Евград | Разбей младенцев твоих о камень

Разбей младенцев твоих о камень

2019-11-21 11:57:40
Жанры: Религия
Оценка 0 Ваша оценка


Атеисты воротят нос от Библии, так как в ней обильно представлены жестокости, одну из которых я вынес в заголовок. Получается, что древний нравственный кодекс в некотором роде двуликий янус? Однако здесь виновата невнятная, непонятливая буква, а вообще-то священное писание богодухновенно, и обманчивое марево вполне можно развеять. Вот разница между буквой и чередой открывающихся истин: ИБО ПРЕЖДЕ ДНЕЙ ТЕХ НЕ БЫЛО ВОЗМЕЗДИЯ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА, НИ ВОЗМЕЗДИЯ ЗА ТРУД ЖИВОТНЫХ; НИ УХОДЯЩЕМУ, НИ ПРИХОДЯЩЕМУ НЕ БЫЛО ПОКОЯ ОТ ВРАГА; И ПОПУСКАЛ Я ВСЯКОГО ЧЕЛОВЕКА ВРАЖДОВАТЬ ПРОТИВ ДРУГОГО. А НЫНЕ ДЛЯ ОСТАТКА ЭТОГО НАРОДА Я НЕ ТАКОЙ, КАК В ПРЕЖНИЕ ДНИ, ГОВОРИТ ГОСПОДЬ САВАОФ. ИБО ПОСЕВ БУДЕТ В МИРЕ; ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА ДАСТ ПЛОД СВОЙ, И ЗЕМЛЯ ДАСТ ПРОИЗВЕДЕНИЯ СВОИ, И НЕБЕСА БУДУТ ДАВАТЬ РОСУ СВОЮ, И ВСЕ ЭТО Я ОТДАМ ВО ВЛАДЕНИЕ ОСТАВШЕМУСЯ НАРОДУ СЕМУ(Захария 8:10-12).

