней беспокойство.

– Но ведь…

– Это приказ! За меня можешь не волноваться. Я ведь старшая.

В военной семье Ринде единственной вещью, которую нельзя было оспаривать был приказ вышестоящего. Поэтому недолго думая, Хелена отошла от сестры и помчалась в сторону замка.

«Так мне точно будет проще».

Зверь, понимая, что часть добычи уходит, бросился в атаку. Его пасть с острыми зубами сомкнулась точно по-середине светлого копья, а лапы пытались достать тело позади него.

– Свой первый бой я точно не проиграю.

Сделав быстрый шаг назад, зверь по инерции пролетел мимо, а Элеонора успела задеть его заднюю лапу.

Однако её копьё не обладало полной силой элемента света и не могло пока что остановить регенерацию противника, поэтому рана быстро заросла.

Зверь тем временем выбрал тактику, ударил-отступил. Ему не нужно было беспокоиться о собственном запасе манны, он сам был порождением манны. А оружие девушки постепенно теряло свой блеск.

«По крайней мере, Хелена уже далеко и эта тварь уже до неё не доберётся. Вот ведь, смотрю смерти в глаза, а думаю об этой непоседе. Какой абсурд».

Противник бросился в следующую атаку, но от усталости девушка не успела вовремя среагировать, и коготь прошёлся точно по её левому плечу, но копьё угодило точно в цель, прочертив по чёрному брюху противника широкую полосу.

Прошагав ещё несколько шагов, девушка упала на колени, но копьё из рук не выпустила и кинула взгляд на зверя. Тот корячился, и двигаться ему было уже тяжело.

«Надо добить, иначе всё насмарку».

Правое плечо отдавало сильной болью, а ноги почти не держали на ногах, но девушка нашла в себе силы и направилась прикончить зверя.

Но тот поступил крайне неожиданно. Крутанувшись по земле и еле волоча за собой задние лапы, он запрыгнул в жертвенник, откуда и выпрыгнул совсем недавно.

– Сбежал?

Позабыв о боли в теле, она подошла к каменной плите и ткнула в него копьём. Никакой реакции не последовало. Она повторила удар, так что откололись несколько маленьких камешков. Вновь никакой реакции.

– Неужели и вправду сбежал?

Вдруг позади них раздался звук осыпающегося камня, и девушка поспешно переключила направление атаки.

У основания одного из столбов чёрна дымка отколола его часть и та упала на землю.

«Не может быть…»

Не успела она закончить свою мысль, как со спины на неё пришёлся мощный удар, отправивший её в полёт и закончившийся на том самом столбе.

Перед глазами всё поплыло, а копьё откатилось в сторону. Не имея возможности собрать мысли воедино девушка осела на землю, оставляя на столбе тонкий красный след.

Зверь тем временно, словно чествуя свою победу, медленно приближался, перебирая своими тёмными зубами.

– Кто бы мог подумать, что вот так всё кончится.

Когда между ними оставалось всего пара шагов, зверь раскрыл пасть и готов был, набросится на беззащитную жертву. Как вдруг точно в глаз ему прилетел небольшой камешек.

Элеонора медленно повернула голову и не поверила своим глазам. Около соседней колонны стояла её младшая сестра, держа в руках несколько маленьких камешков. В её глазах не было ни капли сомнения, ни намёка на колебания. От этого у Элеоноры вновь что-то защемило в сердце.

– Я не позволю так бесцеремонно обращаться со своей сестрой.

– Гха-а-а-…

Издав злой рёв, зверь повернулся к тому, кто нарушил его будущую трапезу и уже начал свой прыжок.

– Не позволю!

Тот даже не успел среагировать и понять, как белоснежное копьё пробило его голову насквозь.

Пару раз, ещё дёрнув лапами, зверь превратился в чёрную пыль, и она упала на землю, а вместе с ней исчезло и белоснежное копьё.

Хелена выронила камни из рук и подбежала к сестре, но вместо благодарности получила резкую пощёчину.

– Я тебе что сказала! Идти за помощью.

– Но…

– Почему ты всегда  такая безрассудная, всегда всё делаешь не обдуманно!

– Но ведь ты…

– Глупая малявка!

Элеонора подняла взгляд и посмотрела на сестру готовую заплакать в любой момент, но от этого становилось больно, ведь сама она уже не могла сдерживать слёз. И поэтому крепко заключила её в своих объятиях.

– Глупая. Но… Спасибо!

Этого оказалось достаточно, чтобы слёзы теперь потекли в четыре ручья.

В тот день ярости в графе Ринде не было предела, но странным образом ни одна из его дочерей этого не увидела.

Уже на следующий день о наличии алтаря для жертвоприношений напоминала только лесная поляна, на которой теперь появлялись первые цветы.

Что касается двух сестёр, то они изменились за последующие годы, но в правильном ли направлении, могло сказать только время.

 

Глава 1 Грядущий праздник

Академия Вердена – Элитное учебное заведение, которое славится своими выпускниками, преуспевающими во всех областях деятельности мира людей.

Она пусть и имела военную направленность, но всё же обучала политике, экономике, логистике, педагогике и много чему ещё.

В высшем обществе, так уж получилось, что академию стала считаться исключительно женской, но люди из народа подобных тонкостей не знали и считали это местом обычным высококлассным заведением.

Не знал про эту особенность и единственный обучающийся здесь парень. Поначалу от этого была куча проблем, но за полтора месяца пребывания здесь, всё немного успокоилось.

Оказалось, что после прихода на пост директора Вальтера Зиммермана, героя позапрошлой войны, правила отбора в академию изменились, и теперь помимо знатного имени и денег сюда можно было попасть за существенный талант и в редких случаях за счёт сложной жизненной ситуации.

И всё же Нишизава Акито продолжал жить и кое-как учится в этих стенах.

Но за те несколько недель после задания в храме Араноса изменилось многое.

Во-первых, после возвращения у Акито официально появилась своя ученица, хотя со временем это грозили перерасти скорее в проблему. Скорость впитывания ею самых различных знаний не просто удивляла, она пугала. Создавалось впечатление, что с таким темпом жизни можно очень быстро загнать себя в могилу, но той это было только в радость.

Во-вторых, Ребекка Калерман – девушка, переведённая из ритуальной школы Ризалии, после задания заявила, что хочет оставить всё как есть и никуда переезжать не собирается. Разумеется, Эрика бурно высказывалась по этому поводу, но быстрая роспись пера перечеркнула все её слова. В итоге на следующей неделе после трудного для себя решения, Эрика согласилась принять ту в свою команду, и теперь в ней было три официальных участника.

Также неофициальным участником была Марианна Линберг – девушка чей здравый смысл всегда выглядел очень двояко, то она могла быть полностью собранной и с трезвой головой, а через несколько минут уже собачится с кем-то по поводу какой-то мелочи.

Их формальная четвёрка имела хорошо слаженную работу во время рейтинговых игр, но чтобы попасть на священный турнир, и побороться за исполнение сокровенного желания, нужно было попасть в пятёрку лучших, а до неё было ещё далеко.

Акито как-то предлагал главе дисциплинарного комитета – Хелене Ринде присоединиться к ним, но та не видела смысла для себя во всём этом турнире, так как желания, которая она не могла исполнить своими силами, у неё не было.

Поэтому пока оставалось только побеждать в нынешнем составе.

За окном стояла прекрасная летняя погода, на дворе был выходной, но к несчастью эту идиллию должна была нарушить рейтинговая игра, начинающаяся ровно в полдень. И как бы ни хотелось, поспать подольше в свой законный выходной, нужно было вставать.

Обычно в качестве повара на завтрак, обед и ужин был Акито, так как у других жильцов комнаты получались либо угольки, либо что-то очень не съедобное. И если по первому можно было понять что это, то второе было сущей лотереей.

Поэтому дабы не стоять у плиты вечно парень стал потихоньку обучать девушек искусству кулинарии, начиная с самых простых рецептов из поваренной книги.

Но сегодня был важный день, отчего он решил подняться побыстрее.

Первым делом он заглянул под одеяло, но сегодня там было пусто. Его дух света – Сильвераниум Рене, была весьма миниатюрной, но очень симпатичной девушкой, которую легко можно спутать с ученицей младших классов. Так как своего прошлого она не помнила, то и социальная адаптация у неё была на весьма низком уровнем и общечеловеческие нормы общения и поведения, вызывали у неё затруднения.

За последний месяц она могла уже почти целый день проводить в человеческом облике, но одной из любимых её особенностей было спать на Акито как на подушке.

И ладно бы просто спать, но делала она это как говорится: «В чём мать родила», и парень не мог ни отучить её от этого, ни привыкнуть.

Кто-то говорил, что привычка появляется за 21 день, но видимо в этом случае, срок должен быть намного больше.

Не понимая, куда девушка могла исчезнуть поутру, ведь внутри печати её тоже не было, он быстро поднялся и понял, что в комнате кроме него не было вообще никого. Все постели были пусты и заправлены.

Только теперь его нос ощутил некий странный аромат.

«Жареная картошка с сахаром? Это что-то совсем новенькое».

Несмотря на странный аромат с кухни, запах угольков никуда не исчезал, а значит, как минимум одного человека на кухне он знал.

Подойдя к двери и услышав столь привычные споры, он медленно толкнул дверь и аромат стал ещё более непонятнее, а девушки продолжали спорить не обращая на него никакого внимания.

– Какого чёрта ты творишь?

– Кто бы говорил, на свою тарелку посмотри.

– От твоей просто нос воротит, никто её даже пробовать не будет.

– Зато она не похожа на угли из костра, и я уверенна, что получилось очень даже не плохо, ведь почти точно следовала рецепту.

– И что вы тут творите с утра пораньше?

Только сейчас две девушки обратили внимание на парня и несколько удивились.

Обе девушки сейчас были в кухонных передниках, вот только глубокий вырез Ребекки на её обычной форме под фартуком, выглядел уж слишком привлекательно, поэтому Акито быстро перевёл взгляд на стол.

Помимо самых разных продуктов, на столе было две тарелки.

В одной понятное дело были круглые угольки, но их форма была примерно одинаковой, поэтому парень сделал вывод, что это должно быть что-то съестное. В другой тарелке были непонятная субстанция, похожая на желе, и из которой торчали самые разные палочки.

– Ты почему так рано встал?

– У нас сегодня бой. И вообще, почему вы раньше меня встали?

В ответ они показательно отвернулись.

– Если я чего-то не знаю, или успел что-то сделать, то скажите, пожалуйста.

– Да что б тебя скоро же праздник!

Надутое лицо Эрики смотрелось на удивление мило, но смысл фразы до него не дошёл.

– Какой?

– Да ты издеваешься?

– Нет. Поэтому можете рассказать?

– Хм, дурак ты. На этой неделе будет праздноваться день мира и единства. Только не говори, что не слышал об этом празднике?

Покопавшись в своей памяти и не найдя ни одного упоминания об этом, он отрицательно покачал головой.

– Господи. Как же можно быть таким недотёпой. Это один из самых главных праздников в году. Отмечается окончание последней войны с преисподней. Люди почитают павших в войне и дарят друг другу подарки, желая, чтобы никогда больше подобного не повторялось.

– Мы этот праздник особо не отмечали. Куда большее внимание уделялось дням рождениям или поездкам в разные места. У нас в семье был собственный календарь праздников.

Понимая, что если он сейчас окунётся в те давние и радостные деньки, то разговор пойдёт не на самую приятную тему, Акито встряхнул головой и отогнал мысли о прошлом.

Эрика тем временем тоже хотела что-то сказать, но мысль остановилась, так и не слетев с её уст.

– Раз ты об этом дне и его обычаях не знаешь, то одной из главных особенностей является дарение чего-то вкусненького или дорогого подарка. Однако я была приятно удивлена, что ты ничего не знал. Это значит, что можно стараться не так сильно.

Ребекка как всегда в своей игривой манере удачно разрядила обстановку и продолжила мило улыбаться.

– То, что я о нём не знал, не освобождает от возложенных на тебя обществом обязанностей по присмотру за ближним.

– Обязательно было так глупо говорить?

Эрика скрестила руки перед грудью и, постукивая кухонной лопаткой себе в плечо, отвела взгляд.

– Если хочешь, я сделаю тебе первоклассный подарок…

Предложение брюнетки казалось заманчивым, но интуиция подсказывала парню, что хорошего из этого выйдет мало.

–… А начну прямо сейчас.

Девушка обошла стол и, встав в паре метров от Акито, выдавила содержимое тюбика на своё глубоко открытое декольте.

Сливочная начинка на слегка загоревшей коже и обрамлённая чёрной каёмкой униформы придавало зрелищу настолько очаровательный вид, что отвести глаза было просто невозможно.

В голове у Акито что-то щелкнуло, только когда девушке в лицо начали тыкать знакомой кухонной лопаткой.

– Ты что такое творишь, похотливая ты извращенка?

– Ой, ой. Завидуешь?

– Да во ещё. Нужны мне эти куски жира.

Несмотря на явное отрицание Эрика, густо покраснела и отвернулась, бросив взгляд на свои прелести.

– Ты так говоришь, но не можешь сделать что-то подобное, и это остужает мой дух соперничества.

– Думаешь, я ни на что не способна? Тогда вот смотри.

Эрика схватила со стола ещё один тюбик и выдавила немного себе на щёку. Это была кремовая начинка.

– Акито, давай быстро ешь.

«Это же поцелуй в щёчку, правда ведь? Если выбирать между поцелуем большой груди и обычным поцелуем в щёку, то второе должно быть более привычным делом. Но всё же, просто так взять и поцеловать, это пока за гранью моих способностей».

– Выбор за тобой: сливки или крем.

– У него нет выбора, разумеется, это будет крем.

С точки зрения обычного человека этот разговор вообще не должен был состояться. Но эту ситуацию прервала открывшаяся дверь.

– Акито. Если хочешь, можешь позавтракать мной.

Девушки могли только признать своё поражение, открыв рты.

В кухню зашла Рене. Вот только сейчас ей вид был куда более удивительно.

Девушка привычно стояла без одежды в одних только тёмно-серых чулках с рисунком, вот только на белоснежной коже красовались изящные шоколадные узоры, образовывая неповторимую красоту.

Сам того не осознавая, Акито сделал шаг на встречу, но вспомнил, что стоящие позади свидетели поймут это несколько неправильно. Его мозг со скоростью молнии стал перебирать возможные пути выхода из сложившейся ситуации.

Спустя секунду его шестого чувства достигли звонкие шаги в коридоре, и мозг моментально придумал решение.

– Рене, сделай пару шагов в сторону.

Дух пару раз хлопнула своими ясными фиолетовыми глазами и сделала два шага в сторону стены.

Акито благополучно толкнул дверь, и такое соблазнительное тело скрылось в уголке между стеной и дверью.

– Э…это ещё что такое было?

– Ты чему учишь своего духа?

– Это идёт уже за границы всех правил.

Пока девушки начали посыпать его обвинениями в распутстве, входная дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетел вихрь, а в следующую секунду на пороге уже стояла девушка с элементами рыцарской униформы и короткой темно-синей причёской. Судя по выражению лица, она была не в лучшем расположении духа.

– Что вы здесь творите?!

Интонация лишь добавляла уверенности, что она сегодня сможет докопаться до чего угодно.

– Наконец-то богиня правосудия сжалилась надо мной и послала благословение…

Акито быстро встал на колени и упёрся головой в пол.

–… Прошу прощения, но меня хотели втянуть во всякие непотребства, слава создателю, что он послал вас именно сейчас, иначе я не знаю, к чему это могло привести.

 Кинув грозный взгляд на крем и сливки Хелене Де Ринде быстро сложила что здесь к чему.

– Так значит, всё это время я зря обвиняла Нишизаву во всех грехах, а на самом деле это вы тут занимаетесь обольщением.

На кухне поднялся сильный ветер и это несмотря на закрытые окна.

– Погоди, погоди всё совсем не так.

– Нас оклеветали, ну чуть-чуть.

– Я вас научу порядку в академии и вдолблю как нужно вести диалог в таком случае.

Девушки ничего больше не успели сказать в своё оправдание, а просто вылетели в окно вместе с очень сильным порывом ветра, а Хелена устремилась за ними.

– Ура! Во славу справедливости. Слава господину Зиммерману.

Кинув беглый взгляд на парня, та скрылась за окном.

– Неужели хоть сегодня всё пойдёт по плану?

Стоя у выхода из кухни у него даже слёзы на глазах проступили, а тем временем дверь в кухню немного отошла в сторону.

– Акито. Так ты будешь мною завтракать, а то шоколад уже потёк?

Сделав глубокий вздох, он повернулся и сделал уверенный шаг навстречу.

– Конечно, пришло время вкусно и сладко позавтракать.

*

Спустя почти час Акито стоял и глядел в окно, уже приготовив завтрак для девушек, которые должны были вернуться в скором времени. Поэтому сейчас он просто глядел в окно с абсолютно пустой головой.

Из своеобразного состояния транса его вывела широко и громко распахнувшаяся дверь.

– Нишизава! Я требую объяснений!

В дверях снова стояла глава дисциплинарного комитета, как и в прошлый раз, вид у неё был немного всклокоченный и суетливый. Такое было впервые.

– О-о. Хелена, доброе утро. Я тут какао сварил. Если хочешь, и тебе тоже налью. У нас тут свежий мёд на сладкое. Предпочитаешь светлый или тёмный, травяной или древесный?

– Светлый травяной, пожалуйста. Эй, погоди, не уходи от темы. Ты ещё не объяснился. Что это было и где твой дух.

В этот момент он заметил, что позади Ринде стояли Эрика и Ребекка, и их настроение было не самым дружелюбным.

– У нас менее чем через час рейтинговая игра, так что лучше будет всё рассказать во время еды.

После этой фразы он открыл два подноса, под которыми были ещё тёплая лазанья со свежими овощами, по чашке какао и несколько рулетов в шоколадной глазури. А через пару секунд на столе появилась ещё одна чашка с банкой светлого травяного мёда.

Запах от них исходил просто прекрасный, а так как время поджимало, все уселись за еду, ожидая оправданий и извинений.

Когда тарелки и чашки опустели, закончился и рассказ.

– Чтобы серьёзно поговорить со своим духом, можно было просто выйти из кухни, мы бы не помешали. Зачем было прибегать к таким сложностям? Я с Эшли частенько болтаю и учу её уму разуму.

– Вот только не всегда она тебя вообще слушает.

В ответ на ехидный комментарий по поводу взаимоотношений Эрики со своим духом, та не выдержала и в свойственной манере выкинула резкую фразу.

– Эй! Магу не дано понять, как сложно порой бывает в общении с собственным духом и как долго иногда может идти дрессировка какой-либо одной мелочи!

Те, кто имел контракт с духами, почти всегда имел преимущество в силе и возможностях над магами, но в обществе вражда между призывателями и магами порицалась, ведь они всегда присутствовали на поле боя и помогали друг другу.

– Вот именно поэтому, когда я призову собственного духа, то продемонстрирую тебе мои способности к обучению духов. И ты передо мной извинишься.

– Хм. Вот ещё.

К радости парня разговор ушёл от недавнего происшествия и лёг в другом направлении. И в этот момент ему в голову пришла мысль, что если бы Ринде не пришла именно в ту секунду, то всё могло закончиться весьма плачевно.

– Кстати говоря, Хелена, а что тебя к нам привело с утра в выходной день?

– Хотела кое-что обсудить, но на этот утренний балаган и разбирательства ушло слишком много времени. Время терпит, а сейчас вам следует подготовиться к предстоящей игре. Не буду вас отвлекать.

Поставив чашку в раковину, она быстро поклонилась и покинула комнату.

– Между делом у нас и вправду осталось только 20 минут, надо поторопиться.

Быстро собравшись, они были уже готовы отправиться, но едва открыв дверь, повстречали ещё одного гостя.

– Сэмпай! Доброе утро!

От неожиданно радостного выкрика Акито чуть не свился, зацепившись за ковёр на полу.

В дверях стояла девочка тринадцати лет с красно-белой причёской и яркими, жизнерадостными голубыми глазами. На плече у неё как обычно сидел её контрактор – лазурный метафеникс по имени Аори.

Это была ученица Акито – Мию Эльберг. В свободное от учёбы время она часто наведывалась к ним за очередной порцией знаний.

– Не надо так с порога здороваться. Можно было и подождать, пока мы выйдем.

– Просто зайти я не решилась. Когда сегодня я в первый раз зашла, вы с Рене…

Договорить она не успела, потому, как правое ухо сильно оттянули в сторону. Аори сидя на противоположном плече, активно замахала крыльями и начала что-то выкрикивать, но больше ничего не предпринимала.

– А ну выбросила из своей головы что видела.

– Ай-ай-ай, поняла, поняла. Уже всё забыла.

– Эй, Акито! Это уже рукоприкладство.

– Считай это таким же процессом воспитания, как и твоего духа.

Выбравшись из захвата, Мию насупилась и стала потирать своё красное как помидор ухо.

– И что ты тут вообще делаешь?

– Пришла на урок, но вспомнила, что у вас сегодня рейтинговая игра, поэтому решила поболеть за вас и дождаться окончания сражения, чтобы продолжить обучение.

– Сегодня же выходной день, в пору отдыхать весь день и ничего не делать.

– Я готова учиться 24/7, если этим будет заниматься сэмпай…

Поймав на себе презрительные взгляды двух девушек стоящих позади него, Акито стал биться об косяк двери, понимая, насколько это подозрительно для них звучит.

–… Я тут по дороге встретила Рене и Мари-сан. Они уже должны быть на месте.

– Нам поражение присвоят, если не явимся вовремя. Так что оставим вопросы на потом и отправляемся.

Когда дело касалось рейтинговых игр и попадания на священный турнир, характер Эрики сильно менялся и уровень её здравомыслия и способностей оценивать окружающую обстановку увеличивался в разы. К сожалению, как только сражение заканчивалось она опять входила в своё обычное состояние.

После такой команды все быстро отравились к месту сегодняшнего сражения.

 

Глава 2 Полуденный бой

– Эй, Акито! Ты слишком тормозишь! Делай ты, как я говорю, и победа была бы уже у нас в кармане.

– Может ты не заметила, но у них прекрасный авангард, а у нас авангард состоит из одного меня. Кроме того приходится постоянно на вас отвлекаться. Да ещё этот водяной призыватель, такое впечатление, будто он у себя дома и знает каждое деревце и лужицу.

– Чтоб их. Ребекка давай быстрее шевели своими кусками жира.

– Прошу прощения, но я не уделяла большое внимание физической подготовке в Ризалии. И соглашусь, с ними немного сложно бегать.

Брюнетка подошла к ним и стала быстро и часто дышать, оперевшись за коленки. Подобная поза ещё сильнее подчёркивало её прекрасные формы, поэтому Акито поспешно отвел взгляд, пытаясь, сосредоточится на поиске противника, судя по лицу Эрики, в душе у неё бушевала целая куча эмоций.

Команда противника была преимущественно сосредоточенна на лобовых атаках за счёт трёх сильных призывателей в авангарде.

Несмотря на то, что самой первой наглой и неожиданной атакой в лоб у команды Эрики получилось вывести из боя мага воздуха, оставшиеся четверо представляли серьёзную угрозу.

Правила этого боя были таковы, что для победы требовалось вывести из боя одного конкретного противника. В их команде таковой была Ребекка, а в команде противника маг, прекрасно владеющий элементом воды.

Так как нынешняя арена представляла собой лес разделённый просекой в центре и большим количеством мелких ручьёв, то опасность подстерегала почти на каждом углу.

Поэтому Ребекка уже дважды попадалось в ловушку. К счастью призываемые водяные духи не обладали атакующими способностями, только обездвиживающими.

Если бы те концентрировали в это время свои атаки не на ней, а на её защитниках, то бой уже давно закончился поражением последних.

– Нам везёт, что они не самые лучшие тактики, а то бы нам уже настал каюк.

– Их команда имеет прекрасный наступательный потенциал, поэтому мы не можем прорваться к их лидеру и нанести удар.

– Было бы хорошо, если бы мы его для начала увидели.

– Тц-ц…

Эрика была командующим в их отряде и, судя по её выражению лица, вся голова сейчас была занята поиском решений для победы в не самой благоприятной обстановке.

– Я может быть где-то потерялась, но куда делась Марианна?

– Ты и вправду ещё и слушать не умеешь. Она занимается атаками по флангам. Если бы не её неожиданные атаки, тебя бы уже давно зарубили.

Брюнетка отчаянно попыталась вспомнить эти атаки, но она только и делала, что бежала сквозь лес, поэтому просто пожала плечами.

– Что б тебя. Потом только и будешь заниматься физической подготовкой. Будь уверенна, я тебя до такой степени загоняю, что эта ухмылка точно пропадёт с твоего лица.

Несмотря на сложную ситуацию и угрозу чрезмерных физических нагрузок, её красивая, но лукавая улыбка нисколько не уменьшилась.

К счастью именно такая реакция подала Эрике превосходную идею.

– Раз они настолько сконцентрированы на атаке по Ребекке, то воспользуемся этим. Ты продолжаешь бежать через лес, постепенно отворачивая к просеке, и старайся вновь не попасться в ловушку.

– Опять бежать? Да сколько можно? Вы наверняка не будете столько бегать.

– Молчи, и делай что говорят. Мы прорвёмся через одного противника и атакуем их командира. Поэтому вперёд.

Брюнетка, обречённо вздохнув, забрала в лёгкие побольше воздуха и с небольшим уклоном побежала в сторону просеки. Так как в школе Ризалии физической подготовке особого внимания не уделяли, то бегать марафоны её никто не учил, и теперь её манера бегать выглядела несколько забавно.

Внезапная боль в ухе оборвала мысли Акито.

– Ай-ай-ай. Ты что делаешь?

– А ты сам, куда это так пристально смотришь?

Потребовалось несколько секунд, прежде чем парень понял, что та имела в виду.

– Да не пялился я на неё, только подумал насколько у неё забавная манера бегать.

– Ага, конечно. Так я и поверила тебе.

Выпустив уже совсем красное ухо, девушка опять показательно обиделась.

– Эй, Эрика…

– Ничего не знаю, пока ты не извинишься и не докажешь свою искренность.

– Чёрт возьми, времени-то на это нет совсем.

Резко сорвавшись с места, он подхватил девушку на руки и бросился в сторону. Через секунду на это место пришёлся удар длинного тёмно-коричневого копья и во все стороны по земле побежали трещины.

– Ты что творишь?! Я и сама могла увернуться.

– Некогда болтать, мы далеко не в лучшей ситуации.

Мгновенно сменив ход мысли, Эрика перевела взгляд на призывателя позади них.

Это была девушка занимающая позицию в центре вражеской формации, а значит для координации действий остальной команды, вражескому командиру нужно было быть где-то совсем неподалёку от центра.

– Акито! Прорываемся здесь. И опусти меня уже на землю!

Акито быстро опустил девушку на землю и направился прямиком на врага. Даже их командиру требовалось время на принятие необходимых контрмер, поэтому ловушек в самое ближайшее время можно было не ожидать.

Девушка перед ним дабы замедлить столь дерзкую атаку со всей силой ударила копьём в землю. Их образовавшихся трещин повалило огромное облако камней и пыли, полностью лишая обзора на расстоянии вытянутой руки.

Но в области дымовой завесы или пыльной бури нельзя было полагаться на зрение, приходилось изо всех сил напрягать остальные органы чувств.

По памяти преодолев расстояние между ними двумя, чисто на интуиции парень взмахнул серебристым клинком. И тут же послышался металлический звон, и острое лезвие копья прошло мимо его головы.

Сделав ещё шаг, сквозь пыль перед ним появился размытый силуэт врага.

Копья и алебарды были прекрасным оружием сдерживания большого числа врагов, но в поединке один на один особенно на сверх ближних дистанциях, где всё решает ловкость рук и умения рукопашного боя, им требовалась поддержка.

Быстрым движением снизу вверх, Акито отправил копьё к небу, придав максимальное ускорение.

Всего один точный удар должен был закончить эту дуэль, но его клинок остановился всего в десятке сантиметров от шеи девушки.

«Не может быть. Невозможно так быстро преодолеть дистанцию между их авангардом».

Несмотря на нежелание признавать подобное, его меч был остановлен палашом[2] тёмно-синего цвета. Это оружие принадлежало девушке с их правого фланга.

Так как этот палаш имел весьма короткое лезвие, им можно было управляться и одной рукой.

Быстро сообразив, что продолжать атаку бессмысленно Акито попытался быстро отступить, но драгоценное время было упущено. В левой руке вновь прибывшей уже было заготовлено заклинание с атрибутом воздуха.

Удар пришёлся точно в грудь. Выбив из лёгких весь воздух, его запустили в полёт в направлении, откуда он и начал свою атаку.

Пока он крутился в воздухе, в поле зрения попала Эрика, перед ней был целый отряд водяных змей и в центре них был противник с левого фланга, держа в руках чёрный топор с металлической рукояткой.

Его полёт закончился об толстое дерево. Сознание частично помутилось, но его удалось быстро восстановить.

– Акито, отступаем!

Перед глазами возникла огненная стена, а перед глазами пробежала девушка, держась за левое плечо.

Встряхнув головой, он вскочил на ноги и, не обращая внимания на боль в правой ноге, побежал следом.

За счёт обильной растительности и не самого лучшего освещения, им удалось быстро исчезнуть из поля зрения преследователей, но этот раунд был проигран.

– Как они так быстро нас нашли?

– Откуда я знаю. Они весь бой использовали такую прямолинейную тактику, возможно, тоже решили сыграть на этом и подловить нас.

– И им это прекрасно удалось.

– Хочешь сказать, что это я виновата в том, что мы попались?

– Нет, но ты по-прежнему не ладишь с элементом воды.

– Заткнись! Я практикуюсь, но результаты просто пока не очень.

Пока они на ходу устроили словесную перепалку, преследователи то и дело напоминали о себе громкими ударами позади. По направлению звука  можно было судить, что они заходят с трёх сторон, пытаясь взять их в полукруг.

Выдавать противнику своё месторасположение – это было или желанием показать собственное превосходство, или глупостью противника.

Если бы они стремились к первому, то начали бы это с самого начала боя, а для второго они были достаточно умны и скоординированы.

Когда эта мысль посетила голову Эрики, то шестерёнки внутри отчаянно стали пытаться найти связь между их поведением и манерой боя.

«Они концентрируют силу на своём переднем крае, контролируя остриё атаки, специализируются на мощных атаках и хороши в обороне. У двоих основным элементом является земля. Точно».

– Акито! Их лидер…

Но не успела девушка договорить, как влетела во что-то выскочившее прямо из-за дерева. Остановиться времени уже не было, так что на полной скорости влетела в появившийся объект и свалилась на землю.

Однако, судя по ощущениям, приземлилась она не на ветку или голую землю, а нечто иное. Голова же словно провалилась в большую и мягкую подушку, так и манящую отдохнуть.

Но здесь подобного быть не должно и осознавая это, девушка подняла голову. Лицо её тут же перекосила самоуничтожительная ухмылка.

– Ой-ой. Я, конечно, понимаю вашу тягу к моим прелестям, но я сильно устала, да и заниматься чем-то подобным посреди боя. Неужели вас потянуло на экстремальные забавы?

Ребекка, несмотря на тяжёлое дыхание, была с ещё более счастливым выражением лица, чем обычно, и становилось очевидным, что так просто об этом случае она явно не забудет.

– Если вы тут флиртовать собрались, то можно уже вы перестанете втягивать меня в свои игрища.

– Заткнись болван! А ты тут какого чёрта делаешь?

– Как мне и сказали, я всё это время бежала через лес к просеке.

– Мы успели столкнуться с противником и даже тебя догнать, а ты даже до конца леса не добежала?

Девушка в ответ только шаловливо показала кончик своего язычка.

– Да ты совсем…

Шестое чувство буквально приказало девушке уйти с прежнего места и, прихватив с собой ненавистную брюнетку, та сделала перекат в сторону.

Сквозь дерево позади пролетело знакомое лезвие копья, расколов толстый ствол на пополам и вновь не достигнув своей цели.

Эрика выпустила несколько огненных шаров в сторону вновь прибывших, вынуждая защищаться, а сама вскочила, потянув свою недавнюю подушку прочь.

Немного левее уже виднелось поле, но выходить на открытую площадку в их положении было равносильно самоубийству.

Оставалось только прорываться по кромке леса, только начав смещаться в сторону, перед ними двумя возникли с десяток водяных змей, а в их центре была та, кто недавно почти полностью вывела из боя её левую руку. 

Быстро развернувшись на 180 градусов она было хотела направиться в противоположную сторону, но неожиданно возникшая там каменная стена высотой с двухэтажный дом перекрывала и эту возможность, а раздавшийся справа мощный взрыв и пролетевший над головой Акито означал, что путь им только в поле.

Выбежав на открытое пространство, вокруг сразу стало намного светлее, хотя и специфическое освещение в Ground Zero и отставало от реального мира.

Но теперь картина приобретала куда более простой вид.

Прямо перед ними из леса вышла копейщица, с которой Акито столкнулся уже дважды, справа была девушка с палашом, а слева её собственный недавний противник. Втроём они образовывали полукруг с небольшим перекосом в сторону центра поля битвы.

«Не хватает только главного кукловода».

Стоило девушке только подумать об этом, как в менее чем в пол сотни метрах от них из леса вышел вражеский командир.

Длинные светло-каштановые волосы, светло-голубые глаза, уверенный взгляд и высокий рост придавали ей вид истинного командира.

– А я всё думала, появишься ты или нет.

– Козыри нужно выставлять под конец, чтобы вполне насладится агонией проигрывающей стороны.

Судя по улыбке на её лице, то она уже присвоила себе победу ещё до окончания сражения.

– Не думаю, что у тебя из рукава появится ещё одна гигантская водяная змея, способная хотя бы водой плюнуть что ли.

– Акито она не…

Эрика начала говорить почти шёпотом, чтобы её не могли услышать противники из авангарда, но на этот раз её перебил уже гордый и не настолько дружелюбный голос.

– Я не позволю оскорблять доблестное имя команды «Дрожь земли». Я намеревалась покончить с вами быстро, но теперь вы должны быть наказаны за столь дерзкие слова.

– И чего она так взъелась, просто шутка.

Поймав на себе пронзающие взгляды, Акито понял, что разрядить обстановку не вышло и лучше бы он помалкивал.

– Разрушая города, вытаптывая земли, разнося вокруг свой беспокойный рёв, приди в этот мир и воспари над этим миром Голиаф!

Окружающая земля мгновенно затряслась, будто весь мир пошёл ходуном, а из земли вылезла огромная каменная глыба.

За пару секунд из этого светло-серого квадратного камня отросли мощные руки, заканчивающиеся шиповидными перчатками, ноги с широкими ступнями, специально для растаптывания зазевавшихся противников и головой, закрытой каменным шлемом.

Встав в полный рост этот гигант, был ростом более 25 метров, в результате чего его голова могла смотреть поверх окружающего леса.