В заголовке строка из 136 псалма, и она мстит вавилонянам за поруганный Иерусалим: «твои» младенцы — это его младенцы, ненавистного Вавилона. Но я привык всё подгонять под общий знаменатель, так что необязательно враг — разрушающая компонента, местообитание которой где-то вне или напротив нас в виде напряжённой кобры. Даже близкий друг — потенциальный враг, ведь друг — это другой, чужой, оппозиция. Друг-враг, исток-устье, начало-конец, красота-уродство, глупость-мудрость, молодость-старость — это всеобщие круги жизненной спирали. Почему Христос требует любви и уважения к врагу?(Матфей 5:43-44) Да потому что враги, воры, болезни, моль, ржавчина и парша готовят нас к новой жизни, а она не состоится, пока старая не будет уничтожена. И если у тебя нет врага, будь им сам! Так и советует Христос богатому и благополучному юноше раздать своё имение ради вечной жизни(Марк 10:21). Да и у Соломона приятные созидательные тезисы обязательно сталкиваются с горькими разрушительными антитезами(Екклезиаст 3:1-8). Так что «твои» младенцы — именно твои, а не только вавилонян, ведь строка и цитата священного писания работает, даже вырванная из контекста. Я весьма удивился тому, как своеобразно называются младенцы в украинском переводе Библии Романа Торканяка — немовлята. Мова — это язык, речь, беседа, звуки для выражения мыслей. Получается, что младенцы как раз соответствуют библейским выражениям: дух усыпления, данный им Богом, не позволяет глазам их видеть, ушам — слышать, сердцу — разуметь, языку — вещать. Но то извинительно — младенцы! А ведь и взрослые люди далеко не пророки, в том числе священники, особенно опьянённые якобы успехом, который на церковном языке называется успением! Поскольку у них лепечущие младенческие уста, естественно, ДЛЯ НИХ СЛОВО ГОСПОДНЕ — БЕССВЯЗНЫЙ ДЕТСКИЙ ЛЕПЕТ, БУРЧАНИЕ И БОРМОТАНИЕ, СЛОВ ОБРЫВКИ, ТО ТУТ, ТО ТАМ(Исайя 28:13, современный перевод Кулакова). Особенно пророк Исайя возмущается, когда милостивый Господь указывает им на покой и безопасность, а они не могут и не хотят слышать, потому запутываются в сетях смерти(семерти, семёрки), с которой, якобы заключён договор. Но и сегодня уже христианский призыв не больно-то доходит до уха: ПРИДИТЕ КО МНЕ ВСЕ ТРУЖДАЮЩИЕСЯ И ОБРЕМЕНЕННЫЕ, И Я УСПОКОЮ ВАС; ВОЗЬМИТЕ ИГО МОЕ НА СЕБЯ И НАУЧИТЕСЬ ОТ МЕНЯ, ИБО Я КРОТОК И СМИРЕН СЕРДЦЕМ, И НАЙДЕТЕ ПОКОЙ ДУШАМ ВАШИМ; ИБО ИГО МОЕ БЛАГО, И БРЕМЯ МОЕ ЛЕГКО(Матфей 11:28-30). В евангельской цитате присутствует антитеза и тезис: иго и благо, тяжесть и лёгкость. То есть успение и смерть одновременно рождение и воскресение. Не зря же Христос не внимательных к учению Евангелия называет мёртвыми(Лука 9:60). Пророк Исайя проявляет любопытство о судьбе этого непросыпающегося народа: доколе ему пребывать в бреду? Ответ: ДОКОЛЕ НЕ ОПУСТЕЮТ ГОРОДА, И ОСТАНУТСЯ БЕЗ ЖИТЕЛЕЙ, И ДОМЫ БЕЗ ЛЮДЕЙ, И ДОКОЛЕ ЗЕМЛЯ ЭТА СОВСЕМ НЕ ОПУСТЕЕТ. И УДАЛИТ ГОСПОДЬ ЛЮДЕЙ, И ВЕЛИКОЕ ЗАПУСТЕНИЕ БУДЕТ НА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ(Исайя 6:11-12). То есть этот народ взбодрится, но не здесь, не в посюстороннем мире. В этом же мире, когда каждой эпохе приходит конец с конвульсиями и катаклизмами, беременным и немовлятам, питающимся сосцами — горе и вред(Матфей 24:19). Младенец, питающийся сосцами — это семечко, которое ещё не отпало с дерева. А в Библии определение дерева дано с отпавшим семенем, оно на земле и готово проклюнуться, пробудиться к новой жизни. И этот парадокс, эту библейскую страшилку я вынес в заголовок: уничтожь младенца! И меня поддерживает апостол Павел: ТО, ЧТО ТЫ СЕЕШЬ, НЕ ОЖИВЕТ, ЕСЛИ НЕ УМРЕТ(1 коринфянам 15:36). Немовлятку этому, погибшему и воскресшему, Павел предсказывает множество почётных отраслей и инкарнаций во вселенной(1 коринфянам 15:36-58).

 

И, с сотворенья мира начиная,

Была поставлена в главу угла

Одна проблема вечная, больная,

Больной вопрос: происхожденье зла.

И разрешить вопроса не умея,

Не нахожу для объясненья слов,

Зачем гиены, крокодилы, змеи,

Зачем болезни, - вопиет Иов!

(Евгений Винокуров)

 

А ведь болезни, и последующий за ними конец прописаны в апокалиптической главе(Матфей 24;8-13). Бояться этих напастей не следует: КТО ХОЧЕТ ДУШУ СВОЮ СБЕРЕЧЬ, ТОТ ПОТЕРЯЕТ ЕЕ, А КТО ПОТЕРЯЕТ ДУШУ СВОЮ РАДИ МЕНЯ, ТОТ ОБРЕТЕТ ЕЕ(Матфей 16:25). Вспомним рыдающих женщин, которые шли за Иисусом к месту казни. Рыдайте о себе и своих детях! - пресёк их вопли Христос. ИБО ПРИХОДЯТ ДНИ, В КОТОРЫЕ СКАЖУТ: БЛАЖЕННЫ НЕПЛОДНЫЕ, И УТРОБЫ НЕРОДИВШИЕ, И СОСЦЫ НЕПИТАВШИЕ! ТОГДА НАЧНУТ ГОВОРИТЬ ГОРАМ: ПАДИТЕ НА НАС! И ХОЛМАМ: ПОКРОЙТЕ НАС! ИБО ЕСЛИ С ЗЕЛЕНЕЮЩИМ ДЕРЕВОМ ЭТО ДЕЛАЮТ, ТО С СУХИМ ЧТО БУДЕТ?(Лука 23:29-31) Это своего рода природная эвтаназия, но русская церковь этого слова побаивается.