– Гха-а-а-а-а-а-а-…

Его рёв соответствовал размеру и распугал оставшихся здесь птиц и зверей.

– Так и знала! Вода это твой вспомогательный элемент, но ты не можешь владеть им полностью, поэтому водяные духи могут только связывать противника. Твой основной элемент земля, а твой авангард был по земле не для устрашения, а чтобы ты мог по волнам в земле отслеживать наше местоположение. Но на активацию этой способности требуется время, поэтому вы потеряли мага в самом начале.

– Жаль, что ты поняла это так поздно, но ты даже не удостоила парой слов моего духа. Это уже мне личное оскорбление!

– Не в этом дело. Твой дух и вправду велик.

– Поздно. Лесть здесь уже не поможет. Голиаф топчи их, авангард не давайте им сбежать.

Все противники приготовились к решающему сражению и начали брать троицу в клещи.

Бежать было уже абсолютно бессмысленно, оставалось либо принять поражение, но просто так на это Эрика не пойдёт, либо пасть в бою как подобает героям.

Последний вариант выглядел предпочтительнее, поэтому перехватив свой серебристый клинок поудобнее Акито решил встретить своего главного противника в этой битве уже в третий раз, а как известно «Третий раз – алмаз». Ребекка не стала отсиживаться, а заготавливала быстро создаваемые заклинания для последнего рывка, а Эрика не оставляла надежд разобраться с их лидером.

Её взгляд казалось должен просто прожечь противника насквозь.

– Теперь мы нанесём вам сокрушительное поражение, и вы ещё будете просить у нас прощение! Вы подобие команды, неспособное даже на…

БАМ.

Девушка, громко вещавшая до этого с плеча каменного великана, медленно опустила взгляд на светящуюся ледяную стрелу, торчавшую у неё из груди.

Вместо наслаждения от победы по её лицу пробежала нотка ярости, а её мозг наконец-то вспомнил про четвёртого участника противоборствующей команды, но было уже поздно.

Так как условием победы было победа над конкретным участником команды, а в их команде им была именно она, то это значит, бой закончился их поражением.

Эта мысль достигла её сознания, только когда каменный великан растворился в воздухе, не успев реализовать своё боевой потенциал, а её собственное тело свалилось на землю.

Над полем боя раздался свисток, знаменующий об окончании очередной рейтинговой игры.

 

Глава 3 Старый друг

– Вот чёрт! Всё висело на волоске.

– Хм! Поэтому ты и должна признать мои заслуги Эрика Чиба. Победили мы только благодаря моему выстрелу.

– Мы победили благодаря вражеской беспечности и тому, что они про тебя в конце вообще забыли.

– Вовремя исчезнуть из поля зрения противника, а затем в нужный момент нанести удар – это главная задача для лучника.

– И сколько ты ещё будешь восхвалять себя? Мы сделали большую часть работы.

После победы вся их команда плюс горничная Марианны – Шера решили подкрепиться и разместились за обеденным столиком, недалеко от арены.

Вот уже минут десять Мари и Эрика продолжали спорить, кто внёс больший вклад в победу, и даже приступив к еде, тему они не сменили.

Акито сидевший рядом просто попивал фирменный чай семьи Линберг и постепенно поглощал приготовленные закуски.

– Вкус, однако, потрясающий. Шера ты сама это сделала?

– Ой-ой, что вы. У меня плохо получается готовить. Всё что присутствует на столе, сделала моя госпожа, у неё прирождённый талант к этому. Правда она станет прекрасной суженной?

– Эй, а ну хватит нести чушь. Чтобы нашёлся тот, кто будет меня достоин нужно пол мира обойти, наверное.

– Но если такой найдётся, то он наверняка проникнется таким угощением.

От подобной похвалы обычно холодная и спокойная девушка немного заалела, но виду не показала.

– Выходит, что правду говорят, будто путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.

Ребекка, которую несколько раз сегодня попадалась в ловушку и постоянно подгоняемая Эрика, казалось, после боя была этим немного обеспокоена, но сейчас сидела и спокойно попивала чай, закусывая небольшими кусочками ванильного торта.

Они была друг с другом знакомы не так давно, но достаточно чтобы начать разбираться в эмоциях друг друга, по крайней мере, так думал Акито, но к сожалению он так и не мог понять что творилось в голове у этой ветреной и беззаботной особы.

– Кто это такую чушь несёт? Главное это показать, кто главный и тогда всё будет прекрасно.

«Вот только далеко не каждый парень будет плясать под твою дудку, и тереть все твои выходки».

Он хотел опровергнуть обе противоборствующие теории, но только было раскрыл в рот, как в него залетело что-то сладкое.

–Э-э-э-э-э-э-э-…

В воздух полетел удивлённый возглас, но прень его не услышал ведь равносторонний кубик, попавший к нему, по своей субстанции напоминавший желатин, имел мягкий и сладкий клубничный вкус, но в тоже время немного отдавал лёгкой кислинкой.

– Вкусно!

Оглядевшись вокруг, он увидел три пары сердитых взоров уставленных на него.

Подобное уже происходило, поэтому не подавая виду, он повернул свою голову влево.

Яркие  и чистые фиолетовые глаза смотрели прямо на него, и показалось даже, что во всегда равнодушных и ровных очах тлел маленький огонёк жизни.

– Акито, можно я буду питаться этим до скончания времён.

Акито благополучно выдохнул, ведь вопрос соответствовал обычной манере поведения его духа света, и он перемесил взгляд на небольшую коробочку.

В ней оставались несколько равных квадратиков, покрытых сахарной пудрой, но по их цвету можно было утверждать, что это и вправду клубника.

– Мари, а как это называется?

– То есть ты думаешь, что если тебя с рук кормит твой собственный дух, это абсолютно нормально?

– А что тут такого?

Интонация последнего вопроса была настолько натуральной, что девушки даже усомнились в своих подозрениях относительно того странно ли это вообще.

– Я уже привык к подобному. К тому же иногда по ночам на нас нападает мор и приходится вставать, готовить и морить свой голод.

– Я тоже как-то раз встала и столкнулась с этими двумя. Рене так искусно орудует столовыми приборами. Из неё выходила такая красивая обнажённая сиделка, что я не смогла тогда устоять и присоединилась, но думаю, что в этой дуэли мои формы потерпели поражение.

Разумеется, Ребекка поняла, что это изначально была шутка, но не добавить нотку своей богатой фантазии она не могла.

Вот только по лицу двух других девушек было видно, что они приняли это за чистую монету и, судя по пару, идущему от головы Эрики, она попыталась это представить и теперь немногим отличалась от цвета неизвестного лакомства в коробочке.

– Эй-эй-эй, это просто шутка такая, не надо воспринимать это всерьёз.

Несмотря на эти слова, вытащить Эрику из эмоционального потрясения они уже не могли. Теперь её можно было считать выпавшей из этой действительности на пару минут.

– Э-эх. И всё же Мари, что это такое?

Блондинка окунулась в фантазии не так глубоко, поэтому адресованный ей вопрос быстро вернул её в нормальное состояние.

– Ну, честно говоря, я это не готовила, а купила попробовать в академическом городке. Торговец очень сильно нахваливал это лакомство, вот я и взяла его. Кажется, это рахат-лукум, но не совсем в этом уверенна.

– И на том спасибо. Надо будет спросить в кулинарном кружке, могут ли они его сделать, а если нет заглянуть в город к тому торговцу.

– Если вам нужны товары, то торговец уже здесь!

– Пф-у-у-у-у-… Кхе-, кхе-, кхе-…

Раздавшийся позади знакомых голос не принадлежал учителям или тому же директору академию, он был значительно моложе и радостнее.

Не успев нормально прокашляться и повернуться, Акито был обнят вновь прибывшим.

– Эй, эй отпусти, задушишь. У тебя же мёртвая хватка.

– Во-о-т. Я рад, что ты меня ещё не забыл. Сколько лет, сколько зим Нишизава.

– Всего чуть больше двух месяцев не виделись и лучше бы ещё столько же мои глаза тебя не видели.

– Ох, ты как всегда жесток.

Нормально продышавшись, Акито смог развернуться и осмотреть гостя.

Ростом гость был немногим ниже него самого. Очень короткие чёрные волосы, тёмно-каштановые глаза, одежда вся тёмно-серых или чёрных тонов.

В летнюю жаркую погоду только настоящий безумец будет ходить в таком наряде, но не было похоже, чтобы тот испытывал какой-либо дискомфорт.

Из-за подобного наряда было сложно оценить его возраст, но можно было сказать, что он старше всех присутствующих здесь, за исключением духа света, конечно.

– Мы два с половиной месяца не виделись, а ты так холодно меня встречаешь.

– Есть за что, знаешь ли.

– Ой, прости, прости, что не сказал, будто академия Вердена в народе считается исключительно женской. Однако я вижу, ты тут времени зря не терял и сколотил себе уже такую прекрасную банду вокруг себя. Ну что? Познакомишь меня со своим гаремом?

– Г-г-г-гар…?

– Что-о-о-о…

Теперь все и уже даже Эрика вернулась из своих сказочных снов и опять попала под словесную раздачу.

– Акито, это попадает под наш утренний разговор. Могу я принять меры?

Рене медленно отложила кусочек рахат-лукума и задала вопрос с леденящим тоном.

– Думаю да, но что ты собираешься…

Договорить он не успел. Девушка встала и взяла гостя за кафтан на уровни груди.

– Эй, подожди, подожди, так вот как теперь выглядит твой дух? Я думал ты просто часть его гарема из разряда…

Он тоже не успел договорить, и был отправлен в каменную стену, в десятке метров от их места посиделок.

– Думаю, ты немного неправильно поняла, о чём я тебе с утра сегодня говорил.

– Правда?

«Спросила, как ни в чём, ни бывало!»

– Ладно, потом попытаюсь объяснить попроще.

– А что за утренний разговор?

– Ты когда собираешься извиниться за это?

– А с ним точно всё впорядке будет?

– Не волнуйтесь, он идиот, так что ничего ему не будет, а об остальном будет лучше, когда этот очухается. И да Рене, постарайся его особо не калечить. Он ещё нужен живым.

– Поняла.

*

Десять минут спустя.

За то время пока неожиданный гость приходил в себя, вернулась Мию со своими фирменными блинчиками с мёдом, и обычный перекус превратился в полноценный обед.

– Прошу прощения за весь сумбур причиненный вам, просто я не знал, что подобная реакция возможна в стенах этой академии.

– Ты не учёл того факта, что Рене не учится в академии как таковой, она мой контрактный дух и к сожалению многие социальные нормы для неё в диковинку. Правда, Рене?

– М? Угу.

Так как светлый дух был поглощена уплетанием блинов за обе щеки, то вразумительного ответа она дать не могла.

– Ещё раз простите, и позвольте представиться – Хасан Альмери. Странствующий торговец, если у вас есть сбережения, то я с радостью приму их и найду для вас всё что угодно.

 Представился он как галантный дворянин без какой-либо игры, от этого складывалось впечатление, будто прежде он и вправду валял дурака, а теперь стал самим собой.

– Вот здесь ему можно верить. Если ему заплатили, то костьми ляжет, но что нужно достанет.

– Ты мне льстишь что ли?

– Просто говорю о единственной твоей положительной черте.

– Вот значит, как ты заговорил. В последнюю нашу встречу ты куда мрачнее.

– Так вы получается, давно знакомы с господином Альмери?

По их непринуждённой манере общения такое впечатление вполне могло сложиться.

– Могу рассказать, если позволите присоединиться к вашему небольшому пиршеству, и зовите меня просто по имени.

Хасан всегда умел находить общий язык с людьми и быстро втираться к ним в доверие.

В нынешней ситуации всё получилось также. Пусть девушки и были знакомы с ним менее получаса, но никакого подозрения или опаски к нему совершенно не чувствовали.

Он было, уже хотел сесть на деревянную табуретку, так как обычные стулья закончились, но в последнюю секунду решил поинтересоваться.

– Нишизава, а что по поводу информативности?

– Отсутствует.

– А возможная доверенность?

– Пока не прилагается.

– Фух. Значит можно разговаривать не напрягаясь.

После этого обмена фразами Хасан плюхнулся на табуретку и принялся уплетать блинчик с мёдом.

– Это что, какой-то шифр?

– Он лучше понимает, если обозначить ему рамки поведения в  определённом обществе.

– Верно. Я человек адаптивный и стараюсь быть везде и сразу и угодить всем, по возможности, разумеется.

– Но что вас сюда в таком случае привело?

– Узнать, как тут поживает наш общий друг, и поговорить надо будет как-нибудь. В академическом городке я приметил хороший бар, поэтому там самое место для подобных разговоров.

– Эй! Акито мой раб! Я не позволю его спаивать.

Направление движения мысли Хасана резко оборвали и он быстро извинился.

– Не знал, что ты успел себя в рабство продать. Дорого продался-то хоть?

Акито оторвал себя от чашки и со стеклянным взглядом и холодным голосом произнёс:

– Только в её мечтах.

– А-ах-ах-ха-ха-ха…. А ты молодец, верен самому себе.

– Ты это почему отнекиваешься? Ты принадлежишь мне.

– Я птица вольная и ничем не обременён.

В этот момент его потянули слева за рукав.

– Акито, я ещё рахат-лукума хочу.

– Вот разве что только вот это.

– А есть ещё я!

Внезапно подала голос Мию, а её лицо сверкало от радости.

– Простите, что раньше не спросил, но кто вы мисс?

– Я Мию Эльберг, а это мой сэмпай.

– Вот ещё одна головная боль, пожалуй…

От внезапного осознания, что в этом мире всё-таки есть тяготеющие его вещи, парень сильно поник.

–… И как я до этого докатился.

– Стареешь брат, стареешь. Пора подумать о старости.

– Зат-кнись! Я и без тебя знаю, что двигаться вперёд надо. И кстати, как ты вообще попал на территорию академию? Ты не являешься учащимся академии, да и к высокопоставленным дворянским родам не относишься. Рыцари у ворот тебя бы просто так не пропустили.

Все замерли и устремили взгляды в ожидании ответа.

– Ворота? Обычные люди ходят через ворота, да?

– Вот чёрт! Так ты сюда пробрался без разрешения?

– Когда мне требовалось разрешение чтобы пройти куда-то? Хотя пару раз я заметил девушек шныряющих туда-сюда, они были чем-то обеспокоены.

– Это были рыцари Фериды, здешняя охрана порядка. Тебе бы стоило к ним зайти, найти главу и объяснить ей всё, а то если она узнает, что тебя к нам принесло, то опять проблемы будут.

– Ха-ха-ха-ха. Так вы я вижу, знакомы с главой и как мне себя лучше повести.

– Она постоянно как заноза в одном месте и лучше с ней вообще не связываться. Вечно от неё одни проблемы.

– Эрика, это только у тебя с ней такие проблемы. Могли бы просто взять поговорить друг с другом без криков, без оскорблений и разрешить свои проблемы раз и навсегда.

Стукнув кулаком по столу Эрика, резко встала со своего стула и с пронзающим взглядом уставилась на Акито.

– А я вижу вы с ней в хороших отношениях, тогда почему бы тебе ещё и в рыцари к ней не вступить. Будете постоянно рядом. И почему это ты меня тут уму разуму учить вздумал. Совсем страх потерял?

Сейчас девушка выглядела даже более устрашающе, нежели во время их недавней рейтинговой игры.

Но Акито, не обратив особого внимания на её слова, несколько раз перевёл взгляд с пустой чашки на старого друга.

– Хасан. Ты я вижу, сразу за старое взялся?

– Я прошу прощения, но я с вами девушки изначально знаком не был и как вести не знал, и простите за столь опрометчивые слова моего друга…

– Опять чёрный корианский корень?

– Ну не мог я не проигнорировать твоё заявление в нашу последнюю встречу, что выработаешь себе иммунитет от всех ядов, а другого шанса могло и не представиться…

Хасан достал из кафтана маленький серый мешочек и улыбнулся, праздную свою победу.

–… Надеюсь, я тебя научил, что хвастаться и давать несбыточные обещания не разумно.

На этот раз его голос звучал как у наставника, а не просто как друга.

– Чёрный корианский корень. В малых дозах он используется в качестве успокоительно, а в больших дозах может привести к потере сознания и не контролируемому поведению. Это у меня такая манера обучения.

Так как на столе всё было уже съедено, то возникла неловкая пауза.

– Вот ты где! Стоять на месте и без фокусов.

Откуда не возьмись внезапно появилось, чуть ли не с десяток рыцарей во главе с Хеленой.

– Вы видимо и есть рыцари Фериды. Я как раз к вам и направлялся, но потерялся на столь обширной территории и решил спросить дорогу.

– Вы задержаны до выяснений всех обстоятельств.

– Слушаюсь и повинуюсь.

Хасан не противился и не сопротивлялся, словно всё изначально и было так задумано и уже через минуту его повели в сторону рыцарского флигеля.

Проводив взглядом возмутителя спокойствия, Хелена подошла к их столику.

– А вам бы стоило проявить больше настороженности в разговорах с подозрительными личностями.

– Мы учтём это на будущее.

– Можете ли что-то сказать о нём?

– Врать он не будет, это точно. Однако полностью доверять его словам я бы не стал.

Эта фраза Акито была словно адресована пустоте, а не конкретному человеку.

– Спасибо, я учту это, и прошу прощения за случившееся утром.

– Ничего, мы не в обиде.

Сделав лёгкий поклон, девушка удалилась следом за подчинёнными.

Когда их группа скрылась из виду, Эрика продолжила ранее прерванную тему.

– Ты и в этот раз был с нею вежлив, как домашняя зверушка.

Голос девушки теперь был уже на грани.

– Это было просто правило хорошего тона. Ничего более.

– Вот только со мной ты почему-то общаешься совсем иначе, знаешь ли.

– Ты ведь меня постоянно в угольки превратить пытаешься, с чего бы…

И тут в лицо ему прилетели остатки чая.

–… Вот и поговорили.

Бросив чашку на стол, девушка быстро удалилась прочь.

На время вокруг вновь повисла тишина и на этот раз разогнать её решила Марианна.

– Акито, это было грубо с твоей стороны.

– Зато объективно.

– Эй!

– Извиняться за то, что кое-кто мне корешок подсыпал, я не собираюсь. При каждой нашей встрече с ним я с кем-то разругиваюсь в усмерть, поэтому я и не люблю встречаться с ним лично. Зато один полезный урок я для себя вынес: никогда не бросай при нём слова на ветер, а сейчас я лучше пойду.

На том их празднование очередной победы и закончилось.

У всех этот день продолжился в несколько мрачном настроении, а Акито же решив прилечь отдохнуть на пару часов, отрубился до глубокой ночи.

Разборки рыцарей с Хасаном также затянулись до позднего вечера, но после появления директора в рыцарском корпусе и разговору с глаза на глаз, все обвинения были сняты и ему выдали разрешение на пребывание в академии в течение недели.

*

Эрика оставшуюся часть того дня провела сначала на тренировочной площадке дабы выпустить пар, а потом в академическом городке.

К тому времени, когда она вернулась в общежитие, уже смеркалось и в голове прояснилось.

Она понимала, что её конфликт с Ринде должен когда-нибудь закончиться, но как разрешить его она не представляла, поэтому хотела извиниться за сказанное во время обеда.

Но придя в комнату Акито, тот уже спал и вопрос сам по себе был отодвинут на завтра.

Вот только из-за того что сон никак не приходи ночь казалась очень длинной.

Времени было уже далеко за полночь, как вдруг в окно кто-то стал настойчиво стучать.

Девушка повернулась на другой бок, чтобы увидеть причину и чуть не закричала.

За окном была птица похожая на ворона, но у неё отсутствовала небольшая часть тела, и на её месте крутился сгусток тёмной массы.

Несколько секунд девушка просто смотрела столь странную птицу и немного побаивалась её прогонять, но как только по комнате раздались знакомые шаги, она быстро притворилась спящей.

– Чтоб тебя Хасан, даже поспать нормально не даёшь. Ладно, сейчас буду.

Акито быстро оделся и исчез из комнаты.

Эрика пребывала в некотором оцепенении, но словно подталкиваемая неведомой силой она последовала за ним.

Быстро надев юбку и накинув школьный пиджак, она просочилась в коридор.

Так как в академии была поздняя ночь, то шаги от обуви Акито разносились достаточно далеко, чтобы не потерять его след, А так как сама она была босая, то её собственных шагов даже она сама почти не слышала.

Пропетляв немного по коридорам, они достигли открытой веранды.

– Зачем в такую рань поднял? Из-за тебя опять в неприятности вляпался.

Услышав знакомый голос, девушка спряталась за углом и стала вслушиваться в голоса.

– Ещё солнце не встаёт, так что надо спрашивать «Почему так поздно?». Ха. А тебе я вижу не весело.

– Мне завтра кое от кого достанется и хорошо, если мой прах можно будет собрать и оживить.

– А ты я вижу, никак шутить научился?

– Зачем пожаловал?

– Что же ты так мне не рад.

Акито просто промолчал.

– Ладно, тогда сразу к делу.

Тон Хасана резко сменился на серьезно-деловой, и девушка стала вслушиваться ещё внимательнее.

– Во-первых, этот Зиммерман тот ещё фрукт. Дал мне неделю на пребывание в академии, но нацепил браслет и теперь пока я на территории академии, то использовать свои силы я не могу.

– В его стиле. Для него главное безопасность учащихся, а тебя он первый раз видит, и втереться к нему в доверии почти невозможно.

– Верно. Во-вторых, касательно твоего вопроса. Мне ниточки принесли весть, что как минимум одно кольцо будет на турнире.

– Серьёзно?

От подобного Акито чуть ли на месте не подскочил, и ему показалось, что его возглас был слишком громким среди ночных коридоров.

– Серьёзно. Тебе надо будет искать чёрного мечника. Думаю, ты без труда найдёшь его. Имён я не знаю, но на этот раз информация верна.

– Действительно хорошая новость.

– Пусть ты и не рассказал мне всех деталей, но я тебе жизнью обязан, так что лезть не буду.

– За это спасибо.

– Ага. В-третьих, я тут ещё по одной причине.

Оглянувшись по сторонам, он продолжил.

– Ходит слух, что кого-то из элиты академии пытались проклясть или что-то в этом роде, я точно не понял. На военных заданиях в последнее время люди пропадали десятками и следов не оставалось.

– Подобные операции строго засекречены и проходят в основном в Ground Zero. Там много кто обитает.

– Да. Но части их тел порой находят, и поверь мне, это был человек. Он страстно ищёт силы и опустошает людей как чашки чая, без малейшего колебания. По своим каналам мне удалось выяснить, что следы ведут в академию.

– Здесь хватает выдающихся учеников, которых частенько привлекают к помощи армии. Обычно это члены из команд с самого верха рейтинга академии.

– К ним и хочу присмотреться. Если что-то выясню, то сообщу, а пока советую вертеть башкой на 360 градусов и не терять бдительность.

Некоторое время все обдумывали сказанное.

– Что ж спасибо за информацию, буду внимательнее.

– Нет проблем, обращайся, если понадоблюсь. А пока я бы вздремнул, мне выделили койку на чердаке.

– Как раз в твоём стиле.

Те двое пожали друг другу руки и собрались расходиться, в это время и Эрика собралась тихо рвануть обратно в комнату, но следующая фраза ввела девушку в оцепенение.

– Эй, Хасан…

– Да?

–… Если не трудно поищи информацию о девушке по имени Сузуна Макваллен.

– Это часом не сестра той с горяченькой.

– Хасан.

– Хорошо, хорошо, поищу, но с чего ты ею заинтересовался?

– Сам пока не знаю, просто нужно.

– Сделаю что смогу. Спокойной ночи.

– Пока.

На том они и разошлись.

Акито медленно побежал по коридорам и кто бы знал, как пошла дальше история, если бы он тогда повернул голову в проход справа.

Стоявшая там девушка была белее снега, а сердце казалось, уже прекратило биться.

Однако, быстро спохватившись, девушка быстро побежала в комнату, и сама не понимая как, но она оказалась там, на минуту раньше Акито.

Тот, войдя в комнату, быстро лёг на матрас и в привычной манере засопел.

А вот в голове девушки крутился клубок вопросов: «что за кольца», «тёмный мечник», «пропажи учащихся академии», «безопасность в самой академии», но главный вопрос, которым она задавалась, был «почему он интересуется сестрой» и «как он собирается их достать».

Ломая себе голову над этим вопросом, девушка не заметила, как погрузилась  сон.

 

Глава 4 День Экзамена (Часть 1)

Следующее утро, утро понедельника, было на удивление спокойным.

Эрика не бранилась по поводу немного пережаренных тостов, а Акито не приходилось ей парировать.

Рене как всегда была немногословна и после завтрака удалилась по своим кондитерским делам, и в поисках того, кто сможет готовить для неё новое лакомство.

Даже Ребекка большую часть времени усердно зубрила книжку.

В академии наступали тяжёлые времена – пора летних экзаменов.

Они начинались за месяц до окончания учёбы, и при условии их благополучной сдачи студент мог отправиться на летние каникулы и как следует отдохнуть. Если студент проваливался на них, то ещё месяц внеклассных, но обязательных занятий ему был обеспечен.

Помимо основных, существовали также дополнительные экзамены, в зависимости от принадлежности к числу магов или призывателей, и разделялись они по стихиям.

Первые подобные экзамены у двух девушек были уже сегодня, а вот у Акито они планировались только на следующей неделе.

Так как принимать его должна была инструктор из академии Розенберг, то он планировал отдать ей на съедение, или если точнее на подкормку, Рене, а сам отдохнуть под деревцем и при этом получить высший балл.

Парень верил в это всем сердцем, поэтому мысли в его голове были заняты вчерашним разговором с Хасаном.

То, что утро выдалось неуместно тихим, он осознал уже только в классе. В это же время он вспомнил про вчерашний конфликт с Эрикой и решил, что для начала надо извиниться.

Но сразу после окончания занятий девушки и след простыл.

Побродив немного по коридорам, он наткнулся на свою ученицу – Мию, которая в свою очередь искала его. Решив, что бродить по академии, рассчитывая на случайную встречу бессмысленно, всё внимание он переключил на Мию.

После проверки заданного им устного домашнего задания про высших огненных духов, Акито решил немного разнообразить их сегодняшний урок.

Обычно после устной части следовала практическая и концентрировалась она на спарринге на мечах, улучшении её взаимодействия с Аори, контроле расхода манны и т.п.

Но вместо этого сегодня были занятия верховой ездой. К его собственному удивлению девушка нисколько не противилась, а взялась за это с энтузиазмом.

При академии, на её западной границе располагался небольшой конный двор. Лошади все были спокойные и дружелюбные, но не заточенные под длинные марафоны. Для обучения в самый раз.

Первые минут пять Мию на большой лошади смотрелась весьма неказисто и робко, а заведующая конюшней порекомендовала начать с взрослого пони, но получила резкий отказ от начинающего наездника.

Какого было удивление всех, когда эта девчушка всего за двадцать минут научилась уверенно сидеть в седле и бегать рысью.

Оставив дальнейшее обучение на профессионального наездника, Акито отошёл и сел под размашистым дубом и уставился в пустоту.

«Что за чёрный рыцарь? Откуда у него кольцо? Получится ли узнать и победить его? Что делать если я не попаду на турнир?».

Эти и множество других вопросов крутились у него в голове, не давая голове отдохнуть ни на миг.

– Акито?

Поэтому когда  рядом раздалось его имя, то он этому даже обрадовался, но позвавший его человек скорее только добавлял ему головной боли.

– О! Эрика! Привет.

– Можно присесть?

– Да, пожалуйста.

Пусть они и сидели на одной скамье, но ощущалось это будто между ними, пропасть, которую просто так не заполнить.

Понимая, что молчать дальше бессмысленно Акито решил начать первым, но…

– В общем, говоря, прости.

Девушка сказала это в противоположную сторону, и до слуха парня долетело нечто вроде бу-бу-бу.

– А? Что?

– Да что б тебя! Говорю, прости за вчерашнее. Просто немного вспылила.

Судя по надутому лицу и качающейся ноге, Эрика явно переступила через свою гордость, чтобы выговорить эти несколько слов.

Ошарашенный Акито только через несколько секунд понял, что он тоже не пушистый кролик.

– А, н-нет, это я должен извиниться. Просто Хасан очень любит устраивать мне всякие подобные пакости в самые важные моменты. Для него один из главных поводов для веселья.

– Когда кто-то спорит это должно быть стимулом для поиска компромисса, а не для удовольствия…

«Компромисс? С твоим характером? Да ты никогда мне даже самую маленькую поблажку дать не можешь, а тут компромисс. Явно не про тебя».

Пока парень ловил себя на этой мысли, Эрика продолжила.

–… Для торговца самым важным должно быть умение договариваться, ведь без него состояние и репутацию не заработаешь.

«Ох, если бы ты знала обо всём, чем он торгует, то быстро забрала свои слова обратно».

– И ещё кое-что.

– Сколько раз говорил, я не твой раб и становиться им не собираюсь.

Пока Акито ушёл в полный отказ и отвернулся, ему успела прилететь хорошая затрещина. Пусть это было несравнимо с ударом о каменную стену, но приятного было мало.

– Ты им уже являешься и должен подчиняться всем моим указаниям.

– Только в твоих мечтах.

Пусть нормально вчерашнюю проблему они и не обсудили, но на лице девушки можно было заметить едва различимую улыбку.

– И всё равно. Я хочу, чтобы против общего врага мы выступали единым фронтом.

– Общего врага?

– Я говорю про главу рыцарей.

– Опять? Да почему ты на неё так взъелась? Она нас уже столько раз из разных ситуаций вытаскивала, а ты её по-прежнему ненавидишь.

– Одно другое не компенсирует. Поэтому я запрещаю тебе с ней говорить, а если встретишь, то игнорируй.

– Она, между прочим, частенько меня от твоих убийственных замашек спасает. Неужели я должен поступать так со своим спасителем.

Последняя фраза была немного необдуманна, но вернуть слова уже не представлялось возможным. Вид девушки тем временем сменился на угрожающий.

– Она вечно строит из себя командиршу, раздаёт приказы направо и налево, даже в ситуациях порой разбираться не хочет, так ко всему прочему даже коррупцию в своих рядах решить не может…

Если смотреть непредвзято, то первые две причины обязывал её статус, третья была следствием невозможности разорвать на все дела сразу. А что касается последней, то чего греха таить, Акито и самому уже приходилось давать некоторым рыцарям «на лапу», чтобы те как бы случайно не обратили на что-то внимание.

Поэтому парень изо всех сил пытался сделать вид будто ни к чему не причастен.

–… И вдобавок ко всему. Я уже говорила, что не доверяю людям без желаний.

Все перечисленные причины были скорее предлогом, чтобы даже не пытаться наладить отношения.

– То, что у неё нет желаний, которые мог бы исполнить архангел Габриель, это ещё не значит, что таковых нет совсем. Просто она хочет добиться этого своими силами.

– Опять ты её защищаешь! Я тебе ведь запретила.

– Не в этом дело, просто…

– Заткнись! Не хочу больше ничего слышать об этой Ринде.

В итоге девушка была близка к вчерашнему настроению, поэтому теперь Акито решил промолчать и перевёл внимание на бегающую лошадь неподалёку.

Через некоторое время он вновь начал разговор, затрагивая предыдущую тему, но тон его был на удивление холодным и спокойным.

– Если ты считаешь, что человеку без желаний доверять не стоит, тогда что ты можешь сказать о Мию?

Парень редко был в очень серьёзном настроении, а если и бывал, то это означало некую серьёзную тему для разговора, поэтому Эрика быстро сменила гнев на милость.

– О чём ты?

– Ты говоришь, что не доверяешь Хелене из-за отсутствия у неё желания, но у Мию такого нет вообще.

Подобная постановка вопроса поставила девушку в некоторое замешательство.

– На прошлой неделе мы тренировались, и я задал ей вопрос «Каково твоё желание в этой жизни?». И она ответила, что у неё ни одно желания кроме как дальше учиться у меня. Но я никуда исчезать вроде не собираюсь, а значит её желание исполнено и других нет. Стало быть, ты и ей доверять не станешь?

Он победил Эрику её же мыслями. Если по той же логике она не будет доверять Эльберг, то рискует испортить отношения с Акито, а если признает неправильность собственных убеждений, то придётся налаживать контакт с Хеленой.

Ей откровенно не хотелось ни того ни другого, поэтому она молча сидела и перебирала пальцы.

– Я понимаю твоё замешательство, но меня беспокоит другое.

– М?

– Мию как губка. Впитывает абсолютно всё и в любом количестве. Я обучаю её контролю манны и владению клинком. За месяц она выросла больше, чем многие за год, и если бы отборочные игры провести ещё раз, я бы без сомнений поставил на её победу. Ещё я дал ей программу нашего прошлого курса обучения магической теории и вместо года на её освоение, она сделала это меньше чем за неделю. И сейчас, она впервые села на лошадь, но уже может держаться в седле как заправский наездник и бегать как рысью, так и галопом.

– Говоришь так будто такое стремление к учёбе что-то плохое.

В этом и дело. Если бы у неё была цель в жизни, то я понимал бы, зачем к ней так стремиться, но её нет. Поверь мне, когда она достигнет нашего возраста, то кроме старика директора утихомирить её никто не сможет.

– А ты на что? Решил исчезнуть куда-то?

Акито лишь пожал плечами.

– Я не заглядывал настолько в будущее. Но всё же волнуюсь, как бы она не вступила не на ту дорожку.

Эрике тут же вспомнился их вчерашний разговор с Хасаном про то, что следы ведут к лучшим учащимся академии, и так как Мию является одной из самых перспективных учениц на начальных курсах, то тоже этим обеспокоилась.

Сердце подсказывало ей, что нужно сказать про вчерашнюю ночь, но слова не хотели вылезать.

– Акито, я…

– Эрика Чиба!

Внезапно резкий и высокий голос позади вынудил их выйти из раздумий.

К несчастью Акито прекрасно знал кому принадлежит голос, поэтому он резко вскочил и поклонился.

– Добрый день, мисс Оксворд.

– Нечего кланяться, выпрямись.

Чисто машинально он выпрямился и взглянул на стоящую перед ним фигуру.

Это была женщина около 30 лет в деловом тёмно-сером костюме.

 С немного более светлым оттенком волос, строгими чертами лица и в очках с тонкой чёрной оправой.

Она была заведующей хозяйственной частью академии и её частенько можно было встретить на обходе или инвентаризации.

Ростом она была не велика и производила впечатление серой мышки, но это был единственный человек в академии, к которому Акито не мог относиться без почтения и разговаривать в свободной манере.

Причиной тому был её взгляд. Он буквально влезал куда-то глубоко в тебя и заставлял подчиняться.

Акито всего несколько раз встречался с ней лично и это были одни из самых страшных для него моментов в академии, потому как находиться с ней наедине в одной комнате было жутко.

Подобных людей он никогда не встречал, оттого не имел ни малейшего представления как с этим чувством бороться.

Истинных причин собственно страха перед ней он также не мог понять.