Итак, немовлятки, непроклюнувшиеся семена — потерянные? Но почему же именно им, немовляткам, открыта Богом пророческая перспектива? СЛАВЛЮ ТЕБЯ, ОТЧЕ, ГОСПОДИ НЕБА И ЗЕМЛИ, ЧТО ТЫ УТАИЛ СИЕ ОТ МУДРЫХ И РАЗУМНЫХ И ОТКРЫЛ ТО МЛАДЕНЦАМ(Матфей 11:25). Ну, во-первых, младенцами также называют последышей, последних, и именно им судьба уготовила лучший венец, как, например, интернету по сравнению с телеграфом. Последние по всем меркам круче. Да и вырисовывающаяся перспектива богаче, поскольку всякий последний виток обещает прогресс. Исайя в противовес застопорившихся в тенетах смерти и являет этот спасительный виток немовлятку-семени: ПРИКЛОНИТЕ УХО, И ПОСЛУШАЙТЕ МОЕГО ГОЛОСА; БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ, И ВЫСЛУШАЙТЕ РЕЧЬ МОЮ. ВСЕГДА ЛИ ЗЕМЛЕДЕЛЕЦ ПАШЕТ ДЛЯ ПОСЕВА, БОРОЗДИТ И БОРОНИТ ЗЕМЛЮ СВОЮ? НЕТ; КОГДА УРОВНЯЕТ ПОВЕРХНОСТЬ ЕЕ, ОН СЕЕТ ЧЕРНУХУ, ИЛИ РАССЫПАЕТ ТМИН, ИЛИ РАЗБРАСЫВАЕТ ПШЕНИЦУ РЯДАМИ, И ЯЧМЕНЬ В ОПРЕДЕЛЕННОМ МЕСТЕ, И ПОЛБУ РЯДОМ С НИМ. И ТАКОМУ ПОРЯДКУ УЧИТ ЕГО БОГ ЕГО; ОН НАСТАВЛЯЕТ ЕГО. ИБО НЕ МОЛОТЯТ ЧЕРНУХИ КАТКОМ ЗУБЧАТЫМ, И КОЛЕС МОЛОТИЛЬНЫХ НЕ КАТАЮТ ПО ТМИНУ; НО ПАЛКОЮ ВЫКОЛАЧИВАЮТ ЧЕРНУХУ, И ТМИН - ПАЛКОЮ. ЗЕРНОВОЙ ХЛЕБ ВЫМОЛАЧИВАЮТ, НО НЕ РАЗБИВАЮТ ЕГО; И ВОДЯТ ПО НЕМУ МОЛОТИЛЬНЫЕ КОЛЕСА С КОНЯМИ ИХ, НО НЕ РАСТИРАЮТ ЕГО. И ЭТО ПРОИСХОДИТ ОТ ГОСПОДА САВАОФА: ДИВНЫ СУДЬБЫ ЕГО, ВЕЛИКА ПРЕМУДРОСТЬ ЕГО!(Исай 28:23-29) Здесь трудно посчитать глаголы действий земледельца и зерновые культуры, так как в ткань притчи вмешиваются синонимы, повторы. Но само семя, и его сеяние с обмолотом и жатвой обозначает меру — роковую семёрку. Да я и из поэзии приведу примеры семёрочного цикла:

 

Маленький мальчик, еще неразумный и слабый, теряет,
Чуть ему минет семь лет, первые зубы свои;
Если же Бог доведет до конца седмицу вторую,
Отрок являет уже признаки зрелости нам.
В третью у юноши быстро завьется, при росте всех членов,
Нежный пушок бороды, кожи меняется цвет.
Всякий в седмице четвертой уже достигает расцвета
Силы телесной, и в ней доблести явствует знак.
В пятую — время подумать о браке желанном мужчине,
Чтобы свой род продолжать в ряде цветущих детей.
Ум человека в шестую седмицу вполне созревает
И не стремится уже к неисполнимым делам.
Разум и речь в семь седмиц уже в полном бывают расцвете,
Также и в восемь — расцвет длится четырнадцать лет.
Мощен еще человек и в девятой, однако слабеют
Для веледоблестных дел слово и разум его.
Если ж десятое Бог доведет до конца семилетье,
Ранним не будет тогда смертный конец для людей.

(Солон, Седмицы человеческой жизни)

 

Или вот из Шекспира образец цикла, завязанного на лунных фазах. Я привожу сразу три перевода на русский язык, поскольку ни я, и не всякий читатель знает английский язык, чтобы прочитать в оригинале, а ведь это интересно!

 

Мир – это сцена, а народ – артисты.
Семь действий в каждой пьесе. Первый акт:
Младенец выползает голосистый,
Без маминой груди не спит никак.

Вот акт второй: теперь он мальчик резвый,
Который в школу нехотя ползёт.
Акт номер три: любовник чуть нетрезвый,
Доверчивый, но ветренный позёр.

Четвёртый акт: солдат идёт по сцене,
Блестит усов закрученная шерсть.
Он арбалетом в чужеземца целит,
Готовый и на подвиг, и на смерть.

Акт пятый: перед нами муж солидный,
Живот навыкат, бородЫ оклад.
И знает всё на свете, очевидно,
Раз истины талдычит всем подряд.

Акт номер шесть: в помятых панталонах,
В очках, под каждым глазом по мешку.
Облизываясь, смотрит на девчонок,-
Куда там, не угнаться старику.

Вот он дожил до действия седьмого:
Впадает в детство оскудевший мозг,
Зубов и сил, увы, совсем немного...
Так плавится свечи последний воск.
(Монолог Жака из комедии «Весь мир — сцена», перевод Виктора Райзмана)

 

* * *

 

Весь мир – театр.
В нём женщины, мужчины – все актёры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.
Семь действий в пьесе той. Сперва младенец,
Ревущий громко на руках у мамки...
Потом плаксивый школьник с книжной сумкой,
С лицом румяным, нехотя, улиткой
Ползущий в школу. А затем любовник,
Вздыхающий, как печь, с балладой грустной
В честь брови милой. А затем солдат,
Чья речь всегда проклятьями полна,
Обросший бородой, как леопард,
Ревнивый к чести, забияка в ссоре,
Готовый славу бренную искать
Хоть в пушечном жерле. Затем судья
С брюшком округлым, где каплун запрятан,
Со строгим взором, стриженой бородкой,
Шаблонных правил и сентенций кладезь,–
Так он играет роль. Шестой же возраст –
Уж это будет тощий Панталоне,
В очках, в туфлях, у пояса – кошель,
В штанах, что с юности берёг, широких
Для ног иссохших; мужественный голос
Сменяется опять дискантом детским:
Пищит, как флейта... А последний акт,
Конец всей этой странной, сложной пьесы –
Второе детство, полузабытьё:
Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего.
(перевод Татьяны Щепкиной-Куперник)

 

* * *

Весь мир - лишь театральные подмостки,
а люди в нём живущие - актёров горстка:
они имеют собственные выходы и входы,
но, чтобы драму показать, уходят годы -
семь возрастов приходится играть артисту.
Сначала грудничок в пелёнке из батиста.
Потом унылый школьник с рюкзаком,
мордашкой свежий, как улитка, с холодком,
ползущий в школу неохотно. Затем влюблённый
тлеющий, как печь, балладой, тайно посвящённой
бровям его возлюбленной. Засим лихой солдат
обросший бородой и полный странных клятв,
защитник чести, быстрый, резкий в споре,
готовый ради дутой репутации на бойню,
пусть даже в виде пушечного мяса. Судья потом
с округлым животом, набитым жирным каплуном,
глазами строгими и стриженой по форме бородой,
примерами и мудростями сыплющий с лихвой -
он так играет партию свою. Шестой период на уклон
ведёт комедианта; и шлёпает по дому мрачный клон
с очками на носу, на бок повесив плотный кошелёк;
и молодёжные лосины добро сжимают между ног;
мир опротивел чудаку, а голос, ранее столь веский,
на бабий кажется похож, с оттенком ноты детской -
кряхтит, свистит... И вот последний акт сей пьесы,
венчающий тернистую историю балбеса,
с названием Идиотизм и полное забвение всего:
беззубое, безглазое, без чувств и без всего.
(All the world s a stage. W. Shakespeare, перевод Глеба Сошникова)