– Успокойтесь Нишизава. Сегодня я не по вашу душу.

Казалось только в этот момент его сердце снова начало биться.

– Мисс Чиба, у вас первый экзамен через десять минут. Советую вам поторопиться в аудиторию, иначе кто знает, как далеко может вас отбросить одна маленькая оплошность.

Говорила она совсем безэмоционально, но угроза в её словах ощущалась отчётливо.

– Прошу простить, уже иду.

Удовлетворившись таким коротким ответом, она решила уже уйти, но всё же обернулась.

– Между прочим Нишизава…

– Д-да?

–… У вашей подопечной тоже через сорок минут общий экзамен, советую не задерживать её.

«Опять прозвучало как угроза».

– Я всё понял.

Теперь уже она отвернулась и исчезла также быстро, как и появилась.

– Вот кому-кому, а ей бы я доверять не стал.

– У неё и вправду особенная аура, но бывают и похуже.

– Возможно. Кстати, ты хотела что-то сказать, перед тем как…

– Не-не-не-не, ничего не хотела, просто глупые вопросы.

Девушка отчаянно замахала руками, пытаясь отвести подозрения.

– К тому же мне пора, так что увидимся.

Эрика решила последовать примеру Оксворд и исчезнуть также быстро, но отклик вынудил её остановиться.

В голове тут же забегали мысли, что он мог обо всём догадаться или начать расспросы, но после следующей фразы она легко выдохнула.

– Сегодня у тебя, Ребекки и Мию важный день, так что если удачно сдадите, то может, сходим сегодня в академический городок?

– У Мари сегодня тоже экзамен, можно и её с собой взять.

– Только если она не будет упираться.

– Тогда в начале шестого у главных ворот.

– Хорошо. Удачи!

Махнув рукой напоследок, Эрика быстрым шагом устремилась в сторону учебного корпуса.

«Получается, я сегодня один бездельничаю. А ничего не делать всё же приятно. Стоп! Почему я не в курсе, что у Мию экзамен?».

Вспомнив про этот недочёт, он свистнул и поманил юного наездника к себе.

Как оказалось, Эльберг прекрасно знала про экзамен, но собиралась сказать только за несколько минут до его начала. Так как учебный корпус младших классов был совсем рядом, то за это время можно было добраться до нужной аудитории.

По итогу она уговорила Акито ещё на полчаса верховой езды. А за пять минут до начала экзамена пулей улетела на него.

Устный экзамен обычно проходил небольшими группами с персональным разговорам с учителем по темам за половину года. На старших курсах он длился около двух часов, для младших он был общим для класса и длился полтора часа.

Пусть на практическом экзамене парень и собирался схитрить, от устного его ничто не могло спасти.

На первых уроках он обычно только присутствовал, но понимать и запоминать был не в состоянии и навёрстывал это отдельно в библиотеке.

Такой формат ему нравился даже больше, ведь рядом с ним не сидела пороховая бочка, которой всегда могла прийти в голову какая-нибудь глупая идея.

Поэтому дабы скоротать время и вникнуть в последние темы он направился в академическую библиотеку.

*

Пусть и наступала тяжёлая пора промежуточных экзаменов, в столь большой библиотеке было просторно, и найти тихое место для обучения было не так уж и сложно.

С помощью светлячков-информаторов он быстро отыскал книги по общим предметам и уселся за стол в центре зала, сложив стопку книг перед собой.

Буквально только что он поражался скорости усвоения информации Мию, но его собственные способности были не намного хуже.

Поэтому быстро пролистывая книги и запоминая самую необходимую информацию, стопка стала быстро таять.

Кому-то потребовалось бы неделя на то чтобы пройти эту программу, а ему потребовалось лишь несколько часов.

Когда закрылась последняя книга, то в окна уже начали заливаться первые лучи заходящего солнца, а значит, время было около шести часов вечера.

«Когда во что-то уходишь с головой, то время летит незаметно».

Оглядевшись по сторонам, никого из тех, кто пришёл до него он не увидел, однако одно знакомое лицо всё же было.

Пусть её лицо и закрывала тёмно-синяя чёлка, но по стоящему рядом белоснежному эфесу было легко понять, кто скорбел над книгой и кажется, получалось не слишком удачно.

Внутренние часы Акито подсказывали, что время ещё есть, поэтому он сложил книги в стопку и медленно подошёл к девушке.

Это были математические задачи.

Так как Хелена училась на класс выше, то и уровень заданий был соответственный.

Пару раз Акито уже заглядывал в учебники на следующий год обучения и не находил там особых сложностей. С данной задачей так и вышло. Решение возникло в голове всего за пару секунд и в том, что это правильно он также не сомневался.

– Неужели этот гранит науки оказался главе рыцарей не по зубам?

От неожиданности девушка даже подпрыгнула на месте. Видимо абстрагироваться от мира как он у неё не получалось.

– Господи, Нишизава. Зачем так подкрадываться?

– У меня талант в этом отношении.

– В каком это смысле?

– Сейчас думаю, неважно.

Будь на её месте Эрика, то он бы удирал что есть мочи, но благо сейчас перед ним совсем другой человек, который не будет заводиться по мелочам.

– Начинается первая экзаменационная неделя, а по точным наукам у меня сплошные четвёрки. Это никуда не годится…

«Ага. Если бы у меня были одни четвёрки по предметам, то я спокойно забросил учёбу на месяц другой, а не загонялся по этому поводу».

–… Они просто не хотят усваиваться в моей голове.

– А ты не слишком серьёзно относишься к этому?

Резкий и холодный взгляд, брошенный ему наискось, заставил более тщательно обдумать следующую фразу.

– Я в смысле, что четыре тоже хорошая оценка, разве нет? Да и если ты не собираешься после академии сидеть в каком-нибудь экономическом министерстве, то эти точные науки тебе и не пригодятся.  К тому же ты не собираешься на священный турнир, поэтому и не нужно себя изводить лишний раз.

– Я это и так понимаю, но всё же…

Судя по её реакции, она и сама уже не раз приходила к таким выводам, но продолжала целенаправленно работать над своими слабостями.

–… Я глава рыцарей и дочь семьи Ринде. Я не должна ударить в грязь лицом в любой ситуации.

– А кому ты это должна?

– Что?

– Должность, дворянская кровь, имя. Не за это надо судить человека, а за его поступки. Идеальных людей не бывает и каждый может оступиться. Чем больше ты соберёшь шишек сейчас, тем меньше сделаешь потом.

Сказанное им прозвучало с некоторой степенью высокомерия, но возразить на это было нечего, ведь она сама отстаивала подобные принципы.

– Однако, именно эта кровь, имя и должность позволяют мне сделать куда больше, нежели я не имела их вовсе. Не всё в этом мире можно решить, не имея за спиной определённого багажа. И с этим приходится мириться.

– И это говорит та, кто всегда утверждает, что хочет достичь всего сама.

– Всё не так!

От подобного упрёка в адрес своего принципа жизни, промолчать девушка не смогла и вскочила. Вот только прозвучало это немного громче, чем она ожидала, отчего и без того пристальные взгляды в библиотеке теперь были устремлены на них с явным любопытством.

– Ты ведь всё равно не отступишься от своих идей. Это похвально. Мало кто в наше время может этим похвастаться.

– Это что комплимент такой был?

Вот тут его образ знатока жизни и рассыпался.

– Да нет, не то чтобы. Просто высказал, что думаю на этот счёт. В общем, прости, если сказал лишнего.

В знак извинений он сделал поклон в пояс.

Девушка отчасти привыкла к его подобным извинениям, и воспринимала их как нечто само собой разумеющееся.

Поэтому она села на своё прежнее место и хотела продолжить самообучение.

– А ещё я сделаю вот такой небольшой подарок.

Быстро взяв листок бумаги и перо, он всего за минуту решил необходимую задачу.

– Это не может быть правильно.

– А ты посмотри в ответах.

– Мне и смотреть в них не нужно. Здесь даже не все условия задействованы.

– А вдруг?

– Хм.

– Тогда предлагаю спор. Если я окажусь не прав, то сделаю так, чтобы никто из нашей команды до конца экзаменов не приносил рыцарям проблем, а если выиграю я, то ужин от шеф-повара в твоём лице.

Предложение было слишком заманчивым, чтобы отказываться. Оно позволяло почти на месяц избавиться от головной боли, пусть и не со сто процентной вероятностью, а поражение даже не рассматривалось.

– Хорошо, согласна. Это и вправду облегчит мне жизнь.

Скрепив устно договор, они заглянули в конец учебника.

Каково же было удивление Ринде, когда она увидела тот же ответ, что и на листе бумаге.

– Думаю, уж один спокойный и вкусный ужин мне здесь гарантирован.

Довольный своей очень лёгкой победой Акито собрался уже выдвигаться к воротам, но воротник его пиджака резко ужался, что казалось ещё чуть-чуть и он лишится возможности дышать.

– Это не может быть так просто. Всего лишь совпадение.

Не успев до конца осознать произошедшее, парень уже сидел на пригретом месте и держал в руках перо.

– Теперь сделай также вот эту задачу.

– Мне вообще-то уже п-по…

Договорить фразу ему не дала тяжёлая и давящая аура позади. Поэтому он быстро решил задачу по тому же алгоритму, почти за то же время, а потом ещё одну, и ещё одну.

Когда место на бумаге подошло к концу, исчезла и гнетущая аура.

Недавно горящие подозрением и негодованием глаза теперь разглядывали стол из красного дерева на минимальном расстоянии.

– Как у тебя это получается. Не может это быть так просто.

– Не надо использовать системный подход. Надо думать, импровизировать, искать изъяны в существующей системе и использовать их в свою пользу.

– Это жульничество.

– Нет. Это поиск недостатков этой самой системы. Факт того, что данный вид задач можно решать не по правилам иллюстрирует ошибки составляющих эти задания. Конечно, не все можно решить подобным образом, но если есть возможность сэкономить время, то ею надо воспользоваться.

Чем обширнее и динамичнее система, тем проще найти в ней белые пятна. Таких примеров очень много как в образовании, так и в более реальных сферах, вроде экономики, политики, военном искусстве.

Вот только одни ищут эти бреши, чтобы заполнить их, а другие ради своей выгоды. Сам Акито скорее отнёс бы себя ко второй.

– Ладно, система ни без изъянов. Тебе нужно было куда-то идти.

Теперь-то он и сам вспомнил, что нужно было собраться в 6 часов и он быстро направился к выходу.

– Нишизава…

Оклик заставил его обернуться.

По девушке сразу становилось понятно, чего она хочет, но сказать это было куда труднее, чем кажется, особенно если это значит признать свою неправоту.

– Ох. Когда экзамен?

– Послезавтра.

– Тогда сегодня в девять часов у твоего общежития.

– Хорошо.

– И в качестве платы ещё один ужин.

– По рукам.

Подумав, что девушка её положения и статуса не способна попросить о простом одолжении, Акито ещё больше утвердился, что он мог бы сработаться с ней в качестве команды.

Вот только особо времени размышлять над этим, не было, и он поспешил к главным воротам.

Глава 5 День Экзамена (Часть 2)

Когда в поле его зрения появились главные ворота академии, то все уже были на месте.

Марианна о чём-то разговаривала с Ребеккой. Мию и Рене игрались с Аори, которая с самой первой встречи стала выказывать светлому духу некоторое уважение и теперь частенько из-за этого цапалась с кошкой Эрики.

Вот только у одной крылья были, а у другой нет, поэтому такие их стычки обычно заканчивались разбросанными по комнате бумагами или мелкими недоразумениями.

Сейчас хозяйка этого огненного сгустка недоразумений была не в лучшем настроении из-за его опоздания.

– Сколько можно тебя ждать?

Она никогда не любила ждать других, но если опаздывала сама, то выкидывала что-то вроде «Твоя ошибка что пришёл так рано».

«Вот уж действительно двойственная натура».

– Прости уж, зачитался. Если завалю устные экзамены, то ты ведь опять меня отчитывать будешь.

– Э-э-э? Ты чего такой позитивный? Неужели тебе такое нравится?

Акито не смог понять, каким образом можно было построить подобную логическую цепочку, но по тому, как девушка схватилась за голову, становилось ясно, что пришла к подобным выводам она с полной уверенностью в этом.

Чтобы предотвратить дальнейшее распространение этого смертоносного вируса по всем её извилинам, парень резко схватил девушку за щёку и стал трясти туда-сюда.

– Немедленно выкинь подобные мыли из головы. Я не собирался становиться воплощением твоих больных фантазий. К твоему разочарованию я не мазохист и не идиот, так что возвращайся в реальность.

Подобные действия возымели эффект и смущение от собственных фантазий сменилось на безобидное раздражение.

– Какого чёрта ты творишь? Если хочешь, прямо тут превращу тебя в угли для костра?

– Я уже говорил, что не хочу участвовать в подобном.

– Время идёт, а ничего не меняется.

Вмешавшаяся в это время Марианна смотрела на привычную картину со слабой, но искренней улыбкой.

Такое выражение лица у вечно холодной и держащей себя в рамках этикета девушки, придавало ей совершенно иной вид, отчего Акито не смог не зависнуть на пару секунд.

– Однако если мы не поторопимся, то не успеем вернуться к отбою. Но если Акито разведёт костёр, то я согласна согреть его этой ночью под одним из размашистых деревьев этого сада.

– И в твоих фантазиях я тоже участвовать не собираюсь.

– Неужели? Но это только пока.

Ребекка в своём стиле показала кончик языка и кокетливо улыбнулась.

– Кажется, идти должны были только те, кто сдаст сегодня экзамен. Надеюсь у всех всё прошло успешно.

Все вокруг утвердительно кивнули.

– Сэмпай я сдала всё просто блестяще, и показалось даже, что задания были не по уровню моих знаний, а несколько ниже.

– Мию, ты единственная в ком я здесь не сомневался.

– Эй, эй, эй. Ты за кого нас держишь? Почему только в ней?

Боевой запал Эрики уходить никуда не собирался, и казалось, что она может привязаться к любому его слову, дабы отыграться.

– Потому что я гений, которым нет на этом свете равных и…. Ай, ай, ай. Больно.

– Подобное хвастовство не приветствуется.

Оттянутой вверх правое ухо девушки стало быстро наливаться красным, но подобные действия были очень результативными.

– Всё, всё, всё. Я поняла, больше не буду делать это так в открытую.

Это не совсем то, что он имел в виду, но главное что его посыл добрался до адресата, а не врезался в огненную стену непонимания.

– Между прочим, госпожа тоже сдала экзамен на отлично.

Пусть подсознательно Акито и понял, что голос принадлежал горничной Марианны – Шере, но мысль о том, что кто-то подобрался к нему настолько близко, что он не смог этого ощутить выдавало некоторое беспокойство относительно его собственной компетенции.

«А если бы она была ассасином, и хотела меня убить, то она ведь могла это сделать. Верно?»

– Шера, ты что здесь делаешь? Разве ты не собиралась заняться уборкой?

– Я просто пришла пожелать вам удачи и хорошо провести время. А заодно сказать про ваши успехи. Потому как сами вы бы о них постеснялись сказать, хотя вы так старались.

– Всё, пожелала удачи, давай иди обратно.

Резко покрасневшая девушка хотела было побыстрее заткнуть кое-кому рот и спровадить куда подальше.

– Тогда я пошла, удачи.

Исчезла она также стремительно, как и появилась.

 Но Акито становилось ясно, что главной её целью было не пожелать удачи, а сказать про достижения своей госпожи и затраченные усилия. Даже если бы он и спросил её лично про результат экзамена, то добился бы холодного взгляда и ответа «хорошо».

– Ну да ладно пора выдвигаться, а то мы и хороших мест не найдём.

С этой фразой все благополучно отправились в сторону академического городка, который располагался в двадцати минутах ходьбы медленным шагом.

Но как только они вышли за ворота, парень почувствовал, что идти стало явно тяжелее.

Медленно повернув голову налево, он увидел Мию схватившую его руку и выглядящую как комочек счастья.

– Я первый раз иду в этот городок, так что не хочу потеряться.

Переведя взгляд направо, он увидел Рене. Пусть и не виснущую на руке, но прижимаясь весьма крепко.

Та лишь легонько кивнула.

Так ещё диковинный голубой зверёк выбрал в качестве смотровой вышки его голову.

В голове у него появилась мысль как же подозрительно и нелепо он смотрится со стороны, с двумя ещё совсем юными на вид девушками, которые ему до плеча и не достают, да ещё с таким маяком на голове.

Но делать было нечего, поэтому бросив взгляд на слегка опешивших членов команды позади, зашагал вперёд.

– Ну, делать нечего. Пришло время осветить этот городок своим присутствием.

*

По количеству людей в городе можно было судить, что не только их компания решила отпраздновать окончание первого дня экзаменов, хоть впереди и было ещё чуть больше двух недель этой нервотрёпки.

Подходя ближе к центру города, людей стало ещё больше и среди них встречались уже не только местные жители и ученики академии, но люди не здешние.

Марианна, выступавшая сегодня в качестве гида, решила отправиться в своё любимое место, подальше от главной улицы. По пути она также объяснила, что на грядущий праздник мира собираются не только торговцы, но и просто зажиточные люди, желающие весело провести выходные.

В эти дни население города увеличивается почти в два раза и даже на окраинах кипит жизнь.

Несмотря на двоякое чувство: с одной стороны было спокойнее, что с такой голубой шапкой его даже в толпе легко найти, а с другой огромное число косых взглядов порождало в нём желание поскорее смыться куда подальше.

Поэтому переступив порог одного из кафе, мысленно он почувствовал облегчение, а затем и руки почувствовали то же самое.

Несмотря на внешне неказистую витрину внутри всё было обставлено красиво и аккуратно, а смешение в интерьере холодных и горячих оттенков только подогревало интерес касательно меню заведения.

 Создавалось впечатление, что кафе сделано больше под постоянных посетителей, нежели под постоянный поток новых лиц.

Заняв последний большой стол, располагавшийся в углублении главного зала и отделённых от других таких же толстой деревянной перегородкой с золотым орнаментом все стали изучать меню.

Здешнее меню сразу удивило своим разнообразием. Тут можно было заказать не только закуски и десерты, но можно было собрать завтрак, обед и ужин из блюд со всего континента, о половине из которых парень раньше даже не слыхал.

Но больше всего его как не так давно человека без гроша в кармане, порадовали цены на всё это великолепие. Видимо здешний хозяин не преследовал цели нажиться на своих клиентах и купаться в деньгах.

– Мисс Линберг, добрый вечер. Неужто вы сегодня с компанией?

Девушка стоявшая рядом с их столиком, была одета в форму официантки, чем-то напоминающим одеяние Шеры, за исключением того что здесь была скорее мини юбка, нежели платье.

– Добрый вечер, Ханна. Просто так получилось. Не подумай чего лишнего, ты это хорошо умеешь.

– М-да! Некоторая легкомысленность у меня присутствует.

– Это мягко сказано.

По первому впечатлению можно было судить, что эта девушка по характеру похожа на Ребекку и быть приветливой со всеми не испытывая раздражения или недовольства для неё вовсе не принуждение.

– Итак, что будете заказывать?

– Сегодня платит тот, кто больше всех бездельничал, так что можно и подороже.

Сложив два и два, Акито быстро понял, кого имеют в виду.

– А почему я узнаю об этом только сейчас?

– Ой, точно. Сэмпай, вы сегодня платите за всех и не волнуйтесь, на всякий случай у меня есть один золотой. Но думаю, у вас осталось ещё с моего поражения в турнире, так что за вами должок.

Пусть он и не любил тратить деньги попусту, но в этот раз за него уже всё решили.

– Ладно, один вечер без каких-либо ограничений мой кошелёк потянет.

В следующий момент посыпался шквал заказов, которых он даже в меню не видел.

После того как новые поступления закончились, он заказал малиновый торт и зелёный чай с мёдом.

– Это какое-то извращение, пить зелёный чай с мёдом. Это же настоящее кощунство. Здесь же подают наш семейный чай, так портить произведение искусства. Это вероломное предательство.

Подобный его заказ задел их сегодняшнего гида не на шутку.

– Сегодня ещё будет одно дело, поэтому мёд понадобится для умственной деятельности.

– Какое ещё дело?

– Попросили помочь с кое-чем.

 – Так ты даже в библиотеку сходить не можешь, не во что не ввязавшись.

– Вы же сговорились, что платит только главный бездельник, вот и я решил устроить предварительный сговор.

– Но мы раньше договорились.

– Это уже не имеет значения.

– Ах, так…

Только теперь Акито вспомнил, что обещал самому себе не провоцировать Эрику на излишне эмоциональные действия, но опять вспомнил об этом только после сказанного.

–… Тогда я закажу самое дорогое блюдо, что у них есть и разорю этот твой кошелёк.

– Не думаю, что здесь найдётся что-то настолько дорогое.

– Четыре с половиной тысячи гилей – это самый дорогой пункт в меню…

От названной суммы у него челюсть отвисла.

«За эти деньги в каком-нибудь захудалом городишке можно несколько месяцев жить и особо ни в чём себе не отказывать».

–… Вот только этот каравай рассчитан минимум на пять человек и на приготовления уйдут почти сутки, так что сегодня отведать этого монстра не получится.

От этой богоподобной новости на сердце у Акито заметно полегчало и скупердяй внутри него немного успокоился.

– Хм. Ладно уж, придумаю потом что-нибудь другое.

На том угрозы для его кошелька и закончились.

Пока ждали блюда разговоры зашли про сегодняшние экзамены и предстоящий праздник, но мысли Акито были сосредоточены на другом: «Четыре тысячи гилей!»

В скором времени принесли заказанные блюда.

Акито думал, что каждая из присутствующих закажет по одному блюду, но теперь стола почти невозможно было разглядеть под самыми разными десертами.

Торты и пирожные, слоённые и рассыпчатые, сливочные, шоколадные, ягодные, по сравнению с его одиноким малиновым тортом это всё смотрелось просто роскошно.

Но в его взгляде было видно огромное противоречие: с одной стороны было приятно, что всё является частью жизни обычного человека с мелкими повседневными радостями, которых за последние три года было не так уж и много, а с другой, каждая вишенка и ягодка представали перед ним вместе с ценником. Это порождало и радость, и презрение к себе одновременно.

В качестве финального штриха, справа и слева от него оказались два громадных парфе. Шоколадный и кремовый.

– Только не говорите мне, что это на одну персону?

– Конечно же, на одну сэмпай. Я не могу проиграть в дуэли Рене.

– Какая ещё дуэль?

Мию улыбнулась так, будто она собралась переплюнуть всё коварство этого мира. Такое парень видел впервые.

– Мы поспорили на желание. Проигравший выполняет все требования победившей стороны без обсуждений и причитаний.

– А тебе ещё не слишком рано делать такие ставки? Рене всё-таки значительно старше тебя и повидала многое, наверное.

– Но я этого не помню.

Голос светлого духа прозвучал тише обычного и немного обречённо.

При их самой первой встречи она смогла вспомнить только своё имя. Прошло уже более полугода, но прогресса в воспоминаниях как не было, так и нет.

– Ладно, горе не беда, со временем само всё разрешится. К тому же я не думаю, что для тебя найдётся достойный соперник по части поедания сладкого.

По обычно холодным и безэмоциональным фиолетовым глазам редко можно было прочитать какие-либо эмоции, но в этот момент ему хотелось, чтобы это был взгляд наполненный радостью, а не беспокойством.

– Я расцениваю эти слова как ваш вызов мне. Поэтому я докажу, что могу лопать не хуже могущественного духа.

– Ваша запечённая рыба в панировке.

– А? Что?

Раздавшийся голос принадлежал Шанне, которая держала в руках небольшую глубокую тарелку, от которой исходил приятный аромат, при этом гармонично смешивающийся со всем обилием сладкого на столе.

Мию благополучно взяла тарелку и поставила на диван слева от себя.

Уже через секунду сделав всего два взмаха крыла с перекладины под крышей спустилась Аори и приступила к своей части пиршества.

– Аори очень любит рыбу в свежем виде или зажаренную на огне. Хорошо, что здесь такое разнообразное меню.

– Ага. Нашлось всем по душе.

– Раз так, то прежде чем начать наш поединок надо поблагодарить нашего спонсора, поэтому…

Ловким движением Мию сняла с верхушки своего шоколадного парфе тёмную, маленькую розочку и протянула его парню.

–… А-а-а-а-а-а.

– Ага, разбежалась. Я на это не подписывался.

Дёргающийся правый рукав вынудил его обернуться в надежде, что Рене будет против этого или что-то в этом духе, но вместо этого наткнулся на такую же розочку, но кремового цвета.

– Скажи а-а-а-а.

– Да вы что смерти моей хотите. Не собираюсь я…

Он собирался отвергнуть предложение их обоих, но неожиданно для себя обе розочку оказались у него во рту.

Получился на удивление приятный вкус, отчего весь его гнев мгновенно испарился.

– Получилось вкусно, но не хватает какого-то послевкусия. Надо посоветовать повару, добавить пару сладких трав.

Собрав всю возможную информацию со своих рецепторов, он открыл глаза и успел увидеть только что-то белое, летящее ему прямо в голову.

Уворачиваться было уже поздно, да и некуда. Приятным удивлением послужило то, что это было всего на всего полотенце, и никуда отлетать от него не было нужды.

– Эй, ты что творишь? А если бы это было что-то острое, и я не успел увернуться?

– Значит поделом тебе. А то совсем с собачку превращаешься, у всех подряд с рук ешь уже.

– Вот и не правда. Меня врасплох застали.

– Давай оправдывайся. Ты можешь есть только с моих рук, ведь я твоя хозяйка.

– Что-то я не помню, чтобы признавал тебя таковой.

Эрика была опять в своём репертуаре, но парень подумал, что пусть она так и говорит, но если он предложит покормить его с рук, то она мигом возьмёт свои слова обратно.

– Ой-ой. Раз пошло такое дело, то я могу покормить Акито с рук и не только с рук.

Ребекка не могла не воспользоваться ситуацией и снова подколола на взводе девушку.

– В каком это смысле не только с рук?

– Если хочешь посмотреть, то отдай мне его. В качестве задатка я дам тебе вишенку со своего пирожного.

Взяв самую большую вишенку, девушка переложила его на соседний торт и улыбалась так, будто её теперь нужно считать ангелом воплоти.

– Ну уж нет, одной будет слишком мало.

– Стоп, стоп. С каких пор моя жизнь стала оцениваться в вишенках. Это уже переходит все границы дозволенного. Рене мне нужна поддержка, это и тебя тоже касается.

Но дух поглощала своё парфе, и становилось понятно, что ничего кроме него в этом мире сейчас не существует.

Понимая, что по левую руку точно такая же картина, Акито склонил голову и плюхнулся на своё место.

Никому не нужный, ничего не значащий. Стоимостью в несколько вишенек.

На некоторое время Акито вывалился из этого измерения и ковырялся в себе, но вспомнив, что имеет хоть какое-то чувство собственного достоинства, выбросил из головы все не нужные мысли и осмотрелся вокруг.

Больше половины всех принесённых блюд были уже пусты.

Мию с набитым до отвала пузом откинулась на спинку дивана и отдыхала, а рядом в точно такой же позе отдыхал её дух-питомец.

Рене продолжала поглощать всё сладкое до чего могла дотянуться. Если оставить её в подобном месте на ночь и сказать, что всё можно съесть, то к утру вокруг были бы только пустые тарелки.

Эрика с Мари устроили дуэль на вилках за последний кусок медового пирога, а Ребекка была заводилой и лишь подливала масла в огонь.

Бросив взгляд в тарелку, Акито обнаружил, что вместо малинового пирога теперь здесь была настоящая солянка из различных ягод и фруктов.

По всей видимости, пока он витал в облаках, его выбрали в качестве того, кому можно скинуть все ненавистные компоненты из этой горы десертов.

Но делать было нечего. В животе ещё конь не валялся, а работа на сегодня ещё была, поэтому сразу отправил большой кусок этой каши к себе в рот.

Получился на удивление приятный вкус, чем-то похожий на варенье, только менее тягучее.

– О-о. Смотрите, кто к нам вернулся.

Понимая, что его втянут в их очередную разборку, парень мысленно приготовился получать тумаков.

– Акито! А ну быстро говори кто из нас полезнее!

Судя по настрою Эрики, и теме разговора становилось ясно кто вообще поднял эту тему, ведь она улыбалась так широко и невинно.

«Вот ведь чёртов провокатор».

Выбирать одну из сторон было верхом безрассудства, а выбирать ехидную улыбку третьей стороны, означало натравить на себя двойное бедствие, поэтому оставался лишь один выход.

– Полезнее тот, кто больше всего слопал, восполняя свои силы…

И он погладил светлую головку справа от себя. В такие моменты Рене становилась больше похожа на милую зверюшку, нежели человека и остановиться порой было очень сложно.

Собрав в себе последние крупицы силы воли, парень таки оторвал руку.

– Акито, похвалишь меня ночью ещё?

– Конечно, не вопрос.

– Угу.

От её милой и красивой улыбки он почувствовал, что готов растаять на месте.

– Это как понимать? Пока я, значит, сплю по ночам, вы там какими-то непотребствами занимаетесь?

– Всё не так!

– Эй, я тоже хочу в этом поучаствовать. Если нужно, то у меня есть хорошее заклинание для крепкого сна. Можно применить на лишних людях и отдаться ночным игрищам.

– Ночным? Игрищам? Усыпить меня?

В течение пары секунд от головы девушки исходили облака пара, а когда всё в голове улеглось, то Ребекка получила такую встряску, что казалось, сердце у неё выскочит и убежит куда подальше.

– Да ты что, совсем обнаглела? Я теперь никогда не буду засыпать раньше тебя и Эшли буду каждую ночь на страже оставлять. А то с такой змеёй как ты всегда нужно держать ухо в остро.

– Эрика, может лучше потише, а то мы лишимся члена команды.

– А ты вообще творишь? Я не услышала, чтобы ты отказывался от её предложения.

– Молчание ещё не знак согласия!

– А вот и нет.

– А вот и да! К тому же, если бы у нас был ещё кто-нибудь в авангарде, то и этого разговора можно было избежать. Это вообще-то задача командира – поиск и грамотный подбор участников команды.

– Я этим каждый день занимаюсь. А пока тебе нужно больше тренироваться, дабы справляться с любым натиском на первой линии…

«Тренироваться? Вот уж спасибо, супер помощь».

–… К тому же мы продвигаемся по рейтингу быстрее кого бы то ни было. Скоро у нас отбоя от желающих присоединиться не будет…

«Ага. Это если учитывать, что мы выбираемся из самого низа списка».

–… А если продолжим в том же темпе, то и до лидирующей пятёрки мы доберёмся в срок.

Пусть она и сказала это уверенным голосом и с огнём в глазах, но только полная дура будет считать, что дальше всё пойдёт также легко. Она таковой не является и сама всё понимает, но изменить это пока не в состоянии.

– Как бы то ни было для попадания на священный турнир нам нужен пятый член команды. Таковы правила.

Дополнение Марианны было как нельзя кстати. Какой бы сильной не била команда, её численный состав должен быть из пяти человек.

– Тогда я буду пятой!

Внезапно очнувшийся голос был полон оптимизма.

– Ага, конечно. Годика через три. Думаю, ради тебя турнир точно отложат.

– Правда?

– Ага, разбежалась. Спи давай.

– Э-э-эй! Я уже не ребёнок. У меня сегодня ещё совместное занятие с Сабиной, так что рано спать ложиться.

– Учёба это хорошо, но перетруждаться не стоит.

Мию кивнула, а Аори, только что проснувшаяся, повторила её движение.

– В таком случае надо собираться обратно в академию. Думаю, Шера остановилась на уборке половины комнаты и отключилась, нужно её проконтролировать.

– Да и мне нужно заскочить по дороге в одно место и отдать куратору подарок, она ведь столько со мной возилась, да и праздник скоро.

– Ребекка, вот уж не думал, что ты способна на такие щедрости.

– А ты много обо мне не знаешь. Могу устроить тебе ночную экскурсию по моим воспоминаниям, если хочешь.

– Нет уж спасибо, обойдусь.

Акито развёл руки в стороны, уйдя в полный отказ. И именно в это время что-то легло ему в руку.

Посмотрев на свою ладонь, он увидел длинную бумажку, а позади стояла Ханна.

– Ваш чек, пожалуйста.

Сжимая сердце, Акито быстро опустил глаза в конец списка, и внутренний скряга устроил настоящий бунт, ведь теперь кошелёк значительно полегчает.

*

В половину девятого их дружная компания вышла из кафе и направилась в обратный путь.

Почти у всех было приподнятое настроение, за исключением, шедшего позади Акито.

«За один вечер на две тысячи проесть мой кошелёк. Да их проще закопать, чем прокормить».

Но никто не обращал внимания на его понурый вид и слегка презрительный взгляд.

По дороге Ребекка зашла в пару магазинчиков и теперь просто излучала счастье. От этого света было невозможно спрятаться, поэтому незаметно для самого себя настроение парня тоже улучшилось.

Пока они шли по аллее до главных ворот, то Марианна, немного отстала от остальных и, поравнявшись с Акито, некоторое время шла молча.

– Ты точно хочешь что-то мне сказать. Вперёд, я же не запрещаю.

– Хм. Хоть догадался спросить, а то я думала весь день, как тупое палено будешь.

«Дважды оскорбила и даже бровью не повела. Вот ведь».

– Спросить хотела. Что ты в праздник собирался делать?

Подобный вопрос привёл его немного в замешательство. Он надеялся на что-то вроде: «Выкрутился всё же» или «Опять ты с ней собачишься», но теперь пришлось вспомнить все имеющиеся планы на ближайшие выходные. К счастью или нет, но кроме помощи Хелене с точными наукам, весь его день был свободен.

– Собирался все дни спать или может выйти на улицу пару раз.

В этот момент в мыске ноги что-то очень сильно ударило, и сдержаться от возгласа было крайне сложно.

– А-ай,ай-ай-ай-ай. Ты что творишь?!

– Идиот!

– Просто так называть кого-то подобными словами дурной тон, знаешь ли.

– Круглый идиот!

– Да чтоб вас всех. Сегодня все решили меня до сумасшествия довести.

– Ты этого заслуживаешь идиот.

– Ладно. Если я сам себя таковым признаю, то скажешь в чём дело.

– Не отрицаешь, а значит, мозг имеется…

Так унизить человека за столь короткий промежуток времени, это нужно иметь настоящий талант.

–… Я говорила не про планы, а про подарок.

– Праздник мира? Честно говоря, раньше я не имел возможности праздновать его, поэтому понятие не имею что надо делать.

– Обычно люди просто проводят день друг с другом на фестивале, но лучше сделать подарок или приготовить что-нибудь особенное.

– Неужели для вас это так важно?

– Хм. Мне от тебя ничего не нужно, а вот о ней мог бы и побеспокоиться.

Её взгляд упал на два раскачивающихся из стороны в сторону красных хвостика.

– Ей подарок? За все её попытки прикончить меня почти каждый день?