 

Это цикл, о котором Исайя с прискорбным пафосом восклицает: О, ИЗМОЛОЧЕННЫЙ МОЙ И СЫН ГУМНА МОЕГО!(Исайя 21:10) А ведь эта панихидная фраза и о Христе говорит. Он ведь тоже измолочен на кресте: ГОСПОДУ УГОДНО БЫЛО ПОРАЗИТЬ ЕГО, И ОН ПРЕДАЛ ЕГО МУЧЕНИЮ; КОГДА ЖЕ ДУША ЕГО ПРИНЕСЕТ ЖЕРТВУ УМИЛОСТИВЛЕНИЯ, ОН УЗРИТ ПОТОМСТВО ДОЛГОВЕЧНОЕ, И ВОЛЯ ГОСПОДНЯ БЛАГОУСПЕШНО БУДЕТ ИСПОЛНЯТЬСЯ РУКОЮ ЕГО. НА ПОДВИГ ДУШИ СВОЕЙ ОН БУДЕТ СМОТРЕТЬ С ДОВОЛЬСТВОМ; ЧРЕЗ ПОЗНАНИЕ ЕГО ОН, ПРАВЕДНИК, РАБ МОЙ, ОПРАВДАЕТ МНОГИХ И ГРЕХИ ИХ НА СЕБЕ ПОНЕСЕТ. ПОСЕМУ Я ДАМ ЕМУ ЧАСТЬ МЕЖДУ ВЕЛИКИМИ, И С СИЛЬНЫМИ БУДЕТ ДЕЛИТЬ ДОБЫЧУ, ЗА ТО, ЧТО ПРЕДАЛ ДУШУ СВОЮ НА СМЕРТЬ, И К ЗЛОДЕЯМ ПРИЧТЕН БЫЛ, ТОГДА КАК ОН ПОНЕС НА СЕБЕ ГРЕХ МНОГИХ И ЗА ПРЕСТУПНИКОВ СДЕЛАЛСЯ ХОДАТАЕМ(Исайя 53:10-12). Как видно, в этом чтении у Исайи креста нет. Канонические Евангелия как бы подогнаны под планиду со злодеями, и казнь Иисуса осуществляется на кресте. Но в Коране такая версия отвергается: иудеям показалось, что Его распяли. А в апокрифическом Евангелии от Варнавы вместо Иисуса распяли предателя Иуду, который якобы очень был похож лицом на Христа. Я поначалу подумал, что Евангелие от Варнавы написано в средние века, чтобы оправдать вариацию Корана, а теперь я считаю, что Коран базируется на Евангелии от Варнавы. Но ведь есть и такой вариант в Евангелии от Иуды, что он самый продвинутый ученик Христа, и его сдача Учителя палачам — обоюдное с Христом решение. Конечно же, жизнь и хождение Христа в народ обросло мифологемами и бабьими баснями, которые Лев Толстой в своём четвероевангелии отверг, хотя лучше бы сказать, что миф посущественней буквы, и пренебрегать им ради ничтожной буквы неразумно. У меня образное мышление, и я понимаю, что крест — только один из многочисленных библейских образов, изображений, и поклоняться ему вместо Бога — языческая блажь. Мне, например, больше по душе цикл Иерусалима в семьдесят седмин пророка Даниила, ведь такой же цикл и у Христа, по окончании которого Христос как бы сходит со вселенской сцены — ПРЕДАН БУДЕТ СМЕРТИ ХРИСТОС, И НЕ БУДЕТ(Даниил 9:26). Этот момент вычитывается и в вопросе Пилата: что есть истина? - Христос всегда отождествлял Себя с истиной и жизнью, но перед палачом Он молчит, так как энтропия не может быть истиной(Иоанн 18:38). Семьдесят седмин по Христу — семьдесят прощений, и дальнейший подсчёт пагубен, энтропичен, вихрь просто свалит это устаревшее древо в семьдесят ветвей, но семечка с него в земле, седмина, проклюнется вечным заветом. Или вот ещё один образ из