Блондинка уже занесла ногу, чтобы ударить сильнее прежнего.

– Нет, погоди! Я просто пошутил! Подарок? Ладно, будет подарок. Приготовить кулинарный шедевр у меня всё равно вряд ли получится.

И всё же в голень ему прилетел удар.

– Почему на этот раз? Я же согласился.

– Дурак! Важно то, что ты вкладываешь в подарок. У неё ведь послезавтра день рождения.

Вот это была действительно новость, от которой у него на пару секунд все мыслительные процессы резко зависли.

– В детстве у неё это был любимый праздник, и она так радовалась своему дню рождению в праздник мира. А с тех пор, как она потеряла всякую возможность видеться с семьёй, то и свой праздник она тоже перестала отмечать. В эти дни хорошо, если из комнаты получается её вытащить.

– Прости, я даже не представлял что всё так серьёзно.

Внезапно появившееся у девушки желание стукнуть его как следует, сразу растворилось после того как она взглянула на лицо Акито.

Куда серьёзнее, чем обычно и где шестерёнки трутся между собой очень быстро.

– В общем, я надеялась, что ты сможешь её как-нибудь вытащить из этого омута. Поэтому не смей облажаться или я тебя сама в вечную сосульку превращу.

– Хорошо. Постараюсь оправдать твои надежды.

– Не старайся, а делай.

Суровый и холодный взор, обращённый куда-то глубоко, был устремлён прямо на него. Теперь оказываться или идти на попятную было уже нельзя.

– Ясно. Тогда потрачу эти два дня на поиск чего-то действительно стоящего столь экспрессивной натуры.

– Не смей только что-то подобное ляпнуть в её присутствии.

От представления подобной реакции невозможно было сдержать улыбки.

Когда их компания вошла на территорию академии, было без пары минут девять.

Распрощавшись в главном холле, каждый отправился по своим делам.

Уже при выходе в коридор Акито бросил взгляд на удаляющуюся девушку в приподнятом настроении духа.

«Вот уж действительно, двойная дата».

С этой мыслью парень направился ко второму общежитию, где его уже должна была ждать Хелена.

Глава 6 Королева

У общежития Акито прождал около пяти минут, когда со стороны заходящего солнца прибежала запыхавшаяся глава рыцарей Фериды.

– Прости, пожалуйста. Дел перед праздником довольно много. Долго ждал?

Голос ей был немного уставший, но от этого своих командирских ноток не терял.

– Да я и сам немного опоздал, так что не волнуйся на этот счёт.

– Это хорошо. Со всеми делами я вроде разобралась, и мешать нам не должны.

– Ладно, но у меня вопрос тут появился.

Ничего не говоря, девушка показала, что готова ответить на любой.

– Библиотека скоро закрывается, у меня явно не вариант, тогда получается, у тебя заниматься будем?

– Именно. Так что идём, не стоит тратить время попусту.

Не поведя и бровью, без какого-либо замешательства, Хелена направилась в общежитие.

– Эй-эй, погоди секундочку. А ничего что ты вот так позволяешь мне заседать у тебя. В смысле, а как же твоя соседка по комнате?

– В данный момент я живу одна.

– Большая одноместная комната?

– Нет. Просто моя соседка почти на два года старше меня и уже долгое время находится с командой по заданию армии. Они одна из лучших команд в рейтинге и отношение к ним соответствующее.

«А ведь точно. За месяцы, что я здесь, из десяти лучших команд на глаза попадались только пять из них, да и не очень долго они здесь бывают».

– А особое отношение подразумевает малое количество пребывания в академии и компенсация баллов за обучение поручениями от армии?

– Совершенно верно. Но это не значит, что при сдаче устных экзаменов перед великим турниром они провалятся. Как ты думаешь они попали в число лучших?

«Тренировки, отличные показатели в устных и практических занятиях, грамотное взаимодействие в команде. Всё это налаживается не за один день и когда высота взята, потерять её уже не позволит собственная гордость».

Пока Акито размышлял над последним вопросом, они успели прийти к необходимой комнате.

Только сейчас парень обратил внимание, что в коридоре на удивление пусто.

– А у вас тут немноголюдно.

– А-а-а! П-просто сей-час первый день экзаменов закончился вот все, и празднуют, а кто-то готовиться к завтрашним. Ещё просто не время.

Пусть фраза и прозвучала как оправдание, Акито решил не углубляться в суть.

 По своему горькому опыту он уяснил, что после таких расспросов обычно следуют тумаки и погромы, поэтому молча, зашёл в комнату.

По факту комната напоминала его собственную, только была значительно уже. Если он располагался почти напротив той части комнаты, которая принадлежала Ребекке, и при этом между ними оставалось значительное пространство, то здесь осталось бы не более двух метров.

– Прошу располагайся. И вытащи стол от стены, я сейчас приду.

С этими словами девушка скрылась за одной из трёх дверей.

Касательно двух комнат, отделённых от спальни, парень представление имел – это кухня и ванная, а третья осталась загадкой.

Рыскать у кого-то в гостях ему не позволяла совесть, поэтому он оттащил от стены часть письменного стола, который теперь можно было использовать и как обеденный на четыре персоны.

Усевшись на пуфик, стоявший рядом, он огляделся вокруг.

Всё окружающее пространство можно было описать двумя словами – военный минимализм.

Здесь не было хоть какого-то беспорядка. На столах и комоде лежало только самое необходимое.

Все стопки на столе были аккуратно сложены и напоминали скорей стройные военные ряды.

В общем, сама комната отдавала более холодной атмосферой, чем те в которых он бывал. Но то ли от иных размеров, то ли непривычной обстановки, минимума деталей или, возможно, от ощущения, что живёт здесь только один человек, атмосфера казалась немного тяжёлой, но при этом спокойной.

– Наверняка думаешь, что здесь немного пустовато?

Опять внезапно раздавшийся за спиной голос заставил его задуматься о том, что он теряет хватку в сканировании окружающего пространство своим шестым чувством.

Парень хотел было возразить, но повернувшись, лишился дара речи.

Глава рыцарей Фериды, постоянно источающую гнетущую ауру холода и порядка в своей бессменной форме, теперь стояла рядом в летнем бежевом платье чуть ниже колен с подносом в руках, а от прежней ауры не осталось ни следа.

– Долго пялиться будешь?

От осознания того, что он и вправду пялится, парень чтобы не упасть с пуфика быстро вскочил на ноги.

– Прошу прощения, просто слегка удивился видеть тебя в таком виде.

– Хочешь сказать, мне не идёт?

– Нет, нет, нет! Не в этом дело просто, немного неожиданно. Хор-рошо выглядишь.

Сам не понимая, с чего он так забеспокоился, парень буркнул себе под нос и уже собирался запаниковать, но девушка поставила на стол поднос и, обойдя его по кругу, уселась на своё место, элегантно поправив края платья.

– Что стоишь? Присаживайся. А это плата за сегодняшнюю помощь в библиотеке.

Она показала на стоящий справа от него поднос с крышкой.

Медленно опустившись на своё место, Акито приподнял краешек и прекрасный аромат, несмотря на недавний перекус, вновь пробудил в нём зверский аппетит, поэтому он полностью снял крышку.

– У меня было не так много времени, поэтому выбрала что-то нейтральное и несложное.

Если запеченная рыба с овощами, рис с подливой и десяток онигири, были выбраны только из-за нехватки времени, то ему стало страшно от того, на что способна сидящая рядом девушка, если оставить кухню в её распоряжение на целый день.

Помимо этого на столе оказались две чашки, чай, кофе, молоко, мёд и сливки.

Если бы он не знал, кто она такая, то решил бы, что это такой способ подмазаться.

– Учитывай, что это тебе на весь вечер.

«Да тут на вечер, ночь и ещё на утро что-нибудь останется».

В это же время ему пришла мысль, что про ужин он говорил больше в шутку и больше чем на чай с печеньем и не рассчитывал, а теперь было уже поздно отказываться. Да и когда ещё выпадет шанс вкусно поесть, не напрягаясь у плиты и не тратясь на кафе.

Перебарывая самого себя, Акито накрыл сегодняшний ужин крышкой и отодвинул в сторону.

– Это никуда не денется. Ты ведь позвала меня помочь в учёбе, а к авансам я не привык.

Девушка едва заметно улыбнулась и, пожалуй, именно это её действие больше рушило образ властного руководителя.

«Как ни посмотри, но она всё же девушка».

Как только ему пришла в голову эта мысль, в груди резко защемило, а сознание захлынула целая куча образов из прошлого.

Тихая и размеренная жизнь незаметно поглощала его день ото дня, но он был здесь не просто так. В жизни была цель, и он должен добиться её во что бы то ни стало.

Внутри всё охватила ярость и отвращение к себе, отчего хотелось убежать куда подальше, но если он так сделает, то у других могут возникнуть вопросы.

Пока Хелена достала все необходимые бумаги и учебники, Акито смог вернуть себе самообладание, но всё же ощущал, что его выражение лица изменилось. Успокаивало то, что девушка столь незначительных изменений не заметила.

– Итак. Насколько я могу судить проблемы у тебя в академической математике, прикладной элемантии и динамических задачах.

Кинув беглый взгляд на лежащие перед ним книги, Акито быстро вычислил основные задачи, а голос стал больше похож на преподавательский – серьёзный и беспристрастный.

– Верно. Их суть я понимаю, но не могу быстро находить верное решение, словно стою перед дверью, которая открывается очень медленно.

– Тогда начнём с самого просто: с математики.

Хотя девушка и говорила, что решает она медленно, но на самом деле парень доходил до ответа лишь на чуточку быстрее, конечно это возможно из-за того, что подобные задания он видел второй или третий раз в жизни, но всё же здесь он мало чем мог помочь, алгоритм решения был слишком мал.

Но как только они вошли в ритм в дверь постучали.

– Прошу прощения, я на минуточку.

Ровно через минуту девушка вернулась, держа в руке небольшую папку.

– Это по поводу подготовки к празднику.

Глава рыцарей был одним из главных отвечающих за безопасность во время проведения праздников и фестивалей, а инцидент в городке пару месяцев назад, вынуждает уделять более пристальное внимание каждой мелочи.

Они вернулись к занятию, а через некоторое время в дверном проёме показалась голова. Эту девушку Акито помнил, она была из подкрепления во время инцидента со старшей Эберхард, и потом он частенько с мельком с ней виделся.

– Глава, прошу прощения. Ой, или я не вовремя?

– Одну секундочку.

Через пару минут разговора они вновь вернулись к делу, но опять ненадолго. Парень начал догадываться, почему кое-кому не даются точные науки.

– Теперь я понимаю, почему у тебя западают некоторые предметы.

– Прости. Я думала, что разобралась со всеми делами, но…

На лице у неё появилось искреннее сожаление, но оставлять, как есть было нельзя.

– Есть большой лист?

– В верхнем ящике стола. А зачем?

– Может немного неправильно, но главное сейчас результат.

Достав из стола лист бумаги, он что-то быстро на нём написал и повесил на дверь с внешней стороны.

– Если и теперь кто-то решит войти, то я лично дверь перед носом у них закрою.

– А если это важно?

– Обойдутся. Своей головой надо думать, а не чужими пользоваться.

Последняя фраза прозвучала весьма колко и девушка не нашла что ответить.

Теперь уже к её удивлению это сработала за весь оставшийся вечер никто больше не приходил.

В скором времени они перешли к прикладной элемантии.

Этот предмет нужен был, прежде всего, командующими отрядов, так как затрагивал способности различных отрядов, их взаимодействие и затраты манны. Всю эту информацию лидеру всегда приходилось держать у себя в голове и корректировать действия всех.

Этот предмет начинался только с третьего года обучения в старших классах, поэтому здесь скорее Акито был учеником, нежели наоборот.

Поэтому эта часть закончилась быстро, и настало время для самого сложного и непонятного – динамические задачи.

Чтобы вникнуть в решение не по шаблону девушке потребовалось довольно значительное время, но когда она полностью осознала происходящее на бумаге, то всё пошло значительно быстрее.

*

Когда все подготовленные на сегодня материалы закончились, то за окном уже сияли звёзды, а тарелки были полностью опустошены.

– Ладно, поздно уже. Завтра ещё один учебный день, а у тебя подготовка к  празднику. Поэтому мне пора.

– Да, тогда я провожу.

– С чего такая честь?

– Просто благодарность.

Не видя ни причин, ни возможностей отказаться Акито поднялся и слегка размявшись, вышел за порог. И тут сразу появилась возможность для отказа.

– Боюсь тебе лучше потратить время не на меня, а вот на это.

Хелена тоже высунула голову за дверь и слегка удивилась.

Урядом с дверью стойла целая куча папок, очевидно, это все те кто должен был зайти с отчётом, но оставили их здесь.

Всё из-за прикреплённого к двери листа, который гласил: «Тихо идёт экзамен! Просьба все дела и документы относительно праздника и академии оставлять здесь», и стрелочка к углу двери.

– Так вот в чём дело.

– Советую делать так же во время подготовки к другим экзаменам. Я тогда пойду, а то тут дел ещё на половину ночи.

– Одну секундочку.

Схватив кучку в охапку, девушка исчезла за дверью, а менее чем через минуту вернулась, предварительно выключив свет.

– И всё же…

– Я настаиваю. Самое важное сделаю сегодня, а остальное завтра в течение дня.

То как она мастерски предугадала его вопросы, несколько поражало, а может они просто были настолько очевидными.

Дойти до общежития, где жил Акито можно было и через внутренние коридоры академии и через внутренний двор. Погода стояла отменная, поэтому оба согласились на второй вариант.

Только выйдя на улицу, сразу пришло этакое облегчение после нескольких часов занятий в закрытом помещении.

Погода стояла ясная, звёздная и абсолютно безветренная, а в это время года контраст температур за сутки был не велик, и можно было спокойно прогуливаться в чём угодно.

Порой парень сам любил выйти по ночам и погулять по окрестностям. Тишина и отсутствие людей делали территорию академии совершенно иным местом, местом для какой-нибудь детской сказки.

Однако в этот раз он был не один, и полностью окунуться в собственные мысли было бы неприлично.

– А ничего что вот так после отбоя прогуливаемся, да и кто-то нарушает правила академии, не соблюдая ношение формы.

Глядя в звёздное небо, Хелена ответила не сразу, а когда озвучила свои мысли, то и распознать в ней главу главного дисциплинарного комитета академии в ней становилось практически невозможно.

– Думаю, из каждого правила можно сделать исключение. К тому же у меня высокий статус и один-два прокола мне простят.

– А можно мне тоже косячить и не получать за это?

– Рангом не вышел, так что обойдёшься.

– Тц. Придётся ещё в рейтинге подниматься.

– Как там ваше положение кстати?

– Разве это не твоя обязанность следить за продвижением различных команд? Сама что-то об этом говорила ведь.

Взгляд девушки слегка поник, словно сожалея о чём-то, но видимых причин для этого Акито не находил.

– В связи с этим праздником очень много всего навалилось, и следить за подобными мелочами, просто нет времени.

– Пожалуй. Как по мне ты весьма неплохо справляешься.

– Мнение дилетанта. Ты даже не знаешь, какие у нас у всех проблемы.

Это выглядело уже как личный вызов для его собственного самолюбия. Выставлять его, как он сам считал преуспевшего во многом, дилетантом не способным увидеть проблемы вокруг – было почти оскорблением.

Даже напрягая память и пытаясь увидеть странности в происходящем вокруг, ничего найти не удавалось.

– Можешь не напрягать память, ты здесь меньше полугода, поэтому не знаешь, что происходило до этого.

Интонация была такой, будто всплыло воспоминание, о котором предпочли бы забыть. Пусть это было и не его дело, но внутренний голос вопил, что надо выяснить про это.

– Расскажешь? Если не хочет, то не надо заставлять себя. Спрошу ещё кого-нибудь.

– Хох. Лучше узнать из первых рук, чем окунаться во всякие сплетки и выдумки.

Мысль была правильной, ведь у каждого участника или наблюдателя со стороны могла быть своя точка зрения.

– Много ты знаешь о семье Ринде?

Хелена начала настолько издалека, что в первые несколько секунд парень просто пытался понять вопрос и покопаться в собственных знаниях.

– Вы семья военных и история вашего рода уходит вглубь веков, пожалуй, вот и всё.

– Господи и что же ты делал на элективах про дворянскую историю?

– Я их ни разу не посещал.

– Что?

– Бессмысленное время провождения, лучше потратить это время на решение динамических задач.

– Ха-ха-ха. Да, это в твоём духе.

Теперь на лице девушке виднелась слабая улыбка и, сделав глубокий вздох, обращённый в прошлое она начала рассказ.

– У меня есть старшая сестра Элеонора Ринде. Она старше на два года и поступила в академию на те же два года раньше. В детстве мы многое делали вместе и проводили кучу времени, занимаясь всякими глупостями, но к моменту её отъезда в академию от былой простоты в общении не осталось и следа. В младших классах академии мы тоже общались мало, а когда перешла на четвёртый год обучения, то поняла, что все слухи, ходящие вокруг родной сестры – правда…

В этот момент можно было услышать, как у неё хрустнули костяшки на руках.

« –… Из доброго и приятного ребёнка она превратилась в жестокого тирана, что было не по её правилам, то наказание в карцер или серьёзный штраф по баллам. Она была только на втором курсе обучения, а её уже ненавидела почти вся академия, за исключением её близких подчинённым, которым нравилось такое положение дел…

…После одного нашего разговора, я окончательно убедилась, что Элеонора катится куда-то в пропасть и с этим надо что-то делать. Поэтому благодаря хорошим показателям в учёбе, отсутствии конкурентов и должном упорстве я в середине первого года стала главой дисциплинарного комитета. Со временем вокруг собрались люди, которые имели схожее со мной мнение и мы выступили против рыцарей Фериды во главе с моей сестрой. Тогда и началось наше противостояние. Все чрезмерные наказания оспаривались нашим комитетом и в результате наказание смягчалось…

…Ругани между нами не было конца и продолжалось это до начала этого учебного года. Сестра поступила на шестой курс обучения, и ей поступило предложение от армии. Недолго думая, она согласилась, а в качестве замены на свой пост выдвинула мою кандидатуру. Для меня самой это было настоящим шоком, и соглашаться я поначалу не хотела, но директор посоветовал принять предложение и восстановить прежнее доброе имя рыцарей, да и он сам верил, что у меня это получится. В итоге я стала главой рыцарей Фериды, но неофициально сохранила и положение главы дисциплинарного комитета. Сразу после вступления в должность я встретила такую стену сопротивления со стороны рыцарей, что само стало страшно, но многие подручные сестры быстро покинули нас. Сейчас часть рыцарей остались ещё с тех времён и отношения с ними по-прежнему сложные, но они по крайней подчиняются моим приказам, а часть новенькие, но по опыту и квалификации они ещё зелёные, да и я сама не могу всецело балансировать между теми и другими».

После высказанного монолога послышался облегчённый выдох, будто весь накопившийся груз ответственности и мыслей, пусть и ненадолго, но всё же стал чем-то далёким и бессмысленным.

Некоторое время они молча шли через ночной сад, и нарушить эту идиллию могли только быстро крутящиеся шестерёнки в голове у парня.

– Получается, основной твоей задачей является показать оставшимся рыцарям, что наказание должно основываться на справедливости, а не беспрекословном исполнении всех правил академии?

– Что-то в этом духе. За эти полгода получилось вернуть доверие и снизить уровень презрения к рыцарям, но работы ещё много.

– Дай угадаю. Ты хочешь сделать это собственными силами, не сбрасывая ни на кого этот груз и при этом достичь наилучшего результата?

– В точку.

– Мнение дилетанта.

– Что?! Бьёшь меня моими фразами?

– Именно. Невозможно угодить всем и каждому, поэтому не знаю, кого считать глупее. Тебя или свою командиршу, которая так и не научилась отвечать на подколы Ребекки.

– Пха-ха-ха-ха-ха…

Глядя на смеющуюся от душу девушку, все мысли в его голове, бегающие из стороны в сторону, словно замедлились и стали сами выстраиваться в правильном порядке.

Между тем они уже почти дошли до входа в общежитие.

– Ха. М-да. Редко кто может найти такую серьёзную дыру в моей логике, но ты так и не ответил на вопрос.

– Про рейтинг?

Просто моргнув глазами, та подтвердила его догадку.

– Мы в лучшей четверти команд академии, но это и хорошо и плохо.

– Сложные соперники?

– Ага. У нас команда из четырёх человек и идти в лоб на таких противников уже не получится. В последний раз всё и вправду висело на волоске, если бы это была игра на выбывание всей команды, то нас точно ждало бы поражение.

– А вы ещё не дошли до десятки лучших. Там боевая элита академии.

От понимания того насколько сложные предстоят бои, по телу у него прошла небольшая дрожь.

– Это точно. И поэтому нам нужен ещё один человек в авангард, иначе турнира нам не видать как своих ушей.

– Что, на этот раз не будешь предлагать присоединиться к вам?

– После твоего рассказа, теперь как-то неудобно за все предыдущие приглашения, но всё равно буду рад такому исходу.

– Я снова откажусь.

– Эх. Что ж тогда до встречи и используй табличку во время подготовки к экзаменам.

Лёгкий кивок и мягкая улыбка оставляли надежду, что она внемлет этому совету и так как они уже стояли перед входом в общежитие, то парень махнул рукой на прощание и отправился внутрь.

– Н…Н……Акито!

– А? С чего такое почтение? По имени-то?

– Просто подумала, что могу помочь вам с рейтингом. Все поединки на время фестиваля отменены, а времени у вас не так много. Вот я и решила, что могу составить от академии официальный запрос на помощь рыцарям на время фестиваля, так как это официальный запрос, то несколько позиций выиграете.

– Стоп! Меня в рыцари?

– Разумеется, это временно и в счёт второго обещанного ужина.

Честно говоря, он и сам забыл уже про это, но мысль о втором ещё более роскошном пиршестве грело душу и желудок, но его тактической целью было не набить желудок, а попасть на турнир. К тому же он обещал попасть на турнир с одной вздорной особой.

Отказываться не было ни одной разумной причины, да и посмотреть, как подобная система выглядит изнутри, было очень любопытно.

– Пожалуй, я соглашусь, а как насчёт остальных помочь в этом деле? Хотя это скорее сыграет в минус, чем в плюс.

– Запрос я бы хотела оформить только на тебя!

Последнее прозвучало несколько резко и официально, что даже сама девушка удивилась.

– За остальным придётся смотреть в оба глаза.

– Это верно. Тогда что мне делать?

– Завтра с первыми лучами солнца в рыцарском флигеле.

– Ради такого дела надо проснуться вовремя.

– Что ж, тогда доброй ночи и спасибо за сегодня.

– Тебе спасибо и до завтра.

На этой ноте двое разошлись в разные стороны.

У Акито возник в голове вопрос, как ему быть с завтрашними занятиями, но он быстро вылетел из головы, как не достойный хоть какого-либо внимания. Важнее было то, как объяснить Эрике, чем он будет заниматься в ближайшие дни. Тема рыцарей постоянно была у них поводом для шумных споров.

«Для начала надо будет взять с неё обещание, что не будет буянить, и по возможности опустить некоторые детали».

*

Когда он стоял перед нужной ему дверью, внезапно накатилось странное волнение, будто тень пролетела мимо. Он оглянул коридор, но там не было ни души, а странное чувство исчезло через пару секунд.

Решив особо не зацикливаться на этом, он вошёл в комнату. Внутри было пусто, а в воздухе витал легкий запах поджаренного сахара.

Он, было, решил заглянуть на кухню, но оттуда словно пуля вылетела Эрика и быстро закрыв дверь, перегородила дорогу.

– Ты где столько времени был?

Этот вопрос будто был адресован родителем непослушному, провинившемуся ребёнку, а не человеку того же возраста.

– Я же говорил, попросили помочь кое с чем.

– Кому? Как? Зачем?

– Это что? Допрос?

– Если понадобиться, то ответы выбью силой.

– Ня-я.

Со звериным оскалом из-под кровати показалась красная кошачья морда и Акито решил, что это последствия очередной глупой шутки Ребекки, которой как назло здесь не было.

– Я расскажу, только если ты обещаешь не горячиться.

– Если не расскажешь сейчас, то потом уже не сможешь.

– Однако я назвал свои условия.

Сделав максимально убедительное лицо, он отвернулся и направился в свой угол комнаты, надеясь, что огненное бедствие не прилетит ему в спину.

– Ладно, обещаю не горячиться.

Такой быстрый ответ заставил Акито задуматься над тем как часто можно уходить от побоев со стороны этой особы, просто сделав серьёзный вид.

– Ладно, меня попросили помочь в учёбе.

– Ты ведь тот ещё бездельник и неуч, неужели нашёлся в академии кто-то глупее тебя?

В обычной ситуации это могло бы сильно задеть его самолюбие, но в этот раз почему-то это оказалось даже приятно.

– Думаю, ты будешь, рада узнать, что человеком глупее меня оказалась глава рыцарей.

– Что?!

– По ней не скажешь, но с точными науками у неё проблемы. Я сегодня днём случайно на неё наткнулся и помог решить пару задач, и она ВЕЖЛИВО попросила помочь. Отказываться причин не был, вот я и помог.

– Так значит, вы всё это время были вместе?

– Сейчас у неё отсутствует соседка по комнате, поэтому занимались у неё, библиотека на ночь ведь закрывается. С соседкой она, кстати, не в самых хороших отношениях.

– Я ведь говорила тебе с ней больше не общаться.

Голос девушки стремительно начал набираться градусы.

– Ты обещала не горячиться.

– Я в порядке. И я тебя предупреждала.

– Я тебе тоже говорил, что не являюсь твоим рабом и делаю то, что считаю правильным.

– Может она ещё тебе что-нибудь предложила?

Эрика теперь была больше похожа на ведьму перед жатвой, но другой возможности высказать всё может уже и не представиться, поэтому парень решил рискнуть.

– Она предложила мне на время праздников присоединиться к рыцарям и помочь в соблюдении порядка в городе.

– И ты…

– Согласился. Это оформят в качестве официального запроса от академии и нам добавят дополнительные баллы в рейтинге. Раз уж в ближайшие четыре дня игр не будет, то почему не воспользоваться таким шансов.

После всего изложенного он надеялся на частички благоразумия в голове девушки и её понимание ситуации, в которой они находятся.

Эрика ничего не ответила и не пыталась испепелить его, а лишь отвернулась и направилась к своей кровати.

У парня прям от сердца отлегло. Ставка на наличие здравого смысла оправдалась.

День был довольно длинный и полный на разные события, поэтому на него резко навалилась сонливость, только он подошёл к своему матрасу.

Но тут в затылке проступила резкая боль, и он едва не отключился прямо на месте.

Резко развернувшись, он увидел небольшую деревянную коробочку для письменных принадлежностей и того кто её запустил в полёт.

– Совсем рехнулась? Так и убить недалеко.

– А сам-то, какой идиот.

– Почему это?

– Этой Ринде только и понадобилось прикинуться глупенькой, как ты заплясал перед ней как павлин.

– Эй, не стоит так оскорблять других, не разобравшись в ситуации.

– И опять ты её защищаешь?

Теперь в него полетело все, что имело вес и могло нанести хоть какой-нибудь урон телу, а всякой всячины у неё на комоде хватало. Поэтому оставалось только уворачиваться и попытаться достучаться до неё.

– Во-первых, ты не можешь судить о ней, не зная как и чем она занимается, а во-вторых, могла бы и сама меня попросить помочь, я бы не отказывался.

– А самому это в голову не приходило!

– Ты сама меня постоянно идиотом или дурачком называешь и справляешься сама, вот я и не лезу.

– А в голову не приходило, что мне гордость не позволяет, ненавижу тебя.

– Погоди, в каком смысле?

– В прямом!

И тут под руку её попалась фарфоровая ваза.

– Эй, стой, погоди.

Но голос его услышали только стены и, едва увернувшись от хрупкого снаряда, в следующую секунду его спину осыпал град осколков. А в руках Эрике уже оказался серебряный канцелярский нож.

– ЭЙ! Это уже не шутки.

– Пошёл прочь!

Теперь уже искать оправдания или пытаться добиться благоразумия, было абсолютно бесполезно, и парень быстро вылетел из комнаты.

Судя по звуку, нож всё-таки полетел туда, где была его голова, пусть и за дверью.

После такой сцены нужно было подышать свежим воздухом, да и голова от первого неожиданного снаряда начинала болеть сильнее, поэтому быстрым шагом он направился на улицу.

Около одного из питьевых фонтанчиков Акито вытряхнул из пиджака все осколки и промыл новую не боевую рану, её можно было считать таковой, ведь пробило до крови.

«Даже в рейтинговых играх я мало так получал, а теперь нарвался. Ауч».

Немного остудив голову, он плюхнулся под дерево и попытался понять, как дошло до подобной крайности.

«Хотел помочь всем, а в итоге получил за всех, что-то в этом роде. Чёрт, буквально только что упрекал Ринде в том, а сам наступаю на те же грабли. И кто здесь круглый идиот?»

Он думал, что после разговора с Хеленой его мысли наконец пришли в порядок и ничто сегодня их уже не выведет из равновесия, но теперь в них царил его величество – хаос.

Персональное поручение от академии, внутренний рейтинг, собственные интересы, данное обещание и яростное лицо Эрики всё этого металось в голове и никак не хотело приходить в норму, казалось, от этого место недавнего удара болело ещё сильнее.

Однако в данный момент сделать ничего он не мог, единственное что оставалось, так это бесцельно смотреть в звёздное небо сквозь листву дерева и отстраниться от всего.

Когда боль в затылке поубавилась, то его сознание стало уплывать и, чувствуя, что сопротивляться морфею бесполезно, Акито закрыл глаза и почти тут же провалился.

*

В это же время в комнате, где недавно разносились крики, теперь подушка впитывала свежие девичьи слёзы, которые никак не хотели заканчиваться.

Последний раз девушка чувствовала себя так же паршиво почти четыре года назад, когда лишилась всякой возможности видеться с семьёй по ложному обвинению. Но даже тогда не было этого жалящего в груди ощущения, словно игла застряла в сердце.

– Чёртов идиот только и может, что за другими юбками бегать!

Пусть она так и говорила, но всё же она знала, что Акито до такого не опустится.

– Постоянно с этой Ринде, как с госпожой!

Она понимала, что такой его стиль общения абсолютно со всеми.

– Даже лично в учёбе ей решился помочь!

Понимала, что самой нужно было только попросить, и он сделал бы также для неё.

– Наверняка её приглашение принял, даже не задумываясь!

Понимала, что это пойдёт их команде на помощь.

– И меня ни во что не ставит.

Понимала даже то, что последнее не более чем её собственное ложь придуманная самой себе.

За последние четыре года она никому не открывала того, что у неё на уме. Ни к кому не привязывалась, ни от кого не ждала помощи, а теперь, когда ей протягивают руку помощи, она бежит прочь.

От осознания собственного неспособности или скорее нежелания принять помощь других людей становилось только больнее.

В этот момент входная дверь широко распахнулась и чисто на автомате девушка хотела извиниться.

– Аки…

Но в дверях был другой человек.

– Хей-хей! Давно не виделись и как вы тут пожи-ва-ете…

Увидев беспорядок в комнате и осколки разбитой вазы у стены, сверх приподнятое настроение Ребекки быстро испарилось, и вопросительный взгляд упал на заплаканное лицо Эрика.

Та не выдержала и секунды и свернувшись в одеяло упала на пол, а затем закатилась под кровать.

Последние несколько лет это место стало для неё чем-то вроде крепости – единственное место, где она могла почувствовать себя в безопасности.

Пусть она и не использовала его уже почти полгода, но оно всегда держалось в чистоте и порядке, возможно именно из-за собственной закрытости это было единственным таким местом в комнате до недавнего времени.

Примерно поняв произошедшее здесь недавно, брюнетка поставила сумку у двери, подошла и плюхнулась на пол, оперевшись на комод у самой кровати.

Некоторое время стояла свойственная только для ночного времени тишина.

– Долго там ещё собираешься прятаться?

В ответ долетело лишь гробовое молчание.

– Может, тогда объяснишь, что вы здесь учудили или хотя бы причину.

В ответ вновь раздалось только молчание, и когда Ребекка хотела задать следующий вопрос, из-под кровати донёсся тихий и сиплый голос.

– Он идиот.

– Та-а-ак. Это я знала и до сегодняшнего дня. Не хочешь сказать что-нибудь новенькое?

– Я круглая дура.

– А вот это что-то новенькое, прямо услада для моих ушей. Но прежде чем ты начнёшь свой длинный и эмоциональный рассказ о том насколько вы оба ужасны, позволь задать вопрос. Это ведь не связанно с тем, что я говорила перед своим уходом: про ухлёстывание за Ринде и всё такое?

Послышался, только неразборчивый гудёшь.

– Э-эм. Я вообще-то тогда пошутила, а ты всё за чистую монету приняла опять?

– Но он и, правда, всё это время у неё был. Сказал, с учёбой помогал.

– Если так, то я не вижу в этом проблемы.

Внезапно девушка внизу подскочила так, что отчётливо был слышен звук удара головы, а потом она появилась из-под матраса.

– В каком это смысле нет проблемы?! Он только и делает, что о ней постоянно говорит: Хелена то, Хелена сё. Он к ней даже по имени обращается, хотя она ему никто и он ничем ей не обязан.

– А разве её должность не подразумевает быть примером для остальных.

– Ну, наверное.

– И разве ты хоть раз нормально выслушала его по этому поводу?

– Вот поэтому я и дура. Сама пообещала не злиться, а всё равно сорвалась. На время праздников она предложила Акито поработать в качестве рыцаря, а нам бы баллов перепало, но теперь не могу понять, с чего так вспылила.

Торчащая из-под кровати голова, уткнувшаяся лбом в пол с распущенными волосами, смотрелась так необычно, что на некоторое время обладательница длинной чёрной гривы выпала из разговора.

Вернулась она, только когда это существо шелохнулось и нарушило идиллию.

– И чего это ты теперь такая добрая?

Немного опухшие от слёз глаза, смотрящие на неё снизу-вверх, не давали возможности отшутиться.

– Наверное, я тоже виновата. Если бы не заговорила на эту тем вечером, то сейчас могли бы есть конфеты и обсуждать планы на праздник. А может, во мне просто говорят два бокала вина.

– Э? Погоди? Ты в магазине не только конфеты покупала?

– Конечно нет. Я же не ребёнка благодарить отправилась. А отказаться от предложения «Давай за компанию» было неудобно. Хотя конфеты у меня ещё остались.

Пока брюнетка ходила за коробкой конфет и снимала упаковку, Эрика медленно выбралась из своей берлоги.

– Держи, поешь. Может, полегчает. А я пока приберусь.

Аппетита у девушки не было, но приятный аромат шоколада не позволял просто отложить их в сторону, и она съела первую приглянувшуюся.

– У них немного странный вкус.

– Хм. Прежде чем ответить, что за начинка снова спрошу. Ты её уже съела?

На лице у жертвы проступило подозрение и непонимание одновременно.

– Просто они тоже с алкогольной начинкой.

– Тьфу, тьфу, тьфу. Зачем мне это?

– Ха-ха-ха. Не волнуйся, тебя от них не разнесёт, доза слишком маленькая. Однако мысли в порядок привести может.

– Да что я вообще делаю! Надо найти его и извиниться.

Эрика уже сделала шаг к двери, но холодный и резкий голос заставил её остановиться.

– А ты уверенна, что снова не вспылишь, стоя перед ним?

Сам этот конфликт возник из-за череды случайных обстоятельств и её собственной упрямости, но было достаточно одной искры, чтобы эмоции вновь взяли вверх.

– Если не уверенна в этом, то советую оставить этот вопрос на завтра.

– Как так? А вдруг он на ночь к этой главе рыцарей пойдёт отсиживаться.

– Судя по уголку этой деревянной безделушке ты успела выбить ему и без того скудную часть мозгов, так что пойти мысль пойти к кому-то просто не придёт ему в голову.

– Мне просто ждать завтрашнего дня?

– Извинишься со свежей головой и без эмоций, если повезёт, то получишь что-то подобное в ответ.

В скором времени комната была прибрана, и ничто не напоминало о сегодняшней сцене, кроме небольшой вмятины на двери. А спустя минут десять и свет в комнате погас, чтобы вернуться с первыми лучами солнца.

*

Но даже в столь глубокую ночь ещё один человек в академии не ушёл на боковую, ведь оставалась ещё куча отчётов, которые требовалось заполнить до завтрашней отправки в город.

Но впервые за долгое время эмоции главы рыцарей Фериды не давали сосредоточиться должным образом. Даже во время стычек и ссор с Элеонорой подобного не было. И именно эта мысль не давала девушке покоя. От этого всего страдал и темп работы.

Понимая, что быстрее будет изучить их завтра с утра, девушка отложила перо.  

За окном по-прежнему мерцали многочисленные звёзды, и им было всё равно, что происходит под их сиянием.

Менее чем за полгода происшествий в академии случилось больше, чем за последние лет десять: захват одной из учениц демоном, бесчинства в академическом городке, попытка выпустить древнего демона, битва с Деймоном в храме Араноса.

«Что-то слишком много сего произошло с тех пор, как он здесь появился, а может это просто моё наказание за собственную слабость».

– И что же заставляет его двигаться вперёд?

– Уж точно не твои пацифистские идеи.

От неожиданного резкого комментария со спины Хелена чуть не упала со стула, тем не менее, она быстро уставилась на дверь.

Там стояла та, кем в детстве она восхищалась, а теперь даже не может общаться с ней не на повышенных тонах.

 – Элеонора!

– Рада что ты наконец выкинула из своей головы этот бред про кровное родство, но ты по-прежнему не нашла свой идеал и цепляешься за абстрактные идеи.

– Они таковыми вовсе не являются! Не ты ли меня им научила?

– Какой стыд, неужели я была так наивна?

– Наивность не означает ошибочность суждений.

Брошенный вновь прибывшей холодный взгляд, отличался от того каким он был до отъезда. Безразличие сменилось интересом, но пустота в них стала засасывать ещё сильнее.

– Я тут слышала, что в академии появился один интересный ученик. Не против если я его себе заберу?

– Нельзя говорить о людях как о вещах. У них есть свои мысли, желания, идеалы и к тому же он уже занят.

– Неужели он твой ухажёр?

Подобное заявление поставило девушку в лёгкий ступор, но потерять самообладание было бы сейчас фатально.

– Я про то, что у него уже есть команда и вмешиваться в их личные дела я не позволю!

– Вот значит как. Но это не важно. Когда я закончу, иного выбора у него не будет.

– О чём ты?!

Но старшая дочь графа Ринде ничего не ответила, а лишь улеглась в кровать, оставив младшую в полном недоумении.

Все её надежды на тихий и крепкий сон рассыпались как карточный домик.

Если Элеонора попросит вернуть ей старую должность, то её просьбу без сомнений удовлетворят, и война двух властных структур академии разгорится с новой силой. Но больше всего её волновала новость, которая уже завтра разнесётся повсюду и будет у всех на устах.

«Королева вернулась».

Глава 7 Рыцарский Патруль

Первое что Акито почувствовал, когда разум его пробудился ото сна – это был лёгкий и тёплый утренний ветерок.

Но положительными были только эти ощущения: спина и шея слегка болели от сна на голой земле, голова подвывала после вчерашнего.

Быстро прокрутив события прошлой ночи, парень обратился к внутренним часам и понял, что на обдумывания нет времени ведь уже рассвет.

Чисто на автомате он, как и в обычное утро пошарил руками в поисках тела около себя.

Долго искать не пришлось и, найдя своего утреннего компаньона, он распахнул глаза.

На груди у него спал дух с волосами цвета серебра, которые казалось, ещё больше освещали мир вокруг. На гладкой и белой коже местами виднелись капельки росы, и это придавало картине несколько фантастический вид.

Стараясь особо не о чём не думать, он провёл рукой по гладким серебристым волосам.

– М-м-м…

Медленно приподнявшись, девушка протёрла сонные глаза. Это было похоже на утреннее умывание кошки и выглядело настолько мило, что скверные мысли могли исчезнуть даже из самой испорченной головы.

– А-ки-то, уже утро.

– Собственно поэтому я и проснулся.

Аккуратно отодвинув от себя духа, словно она была из горного хрусталя, парень поднялся на ноги и размял затёкшее тело.

– Слушай. А почему ты здесь? Разве ты не спала в комнате, в тепле?

– Сегодня была довольно холодная ночь, поэтому я решила согревать тебя этой ночью. Нельзя?

Теперь, когда к нему не прижималось тёплое девичье тело, он почувствовал, что на улице не так уж и тепло, замёрзнуть было сложно, но последние ночные холодки давали о себе знать.

– Я-я-я, не то чтобы против, но ты сама-то не замёрзнешь?

– Духи не могут замёрзнуть при обычной температуре. Если будет применена магия, связанная с холодом, то могу я опять согревать тебя?

Прямо посреди боя привязать к себе голую девушку и использовать её вместо шкуры, подобное должно настолько ошеломить противника, что он не поверит своим глазам и появиться время удрать.

– Пока что я подобное тебе делать не разрешаю! И прими уже более скромный вид. Если кто-нибудь увидит, как девушка похожая на младшекласницу, сидит передо мной почти в чём мать родила, то проблем не оберёшься.

 Рене немного огорчилась такому запрету, но запрет был временный, а значит, позже можно было повторить предложение. Так она про себя решила.

Через секунду её тело обволокли частички света и через пару мгновений девушка была в более привычной форме академии.

Как-то раз Акито спросил, как она использует эту технику со сверхбыстрым переодеванием и можно ли использовать это для чего-нибудь ещё, но получил резкий отказ.

Объяснение было примерно таким: «Это что-то вроде маленького ящика, в котором может храниться два-три комплекта одежды, но для любых других целей оно не годиться».

До того как они пришли в академию дух появлялся в простой, но аккуратной футболке, юбке до колен, чулках и с брошью в виде колибри. Последние два перекочевали и в нынешнюю форму.

Теперь, когда вопросы с внешним видом был решён, они отправились в сторону флигеля рыцарей Фериды.

Солнце медленно поднималось над горизонтом, первые утренние цветы распускались после ночной спячки и парень поймал себя на мысли, что за последние почти полгода он ни разу не вставал так рано. Гулять по ночам и наслаждаться звёздным небом, конечно, хорошо, но после такого перерыва всё вокруг казалось несколько диковинным.

*

Через некоторое время они дошли до нужного места.

Сам флигель представлял собой двухэтажное здание около 40 метров в длину и выполненное в бело-голубых оттенках.

И вот тут парень немного завис. Как сильно он не пытался вспомнить, где ему нужно было ждать, это никак не получалось.

«Видимо вчерашний снайперский выстрел в голову выбил и часть информации».

В итоге решил подождать немного снаружи и спросить кого-нибудь кто будет входить-заходить.

Внезапно его правый рукав начали оттягивать, и подсознание правильно предсказало следующую реплику и её хозяйку.

– Акито, я есть хочу.

Столовая в это время была ещё закрыта, в комнате из которой вчера его успешно выгнали, была занята спящими девушками, да и идти куда-то ещё было уже поздно.

К счастью на такой случай всегда имелась заначка. В карманах нашлась пара свёртков: тот, что был с двумя овсяными печеньями отдал Рене, а сам быстро умял одну пшеничную.

За это время ни одного человека на глаза не попалось, и парень подумал, не ошибся ли он местом, но желание узнать где все было весьма велико, поэтому он вошёл внутрь.

Внутреннее убранство было несколько скромнее главных корпусов и отдавало до боли знакомым военным минимализмом. Оглядевшись по сторонам можно было сделать только один вывод: «Все исчезли».

Медленно поднявшись по парадной лестнице на второй этаж до ушей донеслись приглушённые голоса и теперь становилось ясно, что он по крайней мере в здании не один.

Голоса доносились только из-за одной комнаты. А судя по отсутствию дверей по соседству, это была большая комната.

«Наверное, комната для брифинга».

Предварительно постучавшись и выждав небольшую паузу, Акито вошёл внутрь.

– Прошу прощения, просто я ждал снаружи и…и…и…

Вот тут его сердечко резко сжалось и почти перестало биться, ведь это была не комната для брифинга, а скорее раздевалка.

Кто-то гладил свою форму, кто-то только начинал одеваться, расхаживая в одном белье, а кто-то был только в банном полотенце.

Его мозг быстро запечатлел увиденное и отправил в особую папку, а совесть вовсю кричала сбежать прочь.

– Извините. Я попозже зайду.

Акито быстро вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

– Эх. Утро началось не лучшим образом.

Стоило ему только об этом подумать, как входная дверь стала быстро приближаться к его лицу.  Увернуться было невозможно, поэтому оставалось только подставить одну щёку, дыба она не сломала нос.

Но врезавшись в него, дверь не остановилась, а полетела вместе с ним дальше и, пробив окно мягкой тушей, вылетело наружу.

Открыв глаза и ощутив боль в челюсти, парень увидел бело-голубую стену и низко плывущие облака.

– Сегодня будет дождь.

В разбитом окне появилась маленькая светлая голова.

– Я покушала и тогда отдохну ещё немного.

Рене бросила платок из-под печенья в окно и превратилась в искорки света.

Через пару секунд печать на его правой руке вспыхнула и почти сразу же погасла. И почти в это же время платок мягко приземлился ему на лицо.

Предпринимать что-то казалось бессмысленным. Знакомство с постоянным составом рыцарей Фериды провалилось с треском, еды в карманах больше не было, и так как он лежал в кусте, который смягчил падение,  что-то приятно кололо в ещё слегка ноющую после сна на траве спину.

«Вздремну немного. Может всё наладится».

С этой мыслью парень погрузился в дрёму.

*

– Точно всё в порядке?

– Не стоит волноваться по этому поводу. Если бы я был настолько хрупким, что ломался от одного такого удара, то предпочёл обычную жизнь крестьянина, а не вот это вот всё.

– Что ж, это радует.

После не самого удачного утра дальше всё пошло немного лучше.

После извинений перед всеми рыцарями и длинной лекции о том, что надо дождаться разрешения и только потом входить, ему выдали элементы рыцарской формы и после краткого инструктажа все они отправились в город.

Рыцари делились на несколько отрядов: обеспечивающие внутренний порядок в городе, обеспечивающие защиту города от внешних угроз из леса и отряд поддержки, который был на подхвате.

В каждом отряд было несколько пар и так получилось, что Акито оказался в паре с главой рыцарей и после того как она закончила с необходимыми отчётами и распоряжениями они вместе отправились на обеспечение внешней безопасности города.

Во время праздника мира количество людей в городе значительно увеличивалось, и пусть сам праздник начинался только завтра, но все торговцы и любители насладиться предпраздничным настроением уже были здесь.

Подобное резкое увеличение количества людей вызывало интерес у различных обитателей леса и  хоть город, и окружала защитная стена, но для особо упорных и настойчивых преградой она не была.

С момента заступления на дежурство их пары в бой пришлось вступить пять раз за несколько часов. В обычный день могло не случиться и одного.

С первыми четырьмя они разобрались быстро, а вот пятый оказался интересным противником.

Этот обитатель леса был похож на большую черепаху, размером с небольшой одноэтажный дом и очень прочным панцирем. Несмотря на свои размеры, он был очень проворным и не подставлял под удар уязвимые зоны.

Как оказалось, у него ещё был хвост, который мог перемещаться под землёй отдельно от туловища. Однако об этом они узнали, когда парень нарвался на прямой удар этим хвостом и успел полетать по лесу. Хелена не упустила возможности и в это самое время смогла нанести завершающий удар в голову черепахе.

Сейчас было уже немного за полдень, и их смена по внешнему патрулю закончилась. Согласно расписанию теперь они переходили на внутреннее патрулирование.

Как объяснила девушка, идущая рядом, это более трудная задача. Если с монстрами главное разобраться быстро и без лишнего шума, то с людьми приходилось вникать в ситуацию и рассматривать каждый случай в отдельности.

– М-да. Коммуникативные способности у меня не самые высокие и думаю мне проще раскидывать монстров налево и направо весь день, чем это.

– Главное знать правила и правильно применять их. Если наловчиться, то ты наверняка поменяешь своё мнение.

На лице у Акито промелькнула тень сомнения. Чтобы он решал проблемы других, когда с собственными справиться не в состоянии. Это казалось немного странно.

– Ну, нет худо без добра. У меня наконец-то прошла спина, надо было этой черепахе цветочек сорвать и спасибо сказать.

– Спать на улице слишком опрометчиво. Мог бы обратиться ко мне. Я нашла бы куда тебя пристроить.

– Была уже глубокая ночь и не хотелось тебя тревожить, хотя скорее я просто об этом не подумал. Хех.

Хоть это и было правдой, но было видно, что на лице девушки отчётливо читалось сожаление.

– Если хочешь что-то сказать, то валяй. Или выкинь эти мысли из головы.

– Неужели это настолько заметно?

Акито утвердительно кивнул и предложил высказать соображения.

– Ты поругался  с нашей проблемной из-за моего предложения помочь рыцарям, так ведь?

Вспоминая прошлую ночь, других объяснений не находилось, хотя некоторые детали у него из головы выбило снайперским ударом.

С точки зрения парня возможность подняться в рейтинге была оправдана, и особых причин для подобных сцен не было. Однако сердце отчего-то подсказывало, что виноват он, а мозг что упущена важная мелкая деталь.

– В общих чертах да. Но она весьма отходчивая, к тому же праздник мира как-никак. Извинюсь, и всё станет как прежде.

– Даже если виноват не ты?

– Когда дело касается Эрики, то какой бы ни была ситуация виноватым всё равно буду я. К этому можно привыкнуть.

Так как они шли наравне, то когда короткая причёска престала раскачиваться из стороны в стороны в боковом зрении, Акито остановился и обернулся назад.

Девушка стола чуть позади с понурым видом.

Её губы дёрнулись, и что-то явно вылетело из них, но в шуме толпы услышать это было невозможно, поэтому парень решил, что она теперь будет считать себя виноватой. Он захотел пресечь подобные мысли, но не успел.

– В таком случае как насчёт пообедать? Ты наверняка сегодня даже без завтрака.

– Слушай, я по поводу…

– Не будем пока что поднимать эту тему. В данный момент мы при исполнении, поэтому личные проблемы решать будем потом.

В этот раз он решил внемлить совету и задвинул эту тему в дальний ящик своего сознания.

– Ладно. Я сегодня и вправду почти ничего не успел поесть, поэтому зайдём в какое-нибудь кафе?

– Нет. Я подготовила обед на себя и напарника и оставила его на охранном посту у восточного парка.

– У меня вновь появилась возможность отведать вкусненького даром?

– Кто же знал, что напарником окажешься ты.

– Могла и сама прийти к таким выводам.

Глубоко вздохнув и понимая, что подобный вывод напрашивался сам собой, девушка поравнялась с Акито, и они направились к центру города.

*

Людей вокруг становилось всё больше, город украшался к празднику, тут и там появлялись различные ларьки и лавочки по продаже всякой всячины.

Подобной предпраздничной атмосферой сложно было не заразиться. Этот праздник был олицетворением спокойных дней и символом нормальной жизни не только для простых жителей, но и для выходцев из более высокопоставленных родов.

– Слушай, я сегодня твоего духа не видела. Обычно она постоянно рядом с тобой находиться.

– Вокруг очень много людей. Подобное ей не очень нравится, но, думаю, когда появится еда и людей вокруг станет чуть поменьше, то мы обязательно её увидим.

– Я слышала с человекоподобными духами порой весьма трудно наладить хорошие отношения, но по вам такого не скажешь.

– Так как они имеют схожую с людьми манеру поведения, то подвержены тем же проблемам. Как ты и говорила: «Каждый случай надо рассматривать в отдельности».

– Опять бьёшь меня моими же словами?

Акито лишь пожал плечами и легонько ухмыльнулся.

Уже после парка подходя к нужному месту, парень заметил, что девушка изменилась в лице. Теперь на нём нельзя было разглядеть недавней беззаботливости. А направлен он был на группу девушек возле патрульного поста, в частности на одного конкретного человека.

Быстро пробежавшись по лицам, он узнал несколько рыцарей с более старших курсов, но по отсутствию отличительных знаков становилось ясно, что  сейчас они были не при исполнении.

Они обратили внимание на приближающуюся пару только когда к ним подошли почти в упор.

В этот раз ситуации Акито совершенно не знал и решил просто остаться наблюдателем.

Хелена же встала чуть ближе к ним и скрестила руки перед грудью, а по её тону стало ясно, что это разговор не двух лучших подружек.

– Элеонора! Я так понимаю это ты стоишь за сегодняшней нехватке персонала?

Девушка, которой был адресован вопрос, вальяжно повернулась, будто поднялась тема никак её не касающаяся.

И вот тут парень немного опешил.

Как ни посмотри, она была почти точной копией Хелены, за исключением длины и оттенка волос, у неё они были немного светлее.

Однако больше всего выделялся её взгляд.

Пусть Акито встретился с ним всего на полсекунды, но этого хватило чтобы почувствовать странный холодок на сердце. Словно ледяные крючки тянут его в разные стороны.

Точно такое же чувство он вчера почувствовал после того как они с Хеленой разошлись.

Теперь становилось ясно, откуда было это ощущение.

– А вот и моя дорогая сестричка. Доброе утро или может уже добрый день.

– Ты не ответила на вопрос.

– Хм. Какая ты нетерпеливая. Я хотела начать наши отношения с чистого листа, а ты так холодна. Сегодня же праздника мира, так может, забудем все обиды и проведём этот день просто как сёстры?

Говорила она медленно, словно только проснулась, но при этом вынуждала постоянно концентрировать на себе внимание.

– Если бы действительно этого хотела, то не портила жизнь рыцарям с раннего утра.

Казалось, любое слово старшей из сестёр Ринде принималась младшей в штыки, и менять свою позицию никто не собирался.

– Но я ничего такого не делала. Просто показалась на глазах у нескольких человек и поговорила ещё с парочкой.

– И этого хватило, чтобы больше трети рыцарей не вышли сегодня на службу.

Только теперь Акито сложил у себя в голове всю картину происходящего.

Исходя из рассказов Хелены, когда её сестра была у руля рыцарей Фериды, то она сформировала костяк из самых преданных людей. Но даже после её ухода с поста они остались ей верны. И вчера ночью она прошлась по их комнатам и либо посоветовала, либо приказала им не выходить на сегодняшнее дежурство.

Делала она это чтобы подорвать доверие к нынешней главе рыцарей или просто насолить, оставалось загадкой.

– Видимо из тебя плохой командир, раз твои приказы не имеют абсолютной власти.

– Это только ты используешь власть в собственных целях.

После такого, не завуалированного обвинения, настроение Элеоноры стало куда менее приветливым, но до открытого столкновения этого пока было мало.

– Вновь начинать этот разговор бессмысленно, только время потрачу. Но советую тебе быть осторожнее со своими словами и…

Её взгляд переместился на Акито и словно просканировал его с ног до головы.

–… Не советую прибегать к помощи кого попало. Это может плохо кончиться, прежде всего, для них самих.

– Уж извини, но ты не можешь мне приказывать, ты потеряла это право после ухода из рыцарей Фериды. И вообще, что ты имеешь ввиду?

Элеонора медленно качнула головой и прошла мимо, похлопав девушку по плечу.

– Кто знает сестричка, кто знает…

После этих слов она медленно пошла через площадь.

А её спутники, так и не сказавшие ни слова, пошли следом.

Хелена ещё долго провожала их взглядом, пока они полностью не скрылись в толпе.

– Так это и есть твоя сестра?

– Это не та сестра, которую я знала, это просто человек с её именем и внешностью. Её дела меня не касаются.

Одной лишь этой фразой становилось понятно, что тема закрыта и обсуждать её не стоит.

После короткого отчёта о происходящем в городе от дежурного, девушка вышла из караульной с двумя свёртками в руках.

– Ну что, пообедаем? Потом возможности может не представиться.

– Тогда пойду куплю что-нибудь.

– Куда пошёл? Твой обед здесь. Или ты думаешь, я себе специально два раздельных обеда готовлю.

– Ты меня опять угощаешь?

– Да не подумай ты ничего такого. Я не могла знать, что напарником сегодня окажешься именно ты. Приготовила всего понемногу, чтобы каждый нашёл то, что ему по вкусу.

Акито взял протянутый ему свёрток и вместе они направились в парк.

Он не мог не понимать чем или точнее кем сейчас забита голова девушки, но идей как разогнать скверные мысли у него не было.

Поэтому до момента, когда они расположились под размашистым клёном, друг другу они не сказали ни слова.

Развязав узелок и открыв крышку, сомнений не оставалось это домашнее бенто и его разнообразие могло сгодиться кому угодно.

Поджаренное рыбное филе и мясные кусочки, варёная картошка и паста, овощи и, пожалуй, универсальное блюдо сосиски в виде осьминожек.

Помимо всего этого было ещё и небольшое отделение для сладкого. В нём лежали конфеты в сахаре или сиропе.

Именно к этому отделению протянулась маленькая белая ручка, словно её абсолютно не видно.

– Эх. Ре-не. Обед не я готовил, так что нужно хотя бы поблагодарить за кушанье.

Дух, сидевший по левую руку и держа в руках по конфете, немного задумалась, вспоминая недавний урок по простейшему этикету.

– Приятного аппетита.

И после этих слов отправила конфеты в рот и потянулась за следующей порцией.

– Каждый из контейнеров можно вытащить.

Проверив замечание Ринде, он передал контейнер со сладким, понимая что теперь ему ничего из этого не перепадёт.

Примирившись с этим фактом, он посмотрел во второе бенто. В нём была только рыба, паста, немного салата и такое же отделение со сладким.

Пожелав друг другу приятного аппетита, они принялись за еду.

Девушка не проявляла желания прокомментировать ситуацию, поэтому Акито перевёл своё внимание на обед и людей вокруг.

Благодаря предпраздничному дню занятия в академии уже закончились, и на улице всё чаще можно было встретить её учеников.

Тёплое летнее солнце, шелест листьев, лёгкий ветерок и шныряющие туда-сюда люди напомнили ему о далёких детских днях.

Его семья жила недалеко от города в лесной роще и до города, где проживали все дети его возраста, можно было добраться менее чем за двадцать минут, но Акито обычно галопом покрывал это расстояние меньше чем за десять.

В городе у них была своего рода банда, которая постоянно веселилась и развлекалась, не без выговоров и наказаний со стороны взрослых.

Но бывали и такие дни, когда собраться всем вместе не получалось: кто-то помогал по огороду, кто-то уезжал в гости в соседние города или деревушки, а третьи могли просто остаться дома.

В эти редкие дни Акито любил забраться на высокое дерево или крышу дома и наблюдать за массой людей, двигающейся во всех направлениях.

Отчего-то ему нравилось думать, кто куда идёт и зачем, представлять в какие истории они могут попасть и как будут из них выкручиваться.

«Хотя, наверное, каждый ребёнок в детстве занимался чем-то подобным. Не один же я, был таким прохвостом».

Всё это были приятные и дорогие воспоминания о прошлом, всплывающие иногда в памяти.

Из ностальгических воспоминаний его вытащил глубокий и томкий вздох.

Вернувшись в настоящее, он обнаружил, что почти весь обед уже был съеден, а Хелена со своей порцией уже разобралась.

– Ох. Я так понимаю, что лучше сказать что-то по поводу сегодняшнего.

Не совсем понимая предисловие, парень хотел было спросить, сколько он времени он витал в облаках у Рене, но та, поглотив содержимое уже двух контейнеров со сладким, теперь таскала осьминожек прямо у него из коробки.

Спрашивать у неё что-то, пока она была занята едой, было абсолютно бесполезно.

– Но сначала я хочу спросить. Что ты почувствовал, когда впервые её увидел?

Пытаясь въехать в происходящее, Акито решил ответить как есть и без утайки, пусть они и родные сёстры.

– Честно говоря, немного жутковатое. Окружающая её атмосфера гнетёт и  заставляет постоянно быть на взводе, даже если она не обращает на тебя внимание.

 – Что ж, по-крайней мере ты не попадаешь под её влияние полностью.

– В каком смысле?

– Обычно люди говорят, что поражаются её красотой и величественностью.

– Льстят?

– Заблуждаются. Они неосознанно подстраиваются под неё. Именно поэтому рядом с ней всегда есть люди, ничем не выделяющиеся и напоминающие скорей обычных марионеток.

Парень вспомнил группу девушек, что были рядом. Тогда он не смог обратить на них должного внимания, но они и вправду были похожи на марионеток.

– Ты говорила, что ваше противостояние началось почти сразу после твоего перехода на старшие курсы и вступления в дисциплинарный комитет. Но неужели у вас сразу начались подобные отношения?

На мгновение глава рыцарей замешкалась, но затем медленно покачала головой.

– Поначалу это было только противостоянием комитетов и не более, но когда сестре поступило первое поручение от армии, то она отправилась на него ещё с четырьмя ученицами. Одну из них я знала очень хорошо.

Только взглянув на лицо девушки, становилось всё понятно и без слов.

– Она не вернулась с этого задания.

Последовал утвердительный кивок, а через некоторое время она продолжила.

– Вернулись только сестра и ещё двое. На мои вопросы в военном министерстве говорили, что у меня нет требуемого допуска к секретной информации. Две других девушки понятие не имели о произошедшем там, ведь у их пары было несколько иная миссия.

– Раз так, то твоя сестра и подавно ничего не ответила.

– Когда я её спросила, она не просто промолчала, она широко улыбнулась и сказала, что это была просто случайность. Разумеется, это была ложь. С тех пор наши отношения стали подобным сегодняшним и доверие к ней кануло в лету.

Подобный вариант событий парень не продумывал, поэтому как-то поддержать тоже было проблематично.

«Чтобы чужой человек так себя вёл ещё ладно, но родная кровь, это уже выходит за рамки. Но что же там случилось и связанно ли это с новостями от Хасана. Придётся смотреть в оба».

– Прости, если загрузила, но я решила, что лучше рассказать как есть.

– Ничего, ничего, я тебе благодарен за оказанное доверие. Но посоветую быть на чеку, ведь никто не знает какие мысли у неё в голове и чего она хочет на этот раз.

– Я со вчерашней ночи на чеку и постоянно жду плохих вестей. Это немного выматывает.

– Если понадобится помощь, то обращайся. Как говорить, чем смогу.

– В таком случае надо купить попить чего-нибудь, а то я об этом не подумала.

– Я надеялся на более серьёзную просьбу, но я и сам не против. Скоро приду.

Поднявшись на ноги, он хотел направиться к ближайшим торговым лавкам, но его остановили за левый рукав. Это был его дух.

– Там много людей. Можно я тут останусь?

– Ладно, если что случится я не далеко.

Акито немного удивился тому, что Рене решила остаться с кем-то вне стен академии наедине. Он списал это на её социальный рост.

В следующую минуту он уже был на оживлённой улице.

Оглядевшись вокруг, на глаза попались сразу несколько ларьков с похожим ассортиментом.

Не долго думая, он подошёл к ближайшему и заказал два фруктовых сиропа. Сразу подумалось: «Не лучше ли купить обычного чая», но из всех кого он знал, только Марианна и директор предпочитали чай другим напиткам, поэтому парень решил довериться статистике.

Пока он ждал, в голове промелькнула мысль, что хотя бы одно мероприятие в академии может пройти мирно, без каких-либо проблем. Единственной и главной проблемой была бывшая глава рыцарей, пусть о её намерениях было ничего неизвестно, то приходилось оставаться начеку.

Дождавшись сиропа и благополучно расплатившись, Акито уже собирался возвращаться, но тут всего на секунду в толпе мелькнули два знакомых красных хвоста, перевязанные ленточкой. Кого-то столь же приметного в академии просто не было.

–Подождите немного, я скоро вернусь.

Парень отставил стаканы в сторону и рванул через толпу к ближайшему закоулку.

Вот только что должно будет делать, потом он не имел ни малейшего представления. Обычно все их конфликты заканчивались после вкусного завтрака, обеда или ужина, но сейчас была другая ситуация и оставалось только надеяться, что нужные слова найдутся сами собой.

В это время по задней улице шла девушка, терзаемая сомнениями.

«Не думала, что будет столько народу, а ведь праздник начинается только завтра. В такой толпе отыскать его будет очень сложно. Может лучше дождаться его вечером в академии»?

Все эти мысли прыгали одна на другую, но постоянно исчезали стоило ей посмотреть на небольшую голубую коробочку с белой лентой у неё в руках.

После вчерашнего Эрика испытывала чувство и желала искренне извиниться перед Акито, но опыта в подобных вещах ей явно недоставало.

Почти всю свою жизнь в академии девушка почти ни с кем по долгу не контактировала, а если и приходилось, то разговор всегда проходил на повышенных тонах и заканчивался также резко, как и начинался.

Не имея возможности выразить всё словами, она все последние дни собственноручно пыталась приготовить шоколад. Пусть изначально его предназначение было иным, но сейчас он был олицетворением её желания.

Занятия сегодня она благополучно прогуляла, и всё утро практиковалась снова и снова, пока результат не стал удовлетворять её саму.

Раз Акито не вернулся в комнату к полудню, то значит, он сразу отправился на патрулирование в город, и Эрика направилась сразу туда.

Однако найти человека здесь даже в обычный день было нелегко, а теперь миссия становилась практически невыполнимой. Оставалось полагаться на удачу.

«Два часа уже здесь хожу и никакого результата».

Девушка остановилась и вновь посмотрела на подарок. Мысли по-прежнему не хотели успокаиваться.

– Эрика!

Раздавшийся по узкой улочке возглас, заставил её сердце сжаться.

Даже не оборачиваясь, она поняла, кому принадлежал голос. Нужно было только переступить через свой характер, вручить подарок и извиниться. План был одновременно простым и сложным.

Сделав глубокий вздох, она быстро развернулась, но стоило взглянуть ему в глаза, вся решимость лопнула как мыльный пузырь. Как следствие вернулась её привычная манера речи.

– Привет. А ты как здесь оказался? Всё-таки помогаешь рыцарям?

Глаза девушки максимально пытались избегать глаз парня.

Понимая, что ей самой эта ситуация в новинку, он решил говорить как обычно.

«Может что-то да выйдет».

– Да. Вот только недавно вернулись с патрулирования окружной стены. Честно говоря, я думал, всё будет намного проще.

– Хочешь сказать, что признаёшь ошибкой помощь им?

– И вовсе нет. Пусть и нужно постоянно использовать голову, но ничего невозможного в этом нет.

– Особенно для такого как ты, только и умеешь спать весь день.

На это нечего было возразить, в последнее время он и вправду стал спать при каждом удобном случае, но на то была веская, приставучая причина.

– Сон полезен для здоровья и к тому же я ещё умею готовить в отличие от некоторых.

Теперь уже Эрике нечем было парировать. Её навыков хватало только на то чтобы сготовить что-то просто, съедобное и исключительно по рецепту.

– К твоему сведению теперь я умею готовить, но сначала нужно нормально пообедать.

– Что такого случилось за ночь, что произошли такие изменения?

Гордо вытянувшись во весь рост и стукнув себя по груди, она произнесла без капли стеснения.

– А причины тебя не касаются.

Подобное можно было только пропустить мимо ушей, никак не отреагировав.

– Мы уже пообедали, да я вроде на работе, но можем перекусить что-нибудь по дороге.

– Погоди-ка, рыцари в такое время все работают попарно, а кого тебе назначили в таком случае?

– Ну, по поводу этого…

От прежнего радостного вида не осталось ни следа.

– Только не говори, что с ней.

– Если тебя это утешит, то это скорее моё наказание за утренние косяки.

– Да какая разница! Я ведь говорила с ней не связываться!

Только речь зашла про главу рыцарей, так внутренний огонь в девушке начал быстро разгораться.

– Не надо грести всех под одну гребёнку. Да не спорю, в прошлом у тебя наверняка была очень плохие отношения с бывшей главой рыцарей и её прихвостнями, но Хелена другая. Я ни разу не помню, чтобы пока я здесь вы с ней конфликтовали и пытались перегрызть друг другу глотки, и наказаний она тоже никаких не применяла.

– Если одна гнилая, то вторая тоже не далеко уйдёт!

Вот тут парня уже задело за живое. Нечто подобное он слышал и не раз, но только в негативном ключе. А когда речь заходит о хороших людях все почему-то эту фразу забывают.

Подобные несправедливости быстро выводили его из равновесия.

– Не спорю, после встречи с Элеонорой я бы советовал держаться от неё подальше и опасаться её, но у тебя нет права обвинять их, если не разбираешься в ситуации!

– Так она вернулась?

– Да. Видимо вчера ночью и сразу же начала саботировать работу рыцарей.

– Раз ты с ней встречался, то должен понимать, что мы обречены на вечную войну.

Как далеко заходили их конфликты до его поступления он не знал, но связываться с нею нынешней было всё равно, что поставить крест на всех их стараниях попасть на турнир.

Сделав несколько шагов вперёд, он остановился в паре метров от девушки и обратился к ней со всей серьёзностью.

– Если вдруг повстречаешь её, то ни в коем случае не вступай с ней в конфликт. Её цели и мотивы мне неизвестны, но не наживай себе проблем.

На его предупреждение возразить было нечего.

Хоть Элеонора и была её злейшим врагом, но у той была власть и влияние над окружающими, а порой это было сильнее законов логики и здравого смысла.

– Тогда…

– А?

– В таком случае становись моим телохранителем.

– Э?! Чего?

– Что слышал.

– Твоя сегодняшняя обязанность предотвращать правонарушения в городе, поэтому я разрешаю тебе меня сопровождать, дабы избежать проблем.

Прозвучало это так, будто ему оказали милость и разрешили сопровождать королевскую особу, от такого парень немного опешил.