пророка Иеремии: БАШНЕЮ ПОСТАВИЛ Я ТЕБЯ СРЕДИ НАРОДА МОЕГО, СТОЛПОМ, ЧТОБЫ ТЫ ЗНАЛ И СЛЕДИЛ ПУТЬ ИХ(Иеремия 6:27). Опять же это столп в семьдесят седмин, он и в Евангелии упоминается Христом. Чтобы построить такую пророческую обзорную башню, надо освободиться ото всех жизненных присосок помимо Бога, иначе она останется недостроенной курам насмех(Лука 14:26-30). Семьдесят седмин — это дерево поста, собирание небесной манны в пустыне: шесть дней собирай, в седмой — отдых. Зачем и почему она собирается в пустыне? Потому что счастье, благополучие, голос жениха и невесты растрачивается, расточается, транжирится, и в итоге получается пшик, пустыня и пустота. Нужны созидательные потенции, чтобы воскресить любовь. Разряженную батарейку надо снова заряжать. Уставшему человеку для этого даётся сон. В религии таким зарядом установлен с древних времён пост. Об этом важном религиозном усердии Христос высказался однозначно: КТО НЕ СО МНОЮ, ТОТ ПРОТИВ МЕНЯ; И КТО НЕ СОБИРАЕТ СО МНОЮ, ТОТ РАСТОЧАЕТ(Матфей 12:30). Сатана бы хотел, чтобы батарейка была одноразовой: подсела — и конец твоему усердию(Лука 22:31), но Христос на примере Петра показывает, что заряд надо аккумулировать снова и снова(Лука 22:32). Ведь Бог ищет поклонников в Святом Духе, а книжничество в лице Отца-Танаха и Сына-Евангелия и есть книжничество, цитатничество, начётничество, хунвейбинничество. Пророк Захария эту важнейшую третью часть поклонников Божиих подчёркивает: И БУДЕТ НА ВСЕЙ ЗЕМЛЕ, ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, ДВЕ ЧАСТИ НА НЕЙ БУДУТ ИСТРЕБЛЕНЫ, ВЫМРУТ, А ТРЕТЬЯ ОСТАНЕТСЯ НА НЕЙ. И ВВЕДУ ЭТУ ТРЕТЬЮ ЧАСТЬ В ОГОНЬ, И РАСПЛАВЛЮ ИХ, КАК ПЛАВЯТ СЕРЕБРО, И ОЧИЩУ ИХ, КАК ОЧИЩАЮТ ЗОЛОТО: ОНИ БУДУТ ПРИЗЫВАТЬ ИМЯ МОЕ, И Я УСЛЫШУ ИХ И СКАЖУ: "ЭТО МОЙ НАРОД", И ОНИ СКАЖУТ: "ГОСПОДЬ - БОГ МОЙ!" (Захария 13:8-9)

 

Даже если вам очень уютно
На вечерней качаться волне
И отдельная ваша каюта
Протянула бокал свой луне,
Всё равно: убедитесь, проверьте,
Как обшивка на судне тонка,
Как доступны вы горю и смерти,
Как суровы над вами века.
И в мечтах бесполезных о многом
Вас несёт океанами бед...
Так вступите же с Господом Богом
В окончательный, лучший Завет.
Полюбите и чисто, и сильно
Пригвождённую муками высь,
Ибо кровью Господнего Сына
И омыться дано, и спастись.

(Евгений Глушаков)

 

 

Об авторе

Виктор Долгалев

Российская Федерация, Камышин

Оставить комментарий

Наши партнеры

Меню

©2018 Все права защищены. ЕВГРАД - Литературный сайт.
один из разработчиков и главный программист Gor Abrahamyan