– Погоди секундочку. Я выполняю работу рыцаря по городу и не могу весь день с тобой таскаться.

– Ах, так! Тогда…

– Эй, Акито. Что-то случилось?

Раздавшийся голос заставил их двоих устремить свои взгляды в один из проулков, из которых они пришли.

– Хелена?

– Ты!

Нынешняя глава рыцарей стояла важно и непринуждённо, на её фоне миниатюрная Рене, которая уже успела где-то обзавестись свежей булкой, казалась настоящим ребёнком.

– Ты как здесь оказалась?

– Тебя какое-то время не было. А после моего рассказа про Элеонору я немного забеспокоилась, не влезешь ли во что-то. Ближайший торговец сказал, что ты купил попить и куда-то побежал. И знаешь что, твой дух прекрасно умеет клянчить сладкое, не подскажешь, у кого она научилась?

Рене просто жевала свою булочку с сахаром совершенно спокойно, как будто речь шла про кого-то другого.

– Вот как. Прости за беспокойство, мы тут просто…

Увидев, что Эрика слегка дрожит, стало ясно, что мысль, прилетевшая в её взрывоопасный мозг, была не совсем конструктивного характера.

– Эрика, погоди немного, мы просто…

– Значит, ты ей напитки покупаешь, а она твоего духа кормит? Как тут можно не так понять? Может обед тоже она приготовила?

– Вообще-то так и есть…

Вот тут девушку как молнией пробило.

–… Мне сегодня почти не спалось, вот и сделала обед на две порции, разумеется, я не могла знать, что напарником окажется Акито.

Парень не мог понять, зачем ей подливать масла в огонь, но взгляд её был весьма надменным.

– Эрика послушай…

– Мог бы и сразу сказать, что у вас свидание.

– Погоди, что? Всё не так.

– Да подавись ты! Плевать мне на вас обоих!

Парень не успел среагировать, и ему прямо в лоб прилетело что-то твёрдое.

Пусть это и было не так больно как вчера, но приятного было мало.

Быстро встряхнув головой, он увидел, как Эрика убегает прочь.

 Подобрав коробочку, он понёсся следом, но выбежала на главную улицу и девушки и след простыл.

Бесцельно бегать по округе было глупо и, понимая что попытка примирения провалилась, он опёрся на стену одного из домом.

В скором времени подошли Хелена и Рене.

– Я так понимаю, мы появились не в самый подходящий момент.

– Зачем ты ещё и про обед сказала, с её характером. Это её просто добило.

Глава рыцарей лишь отвела взгляд.

– Хочешь сказать, ты это специально сделала? Но зачем?

– Ей надо работать над своим характером, а если целыми днями сидеть в комнате и не встречать преград, то и проблема не решиться…

Вот такого парень точно не ожидал и сильно удивился.

–… У неё и вправду проблемный характер, пережить подобное в её возрасте это печально, но нужно работать над собой.

– Так ты, таким образом, её воспитываешь.

– Я верю, что она может стать нормальным человеком и не беситься по каждому поводу. Однако полумеры здесь уже не сработают, приходиться использовать радикальный подход.

– Даже если она тебя недолюбливает?

– Это мягко сказано, но ей это пойдёт на пользу, так что всё впорядке.

За то время пока он находился в академии, эти двое ни разу не говорили без пренебрежительного тона друг другу или без скрытой ненависти, но теперь ему открылись все причины такого противостояния и на душе от этого полегчало.

– Я, конечно, не думала, что ей в голову взбредёт что-то вроде свидания. Думаю, она читает слишком много романов.

– Думаешь только поэтому?

– Кхм. Неважно. Нам надо возвращаться к работе.

Хелена вышла и проулка и уверенным шагом направилась к ларьку с напитками.

– Нам пора. Рене, побудешь внутри?

– Сначала доесть.

– Хорошо, только смотри не…

Рене взяла его за рукав пиджака и продолжила кушать. Отчего-то на лице у парня появилась едва заметная улыбка, хоть он и сам этого не заметил.

Но отставать от стремительно удаляющегося напарника не следовало, поэтому их пара поспешила за ней следом.

*

Академия Вердена – одно из самых старых учебных заведений для дворянских родов во всём мире людей. Его история насчитывает более двух тысяч лет.

По сравнению с ней академический городок с его чуть более пяти вековой историей казался совсем ребёнком.

В один прекрасный день одному очень предприимчивому человеку пришла в голову гениальная мысль – раз в самой академии торговать нельзя, то лучше построить что-то рядом с ней.

Так появилось небольшое поселение в двадцати минутах ходьбы от главных ворот академии.

Со временем оно стало разрастаться, деревянные домики сменились каменными, а интерес со стороны инвесторов рос день ото дня.

Большая часть коренных жителей городка это потомки первых поселенцев здесь. Пусть многие из них сменили квалификацию, кто-то и вовсе ушёл из торговли и просто жил в своё удовольствие, но атмосфера здесь всегда способствовала хорошей жизни.

Теперь о временах первой волны переселенцев напоминали разве что несколько табличек на домах и запутанные переулки в восточной части города.

Этот район считался тихим и спокойным пусть и прилегал к лесу духов. Здесь многие могли отдохнуть от суеты города и неспешно решить все свои дела.

Но были и те, кто использовал здешнюю тишину для других целей.

В одном из закоулков, где очень редко ходят люди, возле кучи ненужных коробок сидела девушка, обняв колени руками.

Сейчас всё её внимание было поглощено тем, как тень зданий медленно начинали захватывать узкую улочку, ведь солнце уже начало катиться к закату.

Не так давно её мозг разрывался от самокритики и перекладывания вины на других. От внутреннего конфликта он переработал и теперь не мог вернуться в нормальное состояние.

Так тянулись секунды, минуты, часы. И когда тень от здания покинула поле обзора перед ней, девушка начала возвращаться, но думать было неимоверно тяжело.

Пробудившаяся жажда заставила её подняться, но непонятно откуда взявшаяся слабость не давала даже ноги переставить, да и куда ей сейчас идти.

Стены академии в последнее время странным образом давили на неё, к тому же был шанс встретиться с Марианной или Ребеккой. И если первая могла просто промолчать, так как знала о подобной хандре, то Ребекка, знающая про старания последних дней Эрики непременно начала бы читать мораль или упрекать во вспыльчивости. По крайней мере, девушке так казалось.

А показаться Акито на глаза было теперь ещё сложнее.

«И все труды насмарку. Какая же я дура!»

Неспособная найти решение ни на одну из своих проблем девушка медленно побрела в сторону главных улиц.

В голове промелькнула мысль, что времени уже явно больше четырёх часов, а значит народу в центре целая гора. Следовательно, лучше будет пройти вдоль городской стены.

Пройдя пару проулков до её ушей донеслись звуки улицы, но внимание застряло на голосах между домов. Один из них был на удивление знакомым.

Не имея в голове никаких действующих тормозов, она пошла на звук. И какова была её реакция, когда в одном из них она различила голос, возможно, самого ненавистного ей человека в академии – Элеоноры Ринде.

Но второй голос принадлежал незнакомцу и недолго думая, Эрика расположилась за углом дома, так чтобы отчётливо слышать суть разговора.

– Несмотря на её приказ приходить сюда было слишком опрометчиво. Неужели, такая как ты, стала бы так рисковать?

– Дело совершенно не в риске, а в любопытстве. Если у нашей госпожи насчёт тебя большие планы, то для меня ты не более чем подопытная свинка.

– Советую тебе следить за языком или этот переулок станет последним твоим пристанищем.

– Ой-ой, а силёнок у тебя хватит? Не забывай, кто дал тебе сердце и кому ты обязана тем, что имеешь.

Понимая, что этот разговор не имел целью дружескую беседу и, чувствуя, что за этим последуют последствия, девушка аккуратно выглянула из-за угла.

Одной из собеседников была Элеонора Ринде и, судя по её выражению лица, стоящая перед ней девушка была вовсе не другом.

Вторая девушка была чуть пониже ростом с тёмно-серыми волосами до лопаток и серо-голубыми глазами.

На ней были короткие чёрные шорты, толстый ремень и кожаная куртка. Так не ходят ни то что в академии, а во всей округе, поэтому девушка рассудила, что тайная спутница прибыла издалека. И мало того она не чувствовала ни капли страха стоя перед бывшей главой рыцарей, словно её давящей ауры и не существовало.

– Я помню, кто сделал этот подарок, и ты к этому никак не относишься, так что и уважать тебя не за что.

– Знаешь такие слова бьют прямо в сердце и западают там на долгое время.

– Убьёшь пару человек, и всё пройдёт. Кажется, так ты всегда делаешь?

– Хе-хе. Осведомлена, ничего не скажешь.

Любого другого человека Ринде уже давно бы расплющила по стене после таких слов в её адрес, но та стояла и выслушивала всё. Подобное отношение только сильнее настораживало Эрику.

– Так чего тебе надо?

– Рада, что спросила. Священный турнир начнется через месяц и госпожа хочет от тебя результатов.

– Нынешних ей мало?

– Как и было сказано эффект от поглощения минимален, а чтобы увеличить силу сердца необходимо поглотить сердце другого человека, желательно связанного по кровной линии.

– И это всё?

Незнакомка в ответ лишь колко улыбнулась.

– Я буду в городе до завтрашнего вечера, так что лучше тебе решить всё до моего отъезда.

– Тогда сможешь убраться уже сегодня ночью с хорошими результатами.

– Неужели ты собралась прибрать себе к рукам сердце собственной сестрички?

В ответ был послан ледяной взгляд, который мог пронзить кого угодно, но незнакомка нисколько не изменила себе.

– В таком случае сомневаюсь в успехе.

– Что?!

– Я наблюдала за этой главой рыцарей, и знаешь, она искуснее тебя будет. Я тут подумала, может нам её пригласить в нашу команду, она ведь как одинокий сокол в поле.

Тут Элеонора не выдержала и, схватив её за воротник, грубо прижала к стене.

– Не смей к ней и близко подходить! Она моя добыча! Её сердце принадлежит мне!

Улыбка с лица незнакомки вмиг исчезла, и какое-то время они сверлили друг друга взглядами, да так что даже на некотором отдалении ощущалась их чудовищная аура.

Наконец незнакомка скинула с себя руки и перешла в наступление.

– Я не собираюсь слушать подобное от тебя. Я прекрасно разбираюсь в слабостях противников и именно поэтому говорю, у тебя шансов мало. Даже с энергией собранных сердец ты всё равно слабее собственной сестры и если не поторопишься, то никогда её не догонишь.

Такого яростного взгляда Эрика не видела в своей жизни ещё никогда. Казалось, он был обращён не на человека перед ней, не на сестру, а на весь мир и на каждого отдельного человека.

– Тогда я всё сделаю сегодня, и можешь не сомневаться, ты ещё пожалеешь о своих словах.

– Тогда жду с нетерпением. Если переживёшь эту ночь, то я даже извинюсь перед тобой.

Эрика впитывала каждое слово, понимать на ходу уже ничего не получалось, так что оставалось только запоминать.

И в это время мимо проходила рыжая кошка и уставившись прямо на неё  всего в паре метров.

– Кыш-кыш-кыш…

Она попыталась прогнать незваную гостью, но та расценила движения девушки как угрозы и громко зашипела.

Понимая, что подобная реакция как минимум заинтересует тех двоих, она бросилась на утёк.

Элеонора и вправду среагировала быстрее и бросилась в проулок, затем в следующий и ещё один, но затем уже была оживлённая улица, а светиться здесь ей вовсе не хотелось.

– Ой-ой, а что это было?

– Это точно был человек и это очень плохо.

– Интересненько. Странно, что я не ощутила никакого взгляда или ощущения чьего-то присутствия. Наверное, этот человек искусный наёмник или убийца.

– Заткнись! Немедленно найди этого ублюдка и убери его, только тихо. Нам не нужны свидетели.

– А чего ты так заволновалась? Какова вероятность того, что это был кто-то знакомый?

– Мала, но она не нулевая, поэтому марш на поиски.

– Уже бегу. Мои тени найдут этого покойника и мне тоже не выгодно оставлять свидетелей. Поэтому на этом откланяюсь и советую не медлить со своими планами.

Вернув себе прежнюю весёлую улыбку, девушка растворилась в воздухе, словно её там никогда и не существовало.

– Чтоб тебя тварь! Скоро я сотру эту улыбку с твоей самодовольной рожи.

«Но кто это был, чёрт побери?»

Солнце медленно катилось к закату и на улицах появлялось всё больше  теней без владельцев.

*

Эрика бежала сквозь слоняющуюся толпу людей почти не оглядываюсь, а когда очнулась, то обнаружила, что была уже в южном районе города, который был главным скоплением кафе ресторанов и прочих местечек, где можно было найти угощение на любой вкус.

Прежняя жажда и усталость вновь накатилась на девушку и недолго думая, она, купив воды и пирожное, разместилась на одной из веранд небольшого кафе и стала думать.

Кто был второй, она так и не выяснила, но становилось ясно, что она скорее из тёмных мест империи и намерения её отнюдь не благородные.

Что за сердце и что за сила она тоже не знала, однако видимо это подразумевало либо смерть жертвы, либо что-то вроде этого.

Помимо этого беспокоило то, что она нацелилась на собственную младшую сестру, и что-то должно было случиться сегодня ночью.

С одной сторона Эрика никогда не была даже в нормальных отношениях со всеми членами семьи Ринде, но с другой спускать это всё на тормоза было нельзя.

Вот только кому больше поверят? Ей – выходцу из семьи предателей человечества или семье Ринде, их которых вышли две главы рыцарей Фериды. Ответ был очевиден, и в это упиралось все попытки что-то предпринять.

Против их влияния ей противопоставить было нечего.

Хотя был один человек, который мог принять её слова за правду и помочь. Вот только в последнюю встречу, она опять ему по голове засадила. Но и сидеть, сложа руки, она не могла.

Последний раз они встретились в парке на северо-востоке, поэтому начинать его поиски нужно было именно оттуда.

Решив для самой себя действовать, девушка расплатилась и отправилась на север города, но не по окружной дороге, откуда она пришла, а через центр. Там можно было легко затеряться в толпе.

К её собственному везению на центральной площади она встретила, пожалуй, единственного рыцаря с которым могла говорить без презрения – Мелисой Вернер.

Она отвечала в городе за распределение патрулей и общую координацию. Та сообщила, что по расписанию пара Хелены и Акито должны заниматься патрулированием на северо-востоке.

Несмотря на попытки Мелисы выспросить в чём дело, Эрика пусть и зная, что она наверняка ей поверит, решила пока промолчать.

Когда девушка вышла с центральной площади часы на колокольне пробили шесть часов вечера.

Однако, даже зная примерный район поисков найти нужных людей было очень сложной задачей.

На обход всего северо-восточного района ушло бы как раз около часа, но в такой толпе это время увеличивалось более чем вдвое. К тому же цели наверняка тоже не стояли на месте.

Да и особым ростом Эрика не выделялась, и смотреть поверх голов не могла.

Переступив через себя, девушка уточнила у случайно попавшихся рыцарей, где она могла найти их главу.

Те ответили, что с девяти часов она заходила на дежурство у окружной стены.

Найти их там было куда проще, чем слоняться по городу в надежде на удачу. К тому же до нужного времени оставалось уже не больше получаса.

В скором времени девушка осторожно добралась до окраины города.

Рыцари охраняли город за пределами городской стены, но проход туда осуществлялся через несколько небольших дверей.

Расположившись на скамейке напротив одного из таких проходов, девушка стала ждать.

Но в голове крутился целый круговорот мыслей: «не слишком ли она преувеличивает проблему? правильно ли доверить проблему кому-то ещё, а не решить всё самой? сможет ли она не вспылить как раньше?».

Из-за этого вихря казалось даже время идёт медленнее обычного.

Но шла минута за минутой, и день всё больше уступал своё место ночи.

Постепенно мысли стали приходить в порядок, а вместе с ними медленно подступала усталость.

В эту ночь поспать ей практически не удалось, только пару часов перед рассветом. А ведь ещё была непростая рейтинговая игра, после которой хороший отдых считается лучшим лекарством.

Эрика откинулась на спинку скамьи и сама не заметила, как стала засыпать. В голове осталась только одна мысль «Отдых».

По сравнению с обыкновенным вечером сейчас в теле чувствовалась странная лёгкость и ленивость, но обратить на это внимание девушка уже не могла.

Дыхание совсем замедлилось и за несколько секунд до того как полностью провалиться в сон, в голове как гром среди ясного неба раздался голос «Проснись».

Эрика почувствовала, что если не прислушается к нему, то уже никогда не проснётся.

Она буквально заставила своё тело подорваться и вместе с этим непроизвольно создала небольшую огненную волну вокруг себя.

Только на мгновение ей показалось, что вокруг была лёгкая чёрная дымка. В обычный день это можно было принять за мушки перед глазами после резкого подъёма, но только не сегодня.

Девушка стала быстро озираться по сторонам и искать первоисточник столь опасной магии, но вокруг были только подозрительные взоры горожан и гостей города.

Но ей было не до них, теперь она точно знала, то таинственная незнакомка из переулка настигла её.

И в этот момент по земле побежала едва уловимая дрожь, но с каждой секундой она росла, и со стороны леса послышался мощный гул.

Люди просто стояли и вслушивались, не имея ни малейшего представления о том, что произойдёт дальше.

– Не стойте здесь, бегите и позовите на помощь!

На звонкий крик девушки среагировало лишь несколько человек, а остальные словно были под гипнозом и просто смотрели в городскую стену.

– Великое пламя, услышь мой зов, даруй мне силы свои, объединимся же и испепелим врагов наших, явись мой дух.

Печать на руке девушки вспыхнула и кнут, окутанный огненным сиянием, лёг ровно в ладонь.

А в следующую секунду кусок стены перед ней разлетелся на куски и из проёма выбежал почти трёх метровый носорог и влетел в стену дома, где только что стояла девушка.

Из разрушенной стены на мощёную дорогу выскакивали самые разные виды духов, но объединяло их одно – пустые чёрные глаза и чёрная дымка вокруг них.

Люди тем временем опомнились, и кто-то стал спасаться бегством, кто-то просто стоял на месте и не мог сдвинуться с места.

Улица была не самой оживлённой, но потенциальных жертв хватало.

К тому же Эрика была уверенна, что всё это сборище прибыло по её душу и устраивать резню среди жителей в их планы не входило.

Поэтому надо было выиграть хоть немного времени, чтобы все смогли уйти.

– И почему опять подобное происходит со мной? Огненный взрыв!

Посреди улицы раздался громкий взрыв и несколько духов моментально испарились, вот только число противников-марионеток могло быть огромным.

Оставалось только надеяться на скорую помощь и постараться не умереть.

*

– Чёрт, это какой-то кошмар!

– Неужели простое общение с людьми для тебя такая пытка?

– Можно сказать и так. Сражаться с монстрами за городской стеной проще, чем шататься по городу и решать все эти мелкие споры.

После обеда Акито и Хелена занимались патрулированием городских улиц в северо-восточной части города.

Если при сражениях за стеной эти двое могли быть наравне, то в городе парень был скорее мёртвым грузом и изредка что-то поддакивал или пожимал плечами.

Может быть, одну-две таких проблемы он бы и решил, но за прошедшие часы их были десятки.

Поэтому единственное, что ему хотелось порекомендовать спорщикам это что-то вроде: «Разбирайтесь сами, только не убивайте друг друга».

Поэтому во всём разбиралась Хелена, главным образом за счёт того, что могла быстро ткнуть того или другого в правила или какой-нибудь закон. Большая часть проблем на этом и заканчивалась.

– Что ж, твои пожелания скоро будут учтены. С девяти часов и нас снова смена за городской стеной.

– Меньше получаса осталось.

– Поэтому лучше выдвигаться сейчас. По дороге можно всякого встретить.

На город начинали опускаться сумерки и включилось освещение, но шум и гам исходящий из каждого угла, казалось только нарастал.

Долго искать проблемы не пришлось.

Вскоре посреди дороги встретилась целая толпа, и что-то подсказывало они собрались на зрелище, а не купить жаренной кукурузы.

Посыпая про себя проклятия, что им просто не дали спокойно дойти до тихой окраины города, Акито медленно пробирался через людей до центра этого скопления и был готов ещё раз увидеть коммуникативные способности девушки в действии.

Какое было у него удивление, когда он увидел, как спор решает не она и не другой рыцарь, а его старый знакомый.

– Думаю, на этом вы зароете топор войны и договоритесь как порядочные купцы, а не сборище дилетантов…

Хасан был мастером слова и всегда мог найти подходящую манеру общения. В этот раз он решил сыграть на самолюбии и профессионализме конфликтующих.

–… К тому же тут и наши дорогие рыцари подоспели, но вопрос уже решён. Верно?

Двое проводили друг друга взглядами и разошлись в разные стороны, а вместе с ними и толпа зевак стала быстро рассасываться.

– О-о, Нишизава, мисс Ринде, рад с вами вновь встретиться. Кажется, я здесь выполняю вашу работу.

– Сдаётся мне, ты преследуешь собственную выгоду, а помощь это просто способ выставить себя в лучшем свете.

– Ай-ай-ай-ай, в каком дурном свете ты меня выставляешь. И это твоя благодарность за помощь?

Акито попытался проигнорировать его слова и продолжить путь, в надежде избавиться от окружающей шумихи, но тот преградил ему путь.

– Погоди минуточку, надо кое-что уточнить.

– Я здесь только на подхвате, по всем вопросам обращайтесь к руководству.

Эту фразу он сказал как заядлый канцелярский клерк полностью лишённый эмоций и интереса к происходящему.

– Мисс Ринде, могу я конфисковать вашего напарника на пару минут?

– Если только на пару минут. У нас дежурство.

Движением руки, показав, что нет проблем, они отошли к одному из магазинчиков, где были поменьше народу.

– И всё же ты тут ради собственных целей.

– Да. Тут тебя не обмануть. Однако это по поводу моего расследования в академии.

– И как старик вообще дал тебе разрешение здесь хозяйничать, да ещё целую неделю.

– Даже к таким людям надо уметь найти подход.

Понимая, что парой минут здесь отделаться не получится, Акито огляделся по сторонам, дабы не было лишних ушей, и взгляд остановился на магазинчике, около которого они стояли.

Не задерживаясь ни секунды, он зашёл внутрь.

– И почему мы ни разу не можем просто поговорить, чтобы ты ни на что не отвлекался?

– Появляешься не в том месте не в то время, но я внимательно слушаю.

В итоге Хасан также зашёл в магазин.

Он был полон полок с различными побрякушками, недорогой бижутерией, аксессуарами на любой вкус и цвет.

Собственно у Акито главной задачей на сегодняшний день было найти то, что могло подойти Эрике.

Помимо сегодняшнего дня мира и всенародного праздника у девушки был ещё и день рождения.

Заделать вкусный ужин у него просто не было времени, а учитывая её характер, то и подарком скорее должно быть оказанное внимание, но и дарить первое что в руку попадётся, было не в его стиле.

  Порой в нём просыпалась эта дотошность в мелких деталях, но проявлялась она всё же редко.

Пройдясь по всему магазину выбор, упал на пару бантиков для волос.

– Слушай что лучше, усы или лапки?

– Ты вообще слушал, о чём я говорил всё это время?

– Конечно, но лучше вкратце повторить.

– Господи и почему тогда я именно тебя встретил.

Не особо влезая в свои далёкие воспоминания Хасан, решил сделать краткую выжимку.

– Итак. По поводу исчезновения людей на военных заданиях, я абсолютно уверен, что к этому причастен кто-то из студентов академии. Пока на личности не перехожу, но я выясню кто это конкретно. Если бы у меня был доступ к внутренним архивам академии, то всё стало намного проще.

– Попроси старика, может поможет.

– Нет. Он чётко дал понять, что совать нос не в своё дело чревато.

– Ясно, а что второе?

– В городе объявился наёмный убийца.

Исчезновения учащихся, возвращение Элеоноры, теперь ещё и наёмник. Это вполне можно было связать в одну цепочку.

Оставалось только выяснить, как наёмник связан со старшей Ринде, и может ли это кому-то навредить.

В это время они вышли из магазина, и в руках у Акито была вытянутая красная коробочка, которая отправилась во внутренний карман.

– И его намерения тебе тоже неизвестны?

– Когда в клубке нет ни одной торчащей нитки, сложно за что-то зацепиться.

– Тогда буду осторожней и тебе желаю того же. Ведь из тебя боец как камень в озере.

– Такой же крепкий?

– Нет. Глубоко на дне.

В ответ раздался громкий смех, который быстро утонул в окружающем шуме.

– Ладно, удачи. И береги девушек, а то мне приставать будет не к кому.

– Ой, катись уже, пока они сами тебя вперёд ногами не выкатили.

Махнув рукой напоследок, Хасан быстро растворился в толпе.

«Быть осторожней, да»?

Со вчерашней ночи он и так постоянно на стороже, вот только так ничего пока и не заметил.

– Что-то купил?

Младшая Ринде не дала углубиться в мысли и появилась из ниоткуда.

– Д-да, надо же что-то на праздник подарить. Надеюсь, не прогадал.

– Возможно, но нам пора.

Время медленно приближалось к девяти, поэтому они отправились к городской стене.

Ощущая подарок в пиджаке, в голове у Акито внезапно возник странный вопрос.

– Слушай, а какое у тебя любимое животное?

– Не слишком ли странный вопрос.

– Просто я тут понял, что мы общаемся в основном, только если у кого-то проблемы, а в остальных случаях ты рассказываешь о ком-то другом.

Девушка только продолжала уверенно и молча шагать вперёд.

Сейчас вокруг нет видимых проблем, поэтому можно поговорить и о чём-то бессмысленном.

– Пустая болтовня не мой конёк. И вдобавок если ты говоришь, что проблем нет, то они обязательно найдутся.

– Да не нужно быть такой пессимисткой.

В это время раздался звук взрыва и над крышами домов появился огненный шар.

Они были всего в паре минут от места взрыва, и быстрый шаг мгновенно сменился на бег.

Возможно, именно это событие не позволило парню обратить внимание на лёгкий румянец девушки.

*

По улице у городской стены вновь прошла огненная волна, обращая в пепел летние веранды, клумбы и всех мелких противников.

Вот только с теми, кто был размером больше человека, возникали сложности: обгорала шерсть, обугливались конечности, но они упорно продолжали преследовать девушку.

В этом у неё теперь не было сомнений.

Обычные жители помочь никак не могли, ведь они были обычными людьми и магией не обладали.

Максимум на что они могли сгодиться – это отвлечь внимание или пойти на корм.

В месте основного прорыва стены уже были несколько пар рыцарей, но противник продолжал прибывать, поэтому их сил хватало только чтобы сдерживать вновь прибывающих.

Раз всякой мелочи уже не осталось, а чтобы расправиться со здоровяками ей не хватало огневой мощи, то оставалось только уворачиваться от этих неповоротливых гигантов.

Поэтому когда противник в виде пятиметровой ящерицы собрался атаковать своим хвостом, Эрика уже просчитала его траекторию, и уйти от удара было проще простого, но в момент, когда нужно было прыгать, правая нога не пожелала сдвинуться ни на миллиметр.

Кинув быстрый взгляд на ногу, она увидела маленького чёрного кролика, который впился ей несвойственно длинными зубами в щиколотку мёртвой хваткой и словно примёрз к земле, хотя весить он должен был не много.

Девушка быстро разделили эту мелочь напополам, но момент был упущен. Тяжёлый хвост рептилии буквально снёс её как пушинку, и кинул вдоль улицы.

Только в полёте начала ощущаться боль от укушено ноги, но она меркла перед ощущением, будто её грудная клетка превратилась в тонкий блинчик.

Но нет худа без добра. Ей хотя бы повезло прилететь не на каменную кладку, а во что-то мягкое, судя по летящей перед глазами картинкой это был человек.

Несмотря на полученные травмы, сознание оставалось в порядке, и едва остановившись, она попыталась встать.

– Спасибо за мягкое приземление, но вам нужно срочно уход… А?

– Ай-ай-ай. Ну, спасибо, что в этот раз от тебя мне не в голову прилетело, а то точно шею свернул бы.

– Акито? Ты здесь откуда?

– Глупее вопроса придумать ты не могла.

Встретиться с ним во время смены караула, было делом времени, ведь он был в паре с Хеленой, но ненадолго эта важная деталь выпала из её головы.

– Что вы тут развалились! Хотите, чтобы из вас сделали паштет? Двигайтесь, если жить охота.

Ринде была уже в боевой стойке и приготовилась к контратаке, а её бледно-голубое копьё было уже во все оружии.

Спустя несколько мгновений Эрика вспомнила, в какой ситуации и резко захотела разобраться со всем прямо сейчас.

– Акито, я…

– В сторону!

Сама она и сказать ничего не успела, её пихнули в сторону как обычный мячик и сделав несколько кувырков, она осела на каменной дороге. Боль давала о себе знать.

Парень же сделав перекат в противоположную сторону, быстро поднялся и обрубил хвост, только что расколовший каменную кладку.

А Хелена ловко увернувшись от когтей ящерицы, пробила её голову насквозь.

Парень, воспользовавшись тем, что остальные крупные противники были немного поодаль подбежал к Эрике.

– Ты как?

– Глупее вопроса придумать не мог?

Поняв что всё впорядке, раз она может язвить, он срезал рукав пиджака и протянул его.

– Перевяжи ногу, а то не хватало умереть от потери крови.

– Просто царапина. Ничего страшного.

Пусть и с не охотой, но она всё же взяла рукав и ловко наложила повязку.

– Пока нас тут не было, ты успела на дикобраза упасть?

– Что?

– У тебя вся спина в иголках.

Вытащив из спины девушку трёхсантиметровую чёрно-белую иголку, по спине у неё словно пробежала молния.

– Возможно, было и такое, но сейчас это не важно. Есть тот, кто управляет всеми этими тварями, она наверняка прячется где-то в лесу.

От этих слов на лице не появилось ни единой эмоции, словно это было абсолютно ожидаемо.

– Сначала разберёмся с этими, а затем займёмся кукловодом.

– Ты выглядишь не очень-то и удивлённым. У меня есть вопросы.

– Хотел бы я иметь на них ответы, но давай попозже.

– Но…

Сказать она уже ничего не успела, здоровяки были уже близко, но их неуклюжесть играла против них и вместе с Хеленой они сваливались один за другим.

Видя как слаженно они работают в паре, у девушки внутри что-то защемило и это были не последствия полученного удара.

Ей с Акито постоянно приходится искать общий язык и выстраивать стратегию, а здесь они понимают друг друга с полдвижения.

В голове у Эрики промелькнула мысль: «А надо рассказывать обо всём случившимся»?

Вскоре все враги были повержены, а подтянувшиеся рыцари у пролома также закончили со своими противниками.

– Кажется на этом всё. И почему патруль не подал сигнал о помощи.

– Нет ещё не всё. Должен быть ещё один. Тот, кто заварил эту кашу.

В этот момент сквозь стену прорвался ещё кто-то.

Он был ростом под пять метров и напоминал больше человека, покрытого шерстью, а не какое-то животное.

В два быстрых движения он разметал всех рыцарей и быстро устремился к их двойке, держа в руке здоровый каменный валун.

– Спровоцируй его на атаку, а я убью в один заход.

– Смотри не промахнись.

Тот преодолел расстояние между ними всего в несколько прыжков, и они быстро двинулись в атаку.

Акито хотел срезать его руку с валуном или полностью сосредоточить его внимание на себе.

Но всё сразу пошло не по плану.

Вместо ближнего боя, тот сделал широкий замах и пустил камень в полёт.

Его траектория немного отклонялась от кратчайшего расстояние между ними и увернуться было проще простого.

Но прямо, перед тем как уйти с траектории он понял, кому предназначался этот снаряд.

Остановить его Эрика не могла, а гарантировать, что она успеет увернуться, он не мог, поэтому вместо уклонения пришлось сделать шаг в сторону и выставить серебристый меч перед собой.

«Просто камень. Нужно просто поймать момент».

Когда кончик меча вошёл в камень, Акито направил манну сквозь клинок  и получился своего рода выстрел.

От места соприкосновения мгновенно разошлось множество трещин и он стал разлетаться в стороны.

Вот только он был полым внутри.

Как только дыра достигла размера с голову, из неё как молния вылетела чёрная дымка и обволокла всё его тело.

Никакой боли или странных ощущений Акито не почувствовал, ибо все чувства словно выключили.

Перед глазами виднелась только срезанная голова великана, вращающаяся в воздухе.

Пусть её срезали раньше, но на землю она приземлилась позже, нежели тело парня.

Даже не успев осознать, что происходит, его сознание полностью перестало находиться в этом измерении.

 

Глава 8 Искомая Вражда

Перед глазами неслись различные картинки и лица людей, но ухватиться за них никак не удавалось.

Сознание буквально неслось по дороге с невообразимой скоростью, и сделать с этим ничего не удавалось.

Однако, когда эта долгая дорога наконец закончилось, вокруг осталось только цветущее летнее поле.

Казалось, пейзаж играл всеми цветами радугами, и можно было даже ощутить окружающий аромат.

Но среди всего этого великолепия выделялась одна единственная фигура.

Она стояла к нему спиной, и можно было видеть только развевающиеся на ветру светло-каштановые волосы.

Картина была слишком идеальной, но и вмешиваться в неё абсолютно не хотелось.

Наконец девушка повернулась и улыбнулась красивой и доброй улыбкой, от которой прежнее смятение полностью растворилось в воздухе.

Она медленно подошла и протянула руку.

Только теперь он понял, что до сих пор сидел на земле, однако в голове не появилось идеи посмотреть, как он сам выглядит.

– Ну что? Поможешь мне спасти этот дивный мир?

Не имея ни единой причины для отказа, он попытался протянуть руку навстречу, но вдруг всё вокруг начало быстро рассыпаться в прах.

Ухватить эту руку уже не получилось.

Глаза широко распахнулись, и перед ними предстал уже знакомый угол его комнаты, хотя дыхание было явно учащённым.

«Сон?»

Именно эта первая мысль посетила его голову, и причин сомневаться в этом не было.

Ведь всех этих пейзажей и лиц он не видел. И даже та девушка была абсолютно незнакомой.

Только полностью очнувшись, перед глазами пролетели последние случившиеся события.

Он резко подорвался, но тело было впорядке и ничего не болело.

К тому же на краю кровати лежала голова девушки, которая тихонько посапывала.

За окном была глубокая ночь, и единственным источником освещения был светильник на стене, отдающий мягким желтым светом.

Он попытался нормально сесть и не потревожить девушку, но не тут-то было.

– М-м, Акито. Ты уже проснулся? Всё впорядке?

Голос её был ещё сонным, но и усталость в голосе всё же оставалась.

– Вроде всё хорошо и не болит. А как твоя нога и что с остальными?

– Ну, с лечением мне помогли, хотя ещё немного побаливает, а вот некоторым рыцарям пришлось несладко. Их отправили в лазарет на несколько дней.

– Ясно.

Видимо, тот последний здоровяк был последним и после этого всё успокоилось. Вот только численность следящих за порядком теперь ещё сократиться.

Сейчас поднимать всю эту тему с его временным вступлением в число рыцарей ему хотелось меньше всего, однако пропустив её сейчас, потом это может вылиться в новые споры.

Нужно было решить всё здесь и сейчас.

– Слушай…

Внезапное обращение резко оборвало его поток мыслей и вся решимость быстро испарилась.

–… А почему ты тогда решил меня защитить?

Подобный вопрос действительно озадачил.

Его главной целью было выжить любой ценой и исполнить данное обещание. Так почему он так подставился?

Даже самому себе ответить на это было нечего.

– Я… просто… думал, что ты не успеешь уйти с траектории, вот и полез на рожон.

Объяснение было так себе, но придумать что-то действительно стоящее не удалось.

В ответ он ожила нечто вроде «Ясно» или очередного резкого словца, но смотря на крепко сжатые кулаки девушки, эти ожидания растворились.

– Прости.

Это слово было последним, которое он ожидал от неё услышать, да и за что именно тоже сообразить не успел.

– Прости, что тебе из-за меня опять досталось. И за вчерашнее, и за случай сегодня во время обеда. Извини.

– В таком случае я тоже должен извиниться за то, что принимал решение, никак это не обговорив и за обед тоже.

Сквозь чёлку на поникшей голове и слабое освещение теперь можно было увидеть мягкую улыбку.

Видимо Эрика также понимала, что надо сказать всё здесь и сейчас, и сделала это первой.

– Кстати, а сколько сейчас…

В это самое время за коном прозвенел главный колокол, извещавший о наступлении двенадцати часов.

– Вот и новый день настал. Наверное, надо будет сходить куда-нибудь и не сидеть все выходные в академии.

Голос её был теперь немного обречённым, но обращенным вперёд.

– Думаю, послезавтра вечером я смогу отлучиться с работы и провести вечер спокойно. Там салют собираются давать, поэтому, как насчёт сходить туда всем вместе?

 – Всем вместе, выбраться на праздник?

– Ага. К тому же у нас будет шанс отметить и ещё один праздник.

– А? Ещё один?

Акито в это время дотянулся до своего пиджака и вытащил из внутренних карманов красную и голубую коробочки.

– Я сегодня весь день глазами по витринам бегал, чтобы найти что-то стоящее, поэтому вот. С днём рождения.

Последние четыре года единственной кто вытаскивал Эрику из трясины депрессии в эти дни, была Марианна. А теперь, услышав поздравления от кого-то ещё, на душе стало на удивление тепло.

Слегка дрожащей рукой она взяла подарок, боясь, что он может рассыпаться как хрусталь, и медленно открыла крышку.

Внутри лежали бантики для волос в виде кошачьих лапок.

– Можно?

– Теперь они твои, так что душе угодно.

Девушка подошла к зеркалу и, сняв свои обычные бантики в виде четырёхлистного клевера, надела новые.

Они выглядели так, словно приветствовали всех окружающих и сами по себе вызывали радость и смотрелись замечательно.

– А вкусно получилось.

– И я так думаю. Погоди. Вкусно?

Развернувшись лицом к парню, девушка обнаружила, что тот уплетает сделанный утром шоколад.

– Так ты это имела в виду, когда говорила, что научилось готовить?

– Хм. Если тебе что-то не нравится, то можешь отдать мне.

– Да нет же. Может это и не кулинарный шедевр, но тоже здорово.

– Вообще-то ты должен был сказать, что это лучшее что ты пробовал в своей жизни.

– В таком случае за сладкое теперь отвечает наш великий шеф-повар.

– Я сделала его только в качестве исключения, негоже хозяйке для раба готовить.

Акито тихонько рассмеялся и взял ещё одну плитку шоколада.

– А мне правда подходит.

– Правда, правда. К тому же я надеюсь, твоя кошка не будет теперь ко мне так жестока.

Их взгляд упал на сидевшую у ножки кровати девушки кошку, которая продолжала смотреть на парня сверху вниз.

– Однако боюсь, этого будет недостаточно.

Эрика вернулась и села на своё место.

На лице теперь не было видно тех печальных ноток, что были раньше, поэтому парень решил, что сегодня достаточно переживаний.

– Пусть день начался не лучшим образом, продолжился ещё хуже, но я рад его нынешнему окончанию.

Полностью умяв предназначенное для него сладкое и справившись со всеми поставленными на сегодня целями, было бы лучше всего завалиться спать.

Вот только тень сомнения на лице Эрики, теперь портила всю картину.

– Тебя ещё что-то беспокоит? Если хочешь поговорить, то я готов выслушать.

– Просто после того нападения на город, я хотела поговорить с главой рыцарей, но та меня даже слушать не стала, вот думаю, стоит ли вмешиваться теперь.

Девушка села в позу и надула щёки. Обычно это значило, что для себя она уже всё решила, но в этот раз что-то отличалось.

– Она ведь ответственная за последствия случившегося. Может, у неё просто не было времени?

– Но информация важная.

– Тогда как насчёт меня? Могу быть вашим посыльным.

Отсутствие ответа заставило парня задуматься, что она и вправду рассматривает такой вариант, но следующая фраза сразу смела всё легкомыслие.

– А что если эта атака на город была не случайной и целью атаки была именно я?

В обычной ситуации он бы принял эту за шутку и отмахнулся, но в этот раз подобного желания совсем не возникало.

– И с чего это ты взяла?

 – Помнишь того человекоподобного с камнем?

– Угу.

– Врач, который тебя осматривал, сказал, что в камне было что-то вроде проклятия, которое должно было мгновенно убить первого встречного. Но ты попал под его остаточное действие, а само проклятие как-то развеялось. Случайный человек, не задумываясь, ушёл бы с линии атаки. Это значит, проклятие предназначалось для меня.

– А ты не слишком высокого мнения о себе, чтобы использовать на тебя высокоуровневое проклятие.

Пока сам он высказывал подозрения, шестерёнки в голове принялись работать.

Проклятия бывают самых различных типов, но направлены они всегда на сокращение жизни цели.

Однако сделать мгновенно убивающее проклятие очень сложно.

Мало того что требуется высокие навыки в магии тьмы и ингредиенты, так ещё нужно следить, чтобы оно не убило самого создающего.

Пусть и человекоподобный дух, точно не мог создать подобное, а значит, выводы девушки были вполне логичными.

И тут парень вспомнил, что Эрика говорила что-то про главного.

– Хочешь сказать, тот здоровяк тоже был всего лишь пешкой?

– Да. Я даже знаю, как она выглядит.

– Она? Как ты…

– Когда я гуляла после обеда по городу, то зашла в один переулок и там встретила Элеонору Ринде и как раз её.

Как только речь зашла про старшую из сестёр Ринде, то тревожные звоночки в голове начали звонить в колокола.

– Та понимала перед кем стоит, и нисколько не пресмыкалась. Скорее наоборот Элеонора сдерживала себя. Самой сути я уловить не успела, но когда меня рассекретили, то я сбежала.

– Допустим тебя увидели, но неужели они говорили о чём-то настолько серьёзном?

– Я точно не поняла, но что-то про энергию сердец и что всё надо закончить сегодня.

– Энергия сердец?

Это было на удивление знакомо и из памяти удалось вытащить теоретические уроки о высшей магии.

– Кажется это вид магии в результате, которого часть магической энергии одного человека переходит к другому.

– Как переливание крови?

– Почти, только тот, у кого эту энергию забирают, погибает. Однако от случайных людей будешь получать очень мало, чтобы быстро вырасти, нужна энергия кровных родственников.

– Тогда если закончить всё сегодня, то это значит?

Все трое находящихся в комнате резко подскочили.

– Но разве в академии не безопасно? Попытка убийства должна была пресекаться сразу вмешательством старших.

– Никто не мешает разместить внутри ещё один барьер и сделать всё в нём.

– Тогда…

– Эрика, где Ребекка?

– Она сказала, что переночует у Мари и, улыбнувшись, просто ушла.

– Срочно зови их и пусть Ребекка найдёт на улице барьер, действуйте по обстоятельствам!

Перед тем как выбежать из комнаты его ненадолго остановили.

– Но ведь они родные сёстры.

– Боюсь…, иногда именно такие люди становятся злейшими врагами.

– Но…

– Торопись, а я пока попытаюсь найти их раньше.

С этими словами Акито покинул комнату.

Эрика никогда не считалась ни с одной из сестёр Ринде. Их можно было причислить к личным врагам, но игнорировать подобное она попросту не могла.

– Идём Эшли! Надо кое-кому вправить мозги!

Мяу.

Девушка выбежала в коридор и побежала в сторону комнаты Марианны.

*

Глава рыцарей Фериды уверенным шагом шла по коридорам академии.

В полночь у неё здесь была назначена встреча, но те уже пробили нужное время пару минут назад.

Пунктуальность была её вторым именем, но из-за очередного инцидента в академическом городке и кучей навалившихся проблем успеть срок в срок не получалось.

Несмотря на свою должность и необходимость продумывания будущего плана действий, голова была занята совсем иным.

Дело в том, что пока она ждала Акито у магазина, то их пути с сестрой пересеклись, и та захотела поговорить, назначив встречу в южном саду в полночь.

Пусть их отношения давно перестали быть гладкими, но в памяти оставались те приятные воспоминания, оставшиеся с детства.

Она верила, что и сестра тоже не забыла этого.

Сейчас ей хотелось высказать все претензии, все недовольства, выразить благодарность за всё сделанное и начать всё с чистого листа.

Однако была одна очень серьёзная загвостка: она очень хотела выяснить, что случилось во время первого задания сестры, и куда исчезла её подруга.

Именно этот камень преткновения терзал её последние несколько часов, но решение по этому поводу принято не было, а за те несколько минут, которые оставались до нужного места, ничего бы не изменилось.

Оставив этот вопрос на потом, девушка пришла к нужному месту.

Посреди небольшой поляны стоял фонтан из белого мрамора, который в лунном свете казалось освещал окружающее пространство. А за ним и стола инициатор беседы.

Все их последние встречи начинались с холодных и неприветливых фраз, поэтому сейчас Хелена хотела поступить иначе.

– И это называется сама пунктуальность? Где же твоя хвалёная точность?

Пусть с другой стороны всё и осталось по-прежнему, отступать девушка не собиралась.

– Добрый вечер Элеонора. У нас возникли проблемы в городе, и пришлось выполнять свои обязанности как ответственного. Надеюсь, ты не имеешь к этому никакого отношения.

– Ха. С какой стати мне вся эта морока?

– Я рада. Однако прежде чем ты перейдёшь к тому, что хотела сказать, я выскажу всё что хотела.

Бровь Элеоноры выказывала некоторое недоумения относительно намерений сестры, но как только та заговорила, то настроение резко стало падать.

– Я понимаю, наши отношения в последние время идут не так гладко, и мы не можем найти общий язык. Я не собираюсь сваливать всю вину на тебя, за нынешнее положение дел я так же несу ответственность. Но я хочу положить конец этой затянувшейся ссоре прямо здесь. Я верю что и ты хочешь того же.

После некоторой паузы девушка выдала ответ в спокойной, но слегка надменной манере.

– Даже если ты права. Почему ты думаешь, что я соглашусь на подобное?

– Мы ведь знаем друг друга очень давно и не раз попадали в передряги вместе. В детстве мы были не разлей вода, может мы…

– Времена меняются…

Повисла напряжённая секунда тишины.

–… Ты никогда не задумывалась, что моя ненависть к тебе начинается именно с тех пор, которые ты считаешь радостными?

Хелене всегда казалось, что отдаляться они стали через некоторое время после поступления сестры в академию. Да этого ничего подобного она не замечала.

– Знаешь, если хочешь, мы вернём всё как было, но сначала я хочу, чтобы ты высказала всё, что хочешь. Мне интересно кое-что узнать.

– Что ж. С тех пор как ты поступила в академию ты начала отдаляться от семьи, даже отец понимает, что что-то не так. Твой уход с должности главы рыцарей Фериды является не более чем бегством от сложностей и перекладывания ответственности. А твои задания с военными…

– Что же ты замолчала? Договаривай.

– Я хочу узнать о произошедшем на первом задании и что стало с Кайной.

Повисла продолжительная пауза, будто всё вокруг затаилось.

– И всё?

На некоторое время девушка впала в ступор.

– В каком смысле?

– Я думала ты имеешь ко мне что-то более личное, а ты оказывается дура, которая даже о причинах не задумается.

– Этого более чем…

– Ты думала, что быть старшей так легко?

Элеонора перебила её не дав закончить мысль, и теперь из неё прорвалось все, что копилось эти годы.

– Как старшей дочери семьи Ринде от меня всегда ждали больше. Когда ты спала в своей кроватке, я была на встречах, которые устраивал отец. Когда ты беззаботно резвилась в поместье, я училась. Даже когда ты достигла того же возраста в котором была я, от тебя почти ничего не требовали. Когда я ушла с поста главы рыцарей, то выдвинула тебя на эту должность, чтобы увидеть, как ты опозоришься. Но нет, мало того что ты не опозорилась, так ещё и преуспела. Тебе всегда разрешали больше, тебе всегда всё давалось проще, ты всегда была выше меня во всём, даже тогда в детстве во время случая с демоном ты не запаниковала! Ненавижу. Ненавижу тебя просто за твоё существование!

О подобном девушка и вправду не догадывалась и теперь на неё словно ушат холодной воды опрокинули.

– Элеонора я…

– Но не переживай, уж в одном, но я точно выше тебя.

Не успев сказать хоть один контраргумент, на Хелену обрушилась мощь чёрного копья.

– Сестра ты что творишь? В академии кроме как на тренировочных площадках сражения запрещены. И что с твоим духом?

Когда Хелена видела его в последний раз, оно было белоснежного цвета, что некоторые считали это символом их дальнейшего успеха.

– Такова теперь наша сила. Теперь у меня не какая-нибудь мелкая пикси, а могущественная баньши и будь уверенна, я тоже не стояла на месте!

В этот момент копьё окутала тёмная дымка, и натиск усилился настолько, что просто сдерживать натиск было чревато.

Девушка ушла с траектории основного удара, и чёрное копьё проделало в каменной дорожке приличную выбоину, но его аура никуда не исчезла.

– Что ты творишь, чёрт побери?! За подобное могут и исключить!

– А давай я теперь буду тыкать тебя в твои промахи и ты, наконец, поймёшь своё место, а потом я просто заберу твоё сердце, и ты станешь частью меня.

– Неужели ты…

– Именно! Я пришла, дабы забрать твою жизнь, но позволь сперва сказать.

В пару мгновений расстояние между ними сошло на нет, и Хелене пришлось принимать целый шквал ударов.

Пусть их силы были примерно на одном уровне, но Элеонора имела практический боевой опыт.

На первый взгляд её движения были полны лишних движений, но это были лишь уловки, чтобы противник не мог предугадать следующий ход. Как результат он должен был постоянно находиться в обороне, а там и до случайной ошибки было не далеко.

Поэтому чаша весов склонялась в пользу Элеоноры.

– Во-первых, ты была так поглощена своими мыслями, что и не обратила внимания, как вошла в заранее подготовленный барьер. Никто не сможет выйти из него, пока моё сердце бьётся или пока я не разрешу. Но уверяю, его исчезновения ты уже не увидишь.

Только сейчас девушка обратила внимание, что во время их беседы было на удивление тихо.

При наложении изолирующего барьера все животные пытаются или покинуть его или сосредоточиться на противостоянии посторонней магической энергии.

Если бы она сразу обратила на это внимание, то и намерения сестры могла разгадать раньше.

Когда пришло осознание этого, то она уже привыкла к стилю боя и попыталась не отсиживаться в обороне и нанести удар в таз справа.

Но когда она поняла, что Элеонора даже не пытается отбить эту атаку, было уже поздно.

Сработал одноразовый защитный барьер и, растворившись в воздухе, он на долю секунды остановил её светло-голубое копьё.

Этого оказалось достаточно, чтобы получить мощный удар в грудь.

– Второе. Слишком техничные движения, как по учебнику.

Судя по боли, внутри пару костей были точно повреждены, но Элеоноры не дала времени отдышаться и тут же нанесла следующий удар.

Его удалось блокировать, но теперь было лишь вопросом времени, когда она сломается под её напором.

– Третье и главное! Пришла ко мне в одиночку!

Так как девушка была в полу сидячем положении, то вместо копья последовал удар ногой точно в солнечное сплетение.

Блок был сломлен и получен удар в грудь с другой стороны.

В результате девушку откинуло к фонтану, и она сильно приложилась спиной о его каменный бортик.

– Пусть тебя никогда особо ни во что и не ставили, но я видела, как ты пытаешься идти вперёд. Это всегда так бесило.

Тут Хелена сделала короткий выпад в голову, и Элеонора едва успела увернуться, ощутив поток воздуха возле уха.

Её ярости теперь не было предела. Мало того её прервали, так ещё едва не лишили жизни.

Она схватила светлое копьё рукой и потянув на себя вырвала его из рук сестры.

Пусть обычно взять оружие другого призывателя невозможно из-за смешения магических потоков, в результате которого применивший приём мог испытать сильную боль, но сейчас ничего такого не последовало.

В обычном состоянии для Элеоноры это послужило бы доказательством теории «энергии сердец», но сейчас в ней кипела ярость.

Бешенный взгляд и пугающее выражение лица только доказывали это.

– Я не потерплю к себе такого отношения!

Ещё одним ударом ноги она отправила девушку через бортик в фонтан.

– Здесь только я могу развлекаться!

Последовал удар с ноги по сломанной грудной клетке.

– Сейчас ты в моём мире и я здесь бог!

Ещё удар.

– После стольких лет, наконец, я покончу с тобой.

Она начала делать широкий замах, чтобы покончить со всем одним ударом, но Хелена вскочила и послала кулак точно в лицо.

Дистанция для копья была слишком малой, поэтому оно было брошено и с грохотом упало в воду.

 Однако нанести удар девушке не удалось, и теперь они стояли, глядя в глаза друг другу.

– И чего ты этим добьёшься? Не могла просто дать закончить всё это?

– Может, я и ничего не добьюсь, но это мой выбор, который я сделала САМА!

– И что теперь стало с твоей самостоятельностью? Хочешь добиться всего, не полагаясь ни на кого, идёшь вперёд словно буйвол, не оборачиваясь назад, а если обернёшься, то не увидишь никого!

Хелене первый раз в жизни так явно указали на её манию сделать всё исключительно самой, и теперь в возможно самый главный момент жизни позади и вправду никого не было.

– По-крайней мере мне помогали сделать всё это, а ты всегда отвергаешь эту помощь.

– Вовсе нет!

– А вот и да! Когда Кайна, перед моим первым заданием предложила тебе присоединиться к нам, чтобы продвинуть в рейтинге ты сказала: «Я хочу справиться своими силами». Меня это взбесило и когда мы остались наедине я попросту вырвала её поганое сердечко, дабы ей больше никогда в голову не приходили подобные мысли!

– Что!?

– Если бы тогда ты приняла её предложение, то может мне и не удалось её угробить, но ты благополучно её проигнорировала. Спасибо тебе за мой первый подобный подарок. Теперь часть её силы живёт во мне, а могла бы жить и припевать. Ха-ха-ха-ха!

Подобное заявление резко подорвало её убеждённость в собственных принципах и родило в голове главный вопрос.

«Она погибла из-за меня?»

Пока девушка пыталась осознать услышанное, Элеонора решила окончательно добить её.

– Но вот что я тебе никогда не прощу, так это убийство мамы!

Это уже выходило за все рамки её понимания и вызвало полный ступор.

– Но она умерла от болезни.

– Да! Какая удобная ложь. Умерла через полгода после родов от неизвестной болезни. В таком легко убедить глупых детишек, но как ты думаешь. Куда отец ездит каждый год в самом начале весны после твоего дня рождения?

Никакого ответа не последовало.

– А я выяснила. Он ездит на северные холмы к ней на могилу, а в поместье просто плита с поддельной датой смерти. Она погибла, дав жизнь тебе! Ненавижу! Никогда не прощу!

Слёзы на щеках Элеоноры не давали надежды усомниться в истинности её слов. Та не умела сдерживать эмоции и если давала им вылиться, то они были настоящими.

Увидев подобную картину, что-то глубоко внутри у Хелены щёлкнуло и вся сила воли и желание что-то делать улетело вместе с ночным ветром.

Потеряв желание бороться, девушка превратилось скорее в куклу для битья.

Кулаки Элеоноры остановились только когда устали, и теперь найти живое место на девушке было уже сложно.

Элеонора устремила взгляд в небо и несколько раз глубоко вздохнула.

Казалось, воздух сегодня был каким-то другим, в нём чувствовалась лёгкость и долгожданное умиротворение.

Но оставалось ещё одно не законченное дело.

Вытащив из воды своё чёрное копьё, девушка медленно подошла к Хелене и, подняв её за воротник, приготовила копьё.

Вокруг него появилась аура, напоминавшая цвет свежей крови.

– Пусть я не могу вернуть маму к жизни, но всё же она будет отомщена. Жаль, что ты не пострадаешь, как следует, но такова твоя судьба. Прощай. Сестричка.

Чёрный наконечник устремился к бьющемуся сердцу, намериваясь поставить точку в этой затянувшейся ссоре, и забрать себе всю магическую энергия без остатка.

Но когда до заветной точки оставалось полтора десятка сантиметров оно замерло.

Это не было желание Элеоноры и не было, похоже, чтобы это было желание её духа.

Девушка повернула свою голову назад и обнаружила зацепившийся за тыльный наконечник копья кнут.

– Господи и кто бы мог подумать, что в такой важный для меня момент мне придётся спасать твою чёртову душонку.

– Ты!

– Да я! И знаешь, ты мне никогда не нравилась и поэтому сегодня ты передо мной за всё извинишься.

Только один человек в академии мог решиться высказать Элеоноре Ринде подобное в лицо.

– Эрика Макваллен. Ты не поняла, во что ввязалась.

Сбросив оковы, Элеонора попыталась завершить начатое, но не тут-то было.

Из-за каменной статуи фонтана ей в голову устремился серебристый клинок. Тут было уже не до ритуалов.

Она отклонила траекторию удара, но сражаться с абсолютно незнакомым противником, владеющим мечом, на расстоянии вытянутой руки было опрометчиво и ей пришлось отступить за пределы фонтана.

– Ребекка, ну что там?

Калерман подбежала к Хелене и тут же принялась за лечение.

– Кроме пары сломанных рёбер ничего особо серьёзного. С кристаллом я быстро верну её в строй.

– Хорошо. Оставлю это на тебя.

Теперь всё внимание можно было сосредоточить на враге перед ним. Теперь не оставалось никаких сомнений, что дело, с исчезновениями о котором говорил Хасан, проворачивала именно она.

Однако за нападением в городе стоит та незнакомка, которую видела Эрика.

– Хм! Это что? Команда спасения?

В голосе её ощущалась неприкрытая насмешка.

– Нет. Скорее здесь собрались те, кто не выказывает к тебе хорошего отношения.

– Неужели? Дочь семьи предателей, парниша выскочка и неудачница из Ризалии. Ах да, та высокомерная скотина тоже где-то рядом.

В этот момент с фланга прилетела ледяная стрела, которую та разбила, даже с места не сойдя.

– Могу сказать тоже самое о тебе.

– Чего?

– Может я и немного высокомерно отношусь к другим, но в отличии от тебя я использую это не только ради собственной выгоды, но и ради помощи другим. Поэтому сегодня я научу тебя, как правильно смотреть свысока.

У этих двоих тоже были сложные отношения.

Марианна не выказывала должного уважения Элеоноре и старалась игнорировать её, а та в свою очередь постоянно заводилась, когда видела ей лицо будто смотрящее на неё сверху вниз.

Это было назвать тихой враждой.

Но сейчас Линберг была полна решимости, и её боевой дух был куда выше, чем у остальных.

– Как же меня в тебе это бесит. Я разнесу в клочья это твоё выражение лица.

Элеонора устремилась в атаку, но на пути вновь встал серебристый клинок.

– Ага, разбежалась.

– Чтоб вас всех! Я вас всех поглощу.

Акито с остальными вступали в бой, не имея ни малейшего представления о манере сражений их оппонента. И это сразу же дало о себе знать.

С точки зрения Элеоноры разумнее всего было разделать с противниками во второй линии, а затем расправиться с последним в ближнем бою, оставив его без какой-либо поддержки.

Так она и попыталась сделать, но парень был постоянно рядом и хоть и не мог сражаться с ней на равных, но и не пропускал её дальше.

«Вот уж действительно один из сильнейших студентов академии».

Её владение оружием потрясало, а движение были стремительные, но точные. Если бы не копьё в руках, то это могло сойти за изысканный танец.

Вот только сейчас это был танец со смертью, и малейшая промашка могла привести к его окончанию.

-Акито…-

-Рене? Не часто ты со мной вот в таком виде разговариваешь. Есть идея?-

-Её второе сердце. Его эффект основывается на магии тьмы, если воспользоваться недавно освоенным тобой заклинанием, то он может развеяться-

-А каковы шансы, что сработает?-

-Не знаю-

-А есть гарантии, что оно само меня не убьёт? Я использовал только его сильно упрощённую версию-

-Гарантий нет-

-Вот здорово! Умереть от собственной магии. Весело-

Пусть он и получил важную информацию, но воспользоваться новым заклинанием возможности не предоставлялось.

Ему нужно было пару секунд на активацию и точный удар в цель, а он ещё ни разу контратаковать не смог.

Без помощи Хелены тут точно было не обойтись.

– Эрика! Нам нужен ещё один человек. Займись этим.

– Почему я?

– У тебя талант.

– Прозвучало как оскорбление, но ладно.

– Не позволю!

Элеонора попыталась прорваться, использовав заклинание вихря, но тело само внезапно ускорилось и успело перехватить её.

Даже не оборачиваясь, Акито понял, что Ребекка закончила с лечением и вернулась к своей роли поддержки.

За последнее время он привык к подобным усилениям и использовал их на всю катушку.

– Вот теперь посмотрим кто кого!

Ярость его противника постепенно перерастало в ненависть, а вместе с этим таяло и хладнокровие Элеоноры.

Когда Эрика подбежала к Хелене, то от многочисленных синяков и ссадин не осталось и следа.

– Как она?

– Физически я сделала всё возможное, хотя дышать полной грудью будет пока больно. Не знаю о чём они тут до нас беседовали, но она на чём-то  сильно замкнулась и почти не реагирует.

 – Ясно. Помоги пока остальным.

Если бы кто-то сейчас сказал, что эта девушка с понурым видом и есть глава рыцарей Фериды, то ему бы рассмеялись в лицо.

Однако именно Эрика знала, что это за взгляд.

Она выглядела точно также после обвинений в адрес её семьи. В мгновение ока она потеряла то, чем больше всего дорожила.

Если человек и выходит из этого состояния, то прежним он уже никогда не будет.

Эрике потребовалось не это почти два года, но как прошедшая через это она прекрасно знала, что нужно делать.

Сделав максимально возможный замах, девушка отвесила такую пощёчину, что казалось ею можно отправить человека в нокаут.

– А ну подъём зараза! Или мы за тебя твою работать делать должны? А ну пошла и разобралась со своей сестрой!

Те нотки сознания в глазах Хелены, что вернулись от такой выходки, находились в полном недоумении.

– Что ты…

– Неважно! Марш заниматься делом. Это твои обязанности поддерживать в академии порядок, вот и займись делом.

Используя такую манеру общения Эрика, походила на заправского командира военной бригады, нежели на студентку одного из престижнейших учебных заведений империи.

– Но какой от этого смысл… Я своими действиями стольких поставила под удар. И даже моя собственная жизнь просто… просто…

– Уж не знаю что у вас там за семейные сколки, но это не повод впадать в бездну отчаяния. Поверь, как та кто прошла через это я…

– Но твои родители живы, а я родную мать убила!

В своих догадках о причинах такого состояния Эрика была очень далека. И от такого поворота она ненадолго зависла.

– То есть как у…

Не успела она договорить вопрос, как в спину ударило пронизывающим всё тело холодом.

За пару секунд до этого Элеонора использовала заклинание «Кольцо холода». Оно позволяло наносить урон врагам о площади и набирало силу по мере удаления от своего источника.

Это заклинание не принадлежало к числу летальных, но доставляло неудобств и вынуждало уйти в защиту.

Таким образом, девушка выиграла пар секунд, оставив Акито без поддержки, и пошла в стремительную атаку.

Несмотря на заклинания ускорения, парень едва поспевал за льющимися атаками и, не успев всего на долю секунды, он пропустил удар, выбивший его из равновесия и откинув меч в сторону.

Тёмное лезвие устремилось к его голове сверху вниз, защититься от него было уже нечем, а остальные только вышли из зоны действия заклинания и не успели бы среагировать.

В этот момент в голове снова промелькнула мысль «А почему он опять рискует жизнью ради других».

За время, проведённое в академии, такое происходит уже не в первый раз.

Но почему-то смотря на постепенно приближающееся лезвие, у него не было никаких мыслей в голове, кроме одной.

Пусть его голова и разделится на две половинки, но зато это произойдёт в прекрасную лунную ночь.

Но когда наконечник копья прошёл почти половину пути, парень ощутил едва ощутимое знакомое тепло.

Оно шло откуда-то из вне и было похоже на магию Эрики, но при этом сильно отличалось.

В поле зрения слева быстро мелькнула вспышка и вот её Элеонора не могла пропустить. Поэтому вместо атаки ей пришлось защищаться.

После пролетевшей мимо огненно-красной волны, похожей на длинное тонкое лезвие последовал уже знакомые руны.

Раздался громкий звук удара, и последовала ещё одна огненная вспышка.

Понимая, что иного шанса может не представиться Акито попытался закончить всё прямо сейчас, но вылетевшая из огня кромка копья полностью отбила у него желание и он немного отступил.

А вновь прибывшая мигом оказалось около троицы у фонтана.

Пусть они и видели подобную форму только второй раз, но в академии только один человек мог так использовать руны.

– Мию! Ты как здесь оказалась?

– М-м-м. Аори странно себя вела, вот мы и пошли прогуляться, а потом в барьер вошли и вот мы здесь. А у вас тут весело, да?

Её озорная улыбка шла в разрез с нынешней ситуацией, но всё же помогала собрать мысли в кучу.

– Ты еще, что за мелочь?

Голос Элеоноры был ледяным и с каждой новой проблемой он становился всё дальше и дальше от человеческого.

– Эй! Как грубо. Я величайший мастер по части рун, а также повелительница багряного пламени – Мию Эльберг!

– Тц. Вот зазноба. Тебе тут явно не место деточка.

– Она права, здесь не место ученикам из начальных классов.

Эрика была права, в обычном бою Эльберг не смогла бы противостоять более сильному сопернику. Вот только она забыла одну очень важную деталь.

– Даже если захотела бы, уйти не смогу. Барьер никуда не исчезнет. И к тому же я могу использовать руны уже более чем пять минут.

– Но в прошлый раз…

– А вы не сравнивайте меня с прошлой мною. У меня хватает ума расти и развиваться, не прибегая к различным уловкам.

Она сказала с таким хладнокровием, будто стала другим человеком.

– И кстати, я тут немного подслушала ваш разговор и хочу задать вопрос.

–…?

– Ты здесь развалилась только потому, что у тебя умер один из родителей, которого ты даже не знала?

Поражала даже не эгоистичность вопроса, а то, что разницы между ней и Элеонорой пять минут Хелена найти не смогла.

Пронзающий взгляд, устремлённый сверху вниз, будто вынуждал подчиняться.

Впервые в жизни ей захотелось сбежать и забиться в угол, чтобы никто её не видел, чтобы никто ничего не мог сказать.

Но тело просто отказывалось двигаться и оставалось только сильнее сжать кулаки.

– Твой отец не пожелал бы видеть свою родную дочь в подобном состоянии.

– У тебя нет права так говорить!

– Может и так. У меня никогда отца вообще никогда не было, но у меня есть мама. Она всегда верила в меня и поддерживала, и чтобы отплатить за эту веру я буду идти вперед, даже если все и вся будет против…

Голос её был полон решимости, а глаза жаждали сражения.

–…Поэтому ты уж выбирай. Можешь сидеть и смотреть, как нас поодиночке обезглавят или пока мы не обезглавим твою сестру. Твой отец наверняка изумится любой из этих концовок.

– Мию это уже слишком!

– Такова суровая правда жизни. Чем раньше принять это, тем раньше можно чего-то достичь. Я уже давно выбрала сражение и с этого пути я не сверну.

Её меч и руны засияли ярче, будто сопротивляясь ночной полутьме.

Сделав десяток шагов, она встала по правую руку от Акито и приготовилась.

– Вот это речь. Тебе надо было идти в ораторы и…

– Сэмпай…

Перебив его на середине предложения, она прошептала так, чтобы никто больше не слышал.

–… Клянусь. Я никогда не опущусь до такого. Никогда не сверну с выбранного пути. Никогда не потеряю луч своей мечты.

– Охотно в это верю.

Сам не заметив, как на его лице появилась улыбка, он решил показать её и своему противнику.

– В таком случае, продемонстрируй чему ты научилась за время здесь!

И их пара и Элеонора рванули с места одновременно. В способностях своей подопечной парень не сомневался, и чтобы не луч её мечты не погас сегодня, нужно было победить.

В первый раз за сегодня он выбрал атаку вместо защиты и раздавшийся удар о чёрное копьё только подстегнул его боевой дух.

– Господи, и как я до подобного опустилась? Меня уму разуму ребёнок учит.

– Раз так не нравится, то помоги и займись делом.

Хелена подняла лицо и на нём читались обескураженность и радость одновременно.

– Возможно, я впервые соглашаюсь с тобой Чиба. Но пора и вправду заканчивать с этим.

Поднявшись на ноги, девушка вновь призвала своего духа.

– Небесный воин, что глядит на мир свысока, позволь познать твоё величие и узреть небеса, приди же грифон мой.

Налетел короткий порыв ветра, и словно подчиняясь её воле, обратился в бледно-голубое копьё.

– Надеюсь теперь, ты посреди боя не вырубишься?

– Нет. Но убивать я её не буду. У меня появились вопросы, и она мне на них ответит, во что бы то ни стало. Чиба, надеюсь на твою помощь.

– Это ты мне помогаешь, а не наоборот.

Эрика пытаясь скрыть своё смущение, отвернулась к месту сражения.

А тем временем Акито и Мию пытались найти хоть одну брешь в обороне Элеоноры, но создавалось впечатление, что их просто нет.

– Если это всё что вы можете, то можете сразу остановиться и не тратить моё время.

– Раз мы ещё живы, значит и твои способности не сильно превосходят наши.

Подобное заявление только ещё больше взбесило их противника.

– Не желаю выслушивать подобное ещё и от вас!

Полностью забыв про защиту, Элеонора решила срезать голову парня в один заход.

Мию воспользовалась возможностью и нанесла глубокий порез в районе торса, но Элеонора этого будто и не заметила и продолжила стремительную атаку.

Она была очень похожа на ту атаку, которая была перед самым появление его ученицы и шансов выстоять против неё было крайне мало, поэтому он сразу приготовился отступать.

Когда чёрный наконечник приблизился меньше чем на полметра, сверху на него упал похожий, но при этом он кардинально отличался по своей ауре.

– Да почему ты никак не сдохнешь?

– Прости сестрица, но у меня другие планы.

Хелена ловким движением оттолкнула старшую сестру и оказалась слева от Акито.

– Могу поздравить с возвращением.

– Надо будет сказать твоей подопечной потом спасибо. Неужели все дети сейчас уже в таком возрасте могут говорить подобные речи.

– Нет, просто она особенная. Вам надо как-нибудь поговорить, ты удивишься. Я тебя уверяю.

– Приму к сведению. Но для начала, у нас есть план?

– Есть одна идея. Результат не обещаю, но попробовать стоит.

Несмотря на то, что Элеонора была в невыгодном положении (6 против 1), её это нисколько не волновало. Пусть её раздражение никуда не делось, но теперь в ней можно было разглядеть азарт битвы. Некоторые как раз сражаются для того чтобы испытать эти чувства и насладиться ими. Отчасти Элеонора принадлежала к их числу.

Однако дальше Элеоноре приходилось больше уходить в защиту, ведь даже если открывалась возможность нанести удар по одному, нельзя было забывать про остальных.

Но при всём при этом её защита уже не была идеальной.

Воспользовавшись моментом, когда Хелена с Акито одновременно с разных флангов на долю секунды заблокировали врага, она нанесла вертикальный удар, отправив левую руку чуть выше локтя в полёт.

– Закончим с этим.

Хелена попыталась броситься в атаку.

Как ни посмотри, это был идеальный момент, чтобы поставить точку.

Вот только на лице Элеоноры не было страха или беспокойства. Её спокойный взгляд заставил парня насторожиться. И когда он понял, то схватив главу рыцарей, бросился на землю.

– В сторону!

Как только отрубленная рука коснулась земли, то последовал взрыв и во все стороны разлетелись осколки, похожие на кусочки битого стекла.

Как только буря закончилась, он огляделся вокруг, чтобы удостовериться, что никто не пострадал.

Те, кто был дальше от взрыва, были на ногах и никаких проблем не наблюдалось. Однако нигде не наблюдалось его подопечной.

– Мию ты где?

Из куста неподалёку показался большой палец, давая понять, что всё впорядке и на сердце у него отлегло.

– Я знала, конечно, что у тебя странные наклонности, но это переходит всякие границы.

Переведя взгляд вниз, он понял, что сделал непростительную ошибку, ведь опирался он на грудь девушки.

– Прости, прости, это просто случайность.

– Может тогда, отпустишь.

Резко оторвав руку, он начал выпаливать извинение за извинением, но его быстро прервали ударом в голову, скинув его в сторону.

Когда он перестал катиться по земле и поднял голову, то увидел наполовину срезанное дерево, напротив того места, где он только что сидел.

– Теперь мы квиты, но мы это ещё обсудим.

Почувствовав на себе несколько колких взглядов, Акито постарался максимально проигнорировать их и перевёл взгляд на Элеонору.

Та просто спокойно стояла и смотрела на них, пока из отрезанной руки постепенно расползался чёрный туман.

– Я же говорила. Чтобы вы не делали, вы не сможете победить. Пока во мне бьётся чёрное сердце вы не…

В этот момент её грудь пронзила ледяная стрела.

– Мари!

– Что? Надо было проверить.

Стрела долго не продержалась и рассыпалась на искорки света, а место попадание быстро заросло и стало как прежде.

– Я хотела покончить с вами красиво, но вы не оставляете мне выбора.

Элеонора возила копьё в землю и от него по земле разошлась магическая волна, но напрямую она ни на кого не подействовала.

– Не волнуйтесь, теперь всё закончится быстро.

Казалось, её голос перестал отражать любые эмоции, будь то злоба, ненависть или что-то ещё.

Акито пришла в голову мысль, что это является последствием долгого использования сердца или тем, что она не могла контролировать го силу полностью.

– Барьер!

Переведя взгляд вверх, он увидел серую завесу, которая приближалась к ним со всех сторон.

– Решила нас тут всех раздавить?

– Я не хотела использовать подобное, но вы меня вынуждаете.

– Акито, ну как там твой план?

Пока её сестра говорила, Хелена прошептала так, чтобы слышать её мог только Акито.

– У нас не более двух минут, так что будь готова, и целься в сердце. Если дрогнешь то…

– Моя рука не дрогнет! Ведь я хочу ещё раз поговорить с ней. Как с родной сестрой, как с самым дорогим человеком.

Вот теперь парень узнал тот напор по жизни, с которым она всегда шла вперёд, и он действительно поверил, что её рука не дрогнет в самый важный момент.

– Тогда сделаем это!

Они одновременно перешли в наступление.

Чтобы воспользоваться новым заклинанием, необходимо было попасть точно в сердце, но та как назло ушла в глухую оборону.

Даже, несмотря на трёх человек атаковавших её в ближнем бою, ловушки Ребекки, постоянно попадающие в неё стрелы Марианны, лишь слегка тормозящие её и попытки Эрики поймать её движения хлыстом, Элеонора держалась превосходно.

Хотя даже в её взгляде отражались нотки беспокойства.

«Если так продолжится, то это считай бесполезная трата энергии. Чёрт».

Почему-то именно сейчас в голове, которая отчаянно пыталась найти решение, вспомнился старый совет от странствующего охотника.

«Не можешь пробить защиту врага, сделай глупость. Это точно его удивит».

Других блестящих идей в голову не приходило, поэтому парень решил поставить на кон всё.

Когда очередная его атака не возымела успеха, и на него летел тыльный наконечник копья, по инстинкту самосохранения он должен был отклонить удар в сторону, но вместо этого он подался прямо на него.

От левого плеча сразу же раздался приступ сильной боли, что даже сознание слегка пошатнулось, но вместе с этим он увидел и глаза оглянувшейся Элеоноры Ринде. В них отчётливо читалось удивление.

«Ха! Глупость, а сработала».

Когда их взгляды пересеклись, Акито выбросил свой  клинок вперёд, а вслед за ним потянулась тонкая серебряная нить.

Тот пролетел мимо её головы и почти ровно лёг в руку Хелены.

Когда Элеонора поняла в чём дело, то попыталась отбросить сестру прочь, но с одной стороны копьё упёрлось в плечо парня, который изо всех сил упирался в землю, а с другой был пылающий клинок, который также не собирался уступать.

Элеонора отпустила его и попыталась создать защитное заклинание, но было уже поздно.

Серебряное лезвие вошло точно в грудь, туда, где было сердце.

– Всполох!

В следующее мгновение всё вокруг озарила вспышка света, от которой даже с закрытыми глазами всё окрасилось в белый цвет.

Вспышка длилась лишь пару мгновений, а затем потухла.

Недавно освоенное заклинание «Всполох» должно было развеивать любую концентрированную магию тьмы, которая имела хоть какую-нибудь физическую форму. Поэтому когда после его использования ничего не произошло, он немного удивился и спросил у самого себя: «Не сработало?».

И тут по телу пробежал пугающий холодок, словно все негативные эмоции за его жизнь всплыли на поверхность. А через секунду из сердца Элеоноры хлынул поток тёмной энергии.

Сопротивляться ему сил уже не оставалось, и он оставил всё на волю судьбы.

Последнее что он заметил сквозь непроглядную дымку, это был широкий ствол потрескавшегося дерева.

*

Перед глазами вновь мелькали различные силуэты, но сфокусироваться на ком-то одном не получалось.

Пока картинка вокруг продолжала быстро пролетать мимо, внутри не переставало расти странное чувство.

Его нельзя было назвать неприятным, но постоянное зудящее ощущение не позволяло назвать его приятным.

Одно можно было сказать наверняка: подобного Нишизава Акито раньше никогда не ощущал.

Тем временем перед ним вновь возникла девушка с длинными светло-каштановыми волосами, которую он видел буквально меньше часа назад.

Но стоило только приблизиться к ней, как окружающее пространство вновь исчезло, а вместе с ним вернулся и вес тела.

Разумеется, оно всё болело, а область правого плеча и рука были словно чужими.

Приложив некоторые усилия, он смог открыть глаза и перед ним предстали всё те же звёзды и луна, и две серьёзных физиономии были здесь же.

– Проснулся-таки, наконец!

Небольшой кулачок только слегка приложился ему в грудь, но это показалось ударом гигантского кабана.

– Ай-ай! Больно же!

– Прости, прости. Не сдержалась.

– Как единственная кто здесь хоть как-то смыслит в лечении, я запрещаю все нагрузки и рекомендую как можно быстрее направиться в лазарет.

Тон Ребекки был настолько официальным, что она становилась похожа на другого человека.

– А ты кто?

Вместо ответа один из пальцев надавил на рану в плече.

– Ладно, ладно! Понял. Просто не свойственной тебе манере говоришь.

– Надо и мне хоть иногда быть добросовестной. Поэтому слушай: кровотечение я остановила с помощью кристаллов, но рану внутри наверняка продолжает кровоточить. Восприятие боли в плече я также заблокировала, но сколько продлится эффект я не имею ни малейшего представления. В остальном угроз для жизни нет.

Боли и вправду почти не ощущалось, скорее она оставалась во всём остальном теле.

– А что там с…

– Мию тут на травке развалилась. И манны она потратила значительно, поэтому просто лежит, смотрит в небо и ест какие-то странные конфеты.

– Хех. Она и после долгой тренировки их уплетает, так что можно не волноваться.

Голос Эрики был спокоен, но чувствовалась в нём какая-то нотка упрёка.

Но сейчас было не до этого.

– А что с Элеонорой?

Обе девушки переглянулись и попытались что-то сказать, но их перебила подошедшая блондинка.

– Эй. Она очухалась. Если хотим поговорить, то лучшее время сейчас, что потом будет неизвестно.

– Да уж, это интересно.

Скрипя зубами, парень попытался подняться.

– Тебе нельзя двигаться!

– Тогда помоги добраться побитому старику до лазарета с небольшой остановкой.

Эрика хоть и состроила недовольную гримасу, но просьбу выполнила.

Уже через минуту они подошли к дереву неподалёку, под которым сидели сёстры Ринде.

– Неужели всем настолько интересна эта история, что все пришли послушать.

Несмотря на то, что её тело абсолютно не двигалось, а из места, в которое был нанесён решающий удар, ещё сочилась тёмная дымка, голос был на удивление бодрым.

 – Сестра! Не надо так говорить.

– И всё же извиняться я не планирую. Что сделано, то сделано. Но раз уж проиграла, то может быть смогу унять ваше любопытство.

Первенство в вопросах надо было отдать её родной сестре, но так как Хелена пока не могла собрать свои мысли в слова, то Марианна начала первой.

– Зачем тебе всё это нужно было?

– Сила.

–…

– Я уже в детстве поняла, что проигрываю Хелене очень во многом, а требуют больше от меня. Со временем это чувство переросло в зависть, а затем и  в ненависть…

Хелена теперь выглядела как побитый котёнок, и несложно было догадаться о её мыслях.

–…А чуть больше двух лет назад я повстречала незнакомку. Она предложила мне выход и рассказала про ритуал «Тёмного сердца», когда часть магической энергии переходит от убитого. Некоторое время я не могла решиться на этот шаг, а потом армия поручила мне разведывательную миссию в Ground Zero. Я с Кайной тогда пошли парой и сама теперь не знаю почему, но я сорвалась. Просто копившиеся эмоции захлестнули меня, и я совершила ритуал, а потом уже не могла остановиться. А месяц назад я узнала, что лучшей «пищей» для тёмного сердца являются сердца родных.

– Тебе об этом сказала та, с кем ты встречалась сегодня в городе?

– Так это была ты.

На лице у неё появилась едва заметная улыбка.

– Да. Об этом мне рассказала Га́йна. Она наёмный убийца. В тоже время она пригласила вступить в их команду, которая отправиться на священный турнир.

– Что?!

Тут уже ахнули все.

– Чтобы на турнир допускали подобных людей. Да быть такого не может.

– Там проводится жёсткий отбор всех, кто на него попадает.

Священный турнир был особым действием, но об его организации было известно только посвящённым в это людям, а люди неблагородных кровей, да и многие дворяне понятия не имели, какие игры проводятся за его кулисами.

– Да очнитесь вы. Турнир – это обычная бойня. Пусть в нашем мире и нет явных войн между собой, но это только благодаря турниру. На нём сталкиваются интересы всего нашего мира и более гнусное место ещё надо поискать. Никто не смотрит на твоё происхождение, никто не озадачивается проверкой твоих скрытых талантов. Если ты попал на него, значит это кому-то надо.

В подобное было довольно сложно поверить, особенно при том, что турнир проводится под эгидой императорской семьи и лично архангела Габриеля.

– Люди на турнире попросту исчезают, и по этому поводу ни у кого не возникает вопросов. С лидером их команды я виделась всего один раз и только несколько минут во время одного из заданий. Она сказала что если я доведу дело ко конца, то они возьмут меня в качестве пятой участницы, и там я смогу стать ещё сильнее, убивая сильных противников, а мне никто и слова не скажет.

– Она тоже из наёмников?

– Не имею ни малейшего представления. Могу сказать только что она старше меня, может лет на пять.

– Сдаётся мне, она хорошо осведомлена о происходящем на турнире.

– Но почему она тебя выбрала?

– Хм. Можете спросить у неё сами, если попадёте на турнир. Другой возможности думаю вам не представиться.

Их команда во главе с Эрикой и правда должна была попасть на священный турнир. Вот только открывшиеся факты, сильно подрывали сложившееся о нём представление.

– Сестра, но почему ты так и рассказала мне обо всём. О том, какой груз ложится на твои плечи.

На этот раз, прежде чем ответить Элеоноре потребовалось время. А Тем временем струящаяся тёмная дымка из груди Элеоноры совсем исчезла.

– Может я и хотела, но у меня перед носом поводили сладкой конфетой, и я попалась как ребёнок, а вместе с этим исчезло и желание поговорить.

–….

– А может я с самого начала была марионеткой в чьей-то игре.

Хелена явно хотела что-то на это возразить, но сотрясать воздух понапрасну сейчас было излишним.

Вместо этого девушка взяла руки сестры в свои и было видно, что она хотела спросить о чём-то важном.

Никто не мешал и не торопил её.

Даже Элеонора, казалось, ждала этого вопроса.

– То, что ты говорила про нашу маму. Правда?

Сразу становилось ясно, сколько усилий ей потребовалось, чтобы сказать эти несколько слов, ведь голос буквально дрожал.

– Лучше тебе поговорить с отцом. Моей главной целью было выбить тебя из колеи. Я сама могла что-то не так понять или вовсе всё придумать. Задай этот вопрос ему.

Как оказалось она просто решила скинуть этот вопрос с больной головы на здоровую, но скорее так было правильнее.

– Эй! Что здесь происходит?

Все оглянулись на обладателя столь строгого голоса.

К их компании приближалась Луминария Оксворд и ещё несколько человек.

Акито всегда относился к ней с некоторой опаской, но сейчас она излучала столь суровую атмосферу, что он невольно вжал голову в плечи.

– Что же, думаю, мы ещё сможем просто поболтать когда-нибудь просто так. Но сейчас наступают не самые лёгкие времена. Если не хочешь попасть в этот круговорот, то лучше не влезай. Прежними из этого мира уже не возвращаются.

– Но это уже не тебе решать сестра.

– Хм. И всё же опять я тебе проиграла.

– В каком смысле?

Но Элеонора ничего не ответила, а лишь обвела всех собравшихся взглядом. Но впервые в этом взгляде парень увидел не ярость и ненависть, а скорее смирение или… Может сожаление?

Раздумывать над этим времени уже не было.

Сначала был разнос от Оксворд, потом из столицы мигом прилетела имперская военная комиссия и устроила настоящий допрос. Затем короткое лечение и разговор с директором академии.

Он выслушал весь рассказ, разумеется, несколько опуская подробности, а затем уверил, что беспокоиться не о чем.

Элеонора Ринде хоть и совершила тяжкие преступления, но при этом оставалась ученицей этой академии, а значит, находилась под крылом Зиммермана. И он приложит все возможные усилия, чтобы расследование и приговор были справедливыми.

Напоследок, когда все уже покинули его кабинет, Акито задержался буквально на минуту, чтобы задать вопрос который терзал его последние несколько часов.

– Вы ведь знали о происходящем, но не приняли никаких действий. Почему?

Ответ последовал незамедлительно всё в той же поучительной манере.

– Моей главной целью является защита учащихся этой академии. Однако я не имею права вмешиваться в личные дела всех и каждого.

– Так значит защита только от угроз из вне?

В ответ раздалась только тишина, и парень поспешил выйти.

– И кстати. Ваш друг Альмери, уже в курсе всего и покинул территорию академии пару часов назад.

– Вот как.

Парень напоследок кинул колкий взгляд в спину старика и вышел.

Через несколько минут все собрались на открытой веранде, где их уже встречали первые лучи утреннего солнца.

Лёгкий утренний ветерок был настоящей усладой после бурной ночи.

– Может, я нарушу столь приятный момент, но мне интересно знать. Что ты будешь делать после всего случившегося.

Марианна задала вопрос, который висел в голове у каждого, ведь никто из них раньше не проходил через нечто подобное.

Ответ пришёл далеко не сразу.

– Сегодня и завтра на мне лежит ответственность за безопасность фестиваля в городе. Пока что займусь этим.

На первый взгляд её голос казался абсолютно равнодушным, но где-то в глубине чувствовалась печаль и ностальгия.

Проведя столько времени рядом со своей сестрой Хелена стала возводить её в идеал, а корень проблем она не видела, или просто не желала видеть.

– И это всё? Тебя чуть не убила родная сестра, её на это толкнула какой-то наёмный убийца, в семье какие-то тайны, а ты просто продолжаешь строить из себя крутую.

– В отличие от вас у меня есть обязанности, которые я должна исполнить. Да, может быть я и кажусь бесчувственной вы вправе так думать, но… но…

Её чувство долга и самоконтроль всегда были на первом месте, вот только сейчас было вовсе не до них. Смятение вносило своё дело.

– Если нужно выговориться или обсудить, то я всегда к твоим услугам. Как мы поняли держать всё в себе крайне вредно.

– Ты с какой стати её жалеешь? И что это за предложения такие? Мне ты никогда подобного не предлагал.

– За то время пока я здесь мгла бы уже догадаться, что я всегда готов обсудить и твои проблемы.

–М-м-мои проблемы? Нет уж. Нет у меня проблем.

Немного покраснев, Эрика спешно отвела взгляд, но встретила две широкие улыбки Мию и Ребекки. От этого смущение накатило только сильнее.

– Спасибо за предложение, но сначала мне надо поговорить с отцом и выяснить всё окончательно. Директор как раз выделил на это начало следующей недели.

–Хм. Мог бы и нам пару выходных добавить.

– Он и дал вам понедельник на отдых, просто я забыла вам передать.

– Ха? И где твоя рыцарская ответственность? Сама только что про неё говорила.

Глядя на то, как Эрика и Хелена впервые разговаривают друг с другом без попыток насолить или задеть, на душе у парня становилось спокойнее, и всё это событие можно было считать завершённым.

– И раз уж разговор дошёл до рыцарских обязанностей, то может ты наймёшь меня ещё на пару дней в качестве помощника. Лишние очки нам не помешают.

– Эй! С какой стати ты делаешь такие предложения, не обговорив это со мной?

– Не помню, чтобы был обязан отчитываться о каждом своём действии.

– Ты принадлежишь мне и должен подчиняться.

– Ох, что-то удавка на шее совсем не жмёт.

– Но ты ведь мне покл… Кхм. В общем, ты должен обсуждать со мной все свои безумные идеи.

– Эрика Макваллен!

От неожиданно резкого обращения Хелены все невольно замерли.

– Знаю, может у меня и нет такого права, но мне бы хотелось вступить в твою команды для участия в священном турнире.

Услышать подобное не в своей командирской манере, а виде обыкновенной просьбы, да ещё и поклонившись в пояс, было для всех крайне удивительно.

–…

– Чего?!!!

– Поверь, я обдумала это тщательно и считаю, что это будет выгодно как мне, так и вам.

– Но с какой стати ты вообще решила участвовать и почему в нашей команде?

– Как сказала сестра та девушка наёмник и её наниматель должны быть на священном турнире. Я хочу выяснить, кто это и зачем так обошлись с сестрой.

– Это мне понятно, но почему мы?

– Я бы не хотела, чтобы о моих истинных намерениях узнал кто-то ещё.

– Так хочется сохранить семейные тайны?

Было несколько раз, когда речи о семье Эрики заходили не в лучшее русло, а теперь, когда Хелена сама попала в подобную ситуацию, то она поняла какие эмоции, испытывает человек в подобной ситуации.

Проявилось ли угрызение совести или что-то ещё, но если судить внешне, то ощущения были не самые приятные.

– Эрика, может…

– Я подумаю.

– А?

– Я подумаю над твоим предложением, но ничего не обещаю.

– Спасибо и на этом.

– Да не волнуйся об этом…

Мию, стоявшая рядом с главой рыцарей, звонко хлопнула девушке по спине и продолжила.

–… Мой сэмпай приготовит ей чудный ужин, и она сама не заметит как согласится.

– Что? Меня вообще-то нельзя купить за еду.

Со всех сторон послышались лёгкие смешки.

– Вы чего все улыбаетесь? Говорю же это не так.

– Мы верим, но порой сама не замечаешь, что можешь сказать за столом.

– Чего?!

Смешки начали перерастать в тихий хохот.

– Ах, так! В таком случае Акито – ты следующие два дня будешь помогать рыцарям Фериды, а я буду следить за тобой. И если будешь добросовестно выполнять свою работу, то я подумаю над своим вердиктом.

– Эй, эй, эй. Боюсь это не лучшая идея. Ты просто не создана для работы рыцаря. Это должно даже тебе быть понятно.

– Что!!! Ты явно недооцениваешь моё влияние.

В итоге вся их беседа вновь скатилась к их повседневному пререканию.

Глядя на эту непринуждённую беседу, Хелена вспомнила столь давнее чувство дружеского спора, которое возникало у неё только при разговорах с сестрой.

Оно было уже далёким и ностальгическим, но именно поэтому все эти воспоминания были столь ценными.

Пусть впереди ждал нелёгкий путь, но теперь рядом с ней были те, кто мог прикрыть спину, и в кого она могла поверить, забыв про все прошлые невзгоды.

*

А тем временем академический городок начинал просыпаться.

Сегодня был первый официальный день празднования дня мира и с раннего утра лавочники стали готовиться к наплыву покупателей, а по улицам начал расползаться запах свежей выпечки.

– М-да. И вновь моё шестое чувство меня не подвело.

В одном из проулков возле только что открывшейся пекарни на бочке сидела девушка и медленно поедала ещё теплую соломку с корицей, смакую каждую палочку.

Никто бы и не обратил на неё никакого внимания, даже на полупустой улице, ведь как она считала: «Уметь быть незаметной на глазах у всех и есть настоящий талант».

И только просвещённые знали, что она первоклассный убийца.

Но раз её послали только проследить, а за очередное бездыханное тело платить никто не хотел, то и напрягаться лишний раз не было нужды.

– Надеюсь, командир не слишком разочаруется, когда узнает о поражении нашего пятого бойца. Хотя у неё наверняка есть запасной.

Спрыгнув с бочки, девушка стала углубляться вглубь проулка.

– Пусть я и потеряла одну игрушку, но зато нашла целых три.

Нынешнее поведение никак не выдавало в ней профессионала в своём деле, за исключением только предвкушения будущей встречи.

– Надеюсь на скорую встречу, зверушки мои.

На её лице появилась странная улыбка, но тут же она растворилась в тенях, не оставив после себя ни единого следа пребывания здесь.

За исключением разрушенной стены на окраине города.

*

 

После разрешения очередного инцидента в академии Акито вместе с Хеленой и Эрикой после небольшого отдыха, как и было условленно, отправились на патрулирование города.

Хотя патрулирование это было громко сказано.

Эрика постоянно отвлекалась то на интересные магазины, то на очередную лавку с вкусностями.

Этому большую часть времени они только ели и отдыхали.

К счастью за всё время праздника больше не случилось ни одного серьёзного происшествия.

Мелкие склоки между торговцами, конечно, были, но к концу праздника это стало скорее обыденными проблемами, с которыми даже Акито научился справляться.

В воскресенье вечером, после грандиозного фейерверка, Хелена ещё раз спросила разрешения вступить в команду.

Пусть Эрика и строила из себя неприступную стену, но на самом деле она была рада такому развитию событий и согласилась довольно быстро.

Чуть позже в кафе разрозилась настоящая битва за название их команды. Каждый тянул одеяло на себя.

В результате самое интересное предложение сделала Ребекка.

На каком-то старом диалекте слово «Ash» означало «прах», в прах врагов обычно обращает огонь, а Эрика владела огненной кошкой по имени Эшли.

Получилось своеобразная игра слов и в итоге все решили остановиться на этом варианте.

Разумеется, с самого начала Акито дали понять, что в его мнении никто не нуждается и ему оставалось только есть то, что сваливали ему в тарелку все собравшиеся девушки.

После позднего ужина они всё-таки успели зарегистрироваться, как полная команда и с учётом личного рейтинга Хелены их командный рейтинг был рассчитан заново и они поднялись в общем зачёте.

Однако на священный турнир попадало только пять лучших команд, а до этой отметки было ещё далеко.

Понедельник им был засчитан как выходной день и его все решили оставить на отдых, вторник на выработку стратегий, а со среды вступить в погоню за билетом на турнир.

 

Эпилог

Эту ночь Акито спал на удивление крепко и проснулся только, когда солнце уже перестало светить на его угол комнаты, а значит было уже за полдень.

В только что пробудившемся мозгу появилась мысль, что сегодня был выходной, а все насущные проблемы пока были решены.

Вот только от чего было немного странное ощущение в теле.

Обычно Рене использовала его в качестве подушки, и Акито всё не мог к этому привыкнуть и унять эту её привычку у него тоже не получалось.

Сама девушка была скорее похожа на ученицу младших классов, и поэтому особого дискомфорта это не представляло, но сегодня было что-то явно тяжелее.

Чуть приподняв одеяло, парень уставился точно в ясные, лазурные глаза, едва прикрытые чёлкой красного цвета.

– Какого…?

Но не успел он задать свой вопрос до конца, как девушка быстро вскочила на ноги и, сделав два шага назад, заговорила как первоклассный оратор.

– Пред вами предстал величайший повелитель рун, которого раньше не видел этот дивный мир…

Несмотря на столь вычурное представление сразу после пробуждения, парня вводила в ступор немного иная причина.

Его подопечная была, в чём мать родила.

Фигурой она немногим отличалась от Рене, хоть их разница в возрасте измерялась тысячами, однако она выглядела более спортивной и немного загоревшей.

Поймав себя на мысли, что он пялится без какого-либо зазрения совести, ему пришлось поспешно отвести взгляд.

Нащупав одеяло, парень поспешно бросил его прочь.

– А ну немедленно накинь это. Это приказ.

– А-а-а-а-а. Неожиданное нападение, всем приготовиться к атаке с фланга!

Запутавшись в одеяле, девушка начала сражение с врагом видимом только ей.

Акито уже привык к её постоянно позитивному настрою и энергии хлещущей через край, но сегодня этой энергии было слишком много.

Внезапно парень почувствовал как по его левой руке кто-то ползёт. Получается, он действительно открылся к удару с фланга.

Даже не поворачиваясь влево, он мог понять кто взял его на приступ. Но проблему нужно было решить, пока кто-нибудь не нагрянул.

Собравшись с духом, он резко повернулся, дабы его слова возымели эффект, но уткнувшись в чуть прищуренные, ясные фиолетовые глаза, все мысли тут же испарились.

Рене не помнила своего прошлого, а это значит, что у неё не было тяжёлых воспоминаний или грустных моментов.

Акито казалось, что именно по этой причине только её глаза настолько чистые и спокойные. Ещё не потерявшие блеск от тьмы окружающего мира.

Поэтому иногда он мог подолгу смотреть в них, словно они разгоняли все его беспокойства и тревоги.

– Сэмпай, вы опять с Рене в гляделки играете. Почему всегда только с ней?

– А? Что?

Превозмогая желание проигнорировать это замечание, парень всё же отвёл взгляд.

Мию стояла посреди комнаты, используя одеяло как длинную мантию, из-под подола которого виднелись только её маленькие босые ножки.

– Уж не знаю, видите ли вы в них что-то особенное, но я тоже хочу. И вдобавок мои ножки тоже приятные на ощупь.

Изобразив озорную улыбку, она сделал уверенный шаг вперёд.

– Нет, не смей! Кто-то может это неправильно понять.

– А как ещё это можно понять?

Раздавшийся внезапно голос Акито боялся услышать больше всего.

– Чтобы ты себе не придумала, это точно не отражает реальную картину!

Выпалил он почти на автомате, но момент был уже упущен, ведь огненный шар в руке у Эрики уже начал стремительно расти.

– О-о-о, командор. Присоединяйтесь к нам, наверняка у вас тоже прекрасная фигура. И в таком случае у вас появится шанс на незабываемые ощущения и…

Прилетевшая её в голову подушка прервала столь пылкие речи, и тело звонко грохнулось на пол.

– То есть ты был бы не против поглядеть и на мою фигуру?

– Не принимай её слова за чистую монету!

– Что?! Это намёк на то, что  у меня не фигуры?

– Да нет же! Подумай немного над ситуацией!

– Ну, всё! Ты у меня договорился. Можешь не сомневаться, прожаришься до угольной корочки.

Акито попытался что-то сделать или спрятаться, но с Рене на руке, которая висела как мёртвый груз и отцепляться не собиралась, это становилось почти невыполнимой задачей, и парень приготовился к худшему.

Раздавшийся стук в дверь подарил ему надежду на благоприятный исход.

– Прошу прощения за вторжение, но перед отбытием я хотела…

На пороге стояла глава рыцарей Фериды, медленно оглядывая комнату.

– Вы что здесь опять творите?

– В этот раз точно виноват не я. Все вопросы вот к этой.

С пола быстро поднялось тело, а одеяло теперь выглядело как банное полотенце.

– Признаю. Была выбрана как объект плотских утех и против воли вызвана в сей чертог.

Может при обычных обстоятельствах, и можно было восхититься актёрской игрой девушки, но Акито приготовился к тому, что его голова теперь будет жить отдельно от основной части.

Однако вместо пламенных речей о нравственности, Хелена просто привалила к двери и схватилась за голову.

– И почему всё так к этому пришло?

«Поверь мне, я задавал себе этот вопрос уже столько раз, что и не сосчитать».

Такая реакция невольно заставила задуматься, а тот ли человек стоял перед ними.

– Да не волнуйся ты так…

В комнату стремительно просочилась Ребекка в весьма приподнятом настроении.

–… И давайте отметим наше становление как полноценной команды. Как раз на этот случай у меня есть бутылка отменного вина.

В руках у неё была большая сумка и, судя по силуэту внутри, бутылка была не одна.

– У меня, кстати, есть угощение и для нашего талисмана.

Она достала из сумки маленький бумажный пакетик, и в следующий миг из-под кровати Эрики вылетело сгусток пламени в виде кошки.

– Нет, стой. Ей нельзя валерьянку.

Но человеку было сложно среагировать за столь короткое время и в пакет вцепились сразу четыре лапы, только вот кошачьими были только две из них.

В итоге пакет упал на пол, а по полу стал кататься красно-голубой комок из шерсти и перьев.

– Ой-ой. Не знала, что валерьяна нравится кому-то кроме кошек.

– Я тоже не знала, что Аори понравится такое. Надо будет купить ей мешочек в городе.

Мию, до сих пор использующая одеяло как банное полотенце, и Ребекка захихикали так, будто у них одновременно созрел какой-то коварный план.

– И почему я связала своё будущее с такими как вы?

– Ты это на что намекаешь?

– На что? А никого не смущает, что здесь собрались: две нудистки, лоликонщик-мазохист, садистка и алкоголичка и вдобавок постоянно дерущиеся духи. С этим нужно срочно что-то делать, а иначе…

Договорить она не смогла, ведь ей на плечо упала тяжёлая рука.

Повернув голову, она увидела Марианну, глядящую куда-то в пустоту перед собой со смиреной улыбкой на лице.

– Ты привыкнешь.

От таких перспектив, невольно холодок пробежит по спине.

– Ну, уж нет! Я вам всем вправлю мозги на место.

Хелена вытащила из ножен рыцарский эфес, и тот откликнулся сиянием.

– Явись, вихрь!

И в комнате разразился локальный ураган.

*

В это время в центральном здании академии, в просторном кабинете, сидел человек пожилых лет и медленно курил трубку.

– Что у нас сегодня шумно. К чему бы это?

На столе лежала папка с отчётом о допросе Элеоноры Ринде, донесения об операциях в которых она участвовала и несколько коротких писем о предполагаемых сообщниках.

Если верить этим письмам, то от теократии Галран на священный турнир должна была отправиться команда, об участниках которой почти ничего не было известно.

 Такое положение дел не могло не волновать.

Однако предпринять что-то до начала самого турнира, было практически невозможно.

Пусть все страны и выступали единым фронтом против преисподней, но при этом даже во время войны не переставали пытаться оторвать кусок от соседа.

От этого предстоящий турнир обещал быть полным самых разных сюрпризов и неожиданностей.

И Вальтер Зиммерман понимал это лучше многих.

– Кто знает, кем окажется тёмная лошадка на этот раз.

Выпустив белое кольцо дыма, директор академии Вердена устремил свой взгляд в небо за окном.

«Хорошо если за столько лет я не потерял в своих навыках разбираться в людях, а иначе…»

Заканчивать эту мысль ему никак не хотелось, ведь столь серьёзный человек на самом деле всегда был оптимистом.

Тем временем оставалось чуть менее трёх недель до окончания битвы за получение путёвок на турнир и меньше месяца до официального старта.

 

 

 

 

 

 

 

 

Послесловие Автора

Итак, наша смешано-каламбурная команда, наконец, в полном составе и теперь осталось только подняться во внутреннем рейтинге академии на лидирующие пять строчек, чтобы получить путёвку на священный турнир.

Но кто же встретит наших героев на пути? Тёмные силы? Имперские рыцари или истинные мастера боевых искусств? Это мы узнаем на пути в имперскую столицу Веренбург.

Кем же на самом деле являются жители Касианской империи, и почему их появление на турнире оказалось для всех как само собой разумеющееся?

И вдобавок мы заглянем в далёкое прошлое самого древнего члена команды «Эшли».

Увидимся в четвёртом томе…

Шилин Александр

30 сентября 2019

Об авторе

Александр Шилин

Россия, Москва

Оставить комментарий

Наши партнеры

Меню

©2018 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